home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VIII. ТАРЗАН И МАНГАНИ

В течение трех дней Тарзан отдыхал, восстанавливая силы. Питался фруктами, орехами и мелкими животными, которых отлавливал без труда. На четвертый день человек-обезьяна отправился на поиски великих обезьян. Время не имело для него никакого значения, он мог распоряжаться им по своему усмотрению. Он был полновластным хозяином как времени, так и пространства. Прервались последние узы, связывавшие его с цивилизованным миром, и теперь Тарзан был абсолютно свободным. Одиночества он не ощущал, ибо находился в привычной среде. Общение с людьми не породило в его душе презрительного отношения к обитателям джунглей, со многими из которых он дружил, хотя у него были и заклятые враги, привносившие в его жизнь разнообразие и повышавшие жизненный тонус.

Итак, Тарзан отправился на поиски своих сородичей обезьян. Пройдя небольшое расстояние, он почуял запах Гомангани, чернокожего человека. Судя по запаху, негров было много и среди них находилась самка Тармангани.

Тарзан перебрался на деревья и приблизился к людям, не заботясь о направлении ветра, поскольку знал, что обоняние у людей слабое, и обнаружить его можно лишь при помощи зрения или слуха, да и то в непосредственной близости. Другое дело – Нума или Шита. Подкрадываясь к ним, он держался подветренной стороны и тем самым имел преимущество перед ними. Подходя же к человеку, существу глуповатому, он почти не таился. В итоге все в джунглях знали о его появлении, все, кроме людей.

Сквозь густую листву Тарзан увидел отряд негров, одетых кто во что горазд. На одних была немецкая форма туземных войск Восточной Африки, на других – лишь ее отдельные фрагменты, большинство же предпочло незатейливую одежду предков – набедренную повязку. В хвосте колонны шло немало негритянок, весело смеющихся и переговаривающихся между собой. Весь отряд был вооружен немецкими винтовками.

Белых офицеров в колонне не было, и Тарзан догадался, что эти люди дезертировали, убив офицера и прихватив с собой своих женщин, либо похитили их из окрестных деревень. Тарзан сразу понял, что беглецы уходят от побережья в глубь материка, чтобы обосноваться там и жить за счет грабежа местного населения.

Бок о бок с негритянками шагала стройная белая девушка с непокрытой головой, одетая в жалкие лохмотья. Время от времени негритянки принимались осыпать ее бранью и награждать тумаками. В порыве негодования Тарзан едва не набросился на них, желая отбить девушку, но стоило ему узнать ее, как он передумал.

Какое дело Тарзану из племени обезьян до судьбы вражеской шпионки? Сам он оказался не в состоянии учинить над ней жестокую расправу, так пусть это сделают другие. Она заслуживает самой страшной кары.

И Тарзан не стал ничего предпринимать, а позволил отряду беспрепятственно пройти мимо.

Колонна отошла примерно на четверть мили, как вдруг под деревом, где скрывался Тарзан, показался негр, судя по всему, отставший от отряда и теперь спешивший догнать своих спутников.

Не раздумывая ни секунды, Тарзан накинул на шею негру петлю. Тот дико закричал. Услышав крик, шедшие в хвосте колонны оглянулись и увидели, как тело солдата взвилось ввысь и исчезло в густой листве.

Ошарашенные чернокожие словно в землю вросли, пока их предводитель сержант Усанга не отдал приказ следовать за ним. Очнувшись, они бросились спасать своего товарища. По команде Усанги они разделились и окружили дерево.

Усанга окликнул исчезнувшего солдата и, не получив ответа, медленно двинулся к дереву, устремив взгляд наверх. Однако ни он, ни пятьдесят его подчиненных ровным счетом ничего не увидели. Наконец негр похрабрее вызвался слазить на дерево и посмотреть там. Через минуту-другую он спрыгнул на землю и поклялся, что среди ветвей нет ни души.

Встревоженные негры вернулись к своим и возобновили движение, испытывая при этом необъяснимый ужас. Теперь им было не до веселья. А через некоторое время, в миле от места происшествия, идущие впереди неожиданно увидели пропавшего солдата, поджидавшего их за деревом и выглядывавшего из-за ствола. Они подбежали к нему с криками радости, но тут же отскочили назад при виде страшного зрелища.

Голова их товарища была насажена на сломанную ветку таким образом, что создавалось впечатление, будто человек выглядывает из-за ствола.

Негры не на шутку испугались. Они требовали немедленно повернуть назад, с пеной у рта доказывая, что это – месть демона джунглей, которого они чем-то обидели. Усанга принялся вразумлять людей, объясняя, что если они вернутся, то немцы сурово всех накажут. Аргументы подействовали, и вскоре отряд покорно двинулся вперед, словно стадо овец. Желающих остаться не нашлось.

Подобно детям, негры не склонны долго пребывать в подавленном состоянии. И действительно, не прошло и получаса, как к людям Усанги вернулось былое безмятежное настроение, впрочем, ненадолго – за поворотом отряд наткнулся на обезглавленный труп их товарища, лежащий посреди дороги. Негров вновь обуял безмерный ужас и мрачные предчувствия.

Увиденное не произвело столь сильного впечатления на белую девушку, которая предпочла бы внезапную смерть ожидавшей ее страшной участи. До сих пор все ограничивалось бранью и тычками женщин, что спасало ее от жестокости мужчин, особенно от свирепого сержанта Усанги. Жена Усанги, ревнивая и сварливая великанша, шла вместе с отрядом. Она больше всех измывалась над девушкой, но, несмотря на это, Берта Кирчер верила, что та не позволит Усанге никаких пошлых вольностей по отношению к белой пленнице. Сожительница сержанта держала его в ежовых рукавицах.

В полдень отряд дезертиров вышел к небольшой деревушке, обнесенной частоколом. При их появлении из крытых тростником хижин высыпали местные жители. Усанга с двумя адъютантами отправился на переговоры с вождем. Пережитое волнение настолько подкосило его моральный дух, что он не решился с ходу атаковать деревню, полагая, что на этой территории властвует все тот же таинственный и мстительный демон, обладающий сверхъестественной силой. Прежде всего необходимо было выяснить, в каких взаимоотношениях находятся жители деревни с этим демоном. Если демон расположен к ним благожелательно, то и Усанга постарается произвести на них хорошее впечатление.

В ходе переговоров выяснилось, что местные жители занимаются разведением коз и домашней птицы и готовы обменять продукты питания на винтовки и патроны. Усангу это не устраивало, и он начал подумывать, а не применить ли силу и таким образом запастись провизией.

Наконец сошлись на том, что наутро гости отправятся на охоту со своими ружьями и в знак благодарности за оказанное гостеприимство обеспечат хозяев свежим мясом. После уточнения деталей предстоящего обмена, что заняло целый час, прибывших разместили по хижинам.

Берту Кирчер поселили одну на отшибе. К ней даже не приставили охрану, просто Усанга предупредил, что в джунглях видимо-невидимо огромных львов, а это означало, что бегство исключается.

– Будь поласковей с Усангой, – сказал он напоследок, – и ты не пожалеешь. Я загляну к тебе попозже, когда все уснут.

Дождавшись ухода ненавистного сержанта, девушка, рыдая, повалилась на пол. Теперь понятно, почему ее не охраняют. Хитрый Усанга все продумал. Но неужели его сожительница ни о чем не догадывается? Ведь она отнюдь не дура, а, кроме того, ревнива, как черт, и только ждет, когда же «черный лорд» начнет подкатываться к Берте Кирчер. Девушка поняла, что ее спасение связано с этой женщиной, но как сообщить ей?

Оказавшись впервые за долгое время в одиночестве, Берта прежде всего проверила сохранность бумаг, которые она взяла с трупа Фрица Шнайдера. Увы! Наверное, документы не представляют уже никакой ценности. И все же агент Берта Кирчер не теряла надежды передать их своему командованию.

Туземцы, казалось, забыли о ее существовании. Никто не приходил, не приносил пищу. С другого конца деревни долетали взрывы хохота и крики – там пировали негры. Берте Кирчер стало не по себе. Она оказалась пленницей в туземной деревне в самом центре неисследованного пространства Центральной Африки, единственной белой женщиной среди ватаги пьяных негров. Уже одна эта мысль пугала ее, однако в душе теплилась надежда, что сейчас им не до нее, а скоро они и вовсе напьются до бесчувствия.

Наступила темнота. Никто Берту Кирчер так и не побеспокоил. И тогда девушка решила сама найти Нарату, жену Усанги, ведь тот мог забыть об обещании. Девушка осторожно выскользнула из хижины, огляделась и направилась туда, где вокруг костра шло веселье.

Берта Кирчер издалека увидела деревенских жителей и гостей, расположившихся широким кругом вокруг огня. Перед костром полдюжины воинов прыгали в диком танце. Горшки с едой и бутыли с пивом передавались по кругу. Люди залезали в горшки грязными пальцами, выхватывали куски мяса и пожирали с такой жадностью, будто находились на грани голодной смерти. Рывком запрокидывалась бутыль, выдолбленная из тыквы, пиво стекало по подбородку, и вот уже бутыль вырывалась нетерпеливым соседом. Действие алкоголя начало сказываться. Языки развязались, движения стали суетливыми и беспорядочными.

Берта Кирчер встала в тени хижины и стала выискивать глазами Нарату. Вдруг ее заметила огромная негритянка, сидевшая позади других. Она вскочила и с негодующими воплями бросилась к белой девушке с явным намерением растерзать ее. От неожиданности Берта Кирчер растерялась, и ей пришлось бы худо, не вмешайся в последний момент воины. Усанга направился к ним шаткой походкой выяснить, в чем дело.

– Что тебе, женщина? – обратился он к Берте Кирчер. – Выпить захотелось? Пошли!

Обняв белую девушку за плечи, Усанга повел ее к костру.

– Нет, – запротестовала она. – Мне нужна Нарату. Где она?

Упоминание имени своей дражайшей половины охладило пыл Усанги. Воровато оглянувшись на Нарату, он заметил, что та ничего не подозревает. Усанга быстро приказал воину отвести Берту назад в хижину и охранять ее там.

Воин сперва приложился к бутыли, затем жестом приказал девушке следовать за ним. Пропустив ее в хижину, он устроился на пороге и вновь припал к бутыли.

Берта Кирчер забилась в дальний угол, едва ли понимая, что чудом избежала смерти. Девушке не спалось. Она строила самые фантастические планы побега, но вынуждена была отвергнуть их как неосуществимые. Спустя полчаса охранник подсел к ней, прислонив копье к стене, и завел неспешный разговор, придвигаясь все ближе и ближе. Девушка отпрянула.

– Не смей прикасаться ко мне! – вскричала она. – Иначе я пожалуюсь Усанге, и тебе непоздоровится!

Пьяный солдат рассмеялся и, протянув руку, схватил ее и привлек к себе. Девушка стала вырываться и звать на помощь. На пороге вырос темный силуэт.

– В чем дело? – раздался грубый голос сержанта. Берта Кирчер понимала, что приход Усанги может обернуться против нее самой, если только она не сыграет на страхе сержанта перед его свирепой сожительницей.

Разобравшись, что происходит, Усанга вышвырнул солдата за дверь, затем, недовольно ворча, приблизился к девушке, не скрывая своих намерений. Усанга был сильно пьян, и Берте Кирчер поначалу удавалось уворачиваться от его приставаний. Пару раз она толкнула сержанта, а потом это получилось так резко, что тот потерял равновесие и упал. Выведенный из себя, он набросился на девушку и обхватил ее своими лапами. Она замолотила его по лицу сжатыми кулаками, грозя ему гневом Нарату. Тогда Усанга сменил тактику и перешел к увещеваниям. Но пока он сулил ей безопасность и полную свободу, протрезвевший охранник побежал за Нарату.

В конце концов, видя, что ни угрозы, ни просьбы не приносят желаемого результата, Усанга решил действовать нахрапом. Он повалил Берту на пол, но в этот момент в хижину ворвалась взбешенная, охваченная ревностью Нарату.

Женщина обрушилась на Усангу, пустив в ход ногти и зубы, и пинками вытолкала возлюбленного за порог, начисто забыв в порыве гнева о предмете вожделения своего неверного супруга и повелителя.

Берта Кирчер слышала вопли Нарату, гнавшейся за своим суженым, и дрожала при мысли о том, что не позднее как завтра праведный гнев негритянки обрушится и на нее.

Через минуту в хижину заглянул охранник. – Вот теперь мне никто не помешает, – прошипел он и двинулся к Берте Кирчер.


VII. ЗОВ КРОВИ | Тарзан неукротимый | * * *