home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8

«Где семья графа? Неужели ее нет в этом замке?» — снова подумалось Николаю, когда он в сопровождении Циннлехнера покидал библиотеку. Но аптекарь заговорил о другом.

— В такой поздний час немыслимо возвращаться в Нюрнберг, — сказал аптекарь. — Я покажу вам, как пройти на кухню. Там наверняка найдется, чем перекусить, а потом вы подниметесь ко мне, и я отведу вас в спальню.

Николай действительно ощущал голод. Циннлехнер привел его к расположенной в полуподвале лестнице, которая вела в кухню, и объяснил, где потом его найти.

Отыскать кухню было легко. Несколько слуг, сидя вокруг большого стола, болтали о всякой всячине. Когда он вошел, люди замолчали, и хотя никто не представил его как врача из Нюрнберга, Николая усадили за стол, налили миску супа, дали кусок хлеба и перестали обращать на него внимание. Он ел, не прислушиваясь к разговорам, которые вели слуги, и наслаждался теплом, приятной волной разливавшимся по телу. Женская рука поставила рядом с тарелкой бокал красного вина. Николай поднял голову и увидел Анну. Она села рядом с ним на деревянную скамью, с любопытством посмотрела на него и спросила:

— Так что же с ним произошло?

Очевидно, все общество только и ждало этого вопроса, так как все голоса в мгновение ока стихли, а все взгляды устремились на Николая. Он откашлялся. Врач был не вполне уверен, подобало ли рассказывать слугам подробности того, что случилось с их господином.

Прежде чем он успел заговорить, кто-то прошептал:

— Это был яд, да? Его отравили, не правда ли?

Врач постарался понять, кто именно это сказал, но за столом было так много людей, что он сразу запутался. Он отрицательно покачал головой, перевел взгляд с одного из сидевших на другого, а потом ответил:

— Насколько я могу судить, граф Альдорф умер от водянки.

На мгновение в кухне воцарилась тишина, потом раздался смех. Когда он стих, все разом громко заговорили. Анна наклонилась к Николаю и сказала:

— Нам все время говорили, что у него водянка, но это неправда. Они его отравили. Очень медленно, чтобы пресечь род. Вы наверняка это заметили, вы же врач.

Николай на минуту задумался.

— Как вы додумались до этого? — спросил он. Анна придвинулась к нему еще ближе.

— Это все из-за черных гостей. И из-за светловолосой женщины. Они много месяцев преследовали графа. И теперь они добились своего. Сначала сын, потом дочь, потом жена, а теперь они добрались и до него самого.

Девушка произнесла эти страшные фразы совершенно спокойным голосом.

— Много месяцев приходили они в этот замок. Чаще всего они бывали в библиотеке, куда строго-настрого запрещен вход всем остальным. А когда он заподозрил неладное, они подослали к нему белокурую даму. Однако он раскусил ее и, конечно же, наказал бы, но она ускользнула от него, хитрая бестия. Но яд уже, должно быть, действовал, иначе он никогда снова не пустил бы к себе черных людей. Но их было много, все они были заодно, и вот граф мертв.

У Николая возникло то же чувство, что и в лесу, когда Анна заклинала духов. Поэтому он молча кивнул в надежде как можно скорее выбраться из-за стола, чтобы найти соломенный тюфяк, на котором можно было бы спокойно проспать до утра. Однако в этот момент заговорил какой-то незнакомый человек:

— Брось, Анна, господин приехал из города и не поверил ни одному твоему слову. Нам вообще никто никогда не верит. Не так ли, лиценциат Рёшлауб?

— Разве мы знакомы? — резко спросил Николай. — Я что-то не помню, чтобы нас представляли друг другу.

Человек лишь махнул рукой и беспечно покачал головой. Николай с трудом овладел собой. Как ему ненавистны эти франконцы. Что он вообще делает здесь, в компании лакеев и слуг? Он не испытывал ни малейшего желания продолжать эту странную беседу, но в этот момент заговорил еще один:

— Что вообще знают врачи? Самое большее — где лежит кошелек их пациента! — С этими словами он взялся за пояс, за то место, где люди обычно носят кошельки с деньгами. Присутствующие разразились хохотом.

Глупый сброд, подумал Николай, поднялся и, не говоря ни слова, вышел из кухни.

Он вернулся в вестибюль и направился в комнату Циннлехнера. В этот миг он отчетливо вспомнил фразу, произнесенную девушкой. Сначала сын, потом дочь, а потом жена.

Не их ли свежие могилы видел он на кладбище замка? Значит, умерли все члены графской семьи?


предыдущая глава | Книга, в которой исчез мир | cледующая глава