home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10

Ваше превосходительство.

Мы сделали все для того, чтобы быстро разобраться с порученным нам делом. Нам, правда, до сих пор не вполне ясен полный масштаб заговора, хотя мы потратили на расследование четыре дня напряженного труда, но лично у меня нет никакого сомнения в том, что речь идет о разветвленной сети опасных политических интриг. Я пользуюсь для своего донесения шифровым кодом Петри Сальвата, поскольку не уверен, что в наших собственных рядах нет слабых мест.

Ситуация здесь остается пока весьма неясной. Тем не менее на почте Нюрнберга работает надежный человек, который в течение нескольких последних месяцев просматривает всю проходящую через эту почту корреспонденцию, что позволило нам найти неопровержимые доказательства преступных действий пресловутых иллюминатов. Правда, пока непонятно, в чем заключалась связьесли она существовала — между ними и Альдорфом. Мы исходим из того, что граф Альдорф тайными путями переправлял значительные суммы денег в боевую кассу этой в высшей степени опасной группы. Пока у нас нет для этого достаточных доказательств, поскольку очевидно, что все эти деньги были по векселям переведены за границу, где они недоступны нашему контролю. Дело выглядит так, что в него вовлечен один торговый дом в Амстердаме, причем я не могу сказать, знают ли хозяева этого дома о назначении денег. Думаю, что скорее всего нет. В настоящее время мы нащупываем след.

Громадный размер суммывот что по-прежнему занимает нас. Такую сумму можно собрать только для выполнения весьма обширных и далекоидущих планов. Мы заняли исходную позицию и готовы ударить, как только на поверхности покажется хотя бы одна из голов гидры, но сейчас нам приходится вести себя тихо, чтобы не возбуждать подозрений и убаюкать бдительность иллюминатов.

Здесь, в Альдорфе, мы напали на след множества весьма интересных фигур. Некоторые находятся в бегах, но скоро будут найдены. Один из них сделал попытку выйти из игры, покончив счеты с жизнью. Пока у меня нет точных сведений о том, со сколькими лицами нам предстоит иметь дело, но вот несколько имен, которые могут оказаться вам полезными.

Управляющий Калькбреннер, камергер Зеллинг и придворный аптекарь Циннлехнер — единственные слуги высокого ранга, которых граф держал в замке. Что касается остальных, то это лакеи, посыльные и прочие канальи, от которых в расследовании было мало толку.

Придворный аптекарь Циннлехнер бежал, и мы подозреваем его в убийстве камергера Зеллинга. Приметы аптекаря прилагаются. Управляющий Калькбреннер пытался бежать, но был пойман и один раз допрошен. Протокол допроса также прилагается. Камергер Зеллинг, как я уже упоминал, был найден в лесу убитым, и все указывает на то, что ответственность за это жестокое убийство несет придворный аптекарь Циннлехнер и еще три или четыре человека, следы которых мы обнаружили на месте преступления. Состояние трупа позволяет предположить, что над камергером Зеллингом был совершен какой-то жестокий ритуал, смысл и значение которого нам пока не ясны. Описание трупа прилагается.

Естественно, мы пошли по следам и оставили на всех почтовых станциях описание внешности Циннлехнера. Результаты не могут удовлетворить нас, поскольку, к великому сожалению, следы преступников обрываются в лесу. Доподлинно установленным можно считать только то, что в лесу Лауренти следы преступников разделились. Одни из этих людей пересекли поле и вышли к Бамбергскому тракту, где следы теряются. По второму следу мы вышли в окрестности Зульцбаха, и мои люди полагают, что этот человек пошел по направлению к Праге. Это заключение сделано на том основании, что многие свидетели показали, что видели одинокого всадника, ехавшего в сторону Праги. Судя по описанию, этим человеком вполне мог быть Циннлехнер. Третий следслед двух лошадейвел на юго-запад, но и здесь мы вскоре были вынуждены отказаться от преследования, так как следы смешались с множеством других конских следов. Никто не может сказать, направились ли эти люди в Штутгарт или в Ульм.

Что же касается покойного Зеллинга, то достойно великого сожаления, что мы не смогли опередить его убийц и допросить его, так как он наверняка был хорошо осведомлен о некоторых событиях, происходивших в замке. Свидетельница преступления, крестьянская девушка из окрестной деревни, пока не в состоянии давать показания, поскольку переживает сильнейшее потрясение. Но ее в настоящее время лечит молодой талантливый врач, который постепенно приводит ее в чувство.

Этот врач между тем не кажетсяtabula rasa,и поэтому я пока не знаю, можно ли ему доверять. Год тому назад он был замешан в какие-то просветительские дела в Фульде, из-за чего был оттуда изгнан. Он поселился в Нюрнберге, возможно, это случайность, хотя, быть может, и здесь не обошлось без влияния Альдорфа. Врачу двадцать один год, он строен и худощав, но отличается внушительным ростом. Его невысокое положение позволяет ему носить весьма скромную одежду и ничем не выделяющийся парик, но его несколько надменные, излучающие любопытство карие глаза на мужественном, но юном лице возбуждают интерес у служанок замка. Они вертятся вокруг этого врача и глазеют на него, когда он проходит по коридорам. Но он не обращает ни малейшего внимания на женское любопытство, и именно поэтому я вообще упомянул об этом обстоятельстве. Насколько я могу судить по моим собственным наблюдениям, он направляет свое внимание исключительно на те вещи, которые стимулируют дух, а не сердце или чувства. Одним словом можно сказать, что он обладает замечательными духовными и умственными способностями. Хагельганц полагает, что этот врач может оказаться шпионом. Сегодня подозрения Хагельганца нашли некоторое подтверждение, так как врач сумел точно предсказать место следующего нападения на почтовую карету, что заставляет меня думать, что доктор, возможно, действует заодно с этими преступниками. Я внимательно наблюдаю за ним, так как в любом случае он может оказаться весьма полезным для нас.

Во время последнего нападения на почтовую карету нам в руки попал наемный грабитель, через которого мы надеемся выйти на заказчика преступления. Я немедленно сообщу вам, если нам удастся проверить и этот след.

Прошу вас дать задание всем почтовым станциям округа усилить контроль писем. Мне необходимы копии всех подозрительных отправлений из здешних мест, чтобы мои люди имели возможность сортировать и анализировать их. Библиотека замка Альдорф хранит еще немало тайн, но мы разгадаем их и осушим это зловонное болото.

Я уверен, что значительные денежные суммы откладывались и накапливались в течение долгого времени, чтобы оказаться под рукой в момент нанесения решительного удара. Какую цель преследуют заговорщики и в какой связи с нею находятся странные нападения на почтовые кареты, мы, к сожалению, пока не знаем. Но скоро мы выявим эту связь.

Со всей искренностью заявляю, что я счастлив, что могу с честью носить мое имя, чем и заканчиваю свое донесение.

Джанкарло диTaccu.


предыдущая глава | Книга, в которой исчез мир | cледующая глава