home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

Ханау, 14 декабря 1780 года.

Допрашиваемый: Эвальд Боскеннер, 43 года.

Приметы: На голове редкие темные волосы. Массивный квадратный череп, широкий лоб, кустистые брови. Цвет глаз темно-карий. Нос ровный с узкой спинкой и малозаметными крыльями. Тонкие губы. Подбородок раздвоенный, на нем слева шрам, частично прикрытый бородой. Цвет кожи: бледный.

ВОПРОС: Когда состоялась первая встреча?

ОТВЕТ: Где-то в ноябре.

В.: Когда именно в ноябре?

О.: Этого я сейчас не припомню.

В.: Где состоялась встреча?

О.: В Нюрнберге.

В.: Кто к вам обратился?

О.: Я не знаю имени этого человека.

В.: Но этот человек знал вас?

О.: Да, это очевидно.

В.: Откуда?

О.: Я знаком со многими людьми, и многие люди знают меня. Он меня разыскал.

В.: Где?

О.: В Нюрнберге. В «Провинциальном всаднике».

В.: Можете ли вы его описать?

О.: Нет.

В. : Он большого роста?

О.: Нет, не выше среднего.

В.: Он толст, худощав?

О.: Скорее строен.

В.: Во что он был одет?

О.: В черное. Он был одет во все черное.

В.: Священник?

О.: Да. То есть нет. И да, и нет.

В.: Как это понять — да и нет?

О.: На нем были черные башмаки, черные штаны и черная ряса, но он неnon.

В.: На каком основании вы это заключили?

О.: Он не толстый и говорил очень ясно. Кроме того, уходя, он заплатил по счету.

В.: Что вы можете сказать о его лице?

О.: Он часто моргал, словно у него болели глаза.

В.: Он носит очки?

О.: Нет.

В.: Он пришел один?

О.: Нет, их было трое, но я это заметил позже.

В.: Вы можете описать остальных?

О.: Нет, я видел их только издали.

В.: Почему?

О.: Заказ показался мне странным, и поэтому я последовал за тем человеком, когда наш разговор закончился. Он встретился со своими спутниками невдалеке от городских ворот. Они сели на коней и выехали из города.

В.: И вы последовали за ними?

О.: Да, но в некотором отдалении.

В.: Куда они направились?

О.: В Альдорф.

В.: Вы в этом уверены?

О.: Да, я собственными глазами видел, как они въехали в ворота замка.

В.: Когда точно это было?

О.: Этого я не помню. В ноябре.

В.: Мой Бог, да соберитесь же с мыслями!

О.: Ну, это было в начале ноября, до того, как выпал снег.

В.: Значит, там было трое мужчин?

О.: Я видел троих.

В.: Давайте вернемся к заказу. О чем вы говорили с тем человеком в «Провинциальном всаднике»?

О.: Он спросил меня, действительно ли меня зовут Эвальдом Боскеннером и не хочу ли я за легкую работу получить много денег. Я согласился, но спросил, что это за работа. Он сказан, что дело совершенно пустяковое, но мне потребуются помощники. Смогу ли я найти таких? Конечно, я могу найти помощников, но тут же снова спросил, что за работу он хочет мне предложить.

В.: И что ответил вам этот человек?

О.: Ничего, он просто протянул мне карту почтовых путей Германии.

В.: И что было дальше?

О.: Некоторые маршруты были обведены.

В.: Где карта?

О.: Я ее уничтожил, когда нас схватили в Эрингепе.

В.: Это тоже входило в условия заказа?

О.: Да, такова была первая инструкция. Если нас схватят, то я должен уничтожить карту.

В.: Но вы помните обведенные маршруты?

О.: Не все, но некоторые помню.

В.: И какие же маршруты были помечены?

О.: Некоторые в районе Нюрнберга. Например, Форхгейм — Эрланген. ФейербахЛангенфельд. Другие расположены дальше на запад, между Вюрцбургом, Ашаффенбургом и Франкфуртом. К примеру, Беттельбах — Штеттен. Но все пути я не помню, их было слишком много.

В.: Были помечены только маршруты или речь шла об определенных каретах?

О.: Нет, только маршруты.

В.: Теперь о нападениях. Вы нападали на любые экипажи?

О.: Нет.

В.: На какие же именно?

О.: За один день мы получали указание, на какую почтовую карету следует напасть.

В.: Как именно вы получали такие указания?

О.: К нам приезжал верховой нарочный.

В.: Каким образом он вас находил?

О.: Мы получили указание в определенные дни останавливаться на ночь в определенных постоялых дворах. Туда и приезжал нарочный.

В.: Выходит, что заранее вы не знали, какой маршрут станет следующим объектом вашего нападения?

О.: Нет. Во всяком случае, точно не знали. Естественно, этот маршрут всегда располагался поблизости от того постоялого двора, где мы ночевали, поскольку заказ надо было выполнить на следующий день. Но какой именно маршрут был на очереди, мы узнавали точно только так, незадолго до дела.

В.: Какое впечатление сложилось у вас от этого предложения?

О.: Оно показалось мне загадочным. Поэтому я и последовал за тем человеком, когда наш разговор закончился.

В.: Были ли у вас какие-либо предположения о том, что за ним кроется?

О.: Нет, я видал в жизни всякие виды, но никто никогда не предлагал мне девятьсот талеров за сожжение почтовых карет.

В.: Такова была цена — девятьсот талеров?

О.: Да.

В.: Это же огромная сумма.

О.: Именно поэтому я и согласился.

В.: Что именно вы делали во время нападения?

О.: Мы должны были остановить карету, высадить из нее кучера, почтальона и пассажиров, а саму карету сжечь.

В.: Только карету или карету вместе с багажом?

О.: Вместе с багажом и грузом. Ничто не должно было уцелеть. Лошадей выпрягали и отпускали на волю. Но экипаж и груз надо было сжечь.

В.: И вам не показалось это странным?

О.: И да, и нет. Тот, кто платит такие деньги, знает, что делает. И разве на войне по-другому? Однажды мне пришлось целый час обстреливать пустой перелесок. Там нeбыло ни одной живой души. Но приказ гласил: обстреливать лес. Кто платит, тот и приказывает.

В.: А вам заплатили?

О.: Да.

В.: Когда?

О.: Треть суммы я получил сразу. Следующая встреча с заказчиком назначена после пятого нападения. Там я должен получить остальное.

В.: Вы вообще знаете, что за грузы вы сжигали?

О.: Нет. Мы не могли тратить время на осмотр багажа. Мы поливали карету маслом и поджигали ее так быстро, как только могли.

В.: Вы никогда не задумывались над тем, зачем вы это делаете?

О.: Конечно, задумывался. Но я до сих пор так этого и не выяснил. Даже своим людям не мог я объяснить, для чего мы, собственно говоря, все это делаем. В этом была большая трудность. Но нам хорошо платили.

В.: Встреча с заказчиком назначена на среду?

О.: Да, так было договорено.

В.: Он заплатит вам остаток и даст новые инструкции?

О.: Я на это рассчитываю.

В.: Мы тоже. Но клянусь вам, что ваш вы ошиблись и мы не схватим этого человека, то ничто не спасет вас от петли.


предыдущая глава | Книга, в которой исчез мир | cледующая глава