home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Лжедмитрий» — настоящий царевич Дмитрий, сын царя Ивана

Воспитанные на стандартном «романовском» курсе русской истории, мы обычно глубоко убеждены, что «Лжедмитрий» был действительно самозванцем, неким Гришкой Отрепьевым. Историки романовской эпохи настолько часто и упорно твердили об этом, что теперь это уже кажется самоочевидным. Ниже мы скажем — для чего это им было надо.

Но то, что вроде бы так «очевидно» сегодня, спустя почти четыреста лет, было почему-то совсем не очевидно современникам «Лжедмитрия».

В самом деле, с самого начала борьбы Дмитрия за престол, ВСЕ, КТО ЕГО ВИДЕЛ, ПРИЗНАВАЛИ В НЕМ ЦАРЕВИЧА. И польские аристократы, и польский король, и русские бояре, и крупные стечения народа в Путивле и других городах и, наконец, ЕГО СОБСТВЕННАЯ МАТЬ — царица Мария Нагая (к этому времени — инокиня Марфа). См. [61],[3]. Находясь еще в Путивле, Дмитрий «рассылал повсюду грамоты, призывая русский народ под свои знамена. В его руках находилось 18 городов и население в 600 верст с запада на восток признавало его действительным царевичем. В Путивль Димитрий вызвал настоящего Отрепьева и показывал его народу» ([3], т.2, с.113).

«Первым делом по прибытии в Москву, Димитрий принял меры по возвращению матери инокини Марфы из заточения» ([3], т.2, с.116). Оказывается, еще при царе Борисе она была опрошена и заявила, что сын ее жив, после чего она была заключена в Троице-Сергиеву Лавру под строгий надзор ([3], т.2, с.116). Дмитрий встретил в Москве свою мать при большом стечении народа. «Никто теперь не сомневался, что на московском престоле настоящий сын царя Ивана. Инокиня Марфа была помещена в Вознесенском монастыре и была окружена исключительными заботами. Димитрий бывал у нее каждый день и оставался по несколько часов» ([3], т.2, с.116). Более того, оказывается еще и раньше, до бегства в Литву, Димитрий тайно встречался со своей матерью Марией Нагой в монастыре на Выксе. Об этом говорит известная летопись «Иное сказание» ([61], с.159). Эти сведения Скрынников, конечно, расценивает как «совершенно фантастические» ([61], с.159). Мы же тут ничего фантастического не видим. Так оно и было. Наша концепция ставит все на свои естественные места.


Боярский заговор против царя Бориса | Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима | Романовы — авторы версии о самозванстве Димитрия. Зачем им это потребовалось?