home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Эмил вошел в президентский кабинет и обессилено рухнул в кресло. Все смотрели на него в тягостном ожидании.

— Ну как он? — наконец решился спросить Эндрю.

— У этого рыжего забулдыги здоровье быка, — ответил Эмил. — Температура спала. Час назад он проснулся и первым делом потребовал виски.

— Хвала Всевышнему! — воскликнул Винсент и с облегчением вытер пот со лба.

К своему изумлению, Эндрю увидел, что Ганс вытащил носовой платок и шумно высморкался.

— Обычный насморк, — тихо произнес он в ответ на недоуменный взгляд друга.

— Ты совершил чудо! — сказал Эндрю, хлопнув Эмила по спине.

— Просто повезло на этот раз, — отмахнулся доктор. — Тут сошлось много факторов. Он скинул свой заляпанный дерьмом мундир еще до того, как в него попала пуля, — иначе, уверен, его бы ничто не спасло. К тому же Пэт почти целый день ничего не ел и его вырвало в канализации, поэтому его желудок был пуст. Пуля закупорила стенку желудка, не давая соку выливаться из него, так что мне всего-то и надо было прочистить и зашить рану. — Эмил потер ладони. — Думаю, что карболовая кислота убила инфекцию, но она ужасно жжет руки, — заметил он. — Пожалуй, в будущем надо будет защищать их какими-нибудь перчатками.

— Впервые в жизни слышу, чтобы человек выжил после такого ранения, — восхищенно произнес Джон.

— Я тоже, — скромно ответил Эмил. — Раньше считалось, что в подобных случаях даже нет смысла делать операцию. Но не мог же я позволить ему умереть!

— Что с другими? — спросил Эндрю.

— Буллфинч с повязкой на глазу будет сильно смахивать на пирата. Да еще эти шрамы на лице… Но, по крайней мере, он выжил, и мне удалось спасти ему один глаз. Многие раненые страдают от сильных ожогов, но если вспомнить, каким адом обернулась эта кампания, то в конечном итоге все могло закончиться гораздо хуже.

— И все же почти две с половиной тысячи убитых и три тысячи раненых — это очень много, — вздохнул Калин.

Все грустно склонили головы, соглашаясь с этими словами.

Калин помолчал и бросил взгляд на покрытую кровавыми отметинами стену с множеством дырок от пуль.

— Что ж, он заплатил за это, — жестко произнес президент.

— Ладно, давайте закругляться, — бодрым голосом развеял мрачную атмосферу собрания Эндрю. — После того как я вернулся, у меня даже не было времени толком поговорить с Кэтлин. Джон, доложи обстановку.

Майна ухмыльнулся, ткнулся носом в свои записи и поднял глаза на Эндрю:

— Мы поднимем «Оганкит», а может быть, и все остальные затонувшие броненосцы. Если нам это удастся, у нас будет неплохой флот. Тогда мы сможем снять с наших кораблей рельсы и двигатели. Они принесут нам больше пользы на суше. Через пару недель я нагружу суда всем необходимым и отправлю их в Рим. С помощью Марка мы за три месяца восстановим железную дорогу, которая будет доходить прямо до Рима. По морю мы доставим несколько грузовых вагонов и паровозных станин сюда, в Суздаль, и уже через двадцать дней у нас будет возможность отправлять отсюда оборудование и материалы. К сожалению, мы лишились свыше восьми тысяч ружей и почти всего запаса пороха. Пороховой завод уже работает и производит полтонны пороха в день.

— Когда ты пустишь в ход оружейные мастерские, мы возместим эти потери. После этого мы будем делить продукцию поровну между нашей армией и римской.

Марк довольно улыбнулся.

— А если вы дадите им в руки оружие, вам придется предоставить им и право голоса, — тихо заметил Винсент, и все рассмеялись.

— Ганс, что говорят наши разведчики?

— Мерки разрушили несколько блокгаузов и отошли к холмам в ста милях к югу от нашей линии обороны. Это все, что мы знаем. Эндрю, это наша главная проблема. Они вернутся, это вопрос времени. Если они нападут до того, как мы успеем заново вооружиться, нам придется нелегко. Подняв со дна «Оганкит», мы хотя бы поставим на их пути барьер, а с этими захваченными карфагенскими броненосцами мы будем контролировать всю реку.

— Что с карфагенянами? — обратился Эндрю к Винсенту.

Он осмотрительно доверил переговоры с побежденными врагами именно Винсенту. Карфагеняне были объектом ненависти и римлян, и суздальцев, и Эндрю оставалось только молиться, чтобы эта вражда со временем прошла.

— Сэр, мы взяли в плен почти четырнадцать тысяч человек, в том числе их предводителя Гамилькара. Я сделал ему такое же предложение, как и вы тогда на берегу, и они были поражены. Гамилькар попросил у нас несколько галер.

— Скажи этому ублюдку, что он ничего не получит, — воскликнул в сердцах Марк.

— Зачем ему галеры? — негромко спросил Калинка.

— Гамилькар сказал, что они не могут вернуться домой, так как мерки убьют их. Он говорит, некоторые из них хотят попробовать спасти свои семьи.

— Дайте им корабли, — распорядился Калин.

— После того, что они натворили? — поразился Марк.

— Марк, мы договорились, что все захваченные вражеские галеры будут вашими. Я покупаю шесть из них — назовите свою цену. Но во имя Перма и Кесуса я хочу дать им шанс. Пусть сначала это будут шесть галер. Если они вернутся сюда, как обещано, я дам им больше. Эти люди могут оказаться полезными для нас, но даже если бы это было не так, я помог бы каждому, кто хочет спасти свою семью от убойной ямы.

Марк покачал головой.

— Чокнутые идеалисты, — проворчал консул, и переводивший его слова Винсент расхохотался. — Ладно, будь по-вашему.

— Кто-нибудь еще хочет выступить? — поинтересовался Калин.

— Объяви завтрашний день праздником, — посоветовал ему Касмар. — Мы все заслужили его.

— Решено, — согласился Калин. — Давайте закончим заседание. Я хочу пойти в госпиталь — проведать старину О'Дональда.

Все встали и вышли из комнаты. Калин покинул свой кабинет последним и направился в зал сената.

Эндрю сделал знак остальным покинуть капитолий, а сам подошел к своему старому другу.

Калин молча стоял в центре зала. Заслышав шаги Эндрю, он повернулся к нему.

— Знаешь, я ведь думал, что мы не выстоим, — задумчиво произнес президент Руси. — Мне казалось, что твои слова — это мечта, которая не может стать явью в таком суровом мире, как наш.

— Пока есть такие сильные люди, как ты, готовые бороться против негодяев вроде Михаила, стремящихся задушить нашу мечту, победа будет за нами, — ответил Эндрю.

Калин рассеянно кивнул и, надев свой мятый цилиндр, вышел из зала.

— Эндрю, тебе надо увидеть это самому! — В голосе стоявшего у дверей Ганса звучала тревога. Эндрю бегом преодолел длинный коридор и вылетел на ступени капитолия. — Смотри! Рука Ганса указывала на юг. Эндрю бросил взгляд на небо, и его сердце сжалось от страха.

— Что еще за чертовщина?

— Это воздушный шар! — воскликнул Винсент.

— Больше похоже на сигару, чем на шар, — хмыкнул Ганс.

В воздухе слышалось легкое жужжание. Все люди, находившиеся на площади, смолкли. Чем ближе подлетал темный предмет, тем громче становилось жужжание.

— Он летит на высоте минимум тысяча футов! — заметил Винсент. — Черт возьми, что же это такое и кто этим управляет?

— Бинокль! Быстро, есть тут у кого-нибудь бинокль?

— В моем кабинете рядом со столом, — крикнул Калин. Не переставая смотреть вверх, Эндрю спустился по ступеням на площадь. Звук стал еще громче. Из капитолия выбежал ординарец и протянул ему бинокль.

— Мерки, — изумленно прошептал Эндрю. — Два мерка сидят в кабине под этой штукой. Позади что-то пристроено. Похоже на винт, но пара нет.

Летучий корабль пронесся у них над головой и повернул на восток.

— Боже мой, фабрики!

Воздушное судно стало снижаться и скрылось из виду. Вскоре оно вновь стрелой взмыло вверх. Раздался взрыв, и в небо взметнулся столб огня и дыма.

— Это пороховой завод!

Взрывная волна прокатилась по городу, из окон вылетели немногие уцелевшие после карфагенских бомбардировок стекла.

Сигарообразный предмет продолжил свой полет на восток и через несколько минут скрылся за горизонтом.

Все ошарашено смотрели друг на друга.

— Война продолжается, господа, — вздохнул Эндрю. — И мы победим, что бы они на нас ни насылали, — добавил он, увидев мрачные лица своих соратников.

— Полковник Кин!

Обернувшись, он увидел Таню с Людмилой, бегущих к нему через площадь.

— Ну что там еще, Таня? — раздраженно спросил Калин.

— Кэтлин, — ответила девушка, лукаво улыбнувшись.

— Что с ней?

— Ничего страшного, Эндрю. Идите домой — через несколько минут вы станете отцом.

Эндрю рванулся было с места, но, бросив взгляд в сторону фабрик, остановился.

— Как президент Республики Русь, — торжественно произнес Калин, — я приказываю тебе отправляться домой. Об этом воздушном корабле мы поговорим потом. Джон, Ганс, отправляйтесь на фабрики. Эмил, ты пойдешь вместе с ними. Винсент, найди этого парня, Петраччи. Он сделал тогда воздушный шар — нам снова нужно его умение. — Посмотрев на удивленного Эндрю, Калин улыбнулся: — Получается не хуже, чем у тебя, а?

Эндрю все еще колебался.

— Эндрю, мы со всем справимся. Жизнь продолжается. Иди домой.

— Иди, сынок, — добавил Эмил. — Я потом подойду. У Эндрю вдруг стало легко на душе. Хотя бы на одно

мгновение он может забыть обо всем, что с ним было, и не думать о том, что будет дальше. Что бы ни произошло, у него есть семья. Эндрю Лоуренс Кин неловко отдал честь президенту и вслед за Таней пошел через площадь. Друзья провожали его взглядом.

— Пусть хоть сейчас он насладится мирной жизнью, — промолвил Калин. — А нам пора заняться делом.

Американцы вскочили на коней и отправились выполнять приказ президента.

Калин остался наедине с Марком. Положив руку на плечо консула, он медленно пошел вместе с ним обратно в капитолий.

— Так вы собираетесь выдвинуть свою кандидатуру в президенты? — спросил Калин.

— В президенты?

— Для начала вам нужно обзавестись подходящей формой. Как у меня.

Мирно беседуя, оба правителя поднялись по ступеням и скрылись в здании.


Глава 19 | Вечный союз |