home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Этан Форчун замерзал, но гораздо неприятнее было то, что он делал это по собственному желанию.

Обнаженное тело не имело тех преимуществ, которым обладали коренные жители, траны, покрытые шерстью. Для человека стоять голым на планете Тран-ки-ки граничило с безумием. Несмотря на это, Этан не пытался покончить с собой. Считалось, что таким образом он оказывает уважение друзьям, хотя, признаться, удовольствие маленькое, когда гусиными пупырышками и Синевой покрываются руки, ноги и остальные части тела, пытаясь превратиться в постоянные приметы кожной топографии.

То, что он был в этих мучениях не одинок, являлось малым утешением. Сква Септембер замерз не меньше, за исключением той части лица, которая была покрыты мощной, русой с проседью, бородой. Старый исполин энергично похлопывал обеими руками по бокам.

Другим мучительным обстоятельством была необходимость демонстрировать свои тела любопытным взглядам.

Нечего беспокоиться, подбадривал себя Этан. Он и Сква были единственными человеческими существами в королевском зале Арзудуна. Было вполне естественно, что их голые формы привлекали внимание, ведь их плоские ноги были лишены конькообразных шивов, а руки — данов, да и тела были полностью без мехового покрова.

Маузокка, который был вторым помощником на ледовом корабле, считал, что такое изменение цвета кожи им к лицу. Внимательно приглядевшись, он удостоверился, что это изменение не добровольное, и больше уже не упоминал об этом.

Самым сложным оказалось просто молчать. Дрожать еще разрешалось, а вот бормотать и издавать какие-либо другие звуки — нет. Сква согнулся, чтобы шепнуть своему товарищу:

— Все не так плохо, юный друг. Через минуту полная нечувствительность победит холод.

— Замолчи, сейчас же заткнись. — Этан нагнулся к ближайшему участнику почетного караула и посмотрел в сторону купола. — Они, может быть, уже заканчивают.

Непосредственно под украшенным резьбой из ставанцеровой кости куполом трио старейшин Арзудуна напевали какие-то странные звуки традиционного свадебного ритуала. Церемония проводилась под каменными сводами королевского зала Арзудуна, островного государства, преступно-развратного ландграфа которого Этан, Сква и их друзья-траны недавно победили. Новый молодой ландграф, Сев-Горин-Флога, дал свое благословение вступающим в брак и настоял на том, чтобы клятву на верность они дали в древнем арзудунском замке. В голове Этана промелькнуло: «В древнем, но неотапливаемом замке», когда он пытался удержать стучащие от холода зубы.

Основными действующими лицами этого романтически, но обдающего холодом действа были Гуннар Рыжебородый и Эльфа Курдаг-Влата. Эльфа была дочерью и наследницей ландграфа Софолда, а Гуннар — первым траном, с которыми познакомились Этан и Сква после их неудачной посадки и благополучного спасения на этой планете эру назад. Этан был счастлив участвовать в происходящем. Ничто не могло бы помешать ему быть на этой церемонии.

Не только он и Сква были раздетыми. Караул и зрители также разоблачились для этого торжества. Только новобрачные били в наряде. Но все траны были покрыты толстой шерстью. Они даже не замечали холода в замке. У Этана и Сква не было подобной природной защиты.

— Посмотри-ка, Этан, — шепнул Сква. — Когда я принимал приглашение на этот маленький званный ужин, то не мог предполагать, что раздеваться догола относится к здешней традиции. Когда капитан гвардии появился без одеяния в присутствии возлюбленной, чтобы объяснить нам это, мы продемонстрировали знаки дружбы и уважения. Здесь все должны любить и обожествлять счастливую парочку. Никто не должен иметь на себе хоть тряпицу в их присутствии.

— Это для пущей уверенности, — заметил Этан.

Сква задумчиво проговорил:

— Посмотри на это с практической точки зрении. Ведь Гуннар будет однажды ландграфом, правителем Уоннома. Когда все пребывают в счастливом состоянии на праздничной церемонии, то это дает хороший шанс наемному убийце: но куда ты спрячешь оружие, если ничем не прикрыт?

— Молчи. Если бы у меня сейчас было какое-нибудь оружие, то уж я знал бы, против кого его применить.

Септембер взмахнул руками:

— Что же я такого сделал, приятель? Отказаться от приглашения на свадьбу наших друзей? Королевского приглашения! Что же стало бы с нами, особенно сейчас, когда мы собрались покинуть этот ледяной шар навсегда? Нет оснований для беспокойства. С Софолдом и Арзудуном на севере, с Пойолавомааром и Молокином на юге, траны уже готовы объединить круг феодальных городов-государств и установить управление над всей планетой.

Остальные независимые государства будут вынуждены присоединиться к ним, ведь они не смогут противостоять такой мощи.

Один из зрителей, по виду из арзудунской знати, сделал им знак замолчать. Это было оскорбительным, если кто-то разговаривает в святые минуты церемонии, неважно — герой, или обыкновенный, или чужой. Разве они не гордятся той честью, которой только они были удостоены? Несмотря на то что на западном участке Арзудуна уже находился научный аванпост с людьми, сегодня впервые нетранам было разрешено стать свидетелями священного и традиционного ритуала, когда траны мужского и женского пола соединяются для брачной жизни.

От чести присутствовать здесь Этан не мог отказаться.

Он замолчал только ради Гуннара и Эльфы. Церемония обручения состояла из большого количества нашептываний, завываний и торжественных обращений. Если бы виновниками торжества не были ее близкие друзья, он послал бы уже давно к черту эти неудобства и, не думая о последствиях, давно уже смылся бы отсюда. Он пытался убедить себя, что совсем не мерзнет, но его тело не верило этим уговорам. Тогда он сконцентрировался на более привлекательных моментах этого длительного действа: на прохождении процессии через город, вхождении в замок, построении знати, даже на ритуальном раздевании перед залом, когда новобрачные проходили между двумя горами мехов, сброшенных гостями.

Было бы действительно богохульством, если бы он оставил на себе хотя бы нижнее белье?

Он еще должен быть благодарен судьбе. А что, если бы было принято проводить церемонию не в замке, а на открытых равнинах Арзудуна? Внутри температура была близкой к нулю. Снаружи, на равнинах, она опускается гораздо ниже точки замерзания. Только огонь в нескольких каменных чашах сдерживал арктический холод. Одна из них была недалеко от него. Приблизиться к ней спиной или боком было бы непростительным нарушением этикета. Но он вынужден будет вскоре что-нибудь предпринять. Дрожь и осиная кожа были маленьким неудобством по сравнению с обморожением.

— Я не могу больше здесь находиться.

— Сконцентрируйся на церемонии, на их движениях. Неужели они не красивы?

— Что я могу услышать из-за стучащих зубов? — возразил Этан.

— А не великолепно ли увидеть этих двоих, вручающих свои жизни друг другу?

— Да-да, конечно. — Может быть, замужняя Эльфа наконец-то остановит беспочвенные подозрения Гуннара в том, что она имеет эротическую для Этана. — Это греет мне душу, но не тело.

— Не позволяй в таком случае душе лениться…

— Легко тебе говорить.

Сква посмотрел на нею оценивающе:

— Нет, приятель, мне совсем не легко говорить. Я замерз так же, как и ты. Ты просто не так упорно стараешься отвлечься. Думай о чем-нибудь другом. Например, — вдруг он радостно просветлел, — о следующей неделе, когда на прибывающем корабле мы сможем смыться из этого мира.

— Это именно то, что надо, — согласился с ним Этан. — Буду думать о возвращении к цивилизации после двух лет жизни здесь, с добрыми славными друзьями, но психологически все-таки чужими. Думать о современных, чистых, теплых апартаментах на звездолете с КК-двигателем. Думать о возвращении на работу. Уже пора оставить позади все приключения и вернуться к делам повседневной жизни. Простейшее всегда труднее перебороть.

Септембер жестом указал на старейших участников.

— Мне кажется, они скоро закончат церемонию, дружище.

— Почему ты так думаешь?

Он указал на открытый центральный проход.

— Посмотри на тех старейших транов. Вероятно, это важные люди свиты. Они стояли как вкопанные последние тридцать минут, а теперь вдруг начинают двигаться.

Предположение Септембера оказалось верным. Когда заключительное пение завершилось на высокой ноте, собравшаяся знать издала три громких хлопка. Их лапы стали двигаться в стороны, а эффект достигался данами — мембранами, растущими из рук и боков. Этим демонстрировалось уважение счастливой паре. Этан и Сква стояли без движения, поскольку на их теле отсутствовали подобные части.

Старейшины стали подвигаться для поздравления молодоженов. Гуннар поднял обе лапы, чтобы наступила тишина:

— Вновь найденные друзья и союзники, я благодарю вас за работу и гостеприимство. — Он кивнул в сторону старейшин. — Я благодарю вас за изысканную церемонию, подготовленную для нас. — Теперь он повернулся к юному Горин-Флогу. — Будь уверен, что благодаря последнему соглашению между нашими народами граждане Арзудуна будут всегда гостеприимно приюты в нашем доме в Софолде, а также у наших союзников в Пойолавомааре и Молокине. — Он вернулся назад, а Эльфа шагнула вперед.

— Великие времена наступили, друзья мои, — ее мощный голос прокатился по залу. — Великолепные дела совершаются благодаря нашим друзьям с неба. — Она жестом указала ни двоих дрожащих людей, и Этан прилагал усилия, чтобы выглядеть приличнее и важнее в этих обстоятельствах.

— Мы узнали, что существуют миры, подобные нашему, их столь же много, как и городов-государств на Тран-ки-ки. Чтобы иметь возможность пользоваться их процветанием и мощью, мы должны отказаться от некоторых древних привычек. Не могут больше траны жить отдельно друг от друга, сражаться дня установления простейших различий. Мы должны идти вместе в мире и согласии к могуществу, так, чтобы, когда мы присоединимся к нашим друзьям с неба и других звезд, как они убедили нас поступить, мы должны сделать это с высоко поднятыми головами и широко расставленными данами. Как отличные от людей, но гордящиеся этим, как равные, а не слуги. Рабство не для транов!

Сильный хор восклицаний поднялся среди собравшихся и пролетел над королевским залом. Хотя Эльфа и Гуннар уже все сказали, их захватили в крепкие объятия. Этану это немного напомнила свалку. Он последовал за Сква, когда тот решительно рванулся, рассекая толпу мощными движениями великана.

— Мне тоже хочется кое-что сказать тебе, Гуннар, — услышал Этан возглас приятеля.

— Что те, друг Сква?

Этан оказался зажатым со всех сторон транами, но он не испугался. Он уже знал их слишком хорошо. Кроме того, все эти мохнатые тела, сжимавшие его со всех сторон, стали согревать Этана.

— Как насчет нашей одежды?

— О, из-за этих волнений я упустил из виду ваши трудности. Вы уже живете с нами так давно, что я иногда забываю, что наш климат вам не очень подходит. Церемония оказалась для вас с Этаном довольно сложной. — Он указал на гору мехов справа от входа. — Я думаю, что вы найдете одежду здесь. Одеяния друзей и родственников складываются всегда сюда. Идите, мы вам поможем. — Взяв Эльфу за руку, он провел их через толпу поздравляющих.

— Я думаю, что ваша странная одежда лежит в самом низу, — осмотрелась Эльфа.

Этан обследовал гору чужих нарядов.

— Ничего. Я не в состоянии искать свою одежду. Мне будет теплее лежать под грудой этих одеяний.

Пока он и Сква нашли и надели свое нижнее белье, а затем серебристые защитные костюмы, многие из вождей и важной знати Арзудуна ухе выразили свое уважение новобрачным и покинули замок. В другой части дворца началось официальное пиршество. Хлопки, крики и полузавывания доносились до королевского зала.

Он отошел в сторону, в то время как Сква в шутку присоединился к бурному празднованию. Они не могли вернуться в человеческое поселение «Медной обезьяны», пока люди Гуннара не закончат свое веселье. Оно завершилось, однако, раньше, чем он предполагал. Но не это удивило его. Софолдинцы уехали из родного города Уоннома более года назад и до сих пор их многочисленные друзья и родственники, не получая от них известий, могут думать, что большой ледовый корабль попал в беду и его команда представляет собой не более чем груду костей на снегу. Все же Этан и Сква были единственными, кто спешил домой.

Позже, когда пиршество продолжалось в более узком кругу, Гуннар отвел Этана и Сква в сторону. Они присели за маленький столик, вдалеке от шума.

— Я хотел бы, чтобы вы и ваш друг Вильямс оставались среди нас еще некоторое время. Еще столько всего, что мы должны изучить.

— Миликен передавал извинения за свое отсутствие, — ответил Этан, пытаясь побыстрее оправдать своего друга и коллегу и скрывая решение тот не ходить на свадьбу, а оставаться в поселке. — Я думаю, что он, как и мы, сожалеет о необходимости покинуть вас, но мы не созданы для жизни в таком мире, как Тран-ки-ки.

— Я бы сказал, что вы очень хорошо выживаете. Вы даже выносливее, чем некоторые траны.

Септембер молча наблюдал за ними, давая возможность беседовать Этану.

— Вы слишком лестно отзываетесь о нас, но если даже мы и выживем здесь, мы хотим вернуться домой так же, как и ваши люди хотят вернуться а Уонном. Уже пора. Я не исследователь и не искатель приключений, ты знаешь. Это все дела Сква и Миликена, а то, что я оказался в вашем мире, приземлившись здесь, — это было несчастным случаем.

— Да, это точно, — сказал Сква. — Он торговец, а среди людей этой профессии нет совсем любителей приключений.

— Неужели вы бросите все, что вам удалось здесь добиться? — Гуннар уставился на Этана своими широкими желтыми глазами. — Я бы сделал из тебя самого уважаемого человека. Огромные пространства земли могли бы стать твоими. Корабль с командой мог быть в твоем полном распоряжении и доставлял бы тебя куда и когда пожелаешь.

Этан улыбнулся. По меркам транов предложение Гуннара было просто царским, но для него слишком малой компенсацией.

— Спасибо, но вот именно сейчас мне нужно только одно: иметь большой город, освещаемый множеством огней и наполненный покупателями с толстыми кошельками.

— А как ты относишься к тому, чтобы заняться торговлей у нас, ведь для этого тебя и посылали сюда?

— Но у меня пропал интерес к работе на этой территории. Эту честь я передам другому представителю нашей компании. Я все еще думаю, что не потерял рангу. Хотя многие работодатели увольняют своих служащих, если те исчезают на пару лет без всяких объяснений.

— Конечно же, если ты объяснишь твоему, — Эльфа примолкла, подыскивая правильное слово, — хозяину все обстоятельства. Он должен все понять и оставить на работе.

— Не хозяин, а работодатель, — раздраженно объяснил Этан. — К тому же, если бы я смог поговорить с сами боссом, то уж и объяснил бы ему лучше. Я уверен, что это не удастся моему региональному инспектору.

Она повернулась теперь к приятелю Этана.

— А каково твое решение, друг Сква? Такой гений, как ты, мог бы командовать целыми армиями. Предстоит очень много сражаться за власть и единство. Но все захотят присоединиться к Содружеству только после уговоров. Твои знания очень бы пригодились нашим генералам.

— Ты очень добра, Эльфа. Но я здесь совсем не нужен. Объединенными силами вы легко сумеете победить самый мощный город-государство. Лично я не хочу отнимать заслуженную славу у ваших полководцев. Мне не хочется стать помехой в чьей-либо карьере. Сделав так уже однажды, я не повторю своей ошибки теперь. Кроме того, у меня есть дела.

Этан строго посмотрел на него:

— Какие дела? Ты никогда не говорил, что у тебя есть дела, из-за которых тебе нужно возвращаться!

— Что же ты обо мне, приятель, думаешь? У меня уже много лет есть молодая подруга, она занимается изучением явлений в недавно открытом мире, кажется, Аласпине. Она археолог, ждет меня уже много лет. Копается там в грязи, я эти годы тоже провел не в самых шикарных мирах. Почему же мы с ней не заслужили более радостной и сладкой жизни на цивилизованной планете? — Он улыбнулся Эльфе. — Все же ваш мир для человека не подходит. Это и есть наши основные причины отъезда.

— Мы стараемся понять вас. — Она взяла Септембера за руку. — Мы можем много предложить тебе, но не можем дать настоящего дома.

Дом, подумал Этан, есть ли у него дом? Промелькнули перед мысленным взором дни и ночи, разные города в разных мирах, а затем все заново. Если у него и был дом, то это пустота между звездами. Эти размышления об отсутствии дома, попытки понять причины такого положения испортили ему настроение. Поездка, заключение контракта, вновь приезд и отъезд. Было трудно даже вспомнить свой настоящий дом.

А что, если он потерял работу и не сможет вернуться в свой родной мир? Что тогда делать? Перебраться к ближайшему отсюда цивилизованному миру и искать новую работу?

Нет, он еще имел рабочее место, он все еще был торговым представителем торгового дома «Малайка». Он заставил себя думать только так. Но он не мог быть уверенным в этом. Может быть, Эльфа права. Его шеф примет объяснения и его отсутствие будет прощено.

Он бы очень удивился, если бы его торговые образцы все еще находились на складе заказов, когда ледовый корабль пришвартовался в доке космической гавани поселения «Медной обезьяны». Траны будут ждать, пока их уважаемые человеческие пассажиры улетят назад к звездам в их космических кораблях. Это же было причиной стоянки огромного корабля перед длительным путешествием домой.

Одно для себя Этан решил твердо: если от уже уволили, то он заберет все свои товары и отдаст их Гуннару и Эльфе. Пусть компания наказывает его, если сможет найти. Современный нагреватель элементарно-инертного пространства у транов стоит не меньше титула ландграфа.

Во время своего последнего длительного путешествия на Молокин инженеры аванпоста получили и установили глубинно-космический луч связи. Впервые после основания этого аванпоста его обитатели получили возможность прямой связи со всеми мирами Содружества, не ожидая ежемесячного транспортного корабля для передачи своих сообщений.

Самое трудное для связи со своим начальником для него заключалось в том, что этот луч был всегда заказан на многие месяцы вперед скучающими и поэтому много болтающими бюрократами аванпоста. Завидуя другим мирам, имевшим всегда регулярную связь через нулевое пространство с остальными цивилизациями, они стали теперь использовать это новшество, пытаясь наверстать упущенные возможности. Это были якобы официальные сообщения, а на самом деле просто трепотня.

Проблемы очередности и оплаты были одинаково сложными, но, не решив их, он никогда не сможет добраться до главного офиса своей фирмы.

Сква решил пойти с ним в подземный центр связи. Они увидели большое количество правительственных чиновников, собравшихся у капсулы соединения. Экран и обслуживающий его техник находились в шарообразной капсуле из затемненного акрилина. Как только один заканчивал свой разговор, следующий входил в капсулу связи. Новые желающие прибывали постоянным потоком. Количество ожидающих постоянно менялось, но не уменьшалось.

Септембер осмотрел очередь счастливых ожидающих.

— Как же ты хочешь пробиться сквозь такой строй? Даже если ты сумеешь сделать это, то как ты сможешь оплатить разговор? Из твоего фонда сэкономленных зарплат за эти два года?

Этан улыбнулся.

— Ты полночью прав, но я сумею, во всяком случае, я так думаю.

Он повел Септембера вперед, раздвигая очередь и извиняясь перед недовольными ожидающими. Вскоре они оказались у входа в капсулу связи.

— Послушайте, — зарычал кого из очереди. — Не видите, что здесь очередь?

— Извините, — Этан изобразил самую милую улыбку. Это была профессиональная улыбка торговца. — У меня первоочередное соединение.

Следующий в очереди сделал удивленное лицо и недоуменно спросил:

— Первоочередное? Я что-то не узнаю вас. Вы не из тех, кто может себе это позволить. Вы даже не представляете, сколько стоит первоочередное соединение. Такое во может позволить себе богатейший из нас, если будет экономить целый год. — Он рассматривал обоих с презрением, насмешкой и недоверием. За то время, что Этан провел с Септембером во льдах, слишком много здесь произошло изменений, к тому же он не догадывался, какое впечатление производит их внешность.

Он только улыбнулся мужчине.

— Посмотрим. Если вы правы, то мы войдем и через полминуты выйдем. Попробуем?

Один из них стал кричать, размахивая от возмущения руками.

— Зачем мы должны зря тратить на вас время?

Женщина из очереди обернулась и шестом остановила его.

Когда из капсулы вышел бизнесмен, Этан и Септембер сразу же вошли. Многие из очереди пытались еще обсуждать, имеет ли Этан право на попытку, но противодействовать физически не рискнул никто из-за размеров Септембера. Это была главная причина, по которой Этан был рад, что его друг пошел с ним.

Оператор связи выглядел уставшим перед окончанием своей смени, но не настолько, чтобы не узнать в них новичков. Он был бледным блондином, поэтому Этан решил, что он больше времени провел на Тран-ки-ки, чем в любой другой человеческой цивилизации.

— Вы из какого отдела? Я не вижу знаков отличия.

— Мы не из отдела. — Этан сел в кресло связи, как в свое собственное, пытаясь скрыть свое нервозное состояние. — Я хочу провести частную связь, первоочередную.

Техник был среднего возраста, на нем была форма технической службы с золотой кокардой. Он долго не мог прийти в себя от удивления.

— Частная связь? Первоочередная? Это означает соединить вас с любой названной точкой в Содружестве.

— Именно это я имею в виду.

— Вы знаете, сколько это будет стоить? Сколько времени и соответственно энергии? Даже если взять ближайший мир Дракс-4, то для соединения с приемными станциями понадобится энергии…

— Я не собираюсь разговаривать с Дракс-4. Я хочу поговорить по лучевой связи с торговым домом «Малайка», расположенным в городе Драллар, на Моте. Вы можете соединить нас?

Оператор посмотрел с некоторой обидой.

— Я могу соединить с любым миром, если вы можете заплатить за это. Даже с Сантос-5, Дис и Землей. Связь пойдет через многие парсеки, дружище.

— К дьяволу парсеки, соединяйте меня.

Оператор помотал головой.

— Я не прикоснусь ни к одной кнопке, пока не увижу какую-нибудь финансовую гарантию. — Он накрыл руками табло пульта, управляющего связью через нулевое пространство.

Этан успокоил его:

— Наберите код: двадцать два, два "R".

Поколебавшись, оператор набрал код.

— Что-то слишком короткий код. Это похоже на шутку, не правда ли?

Прошло несколько секунд, прежде чем на маленьком мониторе перед оператором появилась надпись: «Неограниченный кредит». У него поднялись брови, он ожидал дальнейших объяснений, но были только два слова.

— Как вам удалось заработать такой счет?

Септембер подскочил подобно раздраженному трану:

— Вы болтун или оператор?

Мужчина пожал плечами.

— Ведь огромное расстояние. Нужно пройти через пять станций.

— Вы можете все ускорить, — вежливо заметил Этан.

Септембер наклонился ближе к нему и шепотом спросил:

— Как вам удалось раздобыть такой код?

— Колетта дю Кане, — сообщил он своему приятелю. — Помнишь ее? Она сказала, что, если мне что-нибудь понадобится, я должен использовать этот код.

— Мой тип женщин. — Септембер не забыл милую дочь промышленника, в обществе которого они летели на Тран-кики. Она предложила Этану жениться на ней, когда он вернется.

— Только не шути над ней в ее присутствии. Особенно когда она тратит за все это, — шутливо заметил Этан своему другу.

Несмотря на все старания, оператору удалось провести соединение только через десять минут. Функционеры из очереди, злившиеся на Этана, теперь пытались рассмотреть через матовую поверхность капсулы, что происходит внутри.

Наполненный статикой экран перед Этаном слегка просветлел и появились первые отфильтрованные звуки. Из-за огромных расстояний приходилось делать необходимые настройки после получения соединения. Оператор что-то плавно поворачивал на своем пульте.

Глубинно-пространственные лучи проходили по какому-то мистическому району, называемому нулевым пространством, в то время как космические корабли с КК-двигателем продвигались через плюсовое пространство. Нормальное пространство было заполнено звездами, планетами, людьми. Слава и пожизненные почести ожидали того физика, кто смог бы найти способ передвижения через нулевое пространство на космических кораблях. Это открытие сократило бы время путешествия между звездами с недель до минут. К сожалению, все предпринятые попытки к успеху не привели. Все, что запускалось, ломалось легко, как яичная скорлупа. Экспериментальные животные, запускаемые через нулевое пространство, прибывали в заданное место в виде супа. Но это все равно не охлаждало энтузиазма экспериментаторов. Изображение и звук было единственным, что проходило через это пространство, и широко применялось для связи в Содружестве.

Изображение прояснилось, стало четким и выявило огромного, как Септембер, человека, сидевшего за большим роскошным письменным столом. На его могучую грудь волнами спускалась густая борода. Хотя его внушительные размеры закрывали большую часть экрана, Этану удалось рассмотреть кое-что и за ним. Письменный стол из редчайших пород дерева, стеклянную стену, а за ней огни большого города Драллара. До сих пор они видели это слово только на документах фирмы. Незачем торговцам со всех огромных пространств и миров приезжать на Мот. Вообще-то он слышал, что это находится где-то на краю цивилизации, очень не популярный мир, но добившийся успеха только созданием благоприятных условий для коммерции. В результате здесь обосновались центральные офисы крупнейших торговых домов, среди них и «Дом Малайка».

Максим Малайка рассматривал звонившего ему через расстояние больше семисот парсек. Расстояние или технические неполадки делали его мощный голос больше похожим на шепот.

— Что за сюрприз! Я не принимаю сообщений от представителей такого низкого уровня, да они и сами не звонят мне с такого расстояния. — Он примолк, рассматривая монитор внизу. — Тран-кай-кай, не так ли?

— Тран-ки-ки, — деликатно поправил его Этан.

— Я никогда не получал звонков от представителей низкого уровня, когда они сами платят за связь. Я заинтригован, мистер Форчун. Что означает ваша необычная связь? Вы, вероятно, ограбили полмира, чтобы оплатить эту беседу?

— Да, сэр. Ведь я два года не получал зарплату.

Малайка ничего не сказал, но выражение его лица не изменилось. Он ждал объяснений. Теперь он дождался одного.

Этан рассказал ему, как он по делам фирмы перелетал с Сантос-5 на Дастан, когда они оказались втянутыми в похищение наследницы Колетты дю Кане и ее отца, как они заботились о них и рухнули в этот мир, называемый Тран-ки-ки, как они установили дружеские отношения с обитателями этого мира, прожили с ними последний год.

Они не просто выжили и провели здесь эти два года, а установили контакты со свободными, независимыми городами-государствами, объяснили отдельным правителям разрозненных мини-государств важность и преимущества их объединения. Теперь они готовы образовать правительство всей планеты и готовятся вступать в наше Сообщество. Траны сумели доказать свою разумность, желание учиться и перенимать опыт и идеи. После тот как удалось сместить последнего коррумпированного Комиссара Джобиуса Трелла, возможности демократического развития расширятся.

— Я рад слышать это, — с похвалой сказал Малайка. — Развивающаяся раса — покупающая товары раса.

Этан колебался.

— Тогда я сохранил работу в фирме?

— Работу? Конечно, вы все еще работаете. Вы делали то, что должны были делать. Я думаю, что вы упали в тот мир не нарочно. Мне не нравятся люди, которые теряют инициативу при сложных обстоятельствах. Я восхищен вашей способностью к выживанию в сложнейших условиях. Я восхищен настолько, что даже оплачиваю ваш основной оклад за эти два года. Конечно, вы не получите комиссионные, поскольку ничего и не продали за это время.

Этан онемел. Это было намного больше того, что он мог ожидать.

Малайка наклонился вперед, и его лицо загородило весь экран.

— А кто этот огромного размера джентльмен рядом с вами, мистер Форчун?

— Просто друг, Сква…

— Дэвис, — Септембер ответил быстро. — Сква Дэвис.

— Рад с вами познакомиться, мистер Дэвис, — улыбнулся Малайка. — Это лицо! Я где-то владел такое лицо. Мой друг, вы всегда носили бороду?

— Не всегда, — Септембер отступил на несколько шагов, чтобы его лицо не выделялось на экране.

У Этана было двойственное отношение к Сква в этом плане. Уже много раз он замечал в его поведении странности. Но это было его личное дело, а как друг он проявил себя лучшим образом.

— Я не смогу отблагодарить вас, сэр.

— Я поддерживаю вас. В последний год произошли большие изменения в торговом доме «Малайка», молодой человек. Было достигнуто много нового. Я сам совершил несколько поездок, открыл новые рынки, провел расширение компании. Мне удалось встретиться с ребенком, умным, как взрослый, но и наивным по возрасту. Но почему мы говорим о моей жизни, у вас последние годы были гораздо интереснее?

— Но не по моей воле.

— Я понимаю.

— Спасибо. Я думаю, что это все, сэр. На следующей неделе на этой орбите будет «Спиндиззи», и я сяду на него. Я соединюсь с моим представителем района как можно быстрее. Ланган Феррис все еще мой шеф в этом районе?

— Да, Феррис пока все еще на вашем пути. Но зачем такая спешка? Что у вас за причины уезжать оттуда?

— Что за спешка? — На мгновение Этан забыл, а кем он разговаривает. — Сэр, мне уже надоело жить на этом ледяном шаре. Мне хотелось бы вернуться к цивилизации. Я хотел бы разговаривать по-английски, а не по-трански, и наслаждаться цивилизованным обществом.

— Подумайте о том выгодном положении, в котором вы сейчас оказались, Форчун. Подумайте об этом. Из того, что вы мне сообщили, ясно ваше уникальное положение: вы прекрасно знакомы с местными обитателями, с их культурой, обычаями и желаниями. Вы лучше всех подготовлены для консультаций комиссионеру-резиденту о том, как лучше взаимодействовать с аборигенами.

— Если местная федерация или союз будут развиваться в таком темпе, то траны в скором времени Смогут вступить в Содружество. Когда они будут приняты, то их мир будет сразу же переведен в регистр из класса 4-В в 5-А. Их можно даже будет квалифицировать специальным классом 2. Это означает, что им можно будет поставлять товары и услуги, к тому же в большом количестве. — Этан хотел еще что-то добавить, но Малайка поднял руку и остановил его.

— Вы заслужили у них доверие. Я не собираюсь объяснять вам, как важно при торговле пользоваться доверием. Вы знаете местных обитателей и их желания. Это все вы можете объяснить комиссионеру.

— Конечно, сэр. — Этан стал понимать, куда клонит Малайка, поэтому решил выкручиваться из этой Ситуации. — Любой представитель компании сможет это. Я могу объяснить все подробности тому, кого вы назовете. А сам я с нетерпением жду возвращения к своей рутинной работе.

— Рутина. Это не для вашего возраста, сейчас вы уже не средней квалификации торговец, мистер Форчун.

— Но сэр, я и есть торговец.

— Ваша скромность вызывает уважение, Форчун. Но я не спрашиваю вас о вашем желании вернуться, а считаю, что вы должны развивать дальше то, что вам удалось достичь за эти годы, — ваши знания и опыт не для вечно путешествующего торговца.

— Должен вам возразить, сэр, что во мне нет желания рисковать, переживать приключения. Все, что произошло, — несчастный случай, а мне не нравится жить в несчастье.

Малайка кивнул.

— Я понимаю вас, Форчун, действительно понимаю. Вы устали от этого примитивного мира. Вы хотели бы стабильности, знать, в какой день куда попадешь. Вам нужна рутина и прежняя регулярность действий в работе. Вы хотите знать, какая будет завтра работа и что она не будет принципиально отличаться от прежней, так?

Этан задумался. Он понял, что его мнение и его желания поняты шефом.

— Да, это точно то, что я хочу. Если это не слишком много.

— Нет, конечно. Тогда мы договорились.

Этан подпрыгнул в кресле.

— Мы договорились?

— Конечно. Приняв во внимание все рассказанное вами, я не имею другого выбора, как назначить вас полномочным представителем торгового дома «Малайка» на Тран-ки-ки. Вы будете руководить установлением и развитием всех видов торговых операций. С вашими уникальными знаниями и опытом у нас вскоре может быть почти полная монополия на торговлю во всем регионе. Нам дается возможность обогнать все другие торговые дома. Мы должны использовать такую возможность. Правильно?

— Да, сэр. Но что касается постоянного представителя…

— Любой, пусть даже совсем недавно открытый мир для организации торговли требует постоянного представителя. Я самый счастливый человек, ведь у меня есть самый квалифицированный человек на этот посту.

Этан вновь хотел возразить, но Малайка в очередной раз опередил его:

— Конечно, такое назначение и возрастающая с ним ответственность требуют и резкого увеличения оклада. Вы можете также ожидать более выгодного и раннего выхода на пенсию, Форчун. У вас будут в подчинении сотрудники, вам не придется больше волноваться о потерянных комиссионных и нестабильных заработках.

— Даже если, сэр…

— Не благодарите меня, не нужно. Вы это заслужили. Это редкая возможность для мужчины вашего возраста. Обычно служат по двадцать и тридцать лет, прежде чем достигают такого положения. После того как наша монополия будет укреплена, а вы подготовите достаточно людей для ведения бизнеса, торговый дом переведет вас в другой мир. Скажем, в Париж или Новую Ривьеру.

Этан заколебался.

Сами по себе назначение и увеличение жалованья не очень сильно могли повлиять на его решение, но когда к этому еще добавилось последующее назначение в один из райских миров, то об этом стоило подумать. Более того, такое назначение приносило огромную прибыль. Быть доверенным представителем в таком мире, как Новая Ривьера, значило иметь такие сумасшедшие прибыли, которых не могла дать ни одна работа в Содружестве.

Несмотря на столь заманчивые предложения, более яркими были другие воспоминания: о пронизывающем до костей арктическом холоде, невыносимом ветре и более прозаических опасностях Тран-ки-ки. Они воздействовали на него сильнее, чем будущее тепло пляжей непосещенных миров. Неправильным было бы утверждать, что у него нет выбора. Он мог бы принять назначение и продолжать здесь свою деятельность или же отказаться от всего и первым кораблем улететь на Дракс-4, где изучить новую профессию. Дракс-4 был малым и цивилизованным миром, но не среди ведущих. Там не так-то легко получить подходящую работу.

— Не благодарите меня, — вновь сказал Малайка. — Я дам распоряжение открыть от фирмы счет для вас, с которым вы будете работать. За несколько недель вы подготовите подробный доклад о наших перспективах. Мне необходимо знать, с каких мероприятий, по вашему мнению, мы должны начать, какая помощь вам нужна, что за оборудование для офиса вы хотели бы получить, какие товары для условий планеты и ее развития необходимы в первую очередь. Я полностью доверяю вам и уверен, что вы будете действовать обдуманно и с выгодой для нашего торгового дома. Повышение вашего жалованья будет сейчас же введено в компьютер компании. Я думаю, теперь уже все. — Он привстал, чтобы закончить разговор, но вдруг замялся. — Еще один вопрос. Как вам удалось оплатить эту связь?

— Это подарок друга.

— Да, тогда это действительно хороший друг. Итак, мне доставил большое удовольствие наш короткий разговор. Может быть, когда-нибудь обстоятельства приведут вас на Мот и мы сможем лично встретиться. Милейшее место, Мот. Здесь есть все условия, чтобы мужчине пораскинуть мозгами, напрячься, но и хорошо расслабиться.

— Уверен в этом.

«Ты не будешь рисковать отморозить задницу, чтобы прилететь сюда», — подумал Этан, но если бы он знал Малайку лучше, он не стал бы так рассуждать. Или остался при своем мнении. Ведь он и Малайка были похожи — безрассудством.

— До свидания, Форчун. Я с нетерпением жду вашего доклада.

Экран замигал и сразу же погас. Оператор стал нажимать на свой пульт, но вскоре повернулся к обоим мужчинам и сказал:

— Связь отключена с той стороны. Еще что-нибудь?

Не в состоянии что-либо ответить, Этан только мотнул головой, когда поднимался с кресла. А он еще всегда считал себя хорошим торговцем. Оператор открыл им дверь, и они вышли в зал ожидания. Очередь молча смотрела на них, проходящих по коридору.

— Итак, приятель, все опять идет как нельзя лучше. — Септембер положил руку на плечи Этана.

— Конечно. Для Малайки.

— А что насчет жалованья?

— Деньги не могут помочь купить счастье.

— Хорошо, но в этом философском вопросе наши точки зрения отличаются. Ты должен восхищаться своим боссом. Он так искусно представил твою идею своей. Он даже не дал тебе возможности выбирать.

Они повернули по ходу коридора.

— Повышение зарплаты и новая должность просто великолепны. Особенно если бы это происходило бы в другом мире. — Этан кивнул в одно из окон, за которым расстилались огромные поля льда и снега.

— Что с тобой? Тран-ки-ки потеряла для тебя всю привлекательность? Я думал, что ты сейчас чувствуешь себя здесь как дома. У меня перед глазами картина, как ты в будущем бороздишь эти ледяные просторы на «Сландескри», занимаешься строительством коммерческого центра и офиса, а вот ты уже вальяжно расселся в теплом кабинете и просматриваешь торговые журналы. А с глубинно-космическим лучом связи ты не чувствуешь себя оторванным от происходящею во всем Содружестве. К тому же будет и здесь происходить что-то новое и необычное, появятся новые визитеры; вдруг тебе удастся принять на работу несколько миленьких молоденьких женщин. А там смотришь, и тебя переведут в райское местечко типа Парижа.

— Ты все описываешь так привлекательно и обоснованно, что я уже думаю о том, не работаешь ли ты на Малайку?

— Совсем иначе. Если траны получат статус присоединяющихся к Содружеству, то тебе удастся во многом опираться на наших друзей. Твое назначение было бы полезным для тебя и для наших друзей.

— Если это все так чудесно, то почему ты не позвонишь Малайке и не предложишь ему свои услуги на этом посту?

Глаза Септембера расширились.

— О чем ты говоришь? Что, я похож на сумасшедшего? Я сматываюсь отсюда на ближайшем корабле!


Алан Дин Фостер Проводники всемирного потопа ( Ледовый Союз-3) | Проводники всемирного потопа | Глава 2