home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Во время коротких остановок в «Медной Обезьяне» ни Этан, ни Сква не посещали исследовательского комплекса, просто им было незачем. Это была группа зданий в поселке, которые были первыми возведены на аванпосте. Первыми на планете появились разведчики, затем ученые и исследователи, а последним уже чиновничество. Как и другие комплексы аванпоста, здания были встроены в мощный слой льда и вечной мерзлоты.

В большом зале заседаний, куда их привел Вильямс, лежали изображения поверхности Арзудуна в нескольких уровнях. Полдюжины умных лиц повернулись к ним, когда они вошли в зал. Среди них была и интеллигентная женщина ростом еще ниже Вильямса. Она была в широком клубом одеянии, ее волосы спускались на плечи. Ей можно было дать и тридцать лет, и шестьдесят. Ее рукопожатие было мягким.

— Меня зовут Чила Хванг. Это мои коллеги. — Она представила каждого из них. — Если Миликен не сказал вам, то я — руководитель метеорологического отдела аванпоста.

— Погода здесь единственная вещь, которую стоит изучать, — ехидно заметил Септембер.

Она повернулась и попыталась встретиться с ним взглядом.

— Миликен рассказал мне о вашем отношении к планете и своеобразном чувстве юмора, мистер Септембер.

Исполин ухмыльнулся.

— Постараюсь сохранить цивилизованные манеры и не съесть одного из ваших ассистентов.

— Что у вас за проблема, так взволновавшая всех? — спросил Этан у дамы.

— Посмотрите сюда, — она подвела их к дальней стене, достала из кармана костюма маленький пульт и включила его. Стена засветилась. Это был встроенный экран трехмерного изображения, который и объяснял наличие в комнате разнообразных фотографий и картин.

— Может быть, вы узнаете это, мистер Форчун?

— Лучше называйте меня просто Этан. Инфракрасные снимки, но чего?

— Земли, на которой мы стоим, дружище, — заметил Сква. — Вот Арзудун, а вот и поселение аванпоста.

— У вас опытный глаз, — похвалила она его.

— А почему у вас инфракрасные снимки, а не фотографии со спутника?

Один из коллег Хванг с горечью в голосе ответил:

— Мы не на главном посту, поэтому у нас нет спутника. Мы не можем до сих пор получить резолюцию с высокого уровня. Приходится применять простейшее оборудование.

Этан хотел узнать у друга, откуда у него такой опыт идентификации топографических изображений, но Хванг продолжала свои пояснения:

— Вы узнаете это? — Центр снимка был интенсивно оранжевым.

— Похоже на Софолд, — ответил Этан. — Родной остров наших друзей-транов. Центр вулкана нельзя не узнать.

— Правильно. А это? — Оба мужчины пытались определить место. — Это неудивительно. Вы там никогда не были, поэтому не можете узнать. Там не было никого из людей Это расположено далеко на юг от Арзудуна. А это инфракрасная мозаика южного континента, — продолжила она, показывая следующее изображение. — Обратите внимание на линии здесь и на пятна на ледовом океане.

— А что с ними? — спросил Этан.

— Их не должно быть, — это сказал Геральд Фрезер, ассистент. — Мы изучаем климат планеты уже много лет, составлены все карты, это продолжается с момента строительства здесь аванпоста. До сих пор не было никаких сюрпризов. А это напоминает кусок угля в вашем мороженом.

— Герри прав, — подтвердила Хванг. — Эти пятна и тени неправильные. Они подходили бы для Казахстана, но не для Тран-ки-ки.

— Если это неправильно, то что это все означает?

— Изменения в климате.

Этан и Сква переглянулись.

— Я не понимаю, — спросил Этан, — морозы будут усиливаться или ослабевать?

— Это не связано с морозами. — Хванг продолжала показывать фотографию. — Этот маленький район резко отличается от окружающих. Анализ атмосферы подтверждает здесь наличие континентального плато.

— Вулканы, — Септембер сразу же определил. — Ими полна вся планета. Я не вижу здесь проблемы.

Хванг улыбнулась.

— Вы полны сюрпризов, мистер Септембер. Да, конечно, в этом мире полно вулканов, но в данном Случае наши исследования не подтверждают этого. К сожалению, у нас нет и специального спутника для детального обследования той территории. Для изучения такого отсталого мира нам не выдают дорогостоящего оборудования.

— Не скажите случайно об отсталости Гуннару, — сказал Этан. — Траны добродушны, но очень гордятся своей цивилизацией.

— Не придирайтесь к словам, мы ведь стараемся для местных жителей Тран-ки-ки, — заметил один из исследователей.

Другой физик продолжил:

— Поймите, мы не можем найти природных объяснений всем этим явлениям. А изменения в этом регионе постоянные, а в последнее время они стали резко нарастать. В конце концов, это не вулканические признаки, такого еще нигде не наблюдалось. Что-то происходит внутри планеты.

Хванг выключила трехмерный проектор.

— Можно было бы отнести это к проявлениям вулканической активности, но мы должны быть уверены в этом. Наши исследования не позволяют утверждать этого с достаточной степенью достоверности, поэтому нам необходимо побывать там, что связано с большими проблемами. Поскольку эта планета относится к классу 4-В, то у нас нет ни малых околопланетных кораблей, ни специальных самолетов.

— У администрации есть самолет для посадки во льдах, но он сломался еще при предыдущем Комиссаре. О тех событиях вам известно лучше, мы все прочитали об этом в ваших докладах.

— Я владел рядом со зданиями мини-средства для передвижения по льду, — сказал Этан.

— Их применяют на очень коротких расстояниях. К тому же в ледовом океане, который нужно пересечь, один порыв ветра унесет его на два километра.

— Хванг нетерпеливо продолжила:

— Никто из нас не выходил за пределы этого острова. Поэтому мы внимательно изучили ваши доклады. Для нас это совершенно новый мир. У нас нет необходимых знаний и опыта нахождения в ледовом океане. Никто из нас никогда не видел и этих необычных созданий, которых местные обитатели называют ставанцерами. Нам необходима помощь таких опытных людей, как вы, для поездки на южный континент.

Хванг с большой надеждой смотрела на Этана.

— Нет. Точнее, мы согласны помочь вам при подготовке советами и рекомендациями, не правда ли, Сква?

Септембер посмотрел на хронометр:

— Конечно, мы поможем, если это не займет больше двух часов. Я должен успеть до отлета челнока, и ничто не сможет меня остановить.

Хванг пыталась разглядеть взгляд Этана.

— А как вы, мистер Форчун? Миликен говорил, что вы собираетесь здесь еще остаться.

Этан зло посмотрел на учителя. Вильямс не отвел взгляда.

— Да, я еще побуду здесь некоторое время. Но в мои обязанности входит только деятельность для развития торгового дома «Малайка». Мне нужно основать здесь торговое представительство с рядом складов а образцами товаров. Как вы знаете, кругом только ледяные поля, сотрудников у меня еще нет, я еще даже не знаю, с чего начать.

— Мы можем вам помочь в этом. У нас хорошие отношения с администрацией, — заметил один метеоролог.

— Может быть, с научной точки зрения, — согласился Этан, — но не с коммерческой. Мне еще нужны жилые помещения, в первую очередь для себя.

— Мы можем предложить вам даже постоянные апартаменты. У нас уехало несколько ученых, поэтому одно помещение будет для вас, а другое для вашего офиса. Это гораздо лучше, чем то, что администрация сможет предложить вам.

Этан чувствовал себя человеком, поднимающимся по лестнице, которая не была прочно установлена.

— Я ценю ваши предложения и сочувствую вашей ситуации, но у меня нет ни минуты для себя лично, у меня сейчас горы работы, а вы вдруг предлагаете мне исчезнуть на несколько недель. Я только что вернулся сюда, к цивилизации. Если вам нужен корабль для передвижения по льдам, то я могу связаться с Арзудуном, и договориться, чтобы вам помогли доехать до Пойолавомаара. Когда же вы окажетесь там, то сможете нанять команду с кораблем для поездки на юг.

— Та местность, куда мы хотим проехать, находится на огромном расстоянии от Пойолавомаара, а мы не знаем ни местных обитателей, ни их дорог.

— А почему бы вам не дождаться ваших новых спутников и новой дополнительной аппаратуры? Вы смогли бы все перепроверить, оставаясь в безопасности и комфорте.

— Ситуация касается не нашего комфорта или безопасности, — заметила Хванг, — а безопасности местных жителей — транов. Мы знаем многих из них по именам, с симпатией относимся к ним и не хотим, чтобы на их планете происходило что-нибудь плохое и непредвиденное.

— Теперь подождите минутку, — сконфужено заметил Септембер. — Мы все говорим о необъяснимых феноменах на юге планеты, но никто не говорит о возможных отрицательных последствиях для всей планеты.

— Трудно прогнозировать события в масштабах планеты, не имея твердой уверенности, — заметил один из ученых. — Поэтому нам и нужно попасть туда, чтобы на месте во всем разобраться.

— В любом случае продвигаться на юг вы можете только через Пойолавомаар, другой возможности у вас нет.

— А что вы скажете о построенном вами особом ледовом корабле? — спросила его Хванг.

— Мы ничего не строили, — сказал Этан строже, чем сам того хотел. — Траны сами построили каждый его блок.

— Извините. Корабль все же построен по вашей модели. И это самый быстрый и надежный корабль, на нем можно передвигаться на большие расстояния. Если бы вы могли…

— Не может быть и речи. — Вдруг он понял цель всей этой встречи. Они хотели бы использовать «Сландескри». — Этот корабль пойдет только в одном направлении — на запад. Его команда слишком долго отсутствует дома, а там беспокоятся семьи, друзья и возлюбленные. Они хотят домой так же сильно, как и Сква.

— Мы все понимаем и сочувствуем. Мы прочитали все о Гуннаре и его людях. Но это дело касается их гораздо больше, чем нас. Может быть, их мир находится в опасности. Вы должны убедить их помочь нам.

Этан покачал головой.

— Гуннар теперь наследник трона Уоннома. У него есть политические и личные причины срочно возвратиться домой. Хотя они наши друзья, мы для них остаемся чужими, а они для нас — транами. Они нам ничего не должны, наоборот, мы обязаны им нашей жизнью. Не может быть и речи об их поездке на сотни километров южнее.

Этан подумал: «А что, если это не вулканические явления, тогда что? Но это не его дело. Он торговец, коммерсант, а не ученый. У него своих проблем полно.»

Но Хванг не отставала:

— Мы не можем вас заставлять, но вы поймите, мы уговариваем вас помочь нам только потому, что у нас нет выбора. — Она беспомощно развела руками.

«Что за необычное начало отношений с постоянным составом аванпоста? — подумал Этан. — Чего они ожидают?» Даже если бы он согласился поехать с ними, как можно уговорить Гуннара с его командой? Ведь у самого Гуннара сейчас медовый месяц. Интересно, а у транов есть медовый месяц? Но это неважно. Им все равно нужно возвращаться в Софолд, чтобы проинформировать родных и близких о том, что они остались в живых. Отец Эльфы думает, что его дочь погибла так же, как и команда большого корабля, а их кости разбросаны по льду. Горожане Софолда не знают, что они вошли в большой и растущий союз. Гуннар и Балавер должны их проинформировать об этом, рассказать о будущем.

Этан все подробно объяснил Хванг и ее коллегам. Но они не хотели понимать, они продолжали заходить с другой стороны.

— То, что вы рассказали, означает, что они не могут поехать только из-за того, что им нужно доставить сообщение домой.

Бланчард спросил:

— А какова минимальная команда на таком корабле, как ваш ледовый?

— Я не знаю точно, — ответил Этан. — Я был всегда только пассажиром и не думал об этом. Когда вы изучаете новую часть планеты, то приходится и защищаться, поэтому команда должна быть соответственно увеличенной.

— Эта поездка носит чисто научный характер. Мы не собираемся сражаться.

— Вы можете не хотеть, — заметил Этан, — но Тран-ки-ки может поставить вас перед многими проблемами. Здесь неизвестный и опасный животный мир, да есть еще и траны, с которыми у нас не было контакта.

— У нас будет соответствующая экипировка. Мы не возьмем современное оружие, превосходящее вооружение транов, ведь оно запрещено, но для своей безопасности кое-что прихватим. Вы можете нас не запугивать, мы уже все обсудили в своем кругу и решили в любом случае туда отправиться. Кое-что об опасностях этого мира нам также известно.

Этан пытался что-нибудь сказать им о том, чем отличается путешествие вокруг поселения от длительной поездки на юг планеты, но понял, что это будет простой потерей времени.

— Мы могли бы предложить особо нуждающимся в поездке домой свою помощь, а также доставить туда старшего из знати. В вашем отчете его зовут Балавер; он мог бы обо всем рассказать в Уонноме, он уважаемый член суда города, ему бы там поверили. А мы бы нашли среди транов желающего стать капитаном в нашей поездке. Мы могли бы щедро заплатить вшей команде.

— Но траны не берут денег.

Хванг заулыбалась:

— У аванпоста есть компактная плавильная установка. Мы смогли бы по их заказу изготовить для них все необходимое из стали. По возвращении мы наполнили бы весь корабль необходимыми им металлическими предметами.

Продажа электронных вещей все еще была запрещена на Тран-ки-ки, а вот изделия из стали ценились транами гораздо больше золотых. Даже скучающий по дому Гуннар не смог бы отказаться от такого предложения.

— Вы также могли бы сказать им, что они расширят знания о своем мире, установят дружеские отношения с другими народами.

Это был призыв в такой же степени к нему, как и к транам, подумал Этан. Поехав с ними, он мог заниматься своим бизнесом, заключать новые контракты, находя что-нибудь для покупки у местных обитателей. Ведь при цивилизации Содружества электронные вещи были очень дешевыми, а произведения искусства и антиквариата ценились особенно высоко. В итоге Этан сказал им:

— Я все еще не уверен, но передам ваши предложения Гуннару и его людям. У них есть право самим отказаться от них.

— Это все, что мы хотели. — Она просто засияла от радости. Затем обратилась к Этану: — Я надеюсь, что вы расскажете обо всем вашим друзьям-транам так же откровенно и честно, как и мы вам.

— Я все расскажу им в деталях. А почему бы нам не пойти и не рассказать им обо всем самой?

Она покачала головой.

— У меня плохой контакт с транами, и я не знаю языка. В такой ситуации говорить через электронного переводчика будет менее убедительно. К тому же они ваши друзья. Если они согласятся помочь нам, то я буду считать их также своими друзьями.

Другие ученые согласно закивали.

— Посмотрим, — сказал Этан. — Но я не могу давать никаких обнищаний.

— Нам нужно давно уехать домой.


Гуннар закончил свою короткую речь, сентиментальность которой была оценена другими транами в комнате. А здесь были Балавер, старший из знати, капитан «Сландескри» Та-ходинг, Эльфа и Гуннар с двумя рыцарями. Этан и Миликен Вильямс говорили от имени исследовательской станции, а Сква сидел рядом. У него вновь перенесли вылет челнока на раннее утро.

Когда Гуннар сел, Та-ходинг нагнулся над столом и спросил:

— Куда они хотят, чтобы мы их доставили, друг Этан?

Вильямс развернул карту, приготовленную Хванг и ее коллегами. Она была сделана на основе инфракрасных фотографий. Они с нетерпением ожидали, как траны прореагируют, ведь они до сих пор никогда не видели всю планету сверху. Они ориентировались по ветру и рельефу, наземным отметкам и традициям. Подобия карты или плана им были тоже известны, но не воздушные.

Траны измеряли расстояние в сатчах, поэтому по просьбе Этана картограф все расстояния отметил в этих единицах измерения.

Эльфа внимательно рассматривала карту.

— Никто еще не ездил так далеко на юг и восток. Этот регион совсем нам не известен.

— До того, пока мы не предприняли путешествия на «Сландескри», никто из Софолда не ездил так далеко на восток, — сказал Этан. — Мы поедем вначале в сторону Пойолавомаара, эти территории хорошо вам знакомы; к тому же мы можем у ваших союзников произвести в случае необходимости ремонт корабля. А затем мы должны направиться строго на юг, пересечь экваториальную часть — вы ее называете Изогнутым Океаном — и прибыть уже на южный континент. Континентальное плато проходит на запад и восток от этот пункта. Я не думаю, что мы встретим что-нибудь, не известное нам.

Этан свернул карту.

— Вы доставите людей Чилы Хванг на полюс, а они каждому члену экипажа по возвращении гарантируют льготы и преимущества, о которых мы уже рассказывали вам.

— Люди выделят маленький корабль для передвижения по льду, на котором часть экипажа «Сландескри» вернется домой в Уонном. Они сумеют обо всем рассказать. А владельцы корабля будут щедро вознаграждены. Обратный путь будет длиннее, но уже менее опасным, пойдет по знакомой дороге. А когда по возвращении вы войдете в большой зал Уоннома и расскажете обо всех приключениях, то вас встретят с почестями и наградят. С собой вы привезете столько ценных металлических изделий, что ваш город-государство будет самым большим, поэтому будет легче присоединять к союзу и другие государства.

— Ты балуешь нас, друг Этан, — сказал Балавер. — Такой оплаты бесценным металлом я не мог себе представить.

— Почему мы думаем только о вознаграждении. Мы проедем по новым пространствам, узнаем много нового, приобретем новых союзников и друзей.

Эльфа посмотрела на Этана.

— Ваши ученые друзья предлагают нам огромное богатство всего лишь за транспортировку их в другой район; это будет длиться столько же, сколько я отсутствовала дома и не видела отца, но я знаю, что он посоветовал бы мне.

Гуннар внимательно изучал свою правую лапу, осторожно передвигая мембрану. Затем посмотрел на Сква Септембера, прислонившегося к стене.

— А что думаешь ты, друг Сква? Должны мы принять это предложение?

Септембер с одинаковой иронией смотрел на людей и транов.

— Каждый из вас не прав. У нас теплая кровь и холодные души. Я считаю, что Этан совершенно зря рискует, вновь пускаясь в это ненужное ему путешествие, а вам оно зачем? Почему вы не уезжаете домой?

Вильямс стал внимательно смотреть на транов.

— Конечно, существуют опасности. Но только обычные для путешествий по ледовому океану. Ученым необходимо выяснить, какие именно изменения происходят на юге вашей планеты.

— Как это может повлиять на наш Софолд, ведь он находится так далеко?

Вильямс стал объяснять более доходчивым языком:

— Вы все еще рассматриваете мир как одно место, как один только ваш дом или город. Мир представляет собой живой организм. Что происходит на одной стороне планеты, вызывает эффект и на другой. Представьте себе существо без рук или ног. Если болезнь не лечить своевременно, она убьет весь организм. Нам сейчас нужно найти больное место.

— Учитель говорит правильно. Я согласен с ним, — сказал Балавер.

Гуннар и Эльфа обменялись взглядами. Она медленно кивнула. Но окончательное решение принимали не они, ведь это было не государственное дело. Поэтому Гуннар посмотрел на капитана «Сландескри».

— Что у нас с кораблем? Какой нужен ремонт перед таким путешествием?

— Никакого, сэр Гуннар. Корабль в готовности. Я его подготовил для поездки домой, она ведь тоже не из коротких. Мысль о путешествии на юг с неполной командой не очень радует меня, но это можно попробовать.

— Нам нужно приехать на южный континент как можно быстрее. Конечно, при этом один-два дня не будут решающими, — объяснил Вильямс.

Капитан посмотрел на него.

— Тогда я не вижу проблемы в том, если мы отправим часть нашей команды с некоторыми подарками. А кто отправится в это путешествие, тот должен по возвращении получить большее вознаграждение.

— А капитан должен быть вознагражден щедрее всех, — заметил Сква.

— Всегда был такой обычай в оплате, — заметил капитан.

— Всем будет достаточно, — Гуннар поднял свою огромную лапу над Вильямсом. — Но это будет последняя поездка «Сландескри», перед тем как он появится в Уонноме. В моих ушах эхом отзывается плач моей семьи.

Вильямс подтвердил:

— Я обещаю. После этого вы уедете домой богаче и мудрее.

— Вопрос решенный, — сказала Эльфа. — Но повлияли на нас не обещания всех стальных богатств, а просьба Миликена Вильямса. Мы все еще у него в долгу. А траны не любят слишком долго оставаться должниками.

Этан знал, почему так говорила Эльфа. Школьный учитель сумел дать транам много практических знаний, которые помогли им выиграть две основные битвы за Уонном и Молокин. Речь шла не о независимости, а о самих жизнях.

— Каждый бы сделал на моем месте то же самое. Просто я оказался в нужное время в нужном месте, — скромно заметил учитель.

— Миликен, почему ты не спешишь обрадовать твоих друзей хорошей новостью? Мне кажется, от волнения они уже сгрызли ногти, — сказал Этан.

— С большим удовольствием. Они сейчас же займутся необходимыми приготовлениями к отъезду.

Подошел капитан.

— Я должен сообщить волшебнику по металлам, что ему надо подготовить к нашему возвращению.

Эльфа заулыбалась.

— Хорошо возвращаться не только с историями, но и с подарками от людей.

Подобно лазерному лучу, солнце Тран-ки-ки освещало Арзудун, выделяя силуэты снежных и ледяных возвышенностей. Специальные автоматы убирали лед с поверхности купола ангара, в котором находился космический челнок.

Этан видел, как корабль поднялся из подземной части космической гавани, как ядро из кожуры. Затем он полетит на орбиту, где соединится с его космической маткой — основным кораблем, на который перейдут пассажиры. После этого космический исполин с КК-двигателем исчезнет из системы Тран-ки-ки через особое пространство поля, в котором развивается скорость гораздо большая, чем скорость света.

Этан вместе с другими обитателями аванпоста наблюдал за регулярным отлетом «шаттла». Затем все разошлись, занятые ежедневной работой.

Он тоже направился к себе. Основание торгового представительства требовало много бумажной работы, независимо от благоприятного отношения Комиссара. Ему необходимо было провести подготовительные работы для будущего строительства до отъезда на «Сландескри». Расчеты надо было заложить в компьютерные программы, также как требования к будущим сотрудникам и информацию для них. Ведь, может быть, он будет отсутствовать три или четыре месяца. И если компьютер обработает и передаст рабочие расчеты, то Малайка решит, что он находится на рабочем месте.

В конце коридора он увидел мощную фигуру, прислонившуюся к стене. Он быстро посмотрел в окно — челнока давно уже не было. Менее всего он ожидал увидеть фигуру гиганта у своей двери.

Септембер заговорил первым, так как Этан лишился дара речи.

— Это ты во всем виноват.

— Моя вина? О чем ты? — Он взволнованно жестикулировал, не приходя в себя от неожиданности. — Почему ты не на «шаттле»?

— Потому что я здесь. Разве я могу сразу же быть в двух местах?

— Это понятно.

— А разве не понятно, что твоя вина в том, что я остался здесь? А виновато твое архаическое чувство ответственности. Если бы я сейчас взял оружие и снес тебе голову, ты наверное, бы извинился за расход энергии. Где ты появляешься, возникает чувство вины.

— Никто не может обвинять в этом другого человека, Сква. Все в тебе самом.

— Зачем я пошел на эту встречу с Вильямсом? Еще все эти разговоры о метеорологических изменениях и опасности для планеты.

Этан понимал, что сейчас неподходящий момент для улыбки, но не смог себя сдержать. Ему было ясно, что Сква спорит не с ним, а с самим собой.

— Сква, ты ведь знаешь главные отличия человека, почему же ты сопротивляешься?

— Ты уверен, что я человек? Может быть, я никогда им и не был.

— Просто ты смущен. Но это пройдет. У тебя есть возможность улететь через месяц.

— Одну вещь запомни, Этан. Когда мы поедем на южный континент, ты еще не раз будешь благодарить меня за то, что я с тобой. Ведь в условиях такого путешествия ты не можешь рассчитывать на помощь ученых.

— Так, значит, ты едешь с нами? Я очень рад! Представляю, как обрадуется Гуннар с Эльфой и другие траны. Ведь только одно твое присутствие поднимет их дух.

— Ты подумай о том, как они наивны и как далеко они собрались.

Этан вспомнил опасные приключения со Сква, когда они множество раз спасали друг другу жизнь. Поэтому для него появление самого испытанного друга было отрадным и успокаивающим.

— Надеюсь, что у нас не будет столкновений с варварскими ордами, мы не натолкнемся на экзотические стада.

— Ты ведь знаешь, что этот мир изучен даже нами с тобой незначительно. Здесь может произойти все что угодно.

— Ну, а теперь хватит. Я хочу есть.

— Что мне сказать, если спросят о твоем появлении?

— Скажи, что я проспал.

Этан размышлял после ухода Сква, не было ли у того иных причин остаться на этой планете? Может быть, он не хотел кого-то увидеть на челноке? Вообще-то, у Септембера была загадочная судьба.

Слишком много вопросов, а ему нужно решить проблему с торговым представительством и предстоящей экспедицией.


Глава 2 | Проводники всемирного потопа | Глава 4