home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Когда позвонила Нина и сказала, что она вернулась, я поехал на ферму, где она, зевая, заправляла баки.

Льюис уже закончил уборку фургона и ставил его на привычное место, Харв и Фил еще не вернулись, так как путь до Вулвергемптона неблизкий, но все остальные фургоны, перевозившие кобыл, кроме машины Азиза, уехавшего в Ирландию, были на месте.

Льюис просунул свой журнал в прорезь для писем и коротко рассказал мне, что он благополучно довез свою пару до мистера Ашера и что ему пришлось помогать старшему конюху седлать лошадей, потому что все остальные конюхи мистера Ашера делать этого не умели, а Нина сказала, что у нее нет с собой, подходящей одежды. Как я понял, он был не слишком высокого мнения о Нине потому, что она оставила много работы на его долю. Пожалуй, зря, с некоторым злорадством подумал я, она так разорялась утром по поводу фотографий младенца.

Нина отвела фургон на мойку и взялась за шланг. Глядя на ее старые джинсы, некрасивый свитер и выбившиеся пряди волос, я понял, почему ей не хотелось показываться на людях, да и кроме того, кто-нибудь из толпы на ипподроме вполне мог ее узнать и начать задавать ненужные вопросы.

Льюис уехал. Я подошел к Нине и предложил вычистить за нее фургон, если она в свою очередь сделает кое-что для меня. Она с облегчением вздохнула и спросила:

— А если Харв приедет?

— Что-нибудь придумаю.

— Ладно. А мне что делать?

— Возьмите новые салазки и посмотрите, нет ли каких контейнеров над баками с горючим. Она удивилась.

— А я думала, Джоггер все осмотрел и нашел только три.

— Действительно, — ответил я, — он сказал мне о трех. Но я совсем не уверен, что он заглядывал под другие фургоны. Хочу проверить.

— Идет, — согласилась она. — А почему вы сами не посмотрите?

— Особые причины.

Она с интересом посмотрела на меня, но ничего не сказала, просто взяла салазки из сарая и методично начала осматривать фургоны. Я закончил уборку и снаружи и внутри и поставил фургон куда положено. Потом присоединился к ней у дверей конторы.

— Что ж, — сказала она, стряхивая грязь с локтей, — еще один есть, под фургоном Льюиса, тоже пустой. Льюис! Значит, мы сегодня возили два пустых контейнера в Лингфилд, но я все время находилась рядом. Льюису это не понравилось, но он вполне был в состоянии единолично помочь старшему конюху седлать лошадей, я ему была без надобности. Тем не менее он теперь занес меня в черные списки. — Было непохоже, что это обстоятельство ее сильно расстроило. — Никто к фургонам не подходил, могу поклясться. И днища никого ни в малейшей степени не интересовали.

Я немного подумал.

— Льюис в своем фургоне катил во Францию, когда Джоггер обнаружил второй и третий контейнеры. Он уехал в пятницу и вернулся около двух утра во вторник.

— Ну так, значит, Джоггер ничего не знал про этот Контейнер. Когда Льюис вернулся, он уже был мертв.

Во двор въехал Харв, разгоняя светящимися фарами спускающиеся сумерки.

— Хотите, посмотрю под фургоном Харва? — предложила Нина.

— При случае. И под другими, которые мы пропустили.

— Хорошо. — Она опять зевнула. — Завтра я куда еду?

— Изабель записала вам поездку в Лингфилд.

— А, ну ладно... по крайней мере, дорогу знаю. Я спросил с безразличным видом:

— Даже не знаю, где вы живете. Вам далеко сюда ездить?

— Около Стоу на Уолде, — ответила она. — Час езды.

— Далековато. Гм... что, если я угощу вас ужином где-нибудь по дороге домой?

— Так я для ужина не одета.

— Тогда в пабе?

— Согласна. И спасибо.

Я направился к Харву, который заправлял баки своего фургона, и нашел его в прекрасном настроении. Жеребец, которого он возил в Вулвергемптон, пришел первым, а он к тому же на него поставил. Конюх, сопровождавший лошадь, уверил его, что это верняк. Как ни странно, на этот раз он не ошибся.

Когда он кончил заправляться, я попросил его зайти в контору и посмотреть график на следующий день Я заметил, как Нина воспользовалась случаем и исчезла под фургоном Харва.

Мы обсудили график, который был, к нашему общему удовольствию, вполне насыщенным. Сам он должен был ехать в Чепстоу, один из его самых любимых маршрутов.

— Здорово, — сказал он, а я рассказал ему, как Бенджи Ашер забыл отправить лошадей на барьерные скачки. — Ума не приложу, как ему удается выигрывать, — сказал он. — Поверь мне, ему дьявольски везет. Прошлым летом в тех скачках, в которых он участвовал, постоянно снимали по три лошади. Помнишь, в Пиксхилле ходила какая-то зараза. Так в этих классических скачках чаще всего участвуют только пять-шесть лошадей, так что мистер Ашер обожает в них выигрывать. Он выиграл кубок Честера в прошлом году, имея всего двух противников. Я точно знаю, сам возил победителя, если помнишь.

Я кивнул.

— Он всегда старается выставлять своих лошадей в тех скачках, где очень мало участников, — согласился я. — Я сам выигрывал для него в скачках, где участвовали всего две-три лошади, по большей части трехмильных с препятствиями.

— И еще он выжимает из бедняг все, что можно, — неодобрительно добавил Харв. — Похоже, ему плевать, если они к финишу охромеют.

— Хромые не хромые, а кругленькую сумму он огребает.

— Ты можешь шутить сколько хочешь, — запротестовал Харв, — только он все равно поганый тренер.

— Нам нужно привезти его жеребца из Италии на следующей неделе, — напомнил я. — Изабель уже подготовила бумаги и договорилась о переправе.

— Жеребец-то загнанный, — фыркнул Харв.

— Вообще-то, да.

— Кто поедет?

— А кого ты предлагаешь? Он просил Льюиса и Дейва.

Харв пожал плечами.

— Можно сделать, как он просит.

— Я тоже так думаю.

Во дворе Нина вылезла из-под фургона и отрицательно покачала головой.

— Ты помнишь, — спросил я Харва, — тот кассовый ящик, что Джоггер нашел под девятиместным фургоном? Как ты думаешь, для чего он?

— Да я об этом не думал, — честно признался он. — Джоггер ведь еще пару нашел и тоже пустые? Что бы там ни было, все уже в прошлом. — Тон был беспечный. — Бедняга Джоггер.

Поскольку Сэнди поведал мне неофициально, что теперь смерть Джоггера считается убийством, я ничего Харву не сказал. Рано или поздно и так все узнают. Мы с Харвом вернулись к его фургону, откуда нам хорошо была видна спина Нины, направляющейся к сараю.

— Работенка-то ей не по плечу, — беззлобно заметил Хари. — Безусловно, водитель она классный, но Найджел сказал, быстро устает.

— Так она временно. Еще на неделю, если, конечно, никто больше не свалится с гриппом.

Вернулся еще один фургон из Вулвергемптона. Я оставил Харва заканчивать трудовой день и последовал за машиной Нины, которая как раз выезжала из ворот. Через полмили она остановилась, подошла ко мне и предложила поужинать в маленьком ресторанчике, мимо которого она проезжала каждый день. Так что тридцатью минутами позже мы уже парковали машины на стоянке у ресторана, где можно было вкусно и недорого поесть и куда редко заглядывали выпивохи.

Она распустила и причесала волосы и подкрасила губы, так что ужинал я с Ниной, выглядевшей куда моложе и на полпути к оригиналу. Народу было много, крошечные столики тесно составлены. Мы заказали бифштекс с жареным луком, графин домашнего красного вина и сыр на десерт.

— Надоело есть только то, что полезно, — заметила Нина, для которой проблемы веса, судя по всему, не существовало. — А вы голодали в бытность жокеем?

— Жареная рыба и салаты, — кивнул я.

— Возьмите масло, — сказала она с улыбкой, пододвигая ко мне серебряный пакетик с маслом. — Обожаю полуфабрикаты. Дочь меня презирает за это.

— Шоколадный торт? — предложил я, протягивая ей меню.

— Нет, до этого я еще не дошла.

Мы с удовольствием, не торопясь, выпили кофе. Я рассказал ей, что полиция пришла к выводу, что Джоггера убили, так что у меня всего несколько часов, чтобы во всем разобраться, пока они снова не нагрянут.

— Вы несправедливы к полиции, — заметила она.

— Возможно.

— Я согласна, что до разгадки так же далеко, как и вначале.

— Сэнди Смит говорит, — сказал я, — что самое главное — задать правильные вопросы.

— Именно?

— В том-то все и дело.

— Придумайте хоть один, — предложила она улыбаясь.

— Идет, — согласился я. — Что вы думаете об Азизе?

— Что? — удивленно переспросила она. Похоже, я застал ее врасплох.

— Он странный, — заметил я. — Не знаю, каким образом он может быть причиной моих несчастий, но он появился у меня на следующий день после смерти Джоггера, и я взял его вместо Бретта, " потому что он говорит по-французски и по-арабски и работал в гараже. Но сестра утверждает, что он чересчур умен для водителя, а я привык доверять сестре. Так почему он у меня работает?

Она спросила, откуда сестра знает Азиза, и я рассказал о том дне, когда он перевозил старых лошадей, и о поездке с Лиззи в аэропорт на следующее утро.

— В тот вторник, ночью, меня сбросили с причала в Саутгемптоне. Откуда мне знать, что Азиз не приложил к этому руку?

— Да нет, — запротестовала она. — Уверена, он тут ни при чем.

— Откуда такая уверенность?

— Ну, просто... он такой жизнерадостный.

— И бандиты умеют улыбаться.

— Только не Азиз, — сказала она.

Честно говоря, в глубине души я был согласен с Ниной. Может, он и бродяга, но не бандит. Тем не менее кто-то из моего окружения был бандитом, и я бы очень хотел знать кто.

— Кто убил Джоггера? — спросила она.

— На кого бы вы поставили? — спросил я.

— На Дейва, — сказала она без колебаний. — Он способен на насилие, только скрывает это от вас.

— Да, мне говорили. Но нет, не Дейв. Слишком давно его знаю. — Я и сам слышал сомнение в своем голосе, невзирая на всю мою уверенность. — Дейв не знал о контейнерах под днищами фургонов.

— Можно улыбаться по-мальчишески и быть бандитом.

Несмотря ни на что, я рассмеялся и мне стало почему-то намного легче.

— Полиция разыщет убийцу Джоггера, — сказала Нина, — все ваши беды кончатся, я уеду домой, и на всем можно будет поставить точку.

— Я не хочу, чтобы вы уезжали.

Я произнес эти слова не подумав и удивился не меньше ее. Она задумчиво посмотрела на меня, безусловно понимая, что скрывалось за ними.

— Это у вас от одиночества, — сказала она медленно.

— Мне хорошо одному.

— Верно. Как и мне.

Она допила кофе и решительно вытерла губы салфеткой.

— Пора. — Она встала. — Спасибо за ужин. Я заплатил по счету, и мы пошли к машинам, нашим верным рабочим лошадкам.

— Спокойной ночи, — негромко произнесла она. — До утра. — Она легко забралась в машину. — Спокойной ночи, Фредди.

— Спокойной ночи.

И она уехала, умиротворенная и дружелюбная, не больше. Я не знал, почувствовал ли я облегчение или нет.


Глава 10 | Движущая сила | * * *