home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вознаграждение в 250 долларов гарантируется!!!

Ролвааг пал духом. Хотя совет кондоминиума предупреждал Миллеров, чтоб они не спускали стареющего пса с поводка, детектив ощущал свою личную ответственность за кончину маленького Пинчота – хромого, полуслепого, легкой добычи для рыщущего питона. Ролвааг решил провести остаток субботы в поисках сбежавших питомцев, один из которых, несомненно, будет ползать медленно из-за предательского вздутия размером со шпица. Конечно, Ролвааг утешит Миллеров и компенсирует им потерю.

Но сперва тем не менее Ролвааг должен закончить кое-какую полицейскую работу.

Он порылся в бумажках в портфеле и выудил номер Кор-бетта Уилера в Новой Зеландии. Детектив как раз надиктовывал долгое послание на автоответчике, когда брат Джои поднял трубку:

– Начните сначала, пожалуйста. Я спал как убитый.

Ролвааг извинился и спросил:

– Ваша сестра оставила завещание?

– Оставила. Стойте, сейчас угадаю. Всплыло новое?

– Похоже на то. Согласно ему все достанется ее мужу. Корбетт Уилер засмеялся:

– Я же говорил вам, что он тупая скотина. Он правда думает, что ему это сойдет с рук?

– В том-то и дело, мистер Уилер. Я не думаю, что это Чарльз Перроне подделал завещание, если оно вообще подделано.

– Да Джои не оставила бы этому потаскуну денег даже на проезддо…

Треск помех скрыл краткий комментарий Корбетта Уилера.

– Я надеялся, что у вас есть копия подлинного завещания, – прервал его Ролвааг.

– Разумеется, есть. Так все-таки, почему вы считаете, что это не Чаз подделал?

– Потому что новое завещание автоматически делает его главным подозреваемым в исчезновении вашей сестры. Оно дает ему веский повод ее убить, чего, собственно, и не хватает нашему делу. – Хотя нашему делу многого не хватает, мог бы добавить детектив. – Если честно, – продолжал он, – я не думаю, что Чаз настолько глуп – или даже настолько жаден, – чтобы так рисковать.

Корбетт Уилер хмыкнул:

– А я думаю, что он как раз и хотел, чтобы вы так думали. Слушайте, ну кто станет морочиться и его подставлять?

– Это я и пытаюсь выяснить. – Ролвааг не сказал Кор-бетту, что, возможно, кто-то на борту «Герцогини солнца» наблюдал за убийством Джои. Детектив всегда старался не возбуждать ложных надежд в родственниках жертв. – Хорошо бы посмотреть на вашу копию завещания, – сказал он.

– Нет проблем… – опять помехи на линии. – Оно лежит в сейфе в Окленде.

– Вы не могли бы прислать его «ФедЭксом»?

– А что, если я его лично привезу?

Детектив постарался не выдать свою радость:

– Это даже лучше. Но вы же вроде собирались больше никогда не возвращаться в Штаты.

– Я-то не собирался, Карл. Жизнь заставила.

На другом конце провода Ролвааг, кажется, услышал слабый хлопок открываемой бутылки. Внезапно детективу отчаянно захотелось холодного «Фостерз».

Корбетт Уилер сказал:

– Похоже, моей покойной сестренке нужен кто-нибудь, кто присмотрит за ее делами. Да, кстати, по настоящему завещанию я тоже не получаю ни цента – на случай, если вас интересует мой мотив.

Детектив уверил его, что нет, не интересует.

– Когда вас ждать? – спросил Ролвааг.

– Послезавтра. Служба состоится в четверг.

Ролвааг снова был пойман врасплох:

– Какая служба?

– Которую я устраиваю в память о Джои, – ответил Корбетт Уилер и подавил отрыжку. – Не посоветуете хорошую церковь, Карл? Католическую, лютеранскую, методистскую – не важно, главное, чтобы место для хора было.


Ред Хаммернат слушал рассказ Чаза Перроне и думал о том, что на его долю выпало немало благ, но и немало трудов. Крупные сельскохозяйственные предприятия, наподобие его собственного, невероятно сложны, в основе их лежали серьезное загрязнение окружающей среды и каторжный труд наемной иммигрантской силы. Реду было отнюдь не просто откупаться от федералов и в то же время высасывать из налогоплательщиков выгодные сельскохозяйственные субсидии и дешевые займы, которые будут или не будут возвращены в этом столетии. Он раздумывал о сотнях тысяч долларов, которые он пожертвовал на избирательные кампании, о многих сотнях тысяч, которые ушли на прямые взятки, проституток, аренду яхт, азартные игры и другие не менее благоразумные услуги, и, наконец, о бессчетных часах лизания задниц тем самым болванам-политикам, чью верность он уже купил.

Развлечение не из простых. Ред Хаммернат злился каждый раз, слыша, как какой-нибудь вшивый либерал называет федеральный фермерский закон благотворительностью. Термин подразумевал праздность, но никто не работал больше Реда, дабы не иссяк денежный поток и не обрушились на голову неприятности. А теперь все его клятое заведение грозит развалиться на куски из-за одного-единственного человека.

– Заплати ему. Вот мой совет, – самоуверенно подвел черту Чаз Перроне. – Я знаю, это чертова прорва денег, но что нам остается?

Они сидели в офисе Реда Хаммерната, окнами на ядовитый, хоть и безмятежный с виду пруд. Чаз и Тул приехали в Лабелль в четыре утра прямо из Фламинго и вырубились, как нарки, на парковке. У Чаза в ноздрях запеклась кровь, а лицо щедро усыпали алые укусы насекомых. Ред Хаммернат глаз не мог отвести. Парень – вылитая картинка из медицинского руководства по экзотическим болезням.

– Он держит нас за яйца, – говорил Чаз о шантажисте. – Я не вижу другого выхода, кроме как ему заплатить.

Ред Хаммернат ответил, что, какова ни есть проблема, Другой выход есть всегда.

– Давай убедимся, что я все правильно понял, а то ты больно шустрый. Что там с копом? На которого ты грешил, что он вломился к тебе в дом и голосом Моисея разговаривал с тобой по телефону.

– Я был не прав. Это не он, – коротко ответил Чаз. – Он в этом не замешан.

– Что уже само по себе довольно неплохая новость, так?

– Только он узнал в агентстве, что ты купил для меня «хаммер».

– Вот черт, – произнес Ред Хаммернат.

– Поэтому я соврал, что ты дружил с Джои и оказал ей услугу – купил мне «хаммер» на день рожденья. А она потом вернула тебе деньги.

– Получше ничего придумать не мог? Господи Исусе. – Ред Хаммернат повернулся и посмотрел на Тула, который клевал носом: – Ты в порядке?

– Да, тока здорово устал.

– Тогда ложись.

– Хорошая идея, сэр. – Тул отбросил стул и клубком свернулся на ковре перед столом, точно здоровенный медведь. Ред Хаммернат покачал головой.

– Так что, если детектив спросит тебя насчет «хаммера»… – начал Чаз.

– Не беспокойся, сынок, я ему расскажу то же самое, – уверил его Ред Хаммернат. – А теперь поговорим о шантажисте. Сукин сын хочет полмиллиона баксов, и ты почему-то решил, что заплатить должен я.

– Ред, у меня нет таких денег.

– Встречный вопрос: а что он сделает, если ты не заплатишь? В худшем случае? Скажет копам, что видел, как ты выбросил бедняжку Джои за борт?

– Что, мало? – проблеял Чаз.

– Для начала он должен доказать, что был на борту.

– Не беспокойся, он там был.

– Тогда – его слово против твоего. – Ред Хаммернат подумал, как озвереют журналисты, когда будет озвучено обвинение. До сих пор Чаз демонстрировал полное отсутствие хладнокровия под давлением, и Ред Хаммернат сомневался, что его протеже станет лучше владеть собой, когда его объявят подозреваемым в убийстве. Если Чаз на самом деле убил жену, он может расколоться на жестком допросе в полиции. Тогда, видимо, грядет катастрофа для «Ферм Хаммерната» и в особенности – для самого Реда.

– Этот мудак все знает, – говорил тем временем Чаз. Ред Хаммернат клацнул зубами.

– Да, я уже понял.

– Знает про «хаммер», про уровень фосфора – не спрашивай как, но он обо всем догадался.

– Не свезло, – признал Ред Хаммернат.

Он сам виноват, что купил этот чертов внедорожник; просто его достало Чазово нытье о том, как Чазу нужна полноприводная тачка. Возможно, решил Ред, шантажист нанял частного детектива, чтобы проверить Чазовы бумаги, и тот нашел купчую на «хаммер». Как только всплыло имя Реда, не нужно быть Шерлоком, блин, Холмсом, чтобы обнаружить связь между фермами и биологом, который тестировал их сточные воды на уровень загрязнения.

– Дело дрянь, согласен, – сказал Ред Хаммернат. – Но пол-лимона – это слишком много.

– Но Джои ни хрена мне не оставила, Ред. У меня только и есть, что счет в банке.

Ред Хаммернат прикинул, что за несколько лет заплатил Чазу штук двадцать-тридцать наличными, большую часть тот наверняка спустил на гольф и шлюх.

– Расслабьтесь, мальчики. Давайте хорошенько пораскинем мозгами.

Ред залез в нижний ящик стола, достал бутылку «Джек Дэниэлс» и наполнил три стакана. Тул осушил свою порцию лежа.

– Как скоро он ждет ответа? – спросил Ред Хаммернат.

– Сказал, что позвонит в понедельник утром, – ответил Чаз.

– И он работает не один, так ведь? Ты сказал, там была его подружка.

– Зовут Анна или чё-то такое, – с пола сообщил Тул. – Она почти ничё не знает.

– Хорошо, – произнес Ред Хаммернат, хотя не особо доверял оценкам Тула. – Говоришь, она не слишком тебя испугалась?

– Да вроде нет, – пробормотал Тул.

– Странно, тебе не кажется?

– Шеф, я уже давно не пытаюсь понять женщин.

– Аминь, – сказал Чаз Перроне.

– Ну ладно, допустим, девчонка знает столько же, сколько шантажист, – сказал Ред Хаммернат. – Будем плясать от этого. Кто-нибудь готов по второй?

Тул протянул ему свой стакан:

– Когда мне можно домой, Ред?

– Как только закончится весь этот бардак. Надолго не затянется, честно.

– Я по двору соскучился. По хорошеньким беленьким крестикам.

– Погоди чутка, сынок, – попросил Ред Хаммернат. – Ты прекрасно справляешься.

Чаз Перроне прочистил горло:

– Если честно, Ред, ему есть над чем поработать. Без обид, но я должен был это сказать.

Ред Хаммернат надеялся, что у Чаза хватит мозгов не жаловаться на Тула в присутствии самого Тула, но он ошибся.

– Возьмем хотя бы прошлую ночь, – наседал Чаз. – Я оказался один-одинешенек с этим психованным шантажистом посередине проклятых Эверглейдс. В каяке.

– Но ты ведь живой? – возразил Тул.

Реду Хаммернату не было видно из-за края стола, но, судя по звукам, Тул ожесточенно чесался.

– Да, я живой. Но ты тут ни при чем, – отрезал Чаз и воззвал к Реду: – Ублюдок ударил меня по голове веслом. Ты только посмотри, что он сделал с моим носом!

Ред Хаммернат старался подпустить сочувствия в голос:

– Настоящий подонок, это уж точно.

– Я думал, телохранитель для того и нужен, – ярился Чаз, – чтобы защищать меня от вот такого вот дерьма.

Тул поднял голову и в качестве опровержения произнес:

– В лодку трое не влазили.

– А ночью в доме? – съязвил Чаз. – Парень надрал тебе задницу.

– Об этом ваще грить не будем, – огрызнулся Тул.

– С тех пор много воды утекло, – согласился Ред Хаммернат.

– Ему не меньше полтинника, – продолжал Чаз, – и он тебя чуть не убил!

– Не рассказывай сказки, мальчик, – ледяным тоном произнес Тул.

У Реда Хаммерната кончилось терпение:

– А ну живо заткнулись оба, кому сказал. Детский сад, блин.

Чаз ерзал, пока Ред медленно тянул виски. Тул отрубился и захрапел.

Прошло несколько тревожных минут, и Чаз отважился нарушить тишину:

– Так что ты думаешь, Ред? Насчет ему заплатить.

– Я думаю, у тебя проблемы, учитывая, что это из-за тебя мы попали в такой переплет.

– Но почему? Что я такого сделал? – оскорбился Чаз. «Вопрос на полмиллиона», – подумал Ред.

– Я серьезно, – настаивал Чаз. – Кем бы этот парень ни был, он может нам все испортить.

А вот это Ред Хаммернат прекрасно осознавал.

– Подожди меня снаружи, сынок. Мне надо переброситься словечком с мистером О'Тулом.

– Отлично. – Чаз уверенно направился к двери. – Может, он к тебе прислушается.

Ред Хаммернат обогнул стол. Кончиком ботинка из страусиной кожи он легонько ткнул Тула в грудь. Здоровяк печально посмотрел на него и заморгал:

– Ред, тока не посылай меня в этот Бока-етить-Ратон.

– А если удвоить плату до штуки в день?

Тул сел.

– Док свою жену кокнул.

– Да. Ты, вероятно, прав, – согласился РедХаммернат.

– Я тебе грил, что к нему приходила баба? Недели после смерти жены не прошло, а он уже по шлюхам шастает.

– Если бы он был Папой Римским, – сказал Ред, – мне бы не понадобилась твоя помощь.

Тул сбросил лямки комбинезона, чтобы легче было добраться до зудящих мест.

– По правде гря, шеф, не выходит из меня телохранитель.

– По правде говоря, телохранителем ты работать и не должен. Теперь.

Сэмюэл Джонсон Хаммернат подмигнул и хлопнул по столу толстым конвертом с наличными. Тул просиял.

– Я бы еще выпил, – сказал он.

Ред протянул ему бутылку.


Пожалуйста, сообщите Эдди или Берту Миллеру, «Сограсс-Гроув» 9-Л. | Купание голышом | Двадцать один