home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

ПЛАНЕТА РЖА

Полицейский и преступник рождаются из одной утробы.

Автор неизвестен

Кенди ворвался в вестибюль гостиницы, на полминуты опередив охранников. Служащий у стойки, невысокий человек с лошадиным лицом, в испуге поднял на него глаза.

– В каком номере потаскун? Парень с голубыми глазами? – рявкнул он.

– Э-э-э…

– Сейчас здесь будет облава, – сказал Кенди. – Какой номер?

А тот уже пробирался к запасному выходу.

– Номер сто два, – бросил он через плечо. И пропал.

Кенди бросился по коридору. Он едва миновал первую комнату, когда входная дверь распахнулась, и вооруженные охранники ворвались в вестибюль гостиницы.

– Всем стоять! – закричал один из них.

Кенди побежал дальше.

До номера 102 оставалось всего несколько шагов. Не останавливаясь, Кенди ударил в дверь плечом. С громким треском, похожим на орудийный залп, дешевый пластик поддался. Пошатнувшись, Кенди вошел в комнату. Седжал резко отскочил от женщины, вместе с которой он в последний раз вошел в отель. Они стояли у продавленной кровати. Возмущенно вскрикнув, женщина быстро запахнула на груди расстегнутую блузку.

– Сейчас здесь будут охранники, – одним духом выпалил Кенди. – Надо сматываться!

Не говоря ни слова, Седжал бросился к закопченному окну. Оно не предназначалось для открывания. Из коридора доносились крики и топот шагов.

– А ты кто такой? – женщина повернулась к нему.

Ей было тридцать с небольшим, у нее были каштановые волосы и карие глаза. Не обратив на нее никакого внимания, Кенди схватил настольную лампу, намереваясь разбить ею стекло.

– Стоять!

В перекошенном дверном проеме возникли фигуры двух охранников, один уже прицеливался, другой держал в руках камеру. Камера вспыхнула как раз в то мгновение, когда Кенди бросил в него лампой. Охранник выстрелил. Лампа ударила его по руке. Энергетический разряд просвистел в воздухе и прожег дырку в стене. Комнату наполнил запах горелого аэрогеля. Седжал не двигался. Охранник с камерой резким движением выбросил вперед руку и ударил своего напарника в челюсть. Тот замычал от неожиданности и свалился. Женщина опять закричала.

Все еще действуя на автопилоте, Кенди изо всей силы толкнул окно. Грубый пластик треснул. Еще один удар – и окно поддалось. Седжал вихрем вылетел из комнаты. Кенди последовал за ним. Если дамочка пожелала подчиниться правосудию, это ее дело. Кенди снял с себя ответственность за ее участь.

Переулок позади гостиницы был узким и вонючим. Когда вдвоем с Седжалом они вскочили на ноги и бросились бежать, что было сил, Кенди успел подумать, что, наверное, в Единстве все переулки одинаковые. Выбравшись из переулка, они стали пробираться сквозь обычную толчею на рынке. Пройдя с десяток метров, Кенди схватил Седжала за рубашку.

– Не спеши, – тихо сказал он.

Седжал повиновался, и толпа с готовностью подхватила их и понесла вперед. Не слишком спеша и не оглядываясь, Кенди шагал по улице, таща за собой Седжала. Убедившись, что за ними не следят, он втолкнул Седжала в ресторанчик и усадил в кабинке.

– Эй! – возмутился тот. – Да какого черта ты вообще думаешь…

– Я думаю, – проревел Кенди, – что я спас твою задницу. Дважды. И я думаю, что ты поэтому вполне можешь уделить мне немного твоего драгоценного времени. Или предпочитаешь пожаловаться охраннику?

Седжал воздержался от высказываний.

– Вот так-то.

Кенди откинулся на спинку стула. Он скрестил руки на груди, стараясь унять бухающее сердце и скрыть дрожь. Все, что он сделал, он сделал, подчиняясь импульсу и инстинкту, и возможные последствия, к которым его действия могли привести, он начал осознавать только сейчас. Если бы его схватили, его бы снова бросили в тюрьму Единства. В мозгу мелькнула яркая картина – извивающаяся фигура и сдавленный крик. Усилием воли он отбросил от себя этот образ.

– Что тебе нужно? – спросил Седжал с опаской.

– Одно пиво, – пробормотал Кенди и шлепнул по ползущей строчке меню. Он заказал первый же алкогольный напиток, который попался ему под палец, а для Седжала – подслащенный сок из водорослей. – Слушай, Седжал.

– Откуда ты знаешь мое имя?

– Мы разговаривали с твоей матерью.

– От моей матери держись подальше, – прошипел Седжал, склонившись к нему через стол. – Хоть пальцем ее тронь, и я отрежу тебе…

– Эй, не кипятись, я на твоей стороне, – перебил его Кенди. – Слушай, давай оставим этот тон крутого парня – грозы всех окрестностей. Если понадобится, я скажу, что ты приставил мне нож к яйцам. Договорились?

Седжал недовольно откинулся на сиденье.

– Я просто хочу поговорить, – продолжал Кенди, – задать пару вопросов.

– О чем? – встревожено спросил Седжал.

– Ты проник в сознание тех двоих в переулке? И к охраннику в отеле?

Седжал опустил голубые глаза. Он молчал.

Кенди вздохнул. Парнишка ему не доверяет, и, конечно же, на то есть свои причины. Кенди огляделся. Их кабинка обеспечивала некое подобие изолированности и укрытости от посторонних глаз. В пределах слышимости других посетителей не было.

– Слушай, – сказал Кенди. – Я не из охраны Единства, я не шпион и не работорговец. Меня зовут Кенди Уивер. Я из Братства Детей Ирфан.

– Кто это – Ирфан? – спросил Седжал.

– Такой монашеский орден, – Кенди смотрел Седжалу прямо в глаза, стараясь, чтобы его слова и весь вид внушали мысль о честности и доверии. – Мы занимаемся поисками Немых, а потом обучаем их.

На лице Седжала появилось странное выражение.

– Но я не Немой. Мне делали анализы, когда я родился.

– Седжал, только Немые обладают способностью проникать в сознание другого человека, как… ну, то есть, не так, как ты это делаешь, но очень похоже.

– Я – не Немой, – упрямо повторил Седжал.

– А скажи мне, – Кенди наклонился вперед, – с тобой так бывает, что до тебя доносятся голоса, которые тебе что-то нашептывают? Но ты не слышишь, что именно?

Глаза у Седжала широко распахнулись.

– Как ты об этом узнал?

– А ночью бывает с тобой такое, что ты спишь, тебе снится сон, но он такой реальный, что ты просыпаешься, и тебе кажется, что этот сон продолжается?

– Да, – еле слышно прошептал Седжал.

– Ты – Немой.

Седжал закусил губу. Он больше не был похож на высокомерного уличного юнца, точно знающего, что почем. Перед Кенди сидел перепуганный парнишка лет двенадцати.

– Когда я родился, мне делали все анализы по требованию Единства. Если бы я был Немым, я бы уже попал в рабство.

Кенди протянул ему руку через стол.

– Дотронься, – сказал он.

Недоумевая еще больше, Седжал взял Кенди за руку. Кенди почувствовал сильнейший толчок, который, прокатившись по всей длине руки, эхом отозвался в позвоночнике. Открыв от изумления рот, Седжал отдернул руку. Кенди сидел, как громом пораженный. К их кабинке подъехал поднос и поставил на стол заказанные напитки. Ни один из двоих не обратил на это внимания.

– Что, черт возьми, это было? – хриплым голосом спросил Седжал.

Кенди покачал головой. У него было такое чувство, как будто каждый его позвонок на одно короткое мгновение утратил твердость и потерял свои привычные границы, расплавился. Столь сильного толчка он никогда не испытывал.

– Что же это было? – не отступал Седжал. Кенди кашлянул.

– Это рука Немого, – ответил он. – Прикасаясь к коже другого Немого, уже достигшего возраста для путешествий в Мечту, всегда испытываешь такой толчок.

– Каждый раз? – спросил Седжал, широко раскрыв глаза.

– При первом соприкосновении, – уточнил Кенди. – Коснувшись Немого один раз, ты потом с легкостью сможешь его найти, оказавшись в Мечте.

Седжал смотрел на него широко раскрытыми глазами.

– Это и есть Немота? И голоса?

– Это, и еще другое, – сказал Кенди.

Седжал быстро заморгал. Он не говорил ни слова. Через секунду Кенди понял, что мальчишка старается сдержать слезы. Сердце Кенди переполняли жалость и сочувствие. Бедняга. У него наверняка было нелегкое детство, сейчас он занимается проституцией, а тут еще Кенди перепугал его до смерти.

– Эй, все в порядке, – стал он успокаивать Седжала. – Немота – это дар. Мы можем научить тебя…

– Не в этом дело, – проговорил Седжал запинающимся голосом. – У меня просто гора с плеч свалилась. Боже, как хорошо!

Кенди заморгал.

– Какая гора? О чем ты?

– Около полугода назад, – начал Седжал, быстрым движением вытерев глаза, – мне начали слышаться какие-то голоса, они что-то шептали прямо мне в уши. Бывали дни, когда этот шепот становился таким громким, что даже заглушал мои мысли. И я не мог никому рассказать, меня бы приняли за сумасшедшего. Я и сам думал, что я сумасшедший. А тут появляешься ты и говоришь, что я нормальный.

– Ты не сумасшедший, – сказал Кенди, кивнув головой для убедительности. – Ты – Немой.

– Но если я – Немой, – произнес Седжал четко, как будто пробуя эти два слова на вкус, – почему же это не проявилось при генном сканировании, которое проводило Единство?

– Этого я не знаю, – покачал головой Кенди. – Может, произошла какая-нибудь ошибка?

– Может быть, – с сомнением откликнулся Седжал. – И что теперь делать?

– Теперь мы…

«Кенди, – прозвучал у него в ухе голос Бена, – Кенди, ты меня слышишь?»

Кенди махнул Седжалу рукой.

– Да, слышу, – проговорил он приглушенным голосом. – Что случилось?

«Тревога, — ответил Бен. – Вас с Седжалом разыскивает охрана Единства».

– Что?! Черт!

«В той гостинице на рынке была облава?»

– Да. И я чуть не попался. А что?

«У одного из охранников была камера. Обычная процедура при уголовных облавах, на случай, если преследуемому удастся скрыться. Тебе удалось. Ваши с Седжалом фотографии уже разместили в сети. Тебе вменяется приставание, взлом помещения и незаконное проникновение, преднамеренное разрушение собственности, нападение на охранника и сопротивление аресту».

– В чем дело? – спросил Седжал. – С кем ты разговариваешь?

– Нам надо убираться отсюда, – сказал Кенди вставая. Он бросил на стол кеш – плата за напитки, к которым они не притронулись. – Единство уже нас разыскивает.

Не говоря ни слова, Седжал последовал за Кенди. Они вышли из ресторана, и Кенди стал пробираться сквозь толпу, стараясь смотреть во все стороны одновременно. Каждая его мышца звенела от напряжения. В толпе, однако, никто не обратил на них ни малейшего внимания. Если кто и опознал в них преступников в бегах, это, во всяком случае, никак не проявлялось. Кенди не мог позволить себе расслабиться. Публика, наверное, еще не успела увидеть в новостях их изображения, но охранники-то в курсе дела. И у них будут глазные имплантанты, какой соорудил в свое время Кенди, которые с готовностью просигнализируют о цели, стоит ей только появиться в поле зрения патрульного.

– Куда мы идем? – спросил Седжал.

«Что ты собираешься делать?» – одновременно прозвучал вопрос Бена.

– Мы идем на корабль, – ответил Кенди им обоим.


– Что он сделал? – закричала Ара.

– Он помешал облаве, которую проводило Единство, – спокойно ответил Бен. – Кенди вытащил оттуда Седжала и не дал им его арестовать.

– Вот идиот! – бушевала Ара. Она чуть не опрокинула на пол чашку с кофе, которая стояла на консоли в ее комнате. Бен остановился в дверях.

– Почему идиот? – спросил Бен в недоумении. – Он спас Седжала от охранников.

– И тем самым устроил нам веселую жизнь. – Ара закрыла глаза, пытаясь успокоиться и сосредоточиться. Раз, хотя бы один только раз Кенди мог бы сначала подумать головой о том, что он собирается сделать.

– Не понимаю, как…

– Если бы Седжала арестовали охранники, – произнесла Ара бесстрастным голосом, – мы внесли бы за него залог. Седжал был бы нам благодарен. Видья была бы нам благодарна. Он сам захотел бы лететь с нами. Все счастливы. А теперь они оба объявлены в розыск, а мы все увязли по самые уши.

– Ну, во всяком случае, сейчас они вместе направляются на корабль.

Ара вскочила на ноги. На этот раз кофейная чашечка не удержалась.

– Куда они направляются?! Черт побери! Бен, быстро беги к передатчику и скажи ему, чтобы не вздумал сюда соваться! Живее!

Бен испарился. Ара бросилась следом за ним по коридору, накинув на ходу поверх своей одежды пурпурную купеческую тунику.

– Пегги-Сью, – прорычала она. – Открой канал интеркома для брата Питра. Питр, хватай два комплекта наручников для рабов и две монашеские хламиды. Жди меня внизу у главного люка. Пошевеливайся!

«Есть, матушка, – ответил голос Питра. – Но что…»

– Пегги-Сью, – Ара не дала ему договорить, – закрой канал и открой интерком для Харен Машиб. Харен, тревога. Жди меня внизу у главного люка, возьми с собой аптечку. Да поторапливайся!

«Исполняю», – в ту же секунду ответила Харен.

– Пегги-Сью, закрой этот канал и открой интерком Бену Раймару. – Ара уже подбежала к лифту, решила его не дожидаться и бросилась вниз по лестнице. Керамика звенела у нее под ногами. – Бен, ты уже связался с Кенди?

«Да, матушка. Они с Седжалом уже в космическом порту. Кенди спрашивает, почему…»

– А куда охранники бросятся за ним в первую очередь? – оборвала его Ара. – Боже мой, не могу поверить, что у него совсем отказывает голова! Скажи ему, пусть где-нибудь спрячется. Мы скоро его найдем. Пегги-Сью, закрой канал и открой интерком для Джека Джейсона. Джек, к нам скоро пожалуют любопытные гости, которые станут задавать много вопросов. Держи рот на замке. Ты не имеешь ни малейшего понятия о том, где искать Кенди или меня.

«Но я и не имею ни малейшего понятия о том, где Кенди…»

– Гретхен, Бен и Триш, я хочу, чтобы вы пока подготовили корабль к взлету. Возможно, упреждение будет всего несколько секунд, поэтому мостик должен быть постоянно укомплектован. Все ясно?

«Ясно, но…»

– Пегги-Сью, закрыть канал. – Ара уже спустилась вниз по лестнице и чуть не вывалилась в главный люк. По пути она столкнулась с Харен. Чадра у Харен сбилась немного на сторону. В руках она несла небольшой чемоданчик, в котором хранилась аптечка.

– Что случилось, матушка? – спросила Харен, едва переведя дыхание.

Ара только собиралась объяснить ей, когда снизу появилась громоздкая фигура Питра. Он нес перед собой ворох одежды.

– Наручники не забыл? – спросила его Ара.

– Они здесь, под хламидами, – ответил Питр.

Ара открыла дверцу люка.

– Пегги-Сью, включи магнитные замки по всему периметру корабля. Пропускай только меня и брата Кенди.

– Исполняю, – ответил компьютер. Нетерпеливым жестом Ара приказала Питру и Харен спускаться поскорее, после чего закрыла за ними люк. Раздалось легкое гудение, означающее, что магнитные замки заработали. Вокруг них во все стороны расстилалось летное поле, аккуратно расчерченное четкими желтыми линиями. Корабли всех возможных форм и размеров стояли внутри квадратов, напоминая гигантских причудливых насекомых. По аэрогелевому покрытию сновали кары, перевозящие топливо и грузы. Высоко в безоблачном небе горело солнце.

– Бен, – тихо позвала Ара, – где Кенди прячется? Вместо ответа Бен произвел загрузку направления на ее глазной имплантант, и Ара увидела, как перед ее глазами возникла красная линия.

– Матушка, что происходит? – опять спросила Харен. – Мы должны знать.

– Это все Кенди, – сказала Ара. Она шла по схеме, нарисованной Беном, объясняя ситуацию на ходу короткими, сжатыми фразами. Питр что-то бормотал вполголоса.

– И охранники идут сейчас сюда? – поинтересовалась Харен.

«Они требуют доступа на борт, – сообщил Бен. – Они говорят, что Кенди и Седжал разыскиваются по обвинению в нападении на офицера охраны. Это для нихсерьезное обвинение».

– Тяни время, – приказала Ара. – Скажи, что замки барахлят.

«Исполняю».

Красная линия вывела Ару в основное помещение космического порта. Это было большое здание, в котором располагались таможенные службы, управление воздушным транспортом и еще бог знает что. Внутри воздух был прохладным, слышался громкий гул множества голосов. Следуя плану, Ара направилась к частной туалетной комнате, в которой помимо всего прочего была еще и душевая.

– Хотя бы одно верное решение за сегодня, – бормотала Ара, пытаясь толкнуть дверь.

– Занято, – раздался незнакомый голос.

Через секунду Ара поняла, что он принадлежит Седжалу.

– Впустите нас, – потребовала она, – да побыстрее!

Дверь отъехала в сторону, и вся троица быстро проскользнула внутрь.

Кенди и Седжал сидели на узких скамьях. Кабинка была совсем крошечной, слишком маленькой для пятерых. Ара повернулась к Питру:

– Подожди снаружи. Изображай охрану, – сказала она.

Оставив на полу свою поклажу, Питр вышел из комнаты.

– Бен уже все мне рассказал, – сказал Кенди, – и давай, матушка, обойдемся без нотаций. Если бы мне пришлось повторить все сначала, я бы сделал все точно так же, поэтому не стоит тратить силы на бесполезные внушения.

– А кто вы вообще такие? – вступил в разговор Седжал.

Ара глубоко вздохнула, стараясь умерить раздражение.

– Я – матушка-наставница Арасейль из Братства Детей Ирфан.

– Отлично, – проворчал Седжал, – а мне-то что до этого?

– А то, – сказала Харен, – что она в состоянии вывезти тебя с этой планеты.

– Я никуда не поеду, если она, – Седжал ткнул пальцем в сторону Ары, – будет устраивать скандалы Кенди.

Кенди бросил на Ару довольный взгляд, а ей потребовалась вся сила воли, чтобы не съездить ему по физиономии. «Потом, – сказала она себе. – Мы поквитаемся потом».

– Седжал, – начала она ровным голосом, – вы с Кенди оба находитесь в большой опасности. Мы срочно должны увезти тебя со Ржи, пока еще до тебя не добрались силы Единства. Харен, давай аптечку.

– А как же мама? – спросил Седжал, пока Харен открывала чемоданчик. – Я не могу просто так ее оставить.

Эти слова Ару как громом поразили. Она так напряженно думала о Седжале, что совсем позабыла о его матери.

– Мы вернемся за ней попозже, – сказала Ара. – Братство Детей Ирфан обычно предлагает работу членам семьи тех…

– Просто взять и уехать? Вы что, больные? – с недоверием проговорил Седжал. – Она – моя мать!

– Эй, успокойся, – Кенди положил руку ему на плечо. – Мы пошлем за ней другой корабль.

– Нет! – Седжал сбросил его руку и вскочил на ноги. Он оказался на целую голову выше Ары, и ей приходилось смотреть на него снизу вверх. – Я никуда не поеду, если не…

– Хорошо, – быстро сказала Ара. – Давай сначала с ней переговорим. Бен, как дела на борту?

– Кто такой Бен? – спросил Седжал.

«Джек все еще держится, заговаривает им зубы, – сообщил Бен. – Тришв Мечте, нашептывает охранникам, чтобы они сохраняли спокойствие».

– Отлично. Можешь ты подключить меня к коммуникациям Единства и связаться с Видьей Даса?

«На это уйдет около минуты, – произнес Бен с сомнением в голосе. – Единство очень плотно нас отслеживает. Мне приходится менять каналы и допуски каждые несколько секунд».

– Бен, ты бесподобен, – ответила Ара. – Сообщи, когда будешь готов.

– Что это вы делаете? – спросил Седжал.

Ара устроилась рядом с ним на твердой узкой скамье.

– Я пытаюсь выйти на связь с твоей матерью. А пока – надень вот это. И Харен надо будет кое-что подправить.

– Подправить? – повторил Седжал с несколько озадаченным видом.

Теперь, когда Ара пообещала соединить его с Видьей, вся воинственность сразу покинула Седжала. Ара и сама немного успокоилась. Внезапно ей пришло в голову, что она сидит рядом с человеком, которого ей, возможно, придется убить. Она судорожно сглотнула и хотела было немного отодвинуться от него, оставить между ними небольшое пространство на скамейке, но места для этого не было.

– Надо изменить твою внешность, Седжал, – сказала Харен. – Глаза, волосы, возможно, нос и лоб. Подойди к зеркалу. Это не больно.

Седжал бросил взгляд на Кенди. Кенди кивнул. Пока Харен занималась своей работой, никто не произнес ни слова. Она покрыла нос и лоб Седжала затвердевающей пастой и начала работать, как скульптор. Обычно такой материал использовался для заживления порезов или ран, но, взятый в достаточном количестве, он вполне мог пригодиться и для краткосрочных косметических превращений. Наконец Харен закончила работу. Паста сменила цвет и приобрела тот же оттенок, что и кожа Седжала. Его профиль сильно изменился, нос сделался длиннее, а лоб – более низким. После этого Харен велела Седжалу прикрыть лицо, а сама нанесла ему на волосы сильное дезинфицирующее средство. Подождав одну минуту, она смыла состав в раковине. Его волосы стали намного светлее, чем прежде. Он почти превратился в блондина.

– Твоя очередь, Кенди, – сказала Ара.

Кенди беспрекословно подчинялся указаниям Харен, но на Ару старался не смотреть. Харен еще не закончила, когда Ара вновь услышала в наушнике голос Бена.

«Охранники Единства требуют доступа на борт, – сообщил он. – Если мы их не впустим, они угрожают повредить корабль».

Ара заскрежетала зубами.

– Пегги-Сью, мониторинг проходит?

«Режим он-лайн», – сообщил компьютер.

– Пегги-Сью, сними магнитные замки с люка. Отмени доступ ко всем файлам и проведи их дезорганизацию. Важность первой степени.

«Исполняю».

«Матушка! – завопил Бен. – Что ты делаешь?!»

– Кенди и Седжала нет на борту, Бен, – ответила Ара. – Пусть смотрят. Скажи Джеку, чтобы предложил им шоколад и кеши, если он считает, что это поможет. Я хочу выиграть время.

«Исполняю. На связи Видья Даса. Постарайся недолго, матушка. Когда охрана поднимется на борт, мне придется прервать соединение, если только твоя дезорганизация файлов не сделает это за меня».

Как раз для этого случая Ара подключила свой наушник к переговорному устройству, вмонтированному в стену.

– Это миссис Даса? – спросила Ара.

«Где мой сын?» – Видья не тратила времени на предисловия.

– Мама, я здесь, – произнес Седжал. – Ты меня слышишь? Со мной все в порядке.

«Освободите его немедленно! – потребовала Видья. – Если тронете хоть один волос на его голове, вы за это поплатитесь!»

– Миссис Даса, мы хотим вам помочь, – сказала Ара со всем спокойствием, на какое только была способна. Перед ее глазами стояла картина того, как по ее кораблю шагают охранники в черных ботинках, переворачивая все вверх дном и вышвыривая вещи на пол. – У нас нет времени на долгие объяснения. Вашему сыну грозят немалые неприятности со стороны властей Единства, как и моему учени… как и брату Кенди.

Краем глаза Ара заметила, как лицо Кенди потемнело. Оговорка не ускользнула от его внимания.

– Наша задача – вывезти вас с Седжалом в безопасное место, – закончила Ара. – Где мы можем встретиться?

– Мама, все нормально, – вставил Седжал. – Кенди мне здорово помог. Я ему доверяю.

Последовала пауза.

«Где вы находитесь?» – спросила Видья.

– Я бы не стала отвечать на этот вопрос сейчас, – ответила Ара.

«Тогда как же мы встретимся?»

– Мама, – опять заговорил Седжал, – жди нас у дома-чудища. Помнишь, где это?

Опять пауза.

«Помню. Я там буду через пятнадцать…»

«Охранники уже здесь, – сообщил Бен. – Желаю удачи».

Линия связи замерла.

– Что еще за дом-чудище? – спросил Кенди.

Седжал улыбнулся.

– Это офисное здание недалеко отсюда. Его построили, когда я был совсем маленьким. Мы как-то раз шли мимо, когда там велись работы, и я сказал, что он похож на чудовище, которое вылезает из-под земли. С тех пор мы и называем его – дом-чудище.

– Тогда пошли, – сказала Ара, отключаясь от переговорного устройства. – Но прежде наденьте вот это.

Она вручила Седжалу и Кенди по коричневой хламиде. Когда они уже облачились в свои одеяния, Харен побрызгала на хламиды специальным составом, и ткань в этих местах стала как будто выцветшей. Ара проделала дыры. После этого она принялась за кандалы. Каждый комплект состоял из большого ошейника и четырех колец поменьше.

– Большой – это на шею, – сказала она Седжалу. – Остальные надеваются на щиколотки и запястья.

– Я знаю, как они работают, – ответил Седжал. – Только зачем это надо?

– Никто не станет пристально рассматривать бедного оборванного раба, – грустно произнес Кенди. – Надевай.

Седжал проворно нацепил на себя кандалы. У Кенди это заняло больше времени. Пульт управления – коробочку размером с кулак – Ара пристегнула у себя на поясе, так, чтобы ее было хорошо видно.

– Включать не буду, – сказала она, – но все же далеко не отходите.

Ара напряглась в ожидании едкого замечания от Кенди, но его не последовало. Такое отступление от правил неприятно ее удивило. Стараясь не показать нервного напряжения, она отворила дверь и позвала Питра. Увидев переодетых Кенди и Седжала, он удивленно приподнял брови, но ничего не сказал. Они двинулись по территории космического порта. Кенди с Седжалом с покорным видом шли позади, низко склонив головы, скрытые под старыми разодранными капюшонами. Всякий раз при виде охранника сердце Ары вздрагивало, но охранники не обращали на небольшую процессию никакого внимания. Они продвигались к выходу.

– Куда теперь? – спросила Ара.

Следуя тихим указаниям Седжала, она пошли по запруженной улице. Гудели наземные машины, со свистом проносились мимо машины-летуны, грохотали звездные корабли. В тяжелом влажном воздухе висели запахи пота и топлива. У входной двери на страже стояли двое охранников Единства, и Ара, проходя мимо, как бы случайно отвернулась в другую сторону. Спиной она почувствовала, что ее разглядывают, но изо всех сил старалась не прибавлять шагу.

Дом-чудище мало чем отличался от соседних зданий – такой же высокий, серый и массивный. У главного входа стояла Видья, напряженно всматриваясь в толпу. Седжала она узнала не сразу. Она бросилась вперед, явно намереваясь схватить своего сына, но потом передумала и решила вместо этого ждать всю группу там, где стояла.

– С другой стороны есть маленький дворик, – сказала она. – В это время дня он обычно пустой.

Ара кивнула и последовала за Видьей вокруг здания, к его заднему фасаду, где действительно обнаружился небольшой, выложенный булыжником дворик. Солнце почти не проникало сюда, над деревянной скамьей уныло склоняло ветви какое-то дерево. На земле валялись банки из-под еды. Кенди и Седжал хотели было сесть на скамейку, но Питр схватил Кенди за руку.

– Рабы должны сидеть на земле, – мрачно заметил он.

Кенди окинул его ледяным взглядом, но молча кивнул и сел на землю. Седжал последовал его примеру. Видья, вся в напряжении, уселась на скамью между Арой и Питром.

– Седжал, с тобой все в порядке? – спросила она. – Что ты с собой сделал?

– Все нормально, мама. Это камуфляж.

Ара моргнула. Поведение Седжала изменилось. Куда только подевался крутой парень, которого она встретила в порту. В нем не осталось прежней агрессивности и воинственности, даже голос стал тише. И слова он выбирал другие. Что же, уличный мальчишка – это всего лишь маска? Личина, которую он себе придумал для рынка и улиц? Или наоборот, там была его истинная суть, а выдумка – сейчас?

– Зачем ты понадобился властям Единства? – спросила Видья. – Что ты натворил, Седжал?

На лице Седжала проступила краска.

– Он – Немой, – быстро сказал Кенди.

– Он не Немой, – отрезала Видья.

– Нет, мама, я Немой, – вмешался Седжал – Кенди мне показал, что это такое. Сомнений не остается.

– Это невозможно!

– Мама…

– Миссис Даса, – произнесла Ара тихим голосом, – ваш сын наделен чрезвычайно сильной формой Немоты. Он обладает такими способностями, каких я никогда не встречала раньше. Почему вы так уверены, что он – не Немой?

Видья взглянула на Ару. Какое-то время она молчала, лишь беззвучно шевеля губами.

– Мне известно о том, что стало с вашими остальными детьми, – продолжила Ара все тем же тихим голосом.

– Какими другими… – начал было Питр, но Ара подняла руку, призывая его к молчанию.

– Миссис Даса… Видья, – продолжала Ара, – мне известно о вашем контракте с корпорацией «Немые. Пополнение», мне известно о ваших детях и о том, что пропал ваш муж.

– Прасад, – прошептала Видья. Ее смуглое лицо побледнело.

– Кто такой Прасад? – спросил Седжал.

– Это твой отец, – сказала Ара.

Лицо Видьи исказила резкая гримаса ярости.

– Да как вы смеете? Кто позволил вам врываться в мою жизнь? После всего, что я сделала, чтобы обеспечить нам безопасность! Как вы смеете говорить мне эти ужасные вещи!

– Значит, вы ничего не отрицаете, – заметила Ара. – Видья, у нас мало времени. Вкратце мы имеем следующее: охрана Единства хочет арестовать вашего сына. Мы предлагаем вывезти его, и вас вместе с ним, с этой планеты. Вы должны принять решение.

– Охрана Единства не арестовывает Немых, – резко ответила Видья. – Этим занимаются работорговцы. Зачем он понадобился охране?

– Он занимался проституцией, – выпалила Харен.

Видья открыла рот. По выражению ее лица было понятно, что сообщение Харен было для нее хуже пощечины. Спустя секунду она накинулась на Седжала.

– Это правда? – допытывалась она.

– Мама, я…

Видья наклонилась и схватила его за плечо.

– Как ты мог? – кричала она. – Я старалась изо всех сил, чтобы наш квартал стал для тебя безопасным домом, как ты посмел отплатить мне такой неблагодарностью?

На лице Седжала отразилось с десяток противоречивых чувств.

– Но тебя больше ничего не интересует! Только наш квартал! «Ты должен быть достоин своего квартала, ты должен стать примером для всех детей квартала. В квартале должно быть спокойно, в квартале должно быть чисто». Какого черта?!

Видья ударила его по лицу. Седжал замолчал.

– Это то место, в котором ты вырос, – произнесла она тихо. – Я старалась ради тебя, чтобы ты всегда был в безопасности.

У Ары в мозгу что-то щелкнуло.

– Потому что Катсу и Прасад оказались в опасности? – спросила она. – Ваша дочь и муж?

Видья сложила руки на коленях. Она сидела, склонив голову.

– Какая дочь? – спросил Седжал. На его щеке темнел след от руки Видьи. Губы у него подрагивали, и Ара не могла понять, что было тому причиной – гнев или слезы. – Мама, объясни же, наконец, кто такие Прасад и Катсу? Почему ты так уверена, что я не могу быть Немым? Ты должна сказать!

Минуту Видья сидела не шевелясь. Когда она наконец заговорила, ее голос звучал уверенно и спокойно.

– Ты не можешь быть Немым, сын мой, потому что я так решила.

– Что ты хочешь этим сказать? – прошептал Седжал.

– Твоего отца звали Прасад Ваджпур, – продолжала Видья, – еще у тебя есть два брата, но их имена мне неизвестны, потому что нам пришлось отдать их Единству.

– А как же «Немые. Пополнение»? – спросил Питр.

– Первоначально мы заключили контракт с этой корпорацией, – объяснила Видья ровным, спокойным голосом. – Это было нелегко. Когда Единство атаковало Ржу Заразой, стало нечего есть. Мы с Прасадом голодали, мы понимали, что скоро умрем. У нас обоих, однако, имелись гены Немоты, и, хотя сами мы – не Немые, наши дети непременно должны были родиться Немыми. И ты тоже, Седжал.

– Но… – начал было Седжал.

– Дай мне сказать. Корпорация «Немые. Пополнение» предложила нам еду, кров, медицинскую помощь и деньги в обмен на двоих детей. Условия жесткие, но тогда этот путь выглядел более заманчивым, чем мучительная смерть. Если бы я только знала, какими страданиями это все однажды обернется, я бы не раздумывая умерла вместе со своим мужем.

– Но вы не знали, – вставила Ара.

– Я была молода. Мы умирали. – Видья сжала руки. – Мы с Прасадом подписали контракт. Не прошло и недели, как правительство сдалось силам Единства, и к Единству перешел и наш контракт. Они стали диктовать новые условия, а мы ничего не могли сделать. Денежные выплаты сократили до мизера. Первоначально нам обещали жилье и медицинское обслуживание в течение года после рождения второго ребенка, но уже через месяц нас вышвырнули на улицу. Не знаю уж, каким образом, но Прасаду удалось найти работу сборщика мусора. Мы ютились в двух крохотных комнатках полуразрушенного многоквартирного дома, жили на его скудное жалованье, и я опять была беременна.

Видья замолчала. Седжал, как загипнотизированный, не мог оторвать взгляда от своей матери.

– Беременны Катсу, – подсказала Ара.

– Да. Она была чудным ребенком, и она была нашей. В Единстве знали, что она Немая, но я себя уговорила, что десять лет, которые мы проведем вместе, прежде чем ее заберут от нас, – это гораздо, гораздо лучше, чем терять детей при рождении и не иметь возможности даже подержать их в руках.

– Но в конце концов вы поняли, что это не так, – сказала Ара. – И инсценировали похищение в надежде, что вам удастся спрятать Катсу в безопасном месте.

Видья взглянула на Ару с выражением искреннего изумления.

– Никакой инсценировки не было, – сказала она. – Когда девочке было девять месяцев, к нам ворвались ночью и забрали малышку Катсу. Я проснулась утром и поняла, что не слыхала ее плача. Сначала я решила, что она проспала спокойно всю ночь, но потом увидела, что ее кроватка пуста. – Голос Видьи опять сделался бесстрастным и ровным. – Прасад так… Вряд ли я смогу описать, что с ним было тогда. Он хотел бежать в сто мест одновременно. Я пыталась уговорить его, что поисками должна заняться охрана, но он считал, что сам быстрее сможет ее найти, потому что лучше знает наши места. Он ушел, и больше я его не видела. Я сообщила о том, что он пропал. Прошла неделя, его так и не нашли, а я поняла, что снова беременна.

– Это был я? – спросил Седжал.

Видья кивнула.

– Ты. Я, однако, была уверена, что те, кто похитили Катсу, убили Прасада и что вскоре они вернутся за мной и за этим младенцем. И я решила бежать.

– Вы поменяли фамилию и стали Видьей Даса, – вставила Ара. – Это не составило труда, потому что во время аннексии пропало много документов.

– Да. Я взяла в качестве новой фамилии часть имени «Прасад». Возможно, это было ошибкой.

– Но если ваши с Прасадом гены производят Немое потомство, – начал Кенди, – то почему вы так уверены, что Седжал – не Немой?

– Я сама об этом позаботилась, – сказала Видья.

– Что? – спросил Седжал. – Каким образом?

– Не прошло и двух месяцев, как ты поселился у меня в животе, – начала Видья, – когда я встретила одного… человека. Он занимался генной инженерией. И сказал, что может создать ретровирус. Вирус, который бы изменил твой генетический код и подавил гены Немоты.

– Это неправда, – безразличным тоном заметила Харен. – Подавить гены можно только в эмбрионе возрастом не старше двух недель. Для более взрослого зародыша это невозможно.

– Тогда это было новшеством, – сказала Видья. – Ему нужны были добровольцы для экспериментов, но желающих не было. Превращать ценного Немого в бесполезного обыкновенного человека в Единстве считалось преступлением. Поэтому он был согласен провести процедуру бесплатно. И все получилось. Когда Седжал родился, врачи из Единства провели тестирование, которое показало, что он не Немой. Я была так счастлива.

Седжал поерзал на своих камнях.

– Но я Немой, мама. Когда я коснулся руки Кенди, у меня в голове будто что-то взорвалось. Кенди говорит, что так бывает только у Немых.

– С этим мы еще разберемся, – сказала Ара.

– Я не хотела потерять своего сына, – продолжала Видья, не обращая ни на кого внимания. – Тот инженер тайно снабжал меня деньгами, за что я разрешала ему время от времени осматривать Седжала. Этим я спасалась от сборщиков налогов, но для жизни я могла выбрать лишь такой же нищий и убогий район, в каком мы жили раньше, когда пропала Катсу. Там полно торговцев наркотиками, бандитов и воров. А властей Единства наша жизнь совершенно не интересовала. Но настал день, когда я поняла, что хороших людей вокруг больше, чем плохих, и я вспомнила, что мне сказал Прасад, когда мы во время голода пробирались в Иджхан. Он сказал, что наше общество разрушено и для того, чтобы выжить, мы должны создать новое. Я стала разговаривать с соседями, мы объединились своим домом. Потом к нам присоединился соседний дом, потом – следующий, потом еще и еще. Мы выкинули уличные банды и, чтобы защититься от них и им подобных, построили стену из подручного материала. Что смогли, мы отремонтировали, что не смогли – старались содержать в чистоте. Нашим кварталом можно было гордиться, я приложила все силы, чтобы там было тихо и спокойно. – Видья посмотрела на сына. – И все-таки я проиграла, – добавила она после недолгого молчания. – Как ты мог пойти на такое? Я-то думала, что ты – хороший сын, которым я по праву могу гордиться.

Седжал передернулся, как от физической боли.

– А ты думаешь, что была хорошей матерью? – выкрикнул он. – Ты знаешь, какое мое первое воспоминание? Что я сижу на полу на каком-то чертовом собрании квартала. Ты разговаривала с другими людьми, не обращая на меня никакого внимания. Ты все время говоришь, мама… И все время не со мной. Ты все говоришь, говоришь, а послушать тебе и в голову не приходит.

– Я говорю, и я работаю! – воскликнула Видья. – Я хотела, чтобы тебе не надо было беспокоиться о том, что на тебя нападут на улице или что ты потеряешь семью, если тебя украдут.

– Какую семью? – парировал Седжал. – Ты всю жизнь занималась только делами квартала. Тебя и дома-то не бывало, чтобы заниматься семьей!

– Я всегда была дома, – сказала Видья с потерянным видом. – Дела квартала – это была моя работа. Люди собирали деньги, чтобы оплачивать наше жилье. В квартале…

– К черту квартал! – не выдержал Седжал. – Ты что, вообще ничего не понимаешь?

– Я понимаю только одно: что мой сын занимался уличной проституцией.

– Я старался для нас, – проговорил Седжал срывающимся голосом. – Я хотел заработать денег, чтобы мы могли съехать из этой вонючей дыры. Мы с тобой! Не квартал, не какие-то посторонние люди, а только мы стобой!

По его лицу катились слезы. Ара смущенно поеживалась, сидя на скамейке. Ей хотелось куда-нибудь спрятаться, провалиться, забиться в любую щель. Судя по выражению лиц Кенди и Питра, они испытывали такие же чувства. Харен пряталась за чадрой, и внезапно Аре пришло в голову, насколько эта вещь может иной раз оказаться удобной. Она пыталась найти слова, чтобы прекратить этот спор, но впервые в жизни не знала, что следует предпринять.

– То, что ты совершил, – это форма рабства, – ответила Видья холодно.

– Или это, или наркотики, мама.

– Это ужасно, – упрямо повторяла Видья.

– Я продавал только себя, мама, – резко ответил Седжал. – А ты – своих детей.

Кенди вздрогнул. Видья замолчала. Ее руки замерли. Она сидела, не шевелясь. Седжал тоже замер. Его слова все еще висели в воздухе. Невыносимая тишина тянулась бесконечно долго. Аре хотелось забраться под один из булыжников на мостовой.

– Забирайте его, – прошептала Видья.

– Что? – переспросила Ара.

«Матушка, – раздался в наушнике голос Бена, – матушка, ты слушаешь?»

– Забирайте его с собой, – повторила Видья все так же шепотом. – Я была плохой матерью. Берите его, воспитывайте, обучайте, что вы там еще делаете.

– Но, мама… – начал было Седжал.

– Нет, Седжал, – прервала его Видья. – Ты прав, и ты должен ехать с ними.

«Матушка», – вновь позвал Бен.

– Что случилось, Бен? – приглушенным голосом спросила Ара.

«Мне пришлось немного повозиться, чтобы привести все в порядок после твоей дезорганизации файлов. А то я бы уже позвонил. Охранники ушли. Они ничего не нашли, но оставили стражу с полдюжины человек. Я не представляю, как вы сумеете попасть на борт».

– Этим мы займемся через минуту, – ответила Ара. Ее вдруг охватило непреодолимое желание броситься на «Пост-Скрипт» и покрепче прижать к себе Бена. – Оставайся на связи.

– Видья, ты можешь поехать с нами, – сказал Кенди. – Тебе незачем здесь оставаться.

Видья покачала головой.

– У меня есть… некоторые обязательства, которые я должна выполнить.

– По отношению к кварталу, – оборвал ее Седжал.

– Нет, Седжал. – Видья поднялась. – Мне надо поговорить с тем человеком, который… превратил тебя в то, что ты есть. Он должен дать ответ на кое-какие вопросы. А вас я не могу задерживать. – Она наклонилась и помогла Седжалу подняться. Он нехотя встал. – Седжал, я люблю тебя. Ты должен ехать, – сказала она и быстрым движением обняла сына. – Мы расстаемся не навсегда. Я закончу свои дела здесь, и тогда я найду возможность добраться к тебе.

– Наш монастырь находится на планете Беллерофон, это в Конфедерации Независимости, – сказала Ара, поднимаясь на ноги. – Когда мы выберемся за пределы Единства, я о вас сообщу. Вы можете меня разыскать вне Единства, через любую общественную информационную сеть. Меня зовут матушка-наставница Арасейль из Братства Детей Ирфан. Кто-нибудь из наших обязательно услышит о вас и поможет перебраться к нам.

Видья кивнула.

– А теперь нам пора идти, – сказала Ара.

Седжал и Видья снова обнялись, и у Ары комок подступил к горлу. Она сама много раз прощалась с Беном и не один раз думала о том, что, возможно, они видят друг друга в последний раз. Кенди увел Седжала, Видья все так же сидела на скамье. Лицо у Седжала оставалось таким же напряженным. Ара не пыталась заговорить с ним. Она понимала, что он старается сдержать слезы.

Они уже почти вышли из дворика, когда Седжал внезапно остановился.

– Мама, – сказал он через плечо. – У меня в шкафу одна из досок отходит. Подцепи ее пальцем и вытащи.

И он продолжил путь, не дожидаясь ответа Видьи.


ГЛАВА 8 ПЛАНЕТА РЖА | Империя Немых | ГЛАВА 10 ПЛАНЕТА РЖА