home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

ПЛАНЕТА РЖА

Найдет только тот, кто ищет.

Материнская поговорка

Видья Ваджхур сидела, уставившись в мутное оконное стекло. Комната отеля выходила на серую выщербленную стену из аэрогеля, но Видья не замечала, на что она смотрит.

Она потерпела крах. Ее работа, четкие планы, проекты – все было напрасно. Полный крах. Седжал, конечно, жив, существует где-то там, на планете под названием Беллерофон. Но его продали, использовали, поглотили трущобы. Это со всей очевидностью ясно из его слов, это ясно по тяжелой пригоршне монет, лежащей сейчас в ее кармане.

Ее сынпроститутка.

Эти жуткие слова огненными язвами горели в ее сознании. Именно поэтому она отказалась лететь с монахами на Беллерофон. Видье нужно было побыть какое-то время вдали от Седжала. После того как она услышала страшные слова, при каждом взгляде на Седжала Видья могла думать только об одном. Перед ее мысленным взором вставала картина, как он лежит в постели с… женщинами? С мужчинами? С теми и другими вместе?

Она не хотела знать. Возможно, потом, после разлуки, она так сильно соскучится, что эти видения оставят ее в покое. Теперь же она просто не смогла бы смотреть на сына.

Видья постаралась отвлечься. В комнате было душно и пахло пылью, а она не смогла открыть окно. Сквозь тонкие перегородки слышались разговоры из соседних комнат. На стене был установлен допотопный компьютерный терминал, который, слегка поупиравшись, соблаговолил-таки выдать на экран программу новостей. Видья бегло пролистывала сообщения в поисках информации о Седжале и Братстве Детей Ирфан. Пока ничего. Видья позволила себе легкий вздох облегчения.

Простившись с Седжалом, Видья отправилась домой, но добралась только до ближайшего к их кварталу поста охраны. Инай, охранник, предупредил Видью, что дома ее дожидаются двое из Единства.

Ругая себя за то, что не подумала об этом раньше, Видья вошла в многоквартирный дом на другой стороне улицы и стала ждать в фойе. Не прошло и двух часов, как двое охранников Единства оставили свой пост у нее дома и ушли. У Видьи упало сердце. Раз они уходят, значит, знают, где именно находится Седжал. Неизвестно только, поймали его или же ему удалось бежать. Стараясь отогнать от себя первую вероятность, Видья бросилась в свою квартиру и прошла в комнату Седжала. Вот она, слабая доска в шкафу – все, как он говорил. Видья потянула и вытащила из тайника небольшой тряпичный сверток. Тяжелый от монет.

Видья не стала терять время на то, чтобы пересчитать деньги или подумать, откуда они взялись. Она быстро бросила в большую сумку кое-что из одежды, туалетные принадлежности, еще какие-то вещи – и ушла. Удивленному часовому у стены она сказала, что не знает, когда вернется и вернется ли вообще. И поспешила прочь, стремясь убежать от своего поражения.

В душной комнате отеля Видья отключила терминал. Если бы Седжала и монахов схватили или убили, во всех новостях только об этом и говорилось бы, чтобы каждый смог еще раз убедиться, насколько тщетны любые попытки обмануть власти Единства. Отсутствие новостей означает, что им удалось бежать.

Видья отдавала себе отчет в том, что сама она, возможно, никогда больше не сможет вернуться в свое прежнее жилье. Власти Единства пожелают ее допросить, будут пытаться выведать у нее сведения о Седжале. У Видьи не было ни малейшего желания вновь позволить властям вмешиваться в ее жизнь.

Глубоко вздохнув, Видья высыпала монеты на кровать и пересчитала. Больше двух тысяч кешей. Целое состояние. Заработок шлюхи. Внезапно Видью охватило желание вышвырнуть эти деньги в окно, не иметь с ними ничего общего. Но вмешался голос разума. Ей надо на что-то жить. Если расходовать эту сумму аккуратно, она сможет прокормиться на эти деньги примерно две недели, и еще останется приличная сумма на взятку, чтобы попытаться выбраться со Ржи.

Но сначала она хотела бы получить ответы на некоторые вопросы.

Порывшись в своей сумке, Видья выудила широкий шарф, который умело обернула вокруг головы, так что получился свободный капюшон. Конспирация самая минимальная, но вряд ли Единство станет так уж усердно ее искать. Седжал сбежал, это ясно всем, а значит, нет необходимости прочесывать улицы. Саму Видью, скорее всего, приказано арестовать, но сомнительно, чтобы ради нее охрана стала устраивать обыски в домах и тщательно патрулировать улицы. Надо лишь по возможности скрывать лицо и платить наличными за покупки, тогда все будет в порядке.

Сунув в карман энергетический кнут, Видья вышла из гостиницы и с наслаждением вдохнула прохладный ночной воздух. Соленый ветерок доносил слабый запах планктона. Внезапно ее охватило сильное чувство, что раньше так уже было, дежа вю… На мгновение она вернулась на семнадцать лет назад, когда ее маленькая дочь и муж только что пропали, а она должна была срочно найти человека, который помог бы ей защитить новое дитя, зародившееся в ее чреве. Чтобы оно не сгинуло бесследно, не стало Немым. И в этом она тоже потерпела крах. Но это было тогда. Прошло почти восемнадцать лет. Все это время Видья, сражаясь с бюрократами и чиновниками, создавала свой квартал. Она многому научилась, они приобрела новые навыки, которых раньше не имела, она теперь легче ладит с людьми. Сначала она должна найти того генного инженера, который работал с Седжалом. В те времена Видья была слишком молодой, слишком ему благодарной, и потому не стала задавать особых вопросов. Но те времена прошли.

Расправив плечи, Видья смело шагнула в ночь.


На кухонный стол с грохотом упал планшет для записей. Безразличный к такой грубости, экран по-прежнему светился спокойным, ровным светом. По гладкому пластику монотонно бежали темные буквы сообщения. Прасад Ваджхур сцепил под подбородком смуглые руки. Он знал, что этот день настанет. Это было неизбежно. Но какая-то часть его сознания, тем не менее, всегда старалась отодвинуть страшную мысль в надежде, что все как-нибудь образуется. Теперь же он упрекал себя в том, что раньше, когда у него было время, не захотел все тщательно обдумать.

Не обращая больше внимания на планшет, Прасад поднялся, вышел из крохотной кухни в такую же маленькую гостиную и по коридору направился к спальням. В его распоряжении была квартирка из двух спален с небольшой общей комнатой – роскошные апартаменты по меркам базы, где пространство имело первостепенную ценность. Но таковы были его условия. Он за свою жизнь навидался тесных каморок.

Аккуратно отворив дверь в первую спальню, он стал вглядываться в темноту. Под одеялами свернулась калачиком фигура, слышалось сонное дыхание. Волосы чернее ночи рассыпались по подушке и свешивались с края постели. Вдоль стен стояли аквариумы всевозможных размеров, внутри которых рыбы всех цветов радуги неспешно шевелили плавниками, неподвижно зависали в толще воды или же вдруг бросались из стороны в сторону. В комнате слышалось мерное гудение фильтров и мягкое бульканье воды.

Под рукой Прасада дверь тихонько скрипнула. Он замер, потом махнул рукой и улыбнулся. Можно расколотить дюжину керамических плиток, а Катсу все равно будет спать. Значит, ее сон нормален. Когда же она отправляется в Мечту, можно даже устроить небольшой взрыв, она не обратит внимания. Некоторых Немых можно принудительно вернуть из Мечты, применив хороший физический стимулятор, – но только не его Катсу. Уже в сотый раз он задумался, стоит ли поговорить с ней об этом. В последние несколько месяцев Катсу стала проводить в Мечте все больше и больше времени. Он не знал, с чем именно это связано, и очень тревожился.

Прасад закрыл дверь, вернулся в гостиную и стал смотреть в одно из маленьких круглых окон. В это время суток за окном сплошная тьма. Прасад нажал на кнопку у самого стекла, и яркий луч прожектора осветил небольшое пространство снаружи. С полдюжины разноцветных фруктовых рыбок в страхе замерли, смешно растопорщив плавники. Через секунду они бросились в темную глубину. Прасад, не отрываясь, смотрел на заросли красных водорослей и колонии моллюсков, обрамлявших окно и простиравшихся по океанскому дну, насколько хватало света прожектора. База располагалась под скалой, поросшей водорослями, немногочисленные окна были искусно скрыты от посторонних глаз. В жилом отсеке, принадлежавшем Прасаду и Катсу, имелось целых три окна, и уже сам этот факт свидетельствовал о том, насколько высокое положение занимал Прасад в данном проекте.

В моменты, подобные этому, Прасад испытывал сильную тоску по давно ушедшим временам, еще до аннексии, когда они с Видьей подолгу гуляли вдвоем, наслаждаясь ночной прохладой и свежестью. Катсу же не знала открытого воздуха. Ведь в дендрарии нельзя узнать, ни что такое ветер, ни что такое настоящая погода. Еще Прасад боялся, что Катсу чувствует себя одинокой, хотя она никогда не жаловалась. Но ее сверстники, живущие здесь же, на станции, никак не могли стать ей не только друзьями, но и просто подходящей компанией.

А теперь исследователям понадобились ее яйцеклетки.

Прасад прислонился к прохладному стеклу. Легкая волна всколыхнула гладь водорослей. В такие моменты ему ужасно не хватало Видьи, до физической боли. Самое страшное – это ничего о ней не знать. Не знать даже, жива ли она.

Прасад выключил прожектор и отвернулся от окна. Его снедало беспокойство. И хотя наступила уже глубокая ночь, он вышел из своих апартаментов и медленно пошел по пустому коридору.

Стены везде были выкрашены в яркие, веселые цвета. Фрески и голограммы, установленные в должным образом выбранных точках, создавали иллюзию пространства. Время от времени их слегка изменяли, чтобы нарушить каждодневную монотонность и однообразие. База представляла собой нагромождение куполов и коридоров, тянувшихся в разных направлениях. В общем плане расположения явно не предусматривалась сколько-нибудь предсказуемая симметрия, что поначалу сбивало Прасада с толку, но в то же время помогало в некоторой степени избежать скуки. А спустя семнадцать лет, нажив порядочно седых волос, Прасад каждую ступеньку изучил как свои пять пальцев. Звук его шагов поглощало ковровое покрытие, и слышалось лишь легкое потрескивание керамических переборок, которые попеременно расширялись и сокращались от колебаний температуры и давления воды. Прасад бесцельно брел вперед, не задумываясь о том, куда приведут его ноги.

Прошло несколько минут. Миновав несколько коридоров и спустившись по двум лестницам, Прасад оказался перед дверью, табличка на которой гласила: «ПРОЕКТНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ. ВХОД ТОЛЬКО УПОЛНОМОЧЕННОМУ ПЕРСОНАЛУ». Прасад замешкался. Он-то, в общем, собирался прогуляться по дендрарию, однако ноги сами принесли его сюда. Все еще пребывая в некоторой нерешительности, он приложил большой палец к сенсорной дощечке рядом с дверью.

– Полномочия приняты, – произнес компьютер. – Добрый вечер, мистер Ваджхур.

Прасад шагнул внутрь. В отличие от остальной части базы, лаборатория имела четкий план: сначала располагалась небольшая офисная часть, за ней следовала непосредственно экспериментальная, исследовательская территория, где также хранились материалы и оборудование, а затем – детская. Прасад миновал офисную и исследовательскую части. Двери некоторых помещений были закрыты герметично, надписи на них предупреждали: «БИОЛОГИЧЕСКАЯ ОПАСНОСТЬ», «АНТИВИРУСНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ В ДЕЙСТВИИ» и «ДЛЯ НАХОЖДЕНИЯ ВНУТРИ ОБЯЗАТЕЛЬНА ЧИСТАЯ ОДЕЖДА». Прасад направился к детской. Дверь толщиной чуть менее метра была заперта на тройной замок. Постояв перед ней какое-то время, Прасад поднес большой палец к дощечке. Раздался привычный шелестящий звук.

– Произведена проверка ДНК и отпечатка большого пальца, – сказал компьютер. – Прошу вас, мистер Ваджхур.

Замки отворились, издав легкое гудение, и дверь распахнулась. Перед Прасадом открылся длинный коридор. Он вошел внутрь, и дверь за ним захлопнулась.

В представлении Прасада слово «детская» всегда ассоциировалось с деревянными кроватками, цветными книжками и веселыми лошадками-качалками. Эта детская, однако, не имела с ничего общего с привычной воображению картиной. Главный коридор с голым полом и серыми стенами, разветвляясь, подводил к нескольким комнатам. Прасад заглянул в первую из них. Ее разделял пополам прозрачный пластиковый барьер с единственной тяжелой дверью посередине. С другой стороны барьера вдоль стен стояли четыре детские колыбельки и пеленальный столик с детским бельем и прочими младенческими принадлежностями. На ровных серых стенах – ни единой картинки, ни одной игрушки под кроватью. Вместо этого под каждой кроватью – морозильная камера, готовая принять питомца в случае внезапной опасности, например разрыва переборки.

В кресле-качалке сидела рабыня, женщина сорока с лишним лет, одетая в ярко-оранжевый комбинезон, с ошейником на шее. Она держала на коленях белый сверток, в руке у нее была бутылочка. Прасад кивнул, она кивнула в ответ. Он жестом показал на сверток. Женщина убрала руку с бутылочкой и приподняла младенца.

На вид он ничем не отличался от обычного новорожденного, но Прасад знал, что это не так. Где-то в недрах лаборатории компьютер хранил столько информации об этом и других таких же малышах, сколько никогда за всю историю человечества не собиралось ни об одном из живущих. Образцы ДНК и РНК, структура митохондрии, поэтапное развитие мозга, источник ДНК. Никогда, никогда Прасад не станет заглядывать в эти данные. Для работы они ему не нужны, а знать о том, кто из детей произошел от его клетки, ему вовсе не хотелось.

Младенец разинул рот, недовольный перерывом в кормлении. Из-за перегородки Прасад не услышал бы ни единого звука, если бы даже какие-то звуки и раздавались. Но дети здесь плакали совершенно беззвучно. Рабыня вернула младенца в прежнее положение и поднесла к его рту бутылочку, Прасад пошел дальше.

Следующей по коридору была еще одна комната, точно так же разделенная барьером, за которым, однако, на сей раз стояли пять больничных кроватей с поднятыми боковыми ограждениями. Под простынями различались очертания маленьких детей, и Прасаду пришлось внимательно вглядываться, чтобы заметить, как они дышат. В кресле-качалке дремала рабыня. У задней стены стоял большой шкаф с медицинскими принадлежностями, в углах тоже было сложено медицинское оборудование.

Прасад двинулся дальше по прохладному коридору, в тишине легким эхом отдавались его шаги. В такой час вокруг не было ни души. Доктор Сей и доктор Кри давно уже в постели, возможно, что и в одной. Они усердно делали вид, будто между ними ничего нет, но об их отношениях было известно всем. На своем посту стояли только рабыни. Сначала Прасада удивило присутствие здесь рабов. Доктор Сей, однако, объяснила, что о расположении базы должно знать как можно меньше людей, а у свободных могут быть семьи, да и жалованья они будут требовать высокого за длительное пребывание на подводной базе. А рабы стоили одинаково что на суше, что под водой, и им не надо было давать выходные дни, когда бы они покидали базу. Электрические ошейники не позволяли им выйти из повиновения, а если бы кто и вздумал взбунтоваться, бежать ему все равно некуда, разве что захватить подводную лодку.

Ноги несли Прасада дальше. Он миновал еще четыре такие же комнаты с барьерами, кроватями и рабынями-сиделками. Наконец Прасад остановился у входа в последнюю комнату в коридоре. Прасад поморщился, осознав, что именно сюда он и намеревался попасть с самого начала. Эта комната была самой большой по размеру, в ней стояло восемнадцать кроватей. Охраняли ее пятеро рабов, здоровых и мускулистых. Темноволосые фигуры на кроватях были крепко привязаны. Атрофированные мышцы и сухожилия, укоротившиеся от бездействия, делали конечности тонкими и высохшими на вид. Руки, похожие на звериные лапы, были плотно сжаты под подбородками. Пальцы крепко сплетались, будто в эпилептическом припадке. Прасад некоторое время молча смотрел на лишенные выражения лица. Внезапно один из них открыл глаза. Его голова и плечи приподнялись, насколько позволяли перевязи, перекошенный рот раскрылся. Шею свела судорога, голова болталась из стороны в сторону, между растянутых губ дергался темный язык. По подбородку стекала струйка слюны. Перегородка поглощала звук. Прасад, разумеется, знал, что ребенок абсолютно немой, хотя на вид могло показаться, что он громко кричит.

Немой. Прасад стоял, не обращая внимания на косые взгляды охранников. Дети были немыми и Немыми. Это они – Прасад, доктор Сей и доктор Кри – сделали их такими. Всем известно, что Немой зародыш должен развиваться в материнской утробе. Это правило одинаково верно для всех видов живых существ, и не важно, какими именно достижениями технологии пытаются заменить голос или сердцебиение живой матери. Немые зародыши, которых пытались вырастить в инкубаторах, неизбежно погибали. Поэтому было широко распространено мнение, что Немые еще в зародыше способны улавливать окружающие их энергии и что присутствие материнского сознания является для них жизненно необходимым.

Так было, пока не возникла лаборатория. Когда Прасад впервые встретил доктора Сей и доктора Кри, они только-только начали свои исследования, но уже успели получить кое-какие интересные результаты. Весь фокус заключался в химическом составе мозга. Вовсе не обязательно, чтобы зародыш чувствовал поблизости сознание своей матери, надо просто, чтобы ему казалось, будто он ее чувствует.

– Ощущения и память, – говорил тогда доктор Кри своим густым бархатистым голосом, – это не что иное, как ряд химических соединений, запрограммированных в мозгу. Нам остается только вычислить, какие именно соединения складываются в мозгу живого эмбриона, когда он ощущает близкое присутствие матери, создать такие соединения искусственно и внедрить их в мозг инкубаторского зародыша… чтобы ему казалось, будто его мать рядом.

На деле, конечно, все оказалось значительно сложнее. У каждого зародыша были свои генетические коды, а следовательно, различными оказывались и необходимые химические соединения, что привело к созданию серии генетически тождественных эмбрионов. Выяснилось также, что некоторые комбинации генов оказываются более активными и жизнеспособными, чем другие. На изучение этих комбинаций ушло несколько лет и масса загубленных зародышей. Возникла также проблема химической трансплантации. Вначале они попытались напрямую внедрить микроскопические порции вещества в искусственно извлеченные белые кровяные тельца. Впоследствии же выяснилось, что наиболее простой путь – это создание ретровируса, который, взаимодействуя с нервной ДНК и тем самым изменяя ее, спровоцирует в клетках развитие их собственных кодов памяти.

Прасад целые дни проводил, разделяя и сращивая гены, многие из которых были его собственными. Катсу проводила время в небольшой детской, устроенной в лаборатории Прасада. О ней заботилась одна из женщин-рабынь, но Прасад хотел, чтобы дочка всегда была рядом.

Ко времени появления Прасада несколько зародышей уже находились в стадии созревания, и через некоторое время появились первые младенцы. Очень скоро, однако, стало ясно, что с ними не все в порядке. Они не реагировали на внешние раздражители, Они мало двигались и никогда-никогда не плакали.

Доктор Кри провел специальные исследования и выяснил, что их мозг развивался неправильно. По уровню развития они мало чем отличались от рыб или птиц. Ни в коей мере их нельзя было считать разумными существами. Он призывал уничтожить этот материал и начать все сначала. Но Прасад яростно отстаивал противоположную точку зрения. Глядя на этих младенцев, вполне совершенных внешне, только очень тихих, он не мог не думать о Катсу, и этим и объяснялось его заступничество. Хотя аргументировал он свое решение чисто научными мотивами. Зачем уничтожать научный материал, если он может пригодиться для дальнейших исследований? Доктор Сей согласилась с ним и убедила доктора Кри.

В инкубаторах созрели следующие партии зародышей, но среди них не было ни одного, который проявил бы какие-либо признаки сознания или самосознания. Большую часть времени они проводили с закрытыми глазами и реагировали только на самые сильные раздражители, в основном на боль. В тех редких случаях, когда их глаза открывались, они бессмысленно смотрели в пространство. Эксперименты продолжались.

Катсу между тем подрастала. К великой гордости Прасада, она становилась умным ребенком, хотя тоже была очень тихой. Она обладала необычным терпением и была вполне довольна жизнью, хотя и проводила целые часы в одиночестве. Казалось странным, что она редко задавала вопросы о мире, лежавшем за пределами базы. Катсу, по всей видимости, легко примирилась с тем фактом, что вылазки на поверхность – дело сложное и поэтому редкое.

Когда девочка достаточно подросла, Прасад решил, что она уже вполне может получить доступ к компьютерной сети по тайному соединению, которое бы не смогли обнаружить власти Единства, и Катсу ухватилась за эту возможность с почти ужасающим рвением. И без того необщительный ребенок, Катсу, получив доступ к сети, стала еще более отрешенной от внешней жизни, и Прасаду пришлось ограничить время, которое она проводила за компьютером. Он также присматривал за тем, на что именно Катсу тратит свое время в сети, и обнаружил, что более всего ее интересует морская биология. Тогда он устроил для нее несколько вылазок на глубинном батискафе, принадлежавшем базе, – маленьком, похожем на пузырь устройстве, и Катсу собирала образцы рыб и морских растений.

Ее завораживали подопытные из лаборатории. Хотя они просто лежали в кроватях, отделенные от Катсу звукоизолирующей пластиковой перегородкой, девочка подолгу стояла и смотрела на них своими непроницаемыми темными глазами. Поначалу Прасад и остальные пытались отогнать ее, отсылая играть к себе, но она всегда возвращалась. И в конце концов Прасад сдался. Ему оставалось либо предоставить ей свободу и разрешить присутствовать в лаборатории, либо не пускать ее туда совсем, а он не мог себе представить, как это она останется на полном попечении кого-то другого.

Прасаду не давало покоя развитие коммуникативных навыков дочки. На базе постоянно находились полтора десятка людей: доктора Сей и Кри, Прасад, исследователь-вирусолог по имени Макс Гарин и одиннадцать рабов, занятых приготовлением пищи, уборкой, обслуживанием подопытных. Доктор Сей старалась избегать Катсу. Прасад никогда не видел ее рядом с дочерью. Но девочку это вовсе не трогало. Она проводила время за компьютером, наблюдала за рыбами, общалась с отцом. За исключением лабораторных подопытных, остальные люди на базе едва ли для нее существовали.

Катсу вот-вот должно было исполниться девять лет, когда Прасад и другие ученые заметили перемену в поведении подопытных – тех, что принадлежали к первой партии, которую доктор Сей хотела уничтожить. Время от времени их охватывало возбуждение, и они начинали метаться, будто охваченные конвульсиями. Однажды Прасад наблюдал за такими метаниями. Вдруг один из них сел на постели и закричал. Во всяком случае, так это выглядело со стороны. Подопытный широко разинул рот, его лицо исказилось гримасой страха, но из горла не вырвалось ни единого звука.

Прасад и остальные не знали, что и подумать. Особенно был поражен Макс Гарин, чистенький блондин с длинными усами, которые он любил покручивать кончиками пальцев. Он выдвинул несколько объяснений, но ни одно из них не показалось достаточно правдоподобным. И тогда заговорила Катсу, стоявшая, как обычно, рядом с барьером.

– Они в Мечте, – произнесла она тихим голосом.

И как бы ни пытались потом Макс Гарин и Прасад выведать у нее какие-нибудь подробности, дальше говорить на эту тему она отказалась.

Доктор Сей немедленно занялась переустановкой медицинских датчиков, считывающих показания нервной деятельности подопытных. Она не делала этого раньше, поскольку полагалась на общеизвестный факт, что Немые человеческой расы не в состоянии сами, без специального обучения, проникнуть в Мечту. Все подопытные продемонстрировали активизацию деятельности правого полушария, что соответствует стадии быстрого сна (сна с быстрым движением глаз) у нормальных людей, а для Немых является свидетельством их пребывания в Мечте. Варолиев мост также посылал множественные сигналы на таламус и кору головного мозга, свидетельствовавшие о быстром сне – или о пребывании в Мечте.

Многие недели, пока занимались тщательным изучением этого явления, в лаборатории царило оживление. Оказывается, и первая партия подопытных была не совсем бесполезна, раз они могут, даже не получив специального обучения, проникать в мир Мечты. Прасад несколько раз подступался к Катсу с расспросами, но она все так же отказывалась что-либо объяснять.

То же самое произошло и со следующей партией подопытных в возрасте одиннадцати лет, и со следующей, и со следующей. На данный момент тридцать пять подопытных имели постоянную возможность отправляться в мир Мечты.

Как и сама Катсу. Когда ей было тринадцать лет, спустя два года после случая с первой партией подопытных, она легла на кровать и, не прибегая к помощи никаких известных Прасаду наркотиков, отправилась в Мечту. В тот же вечер за обедом она сообщила об этом Прасаду таким же спокойным тоном, каким могла рассказать о приобретении новой рыбки для своей коллекции. Пораженный, Прасад принялся ее расспрашивать, но Катсу не стала больше ничего говорить.

– Меня научили. – Это все, что ему удалось узнать.

И Прасаду пришлось довольствоваться малым.

Доктор Сей хотела, чтобы Прасад был более настойчив, чтобы, если понадобится, добыл эти сведения силой, но он не мог заставить себя пойти на это. Само присутствие Катсу в его жизни виделось Прасаду как что-то нежное и хрупкое, что надо беречь и лелеять. Он не мог даже повысить на нее голоса, не говоря уже о том, чтобы выпытывать у нее что-то силой.

Время шло, и Катсу стала все больше и больше времени проводить в Мечте, а не за компьютером. Прасад не имел ни малейшего представления о том, чем она там занимается, но путешествия в Мечту, казалось, не приносили ей никакого вреда. Сейчас, когда ей исполнилось семнадцать лет, Катсу превратилась в прекрасную, спокойную девушку. Ничто, казалось, не в состоянии было ее потревожить или взволновать, и Прасад не мог представить, что она когда-нибудь изменится.

А теперь им понадобились ее яйцеклетки.

Гены Прасада способствовали созданию подопытных Немых, и доктор Кри полагал, что и Катсу обладает той же способностью. Она не только унаследовала богатую генетическую структуру обоих родителей, Катсу обладала еще одним преимуществом – она была носителем митохондриевой ДНК Видьи. Митохондрия, крошечная клеточная структура, превращающая сахар в энергию, содержит в себе цепочку ДНК, отдельную от ядра клетки. Митохондриевая ДНК передается от матери ребенку. Отец к этому процессу не имеет никакого отношения. Это означает, что митохондриевая ДНК Катсу – клон аналогичной структуры у Видьи, и настанет день, когда Катсу сама передаст ее своим детям. Доктор Сей хотела инкорпорировать подопытным ДНК Видьи, и Катсу была единственным способом для достижения этой цели.

По ту сторону перегородки еще один подопытный разинул рот в немом крике. Во время таких вспышек их кровяное давление зашкаливало, мозговая активность свидетельствовала о припадке, подобном эпилептическому. Прасад все еще не знал, как объяснить происходящее, доктор Сей, однако же, утверждала, что занимается разработкой теории.

«Они не являются разумными существами, – уговаривал себя Прасад снова и снова. – Их ментальность на нулевом уровне. Они не отдают себе отчета в том, что существуют. Оникак рыбы или птицы».

Но в последнее время Прасада стали одолевать сомнения. Как это неразумное существо в состоянии проявлять такую сильную мозговую активность? Как может попасть в Мечту нечто не имеющее разума? И каким образом это все помогает доктору Сей и доктору Кри проводить свои исследования и выяснять, что именно необходимо Немым для созревания вне живой материнской плоти?

Прасад все еще стоял у перегородки. От его дыхания на пластиковой поверхности остался туманный белый след. Некоторые из подопытных – его дети, так же как и Катсу. Испытывают ли они страдания? Ощущают ли страх и боль? В последнее время он все больше склонялся к ответу «да».

Прасада охватило мучительное беспокойство. Сколько прошло времени с тех пор, как он в последний раз поднимался на поверхность? Три года? Или четыре? Внезапно он почувствовал себя запертым в клетке. Как он допустил, что все это тянется так долго?

Потом он стал думать о жизни наверху. Наверху развязываются войны, наверху Немых детей вырывают из рук родителей, наверху ни в чем не повинные люди умирают от голода, когда иностранному правительству требуются дополнительные ресурсы. А здесь, внизу, полная безопасность и покой. Еды вдоволь. Его дочка может заниматься всем, чем только пожелает.

«А что, если какой-нибудь интерес заставит ее выйти на поверхность? – подумал Прасад. – Что скажет на что доктор Кри?»

Прасад вышел из лаборатории и по пустынным коридорам вернулся в свои апартаменты. Внезапно все вокруг показалось ему неправильным, он чувствовал глубокое беспокойство, как будто ему и Катсу что-то угрожало, что-то неизвестное, не имеющее никакого отношения к ее генам и яйцеклеткам. Может быть, им следует покинуть базу? Сделать это прямо сейчас? Но как?

Прасад Ваджхур еще раз заглянул к своей дочери – она спала или же находилась в Мечте. И он тоже лег и провел бессонную ночь, долго и тщетно пытаясь уснуть.


ГЛАВА 12 МИР МЕЧТЫ | Империя Немых | ГЛАВА 14 НА БОРТУ «ПОСТ-СКРИПТА»