home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

ПЛАНЕТА БЕЛЛЕРОФОН

Нельзя быть хорошим и для всего мира, и для своей семьи.

Поговорка чед-балаарцев

Благословенный и наипрекраснейший монастырь ордена Детей Ирфан


Бенджамин Раймар распластался на кровати и пристально рассматривал знакомые балки, подпиравшие грубый деревянный потолок. Повсюду на полу валялись его нераспакованные вещи. Надо бы проверить почту – электронную и обычную. А он лежит и смотрит в потолок.

Стеклянные двери вели на балкон, за которым простирался лес секвой. Зеленая листва и мощные ветви надежно укрывали крошечный домик Бена, ветерок доносил знакомый запах древесной коры. Бен подумал о том, каково было первое впечатление Седжала о Беллерофоне.

Седжал. Бен встал с кровати и пошел в гостиную, где в углу стоял тренажер для подъема тяжестей. В комнате было необычайно чисто. Книжные диски на полках аккуратно расставлены, ковры вычищены, мебель протерта от пыли. Студент-второкурсник, которого Бен нанял временно следить за домом, уделял большое внимание чистоте. Теперь, когда Бен вернулся, он устроил ему выходные.

Две двери вели отсюда в кабинет Бена и на кухню. Кабинет был весь завален разного рода компьютерными деталями и оборудованием в различной степени ремонта, зато кухня была практически пуста. У Ары и Бена была дежурная шутка, что если Бену захочется что-нибудь приготовить, сначала ему придется стереть пыль с плиты.

Бен лег на скамью тренажера. Хотя аппарат по усилению гравитации занимал меньше места, Бену было приятнее работать с настоящим весомым металлом. Он получал большее удовлетворение, когда добавлял на штангу еще одну тяжелую пластину, чем если бы просто нажимал на клавишу компьютера. К своему великому неудовольствию, он обнаружил, что едва может сдвинуть с места установленный вес. Бен поморщился. Этого следовало ожидать. На борту «Пост-Скрипта» такого тренажера не было, и он многие недели не занимался тяжелой атлетикой.

Он уменьшил нагрузку и приступил к тренировке. Плечи, потом грудь, спина и, наконец, ноги. По его лицу и спине стекал пот. Занятие скучное, потное, а иногда еще и болезненное. Но Бену хотелось иметь хорошее телосложение, а сидя весь день у компьютера, этого вряд ли добьешься.

Штанга с глухим ударом упала на пол, и Бен сел на скамье. На сегодня достаточно. В мышцах появилось сильное ощущение тепла, которое всегда наступало после хорошей тренировки. Он сделал несколько растяжек, потом отправился в ванную, на ходу срывая с себя потную одежду. После многих недель тесноты на борту «Пост-Скрипта» это настоящая роскошь – когда можно вот так бросать одежду куда попало и голым отправляться в душ. Эта его привычка раздражала Кенди, который всегда…

Бен с силой натирал себя мылом. В конце, как обычно, он встал под сильную струю холодной воды. Потом отправился в спальню, оставляя за собой мокрый след. На коже блестели капли воды, от прохладного воздуха по телу пошли мурашки. Бен стал рыться в нераспакованных сумках в поисках полотенца.

Значит, Седжал затащил Кенди за собой в Мечту. В голове теснились вопросы и проблемы, о которых Бен предпочитал не думать. Он может это сделать с любым Немым? А с не-Немым? А с Беном?

Бен оставил тщетные поиски и сел на кровати. Кровать была большая, он купил ее по настоянию Кенди, еще когда они были вместе. Бен во сне разбрасывался, и получалось так, что он мешал Кенди спать даже после того, как…

Черт побери. Не будет он больше думать о Кенди. Не будет.

Легкий ветерок из открытого окна холодил его голое тело. Тогда Бен сорвал с кровати покрывало и завернулся в него, как в огромный плащ. Подушки посыпались на пол. Логика Кенди безупречна. Если Бен не хочет быть вместе с Кенди только потому, что он – не-Немой, значит, надо сделать его Немым, и проблема будет решена.

Покрывало прилипло к влажному телу, и Бен задрожал. Мечта уводит людей – она увела Ару, Кенди, Питра. И он не мог спокойно думать о том, чтобы отправиться туда самому.

И все же…

Бен высвободился из покрывала, нашел кое-что из одежды и переоделся. Он уже застегивал туфли, когда в дверь позвонили. Приглаживая руками влажные рыжие волосы, чтобы не торчали в разные стороны, Бен поспешил к двери.

– Альберт, кто это? – спросил он.

– Сестра Гретхен Байер, – ответил компьютер.

Бен замер на месте, остолбенев от изумления. Какого черта тут понадобилось Гретхен? Он уже чувствовал, как его лицо заливает горячая волна. Он сам себя за это ненавидел. Гретхен может вогнать его в краску, даже когда их отделяет друг от друга стена. Она похожа на его двоюродную сестру Тресс – такая же громогласная и любит командовать. С тяжелым вздохом Бен отворил дверь.

Жилище Бена располагалось на дереве достаточно высоко. Три мощные ветви толщиной с чед-балаарское туловище образовывали большую треногу, которая и поддерживала доски пола. Вокруг одной из этих ветвей змеилась длинная винтовая лестница, спускавшаяся к тротуару внизу. Гретхен стояла на маленьком крыльце. Она тяжело дышала, потому что запыхалась от подъема. Несколько прядей волос выбились из светлой косы, перекинутой через плечо. В руках она держала небольшой сверток.

– Надо бы тебе найти домик где-нибудь пониже, – произнесла Гретхен, переведя дух.

Бен пожал плечами.

– Подъем для меня – необходимая физическая нагрузка. Входи. Что случилось?

Гретхен прошла в гостиную и небрежно плюхнулась на диван, бросив свой пакет на одну из подушек.

– Ты ведь больше не встречаешься с Кенди, вот я и подумала, может, я на что сгожусь. Ну, что скажешь, дружок?

У Бена сам собой раскрылся рот. Лицо у него горело огнем, и Бен подумал, что, наверное, мог бы сейчас зажарить на щеке яичницу. Потом он понял, что Гретхен шутит. Он уселся на скамью тренажера и просто смотрел на Гретхен, пока она не рассмеялась.

– Ну и лицо у тебя, – она широко улыбнулась. – Эй, держись бодрее, парень! – Она посмотрела на его вещи, разбросанные по всей комнате. Тут же валялось и нижнее белье. – Что, не так-то все просто?

– Гретхен, – перебил ее Бен, краснея все сильнее, – зачем ты пришла?

– Не впадай в истерику, – усмехнулась она. – Я просто шучу. Вот, посмотри, что тут у меня. – Она протянула Бену свой пакет. – Дисковод из моего домашнего компьютера. Когда я вернулась, он начал капризничать, а теперь его совсем заклинило. Ничего не могу ни включить, ни выключить, в памяти не держатся списки покупок, а в туалете слив включается каждые восемь минут. В мастерской сказали, что они смогут заняться им только через неделю. Может, посмотришь? Я бы тебе заплатила.

Надо было просто выставить ее за дверь. Вместо этого Бен услышал свой собственный голос:

– Давай взгляну. Неси в каморку.

Гретхен так и сделала, после чего остановилась в дверях и стала наблюдать за Беном, который, мысленно проклиная себя за то, что оказался такой тряпкой, освободил место рядом с главным терминалом. Подключив дисковод к своей системе, он загрузил сканирующую программу и бегло просмотрел данные.

– Ничего удивительного, Гретхен, что он приказал долго жить, – хмыкнул Бен. – Это жуткое старье. Откуда он вообще у тебя? С корабля Ирфан?

– Ты пошутил! – Гретхен даже присвистнула. – Надо же, все-таки у этого парня есть чувство юмора.

Бен опять вспыхнул, на этот раз от гнева.

– Слушай, если тебе не нужна моя помощь…

– Нужна, нужна, – Гретхен не дала ему договорить. – Извини. У меня язык без костей. Ну как, починишь?

Удивившись, как это Гретхен так легко сдалась, Бен сказал:

– Вряд ли. Лучше всего тебе поскорее купить новый, а этот можешь продать в музей.

– Опять пошутил! Да ты настоящий… Извини, – Гретхен помахала рукой. – Знаешь, Бен, у меня сейчас не очень-то гладко с деньгами… Понимаешь, я не могу купить такой дисковод прямо сейчас. Может быть, все-таки…

Бен вздохнул.

– Дай мне два часа. Попробую что-нибудь состряпать.

– Отлично, Бен! Я тебя обожаю!

– Тогда зачем же ты все время меня доводишь? – Эти слова вырвались у Бена совершенно непроизвольно.

Наступила тишина. Бен, ненавидя себя за это, подумал о том, что все еще красный.

– Потому что я хорошо к тебе отношусь, – ответила Гретхен. – С кем попало я бы не стала так разговаривать. И Кенди мне тоже нравится.

Бен повернулся к ней.

– Это еще одна шутка?

– Не-а. Вот тебе крест. – И Гретхен начертила рукой букву X у себя на груди. Потом легко спрыгнула с дивана и устроилась на полу у двери, поджав под себя ноги. – Я ведь по тебе с ума сходила, ты это знаешь?

– По мне? – Его голос сорвался почти на писк, и Бен даже не покраснел в этот раз, настолько он был изумлен.

– Вот именно, – Гретхен кивнула. – Много лет назад, когда мы оба были студентами. Я тогда попросила… ну, точнее сказать, умоляла Триш, чтобы она устроила нам с тобой свидание, а она чуть не умерла от смеха. Я спросила, в чем дело, и она сказала мне, что ты уже встречаешься с Кенди. Вот так все и погибло.

Бен не знал, что сказать, поэтому промолчал.

– У-у-у, я, кажется, тебя расстроила. – Гретхен подтянула колени к подбородку. – Слушай, Бен, а сколько лет прошло? Шесть? Семь? Как раз когда матушка Ара подбирала себе команду и взяла меня. Я узнала, что ты тоже там будешь, и жутко обрадовалась, подумала, что смогу узнать тебя поближе. Ты хороший, Бен, мне приятно работать с тобой.

– Вот как, – сказал Бен, все еще не зная, как следует себя вести. – Ну да, мне тоже нравится работать с тобой.

– Нет, Бен, тебе не нравится, – Гретхен рассмеялась. – Я тебе вообще не нравлюсь, я знаю, со мной нелегко.

Бен сделал попытку улыбнуться.

– Ну…

– Вот видишь. – Гретхен пожала плечами. – Во всем, разумеется, виновато мое тяжелое детство.

– А где прошло твое детство, Гретхен? – Он слегка повернулся на стуле и стал рыться в одной из коробок, стоявших на полу. – Ты никогда не рассказывала.

– На Земле. Моя семья – из Южной Африки. Богатое наследство, но ко времени моего появления на свет от него уже мало что осталось. – Она покачала головой. – В нашей семейке никто не решился бы стать Немым. Генетические уроды, вот они кто.

– Уроды – Немые или твоя семья? – Под руками Бена звенели, стукаясь друг о друга, металлические детали компьютера.

Гретхен рассмеялась.

– Опять пошутил! Ты совершенствуешься прямо на глазах! Уроды – это Немые. И вот я выросла в прекрасной семье, которая жила в прекрасном доме и думала, что их прекрасная дочурка – генетический урод. А братцы мои вели себя как последнее дерьмо, особенно когда родителей не было поблизости. – Ее лицо на мгновение исказилось гримасой боли. Но она тряхнула головой. – В конце концов я вступила в Братство, и вот я здесь, живу в доме на дереве и прошу классного парня, который мной совершенно не интересуется, починить жесткий диск моего домашнего компьютера. Кто бы мог подумать?

Бен выудил из коробки наполовину отремонтированный дисковод, который так долго искал. Из портов свисали разноцветные провода, на крышке уже скопился слой пыли. К его удивлению, замечание про «классного парня» не вогнало его в краску.

– Судьба – странная штука, – заметил он серьезно. – Если бы мамин доктор подвинул руку чуть левее, я все еще был бы в заморозке, а ты беседовала бы сейчас с кем-нибудь другим насчет твоего дисковода.

Гретхен склонила голову набок.

– Весьма загадочно, – сказала она. – Объясни.

Бен объяснил, сам удивляясь, насколько легко оказалось рассказывать эту историю Гретхен, женщине, которая, как он всегда полагал, ему неприятна.

– И вот где-то в недрах лаборатории имеются одиннадцать моих братьев, – закончил он свой рассказ.

Гретхен передернула плечами.

– Жуть какая. Это я не про тебя, – торопливо добавила она. – Сама мысль о том, что на твоем месте мог бы оказаться кто-нибудь другой…

– На любом месте мог бы оказаться кто-нибудь другой, – заметил Бен философски. – Как подумаешь о том, сколько миллионов сперматозоидов твоего отца боролись за одну-единственную…

– Так что там мой дисковод? – перебила его Гретхен.

Бен заметил, что на этот раз она покраснела, и рассмеялся. Он смеялся громко и долго, не в силах остановиться. Гретхен в конце концов присоединилась к нему, и напряженность миновала.

– Ладно, ладно, – пробормотала она, – очко в твою пользу.

Переведя дух, Бен решил поменять тему:

– И как сейчас у тебя отношения с семьей?

– А никак. – Гретхен потянулась. – Хотя время от времени я бываю на Земле, чтобы помахать у отца перед носом своими достижениями в Братстве Ирфан. Но здесь поначалу пришлось туговато. Трудно стать такой как все.

– Ты о чем?

Гретхен пожала плечами.

– Когда я была маленькой, мне не нравилось, что я не такая, как все, но со временем это сознание превратилось в некий символ мужества. «Эй, вы, посмотрите-ка на меня, какая я сильная, я – не такая, как вы, я – особенная». Но в монастыре-то я никакая не особенная. – Она посмотрела на Бена долгим взглядом из-под полуопущенных век. – Очень трудно было отказаться от мысли, что ты особенная, хотя в детстве именно эта непохожесть и не давала мне жить нормально. Трудно. Наверное, так происходит со многими.

Бен ничего не ответил.

– Ладно, – сказала Гретхен. – Работай спокойно, не буду тебе мешать. Позвони, когда закончишь, хорошо? Ты – душка.

И она ушла.

Бен еще долго сидел, держа перед собой дисковод, прежде чем взял в руки паяльник и приступил к работе.


ГЛАВА 16 ДНЕВНИК СЕДЖАЛА | Империя Немых | ГЛАВА 18 ПЛАНЕТА РЖА