home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

ПЛАНЕТА РЖА

Спокойствие – вот тропа, по которой дух устремляется в царство Мечты. В спокойствии должен ты следовать по своему пути и в спокойствии должен пребывать вовеки.

Ирфан Квасад. «На пути к Мечте»

– У нас есть допуск! – крикнула Ара. – Я послала его сжатым лучом десять минут назад.

Корабль задрожал. Кенди Уивер шлепнул по клавише отмены на регуляторах гравитации.

– Пегги-Сью! – рявкнул он. – Загрузка маневра Юй-1, выполнять!

– Принято, – отозвался компьютер. Звезды на обзорном экране сдвинулись со своих мест и превратились в смазанные белые полосы. Всех, кто находился на мостике, сильно качнуло влево, туго натянулись ремни безопасности. Кенди показалось, что его желудок вдруг очутился где-то в пятках, потом подскочил вверх, к самому горлу. По экрану пронеслось большое красное пятно, которое Кенди принял за планету Ржа. Но вот звезды прекратили свой безумный хоровод, и желудок Кенди вернулся на своё привычное место.

– Великолепно! – прорычала Гретхен Байер, кресло которой стояло у панели датчиков.

– Да прекратите огонь, черт побери! – закричала Ара, которая еще не успела подняться с пола. – Мы же корабль Единства!

Наконец ей удалось встать на ноги как раз рядом с Кенди, которого она одарила взглядом, способным заморозить пиво.

– Прошу прощения! – пробормотал тот. – Ничего лучше мне просто в голову не пришло. А если бы мы подпустили этот заряд ближе…

Знаком она попросила его замолчать. Ара была кругленькая, невысокая, так что могла прямо смотреть Кенди в глаза, когда тот сидел. Даже после двух недель полета и искусственного освещения ее смуглая кожа не слишком побледнела и была почти такого же густого темного оттенка, как и у самого Кенди. Ее короткие черные волосы обрамляли круглое, открытое лицо с небольшим намеком на двойной подбородок, и, глядя на это лицо, казалось, что улыбку на нем способны вызвать самые простые вещи, например тарелка свежих булочек с корицей.

– Ваше превосходительство, ответьте, пожалуйста. – Эфир молчал. – Говорит «Пост-Скрипт». Наше судно зарегистрировано в Империи Человеческого Единства. Почему вы открыли огонь?

– У нас передатчик работает? – Она повернулась к Бену Раймару, который занимался коммуникацией. Тот кивнул. Ара стала говорить громче:

– Ваше превосходительство, у нас нет средств защиты против ваших огневых мощностей. Повторяю, мы – дельцы и наша цель здесь – торговля. Мы получили допуск на посадку пятьдесят пять часов назад через Немого курьера.

Кенди тем временем переустановил гравитационные предохранители и аккуратно начал разворачивать корабль в сторону от планеты. Он не спускал руки с рычагов, готовый в любую секунду рвануть их вверх до полной скорости, если только с какого-нибудь из спутников, патрулирующих планету, опять попытаются открыть огонь.

Из динамиков послышался электрический треск.

– Слава Единству, – раздался незнакомый голос. – Вы не сообщили ваши коды.

– Нет. Мы сообщили коды. – На шее у Ары вздулись и запульсировали вены. – Будьте любезны, с кем я говорю?

– Пегги-Сью, отключи мне громкость, – сказала Гретхен шепотом, чтобы ее голос не уловили системы коммуникации.

– Принято. – На панели датчиков замигала голубая лампочка, напоминая Гретхен о том, что ее голос в данный момент не регистрируется в коммуникационной системе.

– Они тянут время, матушка-наставница, – обратилась она к Аре. – Я проникла в их систему, они сейчас проверяют наши данные.

– Говорит прелат Тенвар из торговой комиссии Империи Человеческого Единства, – протрещал голос из динамика. – Мы не получили от вас никаких опознавательных сигналов. Передайте необходимые коды, или по вашему кораблю будет открыт огонь.

И у Бена вспыхнула голубая лампочка отключенного голоса.

– Они сейчас пытаются отследить курьера, госпожа. Я могу попытаться внедрить в их систему ложные позывные, но пока надо как-то заставить их поверить в то, что есть.

Ара шагнула к пульту капитана и резким движением набрала коды, за подделкой которых Бен провел не один час. Шелестела ее пурпурная туника, обычная одежда торговцев. Роль негодующего дельца хорошо удавалась Аре, и только плотно сжатые губы выдавали глубокое волнение. У Кенди сердце бешено стучало и во рту пересохло. Ускользнуть в смещенное пространство теперь, когда они так глубоко зашли в гравитационное поле планеты Ржа, не удастся, и он прямо-таки чувствовал, как лазеры Единства нацелены на их далеко не прочный, облицованный керамикой корабль. На всякий случай Кенди чуть дернул рычаги, чтобы слегка отклонить корабль в сторону от планеты.

«Меняй курс, – мысленно сказал он себе, – но виду не подавай».

Он бросил взгляд на Бенджамина Раймара. Тот склонился над своей панелью. Рыжие волосы в беспорядке, а купеческая туника вся измята, хотя он надел ее только что. У Бена всегда помятый вид, даже если он только что вышел из-под душа. Как ему это удается, Кенди не мог понять.

– Есть! – прошептал Бен. Он нажал на кнопку и заговорил своим обычным голосом. – Все получилось, госпожа. Я перехватил и стер их запрос, пока он еще не был получен, и отправил обратно фальшивое уведомление, подтверждающее нашу легенду.

– Надеюсь только, Бен, что Тенвар не такой же пьянчужка, как ты, – сказала Гретхен. – А то они нас в два счета изжарят, как муравьев под лупой.

Бен наклонился над своим пультом, но Кенди видел, что он покраснел. Кенди прошелся пальцами по клавиатуре, и на экране Гретхен вскоре появилось следующее: «Поаккуратней, Грет, или можешь забыть про то, как меняться вахтами».

«Просто дразнюсь, – был ответ. – Не стоит так переживать».

Ара тем временем устроилась в своем кресле и натянула ремни безопасности.

– Прелат Тенвар, – начала она. – Я отослала наш допуск. Отослала еще раз. Вы его получили?

Молчание. Кенди едва дышал.

– Прелат Тенвар, вы меня слышите? – повторила Ара, допустив в голосе на этот раз легкие нотки раздражения. – Прелат, прошу вас. Я передавала наш допуск уже четыре раза в адрес четырех разных прелатов. Сколько еще…

– Почему вы путешествуете на корабле, построенном в Конфедерации Независимости? – зазвучал голос Тенвара.

Ара вздохнула, и достаточно громко, чтобы этот звук передали микрофоны.

– Ты еще заплатишь за это, подмастерье, – сказала она чуть громче, чем следовало бы.

– Вы сами согласились, босс. – Кенди хорошо понимал намеки.

– Информацию на этот счет, прелат, – начала Ара, – вы найдете в нашем коде ретранслятора. Пожалуйста, прочтите. Это судно трофейное.

Последовала еще одна долгая пауза, Кенди сжал в руке золотой диск, висевший у него на шее под одеждой, и зашептал: «Во исполнение моих глубочайших чаяний, и глубочайших чаяний всего живого и сущего…»

– Вам разрешена посадка на поле семь Ф один, – сказал прелат Тенвар. – Вы должны оставаться на борту, пока карантинный отряд не осмотрит судно. Слава Единству.

– Благодарю вас, прелат, – ответила Ара. – Слава Единству.

Бен отключил передатчик, и весь экипаж вздохнул с облегчением. Ара на секунду откинулась в кресле, потом расстегнула ремни и поднялась.

– Кенди и Гретхен, жду вас на своей территории в зоне Мечты, – распорядилась она. – Через десять минут. Вен, ты – на пульт управления. Вызови сюда Триш и Питра, чтобы помогли тебе с другими станциями.

– Да, госпожа, – ответил Бен.

– Через десять минут? – возмутился Кенди. – Это какие же, ты думаешь, у меня скорости?

– А я слышала, – произнесла Гретхен нараспев, уже направляясь к двери, – что твоя скорость – это две минуты.

Кенди вскочил на ноги и бросился за ней, но Гретхен уже выскользнула в коридор и нажала кнопку «закрыть». Широко расставив руки, Кенди сделал вид, будто пытается проломиться сквозь дверь. Задержавшись в этой позе на секунду, он медленно сполз на пол. Бен фыркнул, а Кенди не смог сдержать улыбку.

– Кенди, – сказала Ара со вздохом. – У нас нет времени…

Дверь распахнулась, в проеме возникло серьезное лицо Триш Хеддис. Она перешагнула через распростертое тело Кенди и заняла место Гретхен у пульта датчиков. Следом за ней появился Питр Хеддис, ее брат. Хотя брат и сестра были двойняшками, между ними не было ничего общего. Питр, мужчина мощного телосложения, коротко стриг свои каштановые волосы, у него были странно большие карие глаза и твердый подбородок. Триш, маленькая и хрупкая, фигурой напоминала скорее мальчика-подростка. Волосы у нее были длинными, она заплетала их в косу. Единственное, что роднило ее с Питром, – это глаза.

– Мы уже направлялись сюда, когда Бен позвал нас, – сказала она, объясняя свое быстрое появление. – Это из-за Кенди мы развернулись на все его восемьдесят градусов? На камбузе теперь такое творится…

– Кенди все уберет, – сказала Ара.

– Ну вот, – проворчал Кенди, не вставая с пола. – Вот и спасай корабль, а в награду что?

– Кенди, – строго сказала Ара. – Пора идти.

– Иду, уже иду. – Кенди вскочил на ноги и побежал по коридору.

«Пост-Скрипт» был небольшим кораблем клинообразной формы, и на нем было всего три палубы. Узкие коридоры давно нуждались в ремонте и свежей краске. Сквозь бежевую поверхность просвечивала тусклая серая керамика. Кенди подошел к лифту, но подъемное устройство в последнее время как-то подозрительно погрохатывало, и поэтому на нижнюю палубу, где располагались помещения для экипажа, он спустился пешком.

Третья дверь налево, напомнил себе Кенди. Несмотря на небольшие размеры судна, Кенди все еще путался. Двери и коридоры на «Скрипте» не имели никаких указателей, а по внешнему виду различить их между собой было невозможно. Наконец Кенди выбрал одну из дверей и приложил палец к замку. Дверь скользнула в сторону, значит, он с первой попытки попал в свою каюту.

– Десять минут, – пробормотал он себе под нос, когда дверь за ним закрылась. – Я что ей, супер-спринтер, что ли?

Кенди жил по-спартански. Возле одной из переборок каюты стояла аккуратно застеленная кровать, у другой расположился изрядно потрепанный компьютер. На полке у компьютера помещались с десяток книжных дисков, в шкафу висело лишь самое необходимое из одежды. В углу стояло короткое красное копье. Ванная находилась в холле, хотя здесь, в комнате, имелась маленькая раковина с зеркалом, а над ней висела аптечка.

Кенди прижал большой палец к замочной пластинке аптечки, и ее дверцы отскочили в стороны. На полочках лежали несколько одинаковых ампул с жидкостью янтарного цвета. Нижнюю полку занимал пистолет для инъекций. Вставив ампулу в специальный цилиндрический держатель, Кенди поднес пистолет к руке и нажал на кнопку. Раздался глухой звук, замигала красная лампочка, сообщая о том, что ампула пуста. Кенди отложил пистолет в сторону и снял пурпурную тунику. На нем не осталось ничего, кроме сандалий, коричневой набедренной повязки и цепочки на шее с подвешенным на ней золотым диском, который свидетельствовал о том, что Кенди – Дитя Ирфан. В зеркале он увидел стройное, безупречно сложенное тело со смуглой кожей, покрытой светло-каштановыми волосками, свернутыми в тугие спирали. У Кенди был плоский нос, а глаза такие темные, что было трудно различить границу между зрачком и радужной оболочкой.

Кенди взял красное копье, которое по длине доходило ему до колена, и проверил, в порядке ли резиновая насадка на острие. Одним плавным движением он согнул левую ногу, одновременно вложив под нее копье, так что получилась как будто подпорка. В идеале надо было упереться другим концом копья в землю, но на корабле это невозможно. Для того и резиновая насадка. По телу разлилась приятная теплота – начал действовать укол.

Кенди понадобилась минута, чтобы обрести необходимое равновесие. После этого он закрыл глаза, соединил руки в паху и начал делать дыхательные упражнения.

«Во исполнение моих глубочайших чаяний, и глубочайших чаяний всего живого и сущего, да будет дозволено мне войти в мир Мечты».

Пока он проделывал все это, привычные звуки корабля – слабое гудение приборов, неясный шепот воздушных потоков, мерное рокотание отдаленных двигателей – стали удаляться и затихать. Укол продолжал действовать, и перед глазами у Кенди закружился пестрый хоровод. Он глубоко дышал. Кенди представил себе, что стоит посреди глубокой пещеры, а перед ним открывается изогнутый туннель, ведущий наружу. Мало-помалу перед его мысленным взором стали проступать более мелкие подробности. Прохладные капли воды падают со сталактитов и стекают вниз по сталагмитам. Пол холодит голые ноги. От светящихся грибов исходит слабое мерцание, пахнет плесенью. Кенди медленно направился вперед по туннелю. С каждым шагом он все яснее и отчетливее видел место, где находится. Ноги ступали по твердой, прохладной поверхности, от холодного воздуха по коже пробежали мурашки. Камень играл разноцветьем, переливаясь насыщенным красным, бирюзой и пурпуром.

Впереди забрезжил свет. Кенди шел по направлению к этому свету. В следующую минуту его ослепила яркая вспышка, и он сощурился, давая глазам привыкнуть к солнцу. Открыв наконец глаза, Кенди увидел, что стоит у подножия утеса, а перед ним расстилается бескрайняя равнина. Высохшую землю кое-где покрывал низкорослый кустарник. В безоблачном голубом небе ярко светило обжигающее солнце. Раздался резкий крик сокола, парящего в потоках сухого ветра. Кенди видел окружающее во всех подробностях.

Он попал в мир Мечты.

Кенди осмотрелся. Это зрелище никогда не переставало поражать его. Он думал о том, какие чувства испытывала Ирфан Квасад, первая из землян, вступившая в мир Мечты. Тысячу лет назад, еще до того как было открыто смещенное пространство, корабль-колонизатор столкнулся во время одной из экспедиций с представителями инопланетной расы чед-балаар. Они претендовали на ту же самую планету, что и люди. К счастью, чед-балаарцы не стали претендовать на право исключительного владения. Возникло только одно препятствие – чед-балаарцы настаивали, чтобы земляне приняли участие в торжественной церемонии и, в знак дружественных отношений между двумя видами живых существ, выпили особого вина.

Благодаря действию вина, наркотического по своей сути, и гипнотизирующих песнопений чед-балаарцев Ирфан Квасад и некоторые члены ее экипажа оказались в мире Мечты. Потрясенные, люди начали экспериментировать и вскоре выяснили, что наркотик помогает проникнуть в этот общий для всех мир по своему желанию, хотя одним это удается лучше, чем другим. Некоторые из таких одаренных стали «слышать» голоса тех, кто остался на Земле. В конце концов эти земляне тоже проникли в мир Мечты, где могли общаться с чед-балаарцами и со своими собратьями-землянами, находясь от них на расстоянии тысяч световых лет.

В трюмах корабля-колонизатора хранились тысячи эмбрионов, как человеческих, так и разных животных, которые предназначались для колонизации планет и поддержания активного генофонда. С помощью чед-балаарцев земляне проводили различные опыты по генной инженерии, отбирая такие гены, которые давали человеку возможность попадать в мир Мечты. Первые дети, появившиеся в результате этих опытов, научились говорить поздно и впоследствии вообще редко пользовались речью за пределами мира Мечты. Их стали называть Немыми.

Стоя посреди горячей, выжженной равнины, Кенди распахнул объятия навстречу ветру. Его одежда и медальон исчезли. Обнаженный, он сделал несколько шагов вперед и наклонил голову, прислушиваясь. Голоса слышались в шелесте ветра, рокотали под землей. Кенди пытался распознать их. Он услышал низкий, горловой голос Ары, но остальные были ему незнакомы. Гретхен, видимо, еще не добралась. Кенди осторожно прощупывал окружающее пространство, вслушиваясь в воздух и землю, готовый к действию в любую минуту, если вдруг обнаружится чье-либо враждебное присутствие.

На некотором расстоянии Кенди уловил невнятное бормотание. Возможно, это Немой с планеты Ржа, но достаточно далеко, поэтому точно не определишь. Еще дальше Кенди обнаружил тысячи – нет, миллионы – крошечных вспышек, как будто зажигаются и гаснут огоньки светлячков, – это другие Немые с других планет входят и выходят из мира Мечты. Ничто, однако, не указывало на присутствие странного ребенка.

Кенди поднял руку и тихо свистнул. Распушив перья, птица бумерангом кинулась вниз и точно опустилась на руку к Кенди. Ее когти могли бы дробить кости, но кожу на руке Кенди сокол лишь чуть-чуть царапнул. В мире реальности его рука мгновенно превратилась бы в кровавое месиво, но ведь здесь – Мечта.

– Сестра, – обратился Кенди к соколу. – Не можешь ли ты разузнать для меня, чьи голоса я слышу там вдалеке?

Птица сорвалась с его руки. Уже находясь в воздухе, она обернулась кенгуру и быстро ускакала прочь. Кенди проводил ее взглядом, потом зашагал по выжженной пустыне. Припавшие к земле плети ползучих трав выпускали ему под ноги свои колючки, но в этом мире подошвы Кенди покрывали толстые мозольные наросты. Он шел вперед, постоянно чувствуя под ногами дыхание живой земли. Дышала каждая крошечная частица, каждая сама по себе, но одновременно – и часть большого целого. Ради интереса Кенди на минуту сосредоточил все свое внимание на одной такой частице. Это была женщина-землянка, и она вовсе не предполагала, что ее разум – это одна крошечная составляющая мира Мечты. Наверное, она спит, решил Кенди, но до конца уверен не был. Находясь в мире Мечты, ему было нелегко вступать в контакт с обычными существами – теми, кто не были Немыми. В любом случае, не это сейчас должно занимать его внимание.

И вот наконец оно. Слабый намек, краткая вспышка на грани сознания. Чье-то присутствие. И не столько в самом мире Мечты, сколько проходящее мимо, будто бы сквозь этот мир, – так один Немой разум обращается к другому. Кенди изо всех сил сконцентрировался на этом ощущении, пытаясь распознать, откуда оно появилось. Но не успел. Краткая вспышка погасла.

«Проклятье! — Кенди был раздосадован. – Но во всяком случае теперь мы точно знаем, что ребенок все еще где-то здесь».

Кенди пошел дальше, ориентируясь на шепот Ары. Приближаясь к ее владениям, Кенди замечал кое-какие новые черты: это Ара совершенствовала окружающий мир согласно своим собственным представлениям. Когда двое Немых общаются друг с другом, необходимо договориться, кто из них двоих возьмет на себя моделирование их общего пространства, общего для обоих участка мира Мечты. А поскольку Ара сказала, что она назначает встречу им с Гретхен на своей площадке, Кенди, приближаясь к ее владениям, постепенно абстрагировался от своих представлений о реальности, чтобы сознание оставалось открытым для того видения мира, которое создала Ара. Незаметно изменился и окружающий пейзаж. Вместо ползучих колючек под ногами расстилалась теперь мягкая зеленая трава. В чаше изящного фонтана мерно журчала прохладная вода, и экзотические ароматы наполняли воздух. Высокие раскидистые деревья укрывали от солнечных лучей. На ветвях покачивались большие апельсины и переливались золотом груши, в листве щебетали птицы. Ара сидела на бортике фонтана. На ней было зеленое одеяние из легкой газовой ткани. Голову плотно укрывало специальное покрывало, а на лбу мерцали изумруды. На самом Кенди возникли просторные красные шаровары и длинная рубаха из белого полотна. Его медальон опять висел на прежнем месте, а на пальце золотым светом горел янтарь, оправленный в серебро. У Ары тоже был перстень, в котором сиял голубой лазурит.

– Где Гретхен? – сразу же поинтересовался Кенди.

– Во всяком случае, здесь ее нет, – ответила Ара.

– Нет, есть.

Гретхен появилась по другую сторону фонтана. На ней было такое же одеяние, как на Аре, только голубого цвета. На груди горел золотой диск, а на пальце сверкал перстень с янтарем, точь-в-точь как у Кенди. Гретхен была высокого роста, светловолосая, с бледной кожей и густыми бровями. Глаза серые, а губы – удивительно яркого, насыщенного цвета. Кенди всегда казалось, что ей подошел бы наряд танцовщицы живота.

– Хорошо, – продолжала Ара. – Ребенок здесь?

– Я почувствовал его присутствие, но лишь на короткий миг, – ответил Кенди. – И мне кажется, что кроме меня никто его не заметил. Я – единственный.

– Продолжай наблюдение. Если он объявится снова, постарайся поточнее выйти на след. Перед нами вся Ржа – чтобы ее прочесать, потребуются десятилетия. А я хочу все закончить за несколько недель.

– Это нечестно, – запротестовал Кенди. – Я и так уже выяснил, на какой планете он находится, и за такое короткое время, на какое никто другой не способен. Не будешь же ты ставить мне в вину…

– Я не обвиняю тебя, Кенди, – прервала его Ара. – Просто размышляю. Ты молодец. Далее. Я хочу, чтобы вы связались с Немыми, которые находятся на планете Ржа. Нам нужна информация, а они в этом деле – наш главный козырь.

– Тут я тебя опередил, – ответил Кенди, заметно успокоившись. – Я послал свою сестру, чтобы разыскать их.

Гретхен вздрогнула.

– Прямо мурашки по коже, – сказала она. – Если эта твоя сестренка не вернется, ты же повредишься в уме. Мы бы, правда, этого даже и не заметили, – Гретхен фыркнула.

– Полно, дети мои, – язвительно проговорила Ара. – Нас ждет работа.

Кенди склонил голову, прижав руку к золотому диску.

– Слушаю тебя, госпожа. Смиренный сын Ирфан обращается к тебе…

– Замолчи и слушай, – рявкнула Ара. – И ты, Гретхен. Я хочу, чтобы вы оба разнюхали как можно больше у Немых со Ржи и выяснили, как сейчас обстоят дела на планете. Кенди, ты прочел эти документы?

– Не успел… – Кенди поутратил веселость.

– Так. А ты, Гретхен?

– Империя Человеческого Единства вторглась на планету Ржа шестнадцать лет назад, – начала Гретхен уверенным тоном отличницы. – Им потребовалось семь месяцев, чтобы завоевать планету. Для всеобщего усмирения применили биологическое оружие, и вскоре самые развитые государства признали себя побежденными. Правительствам этих государств было разрешено сохранить свою власть с условием, что они будут работать против своих соседей. Это обычная тактика Единства. Страны-коллаборационисты стали оказывать давление на тех, кто еще хотел сохранить независимость, что, естественно, облегчило задачу для сил Единства – в рядах аборигенов не было согласия.

– Ну, это я тоже читал, – брюзгливо заметил Кенди. Он устроился на гладком крае фонтана. – Хотя об экономическом положении планеты там ничего нет. Они уже оправились после нападения Единства? Если нет, то с живым товаром там дела обстоят туго.

– Они все еще переживают спад, – Гретхен пожала плечами. – Единство установило искусственные ограничения на торговлю, а высокие налоги выкачивают ресурсы. Кому такое понравится? Ставлю сумму твоего годового заработка…

– Эй, полегче!

– …что ребенка этого нам придется искать по крайней мере в трех разных сословиях.

– Три сословия – это свободные граждане, законные рабы и подпольные рабы с черного рынка? – предположила Ара.

Гретхен кивнула. За ее спиной на траву тяжело шлепнулся апельсин.

– Надеюсь только, что этот ребенок относится к законным рабам. Это бы очень облегчило нашу задачу.

– Да, покупка раба – дело самое простое, – согласилась Ара. – Но может случиться и так, что нам придется уговаривать свободного человека последовать за собой или же отслеживать жертву похищения через черные рынки. Вот здесь и начинается твоя партия, Кенди.

– Готов служить.

– Кенди, я не расположена шутить! – Ара резко обернулась к нему: – Нас чуть не расстреляла охрана Единства, мне пришлось изображать из себя главу торговой миссии, да так, чтобы это выглядело убедительно и не вызывало подозрений, а теперь надо срочно искать этого мальчишку, пока его не нашел кто-нибудь другой, например силы Единства или корпорации. Так что мне совершенно не интересны ни твои остроумные замечания, ни твои плоские шуточки. Я понятно изъясняюсь, брат Кенди?

Ее внезапная ярость была для Кенди как пощечина. Он смущенно кивнул. Гретхен ухмыльнулась.

– Ну хорошо. – Ара поправила платье. – Когда прибудем на место, ты, Кенди, должен будешь обследовать все городские трущобы. Но только не лезь на рожон!

– Слушаюсь, госпожа, – смиренно ответил тот.

С дерева упал еще один апельсин. При ударе о землю послышался хлюпающий звук. Кенди удивленно обернулся. Апельсин был покрыт налетом черной плесени. Кенди моргнул. Как странно. Ничего подобного в саду Ары он раньше не видел.

– Гретхен, – продолжала Ара, не обратив внимания на апельсин, – ты займешься тем, что проверишь все официальные рынки, торгующие живым товаром.

Гретхен кивнула.

– А чем займешься ты? – спросила она.

– Я должна отчитаться перед императрицей, – ответила Ара. – Потом у меня на очереди все чиновничество, надо их порасспросить. Вы же двое начинайте делать свою работу.

– Слушаюсь, госпожа, – сказала Гретхен.

Кенди все еще не мог отвести глаз от апельсина, когда он вдруг осознал, что Ара ждет от него ответа. Ему пришлось напрячься, чтобы вспомнить, о чем она говорила.

– Кенди? – Тон ее голоса не предвещал ничего хорошего.

– Проверить все городские трущобы, – ответил Кенди. – Приступать сразу, пока ты будешь беседовать с императрицей.

Он как раз собирался сказать им про апельсин, когда над головой раздался крик сокола. Кенди вытянул руку Птица села на нее, и разум Кенди мгновенно обогатился новым знанием. На какую-то минуту появилось будто два Кенди: один сидел на краю журчащего фонтана, другой уцепился когтями за крепкую руку.

– Ей удалось… То есть тебе, тебе удалось найти Немых с планеты Ржа? – спросила Гретхен.

Кенди кивнул, и сокол повторил это движение. На мгновение Кенди даже потерял равновесие, но это быстро прошло, едва только восстановилось ощущение собственной идентичности. Он вскинул руку, и сокол взмыл в небеса. Птица взмахнула крыльями, набирая высоту, и закружилась над его головой.

– Она приведет вас к ним, – сказал Кенди. – Я хочу, чтобы мы прошли через мою территорию, хорошо?

– Можно ведь просто туда перенестись, – проворчала Гретхен.

Кенди покачал головой. Он понимал, что в мире Мечты расстояния в привычном смысле не существуют. Он понимал, что дорога в другие «места», проходящая через его собственные задворки, – это излишняя условность. Все это он понимал своим сознанием. Но подсознательно, похоже, он придерживался иного мнения.

– Прошу меня извинить, – ответил он. – Но ничего лучше предложить не могу.

– Тогда уж будь добр, раздобудь мне какую-нибудь приличную одежду, – сказала Гретхен. – Я не собираюсь разгуливать нагишом.

– Будьте осторожны, – напутствовала их Ара.

– Я прослежу за тем, чтобы белье было чистым, – торжественно заявил Кенди и быстро пошел вперед, так чтобы у Ары не осталось времени ответить.

Гретхен отправилась за ним следом, а сокол парил в вышине, указывая им путь. Пока фонтан еще не растворился за спиной, Кенди услышал, как Ара тяжело вздохнула. Он улыбнулся сам себе.

Через минуту перед ними опять расстилалась выжженная равнина. Солнце безжалостно палило в бескрайнем голубом небе. Наряд Кенди исчез, осталась лишь набедренная повязка, да и то только потому, что он знал – Гретхен не хочет видеть его обнаженным. Наряд Гретхен тоже преобразился, и вместо платья на ней был костюм цвета хаки, пробковый шлем и высокие походные ботинки. В полном молчании они следовали за соколом, который вел их туда, где они должны были встретиться с Немыми. Вдруг Кенди вспомнил, что не сказал Аре про гнилой апельсин. Он остановился, раздумывая, не повернуть ли обратно.

– Что еще случилось? – Гретхен не могла сдержать раздражения.

Кенди обернулся назад, туда, где остался сад Ары. Но возвращаться не стал. Ара уже и так в плохом настроении, не стоит усугублять. А спросить можно и попозже.


Пролог ПЛАНЕТА РЖА | Империя Немых | ГЛАВА 2 МИР МЕЧТЫ