home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

МИР МЕЧТЫ

Империя – это темница, и ключа от нее нет даже у правителя.

Император Боливар I, «Размышления воина»

Кенди и Гретхен исчезли за деревьями, и матушка-наставница Арасейль вздохнула. Оба они те еще ребята. У Гретхен язычок, а Кенди… ну, Кенди и есть Кенди. Странные все-таки у него понятия. Знания о нравах австралийских аборигенов не очень-то помогали ей составить полный портрет самого лучшего и наиболее способного из ее студентов.

Бывшего студента, напомнила себе Ара. Прошел почти год с тех пор, как Кенди принес клятвы и вступил в Братство, но мысленно Ара все еще не могла привыкнуть к этим переменам. У него, конечно, огромный потенциал, во всем мире Мечты не найдется больше никого, кто мог бы с такой легкостью разделить свое сознание надвое. Но поведение!..

Во всяком случае, определенный прогресс налицо, в некотором унынии размышляла Ара. Иногда даже страшно вспомнить, каким он был раньше.

Ара поднялась и сосредоточилась. Сознание пульсировало и билось, стараясь нащупать поступивший извне образец. Она еще раз сконцентрировалась и мысленно отдалилась от своего сада.

И тут же очутилась посреди огромного зала, пол в котором был выложен серым мрамором, а по обеим сторонам в заоблачную высь вздымались высокие колонны. Ара явственно ощутила давящее присутствие какого-то другого сознания из мира Мечты, которое не позволяло ей самой моделировать окружающую реальность. Глубоко вздохнув, Ара заставила себя подчиниться. Это все равно что добровольно выпустить из рук спасательный круг. После многих лет подобного опыта Ара так и не смогла привыкнуть легко расставаться с властью.

А уж скрывать эти подробности от Кенди – вот настоящее испытание.

До ее слуха донесся быстрый топот, и вскоре перед Арой предстало когтистое существо размером с небольшого медведя. На его круглом тельце крепко сидела приплюснутая голова, мохнатые руки оканчивались короткими сильными пальцами. На шее висела серебряная цепочка сенешаля.

– Кто ты и что тебе нужно? – обратился зверь к Аре. Не на ее языке, разумеется. В мире Мечты не существовало обычных языков. Здесь Немые общались между собой, обмениваясь мыслями напрямую. Ара, тем не менее, мгновенно трансформировала полученную информацию в привычные слова.

Ара поклонилась и назвала себя.

– Я должна представить отчет ее императорскому величеству. Могу ли я, сенешаль, воспользоваться услугами посланника из Немых?

Когти сенешаля застучали по полированным плитам.

– Мне поручено сопроводить тебя прямо к ее императорскому величеству, матушка-наставница, – сказал он.

Ара сощурилась, потом быстро пошла вслед за сенешалем, который проворно цокал по каменным плитам, направляясь в дальний конец зала, где виднелись тяжелые двойные двери. Ара подобрала платье, сожалея на ходу о том, что нет времени собраться с мыслями. Она не готова к императорской аудиенции. С правилами придворного этикета Ара была знакома лишь отчасти, а мысль выглядеть глупо повергала ее в ужас.

Сенешаль распахнул тяжелые двери и проводил Ару внутрь. Открывшееся перед ней пространство было погружено в полуночную тьму, и лишь кое-где мерцали крошечные огоньки, похожие на светлячков.

– Выбирай любой, – сказал сенешаль. – Императрица ожидает тебя.

Ара наугад протянула руку к одному из огоньков. От ее прикосновения огонек – то есть человек – замер.

– Могу ли я воспользоваться твоим телом, мой Немой брат? — спросила она.

– В служении вся моя жизнь, – последовал ответ. – Сосчитай до десяти, я должен войти в пространство.

Ара сосчитала до десяти, после чего сделала резкое движение вперед. Она обнаружила, что стоит на коленях, опираясь о подушку. Земля вокруг нее поросла сине-зеленой травой, веял легкий ветерок. Голова Ары склонилась так низко, что почти касалась земли.

– Поднимись, матушка-наставница, – раздался женский голос.

Ара медленно распрямила спину, стараясь как можно лучше почувствовать свое новое тело. Это был мускулистый мужчина. Руки его покрывали каштановые волоски, торс был гибким и сильным. Он был одет в просторные черные брюки, на шее – ошейник, обычная одежда Немого раба. Ару охватил трепет. Сколько бы раз ей ни приходилось проделывать такое перемещение, она все равно не научилась спокойно относиться к мысли о том, что ее настоящее тело находится далеко-далеко, на расстоянии многих световых лет, а разум ее – здесь, в другом мире, в теле другого Немого.

Ара украдкой осмотрелась. Ее первая аудиенция у императрицы происходила в небольшой комнате. В тот раз ее императорское величество лично сообщила Аре как одному из самых успешных вербовщиков, что ей предстоит возглавить экспедицию, целью которой станет розыск некоего человека. Точнее, его физического тела. Кенди почувствовал присутствие его сознания в мире Мечты. На этот раз Ара оказалась в белом зале, огромном, занимающем площадь в два или три акра. Несколько рабов стояли неподвижно, держа наготове еду и питье, другие преклонили колени на подушках, почти таких же, как та, на которой стояла Ара. Повсюду дежурила вооруженная охрана.

Прямо перед собой Ара увидела императрицу, ее императорское величество Кан маджа Кали. Императрица восседала на возвышении, опираясь на подушку. Одного роста с Арой, она была тощей и костлявой, ее темная кожа отливала эбеном, черные волосы были уложены в высокую прическу. Вместо короны ее голову украшали несколько небольших камней. С плеч ниспадало голубое шелковое одеяние. О возрасте императрицы Ара не могла сделать ни малейшего предположения. В окружающем воздухе начали слабо мерцать искры, и Ара поняла, что Кан маджа Кали привела в действие поглотитель звуковых колебаний, чтобы их разговор не услышали окружающие.

– Говори, матушка-наставница, – обратилась к ней императрица. – Тебе есть что сказать?

– Есть, ваше императорское величество, – ответила Ара и рассказала обо всем, что произошло с «Пост-Скриптом», когда корабль прибыл на планету Ржа. Низкий голос владельца тела непривычно резко отдавался в ушах.

– Власти, конечно, нам не очень доверяют, но мы уже начали поиски, – закончила она. – Мне кажется, что Немым из Единства не удалось почувствовать присутствие этого ребенка. Мой сту… то есть брат Кенди ведет поиски на подпольном рынке рабов, а мы с сестрой Гретхен исследуем легальные круги.

– Мудрое ли это решение, матушка-наставница, посылать на такое задание брата Кенди? – спросила императрица. – Насколько я помню, он из тех, кому иногда – и это твои собственные слова, – кому иногда требуется твердая рука.

Ара склонила голову, чтобы скрыть свое удивление, хотя на самом деле удивляться было нечему. На месте императрицы она, Ара, тоже не пропустила бы мимо своего внимания ни одного сколько-нибудь значительного документа.

– С тех пор как я написала это письмо, прошли уже месяцы, и брат Кенди повзрослел, ваше императорское величество, – ответила Ара. – Он, к тому же, легко заводит знакомства в преступном мире, а его талант ощущать чужое присутствие в мире Мечты просто уникален. И до сих пор он – единственный из Немых, кому удалось почувствовать присутствие этого ребенка. И не просто почувствовать, а определить его местонахождение с точностью до одной планеты. Более того, он сумел распознать, что этот ребенок обладает способностью проникать в сознание не-Немых.

– Что же, хорошо, – императрица кивнула. – Я хочу также, чтобы ты сообщала о вашей работе напрямую мне, а не высшим чинам из сообщества Детей Ирфан. Само существование этого ребенка должно оставаться тайной как можно дольше. Твой опыт и осмотрительность в подобных делах – вот что повлияло на мой выбор, вот почему я избрала тебя, и я надеюсь, что ты и впредь будешь достойна своего высокого звания.

Ара почтительно кивнула. Императрица встала и принялась ходить по возвышению. Все те, кто находился в зале, включая и Ару, тоже поспешили подняться со своих мест. Где-то в глубине сознания Ара начала понимать, что действие укола заканчивается. Вскоре ей предстоит вернуться в мир Мечты, а оттуда – в свое тело. Приличествует ли напомнить об этом императрице? Или Ара должна оставаться на месте до тех пор, пока ее сознание само не унесется назад в Мечту и в свое родное тело? От такой встряски ее пространственный баланс может нарушиться, и она окажется на многие дни прикованной к постели.

– Вот что меня волнует, матушка-наставница, – заговорила императрица. – Если верить утверждению брата Кенди, этот ребенок способен проникать в чужое сознание независимо от воли самого человека. Такому малышу вполне по силам разрушать империи, и наша Конфедерация не будет исключением. А что, если он проникнет в мое сознание? Или еще какого-нибудь правителя? Между Конфедерацией Независимости и нашими соседями очень хрупкое равновесие. Одной ошибки может быть достаточно, чтобы началась война.

– Если такое произойдет с вами, ваше императорское величество, это сразу станет заметно, ведь у малыша нет и не может быть ваших знаний и вашего опыта. Невозможно, однако…

– Мы долгое время считали, что Немой способен проникать только в сознание другого Немого, а прочее невозможно. Да и то если этот второй не против, – возразила императрица. – Кто может сказать, какими еще талантами обладает это дитя? А что, если им завладеют преступники? – Она помолчала. – Я долго размышляла, матушка-наставница, и пришла к выводу, что безопасность Конфедерации – вопрос более важный, чем… возможность изучать и исследовать эту новую форму Немоты.

– Простите, ваше императорское величество?

Императрица опустилась на подушки. Все в зале остались стоять. Царственный лик был непроницаем.

– Если ты увидишь, что этот ребенок представляет собой угрозу для Конфедерации Независимости, я хочу, чтобы он был уничтожен.

– Это невозможно! – воскликнула Ара. – То есть, я хочу сказать, что это…

– Знаю, матушка-наставница, – мягко сказала императрица. – Я все понимаю.

Ара напряглась.

– Ваше императорское величество, – начала она. – Со времен своего детства я не припомню, чтобы мне довелось хотя бы ударить другого человека. Как же смогу я…

– Да, это нелегко, – согласилась императрица. – Но, возможно, это окажется единственным выходом.

Ара, забыв про этикет, уже открыла рот для следующих возражений, но вдруг заметила, каким тяжелым взглядом смотрят на нее темные глаза императрицы. За этими глазами – пятьдесят миллиардов жизней. Один неверный шаг будет стоить многих тысяч этих жизней. Миллионы будут отданы в жертву войне, если кто-то сочтет необходимым ее начать. Ара прикусила язык. Одна жизнь – и эти миллионы. Императрица смотрела ей в глаза, и Ара не отводила взгляд. Последовала длинная пауза. Наконец Ара с трудом перевела дух.

– Слушаюсь, ваше императорское величество, – прошептала она.

– Благодарю тебя, матушка-наставница, – сказала императрица. В ее голосе слышалась усталость. – Я возложила на твои плечи тягостную ношу, и я приму на себя всю ответственность в случае гибели этого ребенка. Ты – всего лишь скальпель в руках хирурга.

– Слушаюсь, ваше императорское величество.

Императрица кивнула.

– Думаю, тебе пора возвращаться в свое собственное тело, матушка-наставница, – сказала она.

Прием окончен. Ара поклонилась и опять встала коленями на подушку. Она уже начала освобождаться из чужого тела, когда императрица заговорила вновь.

– Если тебе трудно принять подобное решение, матушка-наставница, – сказала она, – подумай вот о чем. Только представь, что произойдет, если народ прослышит, что есть Немой, который способен проникнуть в сознание любого человека, не только Немого, к тому же помимо его воли?

Ара опять оказалась в своем саду. Она продрогла до костей, голова слегка кружилась. Желание вернуться в собственное тело становилось сильнее с каждой минутой, но даже оно не могло вытеснить мысль о том, что сказала императрица.

«Что произойдет, если?..»

Дрожь прошла по ее телу. Во многих мирах, которые входили в состав Конфедерации, Немые были монахами ордена Детей Ирфан или рабами, которые служили императрице. Были и такие миры, где в Немых усматривали потенциальную опасность и преследовали их с бескомпромиссным рвением. На некоторых планетах к ним относились терпимо, даже уважали, пока те знали свое место. Во множестве миров их никак не отделяли от «обычных» жителей, но даже и там Ара всегда ощущала скрытый пласт глубинного недоверия.

Что произойдет, если народ узнает, что есть Немой, способный проникнуть в сознание любого человека помимо его воли?

Ответ был ей известен. Начнутся бунты. Охота на ведьм. Казни.

Такое бывало и раньше, такое повторяется со времен самой Ирфан Квасад. Аре еще повезло, и она вполне осознавала свою удачу. На Беллерофоне, откуда Ара была родом, Немота считалась высшим благословением, и большинство Немых рано или поздно вступали в орден Детей Ирфан. Основным занятием для них становилось преподавание, обучение Немых правильно распоряжаться своими талантами, соблюдая при этом этические нормы. Многие, окончив курс обучения, оставались при ордене. Одни посвящали себя преподаванию, проводили исследования, другие занимались административной работой или обеспечивали внутрисистемную связь в ордене, поддерживая его бесперебойную работу.

Когда было открыто смещенное пространство, Немые стали заниматься вербовкой.

Смещенное пространство давало возможность легко и быстро добираться до других миров, тех, что лежали за пределами Конфедерации. Дети Ирфан повсюду выискивали Немых, тех, кого продали в рабство, кого преследовали по закону, или же тех, кто просто не осознавал своего дара. Ара лично выкупила и сделала свободными почти триста рабов, а десятки человек и просто выкрала. Все та же неотвязная мысль на периферии сознания не давала ей покоя. Ара собиралась уже покинуть мир Мечты, как вдруг прямо ей под ноги что-то шлепнулось. Это оказалась груша, черная и насквозь прогнившая. На земле она заметила еще несколько таких же.

Разве такое возможно? Ара подняла голову и посмотрела на дерево. Все висящие на ветвях груши были тронуты гнилью. То же самое – с апельсинами. Ара уставилась в пространство прямо перед собой. Жгучее желание поскорее вернуться в собственное тело иногда отвлекает внимание и мешает сосредоточиться, а это необходимо, чтобы мир Мечты не терял своих правильных очертаний. Но чтобы до такой степени…

Внезапно раздался рев. Из-за стены сада показалось жуткое чудовище с зеленоватой кожей и длинными, торчащими вперед клыками. Продолжая реветь, чудовище перешагнуло через стену и потянулось к Аре когтистой лапой.

– Привет, Кенди, – дружелюбно сказала Ара. – Груши – это твоя работа?

Чудовище растворилось в воздухе, и на его месте возник большеглазый мишка-коала. Из-за дерева показался Кенди. Он был одет в полотняную рубашку и брюки – обычный, придуманный Арой наряд. Коала нюхал гнилую грушу.

– Ты даже и не испугалась, да? – спросил Кенди, почесывая коалу за ухом.

– Не испугалась. Очень милое чудище. – Ара пнула грушу ногой. – Так что скажешь?

– Нет, не моя. – Кенди посмотрел вниз. – Я еще раньше заметил эту гниль и подумал, что стоит, пожалуй, вернуться. Моя сестра… – он опять потрепал коалу, – уже проводила Грет к Немым на планете Ржа…

Ара сосредоточилась и стала пристально смотреть на деревья. Она представляла себе сладкие апельсины и сочные груши. Эта мечта – плод ее сознания, и значит, если верить Ирфан, она должна облечься реальной плотью. Однако ничего не получалось.

Внезапно земля поплыла у нее под ногами. Ара потеряла равновесие и полетела куда-то. Воздух рывками вырывался из ее груди. Всем телом она чувствовала, как содрогается под ней земля, а каменная стена сада вмиг покрылась множеством трещин.

– Кенди! – вскрикнула Ара.

– Это не я! – закричал в ответ Кенди. – Что, черт побери…

Бездна разверзлась у ног Кенди и поглотила его.

– Кенди! – Ара рванулась к нему, но было поздно.

Воздух вокруг взвихрился черными клубами. Через минуту из открывшейся бездны тяжело взмыл сокол, увеличившийся до неимоверных размеров. Когтями птица вцепилась в руку Кенди. Земля содрогалась, отколовшиеся камни и комья глины летели в пропасть. Ара схватила Кенди за свободную руку и вместе с соколом выволокла его на твердую поверхность. Освободившись от груза его тела, птица, уменьшившись до своих обычных размеров, с отчаянным криком взмыла в небесную высь. Почва под ногами ходила ходуном, дрожала, не давая Кенди и Аре твердо встать на ноги.

– Надо как-то выбираться отсюда, – прохрипел Кенди.

На руке у него Ара заметила ужасные раны и порезы. Психосоматическая память должна перенести эти раны и на его настоящее тело. Если бы он провалился в бездну, его реальное тело погибло бы.

– Где Гретхен? – спросила Ара. – С ней все в порядке?

– Она там, – махнул рукой Кенди. Мгновенное знание о том, где находится Гретхен, проникло от Кенди в сознание Ары, несмотря на то, что сказанные им слова были нечеткими и неточными. Она быстро схватила Кенди за руку.

– Подожди, госпожа!..

Но Ара уже устремилась вперед, увлекая за собой Кенди. Под ногами у них возник деревянный настил палубы. В лицо Ары дохнуло прохладой, и ветерок донес запах моря и соли. Над головой шумели белые паруса.

Похожее на расплывающуюся голограмму, в воздухе смутно покачивалось видение мира Мечты, плод сознания Кенди. Через некоторое время детали проступили более четко. Кенди упал на колени, его рвало. Ара оглянулась вокруг. Корабль стремительно несся вперед, но все предметы, которые находились на палубе, стояли неподвижно. Кенди продолжало рвать.

– На самом деле у тебя нет никакой морской болезни, – обратилась к нему Ара. – Это все – работа твоего сознания.

– Спасибо за сочувствие, – ответил Кенди, вытирая рот тыльной стороной ладони.

– Что здесь происходит? – Позади них, у руля, стояла Гретхен, небрежно положив руку на одну спицу огромного колеса. На ней была пиратская рубаха и матросская шапочка, в точности такая же, как у Кенди и Ары.

– С тобой все в порядке? – спросила ее Ара.

– А в чем дело? – подозрительно переспросила Гретхен. – Я встретилась кое с кем из Немых с планеты Ржа, но они не очень-то разговорчивы. Единство их до смерти напугало. Вы что, устраиваете мне проверку? В таком случае…

Желание поскорее вернуться переросло у Ары в маниакальную идею. Похуже, чем ощущение переполненного мочевого пузыря. С Гретхен все в порядке, а остальное подождет.

– Я ухожу, – сказала Ара. – Вы должны немедленно покинуть мир Мечты. Оба. Это приказ. – И с этими словами она отпустила от себя мир Мечты.


ГЛАВА 1 ПЛАНЕТА РЖА | Империя Немых | ГЛАВА 3 МИР МЕЧТЫ