home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

На протяжении многих лет я беззаветно служил великого делу, ради которого жертвовал всем, что имел. В моей жизни не было места шуткам, дружбе, любви — всем проявлениям человеческих чувств, которые могли бы показаться слабостью характера.

Мне не нужны были ни обычные человеческие привязанности, ни ответственность, которая неизменно при этом появлялась. Я чувствовал себя совсем одиноким человеком и хотел оставаться им, главным образом, потому, что не знал, что ждет меня завтра.

Но теперь в мою жизнь вошла Виктория, вошла в тот самый момент, когда там, у Тачо, бросившись ко мне, вцепилась своими маленькими руками в полы моего пиджака. Она так была похожа на потерявшегося в толпе ребенка, который, отчаявшись было, наконец увидел родного ему человека.

Теперь ее судьба в ваших руках, сеньор, вспомнились мне слова старого Тачо. Сейчас я не был уверен, так ли это. С той минуты, как она стала яаки, ситуация изменилась. В свое время Ван Хорн предупреждал меня, что Виктория в первую же ночь воткнет в меня нож, если я, не дай Бог, не понравлюсь ей в постели. Этой ночью она скорее была готова убить любого, кто хотя бы попытался приблизиться ко мне.

На следующее утро, сидя за рулем «мерседеса», катившего по улицам Мойяды, я думал только о Виктории. Рядом со мной сидел Ван Хорн, а Янош, как обычно, ехал на заднем сиденье. Миновав ворота и оказавшись за пределами поселка, я бросил взгляд на склон, где горел костер и стоял еще бивак индейцев. При виде этой картины радостные чувства захлестнули меня.

У огня, склонившись над большой сковородой, стояла Виктория. К ней подошел Начита, что-то сказал, и она, прикрыв от яркого солнца глаза ладонью, посмотрела в нашу сторону. То, что она сделала потом, меня удивило. Девушка кинулась к ближайшей расседланной лошади, вскочила на нее и, пустив ее в галоп, поскакала к нам.

Виктория, похоже, была отличной наездницей, уверенно держалась на лошади и без уздечки, с помощью одной лишь веревки мастерски ею управляла. В одно мгновение девушка оказалась рядом с нашей машиной. Остановившись, она в упор посмотрела на меня. Ее лицо светилось от счастья. Она смеялась, радуясь, вероятно, прекрасному утру, хотя мне больше хотелось верить, что причиной ее настроения был все-таки я. Помахав ей на прощанье рукой, я повел машину дальше, а она, развернув лошадь, поскакала обратно.

— Я предупреждал, Киф, что она тебя не отпустит, — напомнил Ван Хорн.

— А я разве говорил, что против этого?

Было видно, что он был поражен моим ответом, но тем не менее Ван Хорн, не повышая голоса, произнес:

— Парень, ты сам себе роешь могилу.

— Это уж точно, — поспешно добавил Янош. — Хоть теперь-то мы можем обсудить план наших действий?

— Это проще простого, — заметил Ван Хорн. — Бонилла послал меня сюда в качестве приманки для Томаса де Ла Плата, а вовсе не для того, чтобы я совершил самоубийство.

— Я бы мог убрать его еще вчера, но нас с Яношем разорвали бы на куски.

— Верно. Поэтому нам надо сделать так, чтобы Томас вышел на нас один или с несколькими своими подручными, с которыми было бы легче справиться.

— Как же это сделать?

— Разыграем все как по нотам. Сегодня утром вы осматриваете рудник. Затем говорите девушке и старику, что вам необходимо вернуться в гостиницу, чтобы обсудить результаты осмотра и во второй половине дня подготовить окончательное заключение. Дочь старика попросит вас приехать с этим заключением к ним на гасиенду сегодня же вечером. В этом я нисколько не сомневаюсь.

— И ты думаешь, Томас сразу объявится? — спросил Янош.

— Совершенно в этом уверен. Или на гасиенде, или в гостинице он обязательно появится. Он наверняка захочет узнать, что содержится в вашем заключении. Разве не так, Киф?

В ответ я задумчиво кивнул.

— Удивлюсь, если он этого не сделает. Но вопрос: будет ли он один?

— Что ж, подождем и посмотрим. Верно? — с готовностью ответил Ван Хорн, после чего закурил сигару и с довольным видом откинулся на спинку сиденья.

Затем он извлек из кармана книгу и принялся ее читать. Это был «Град Господень» Святого Августина на латинском языке. Отныне ничто в поведении Ван Хорна меня больше не удивляло.


* * * | Гнев Божий | * * *