home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



12. Софус требует буфешкаф

Когда на столе уже не осталось ни одного пряника, мальчики встали и принялись осматривать комнатку доброй бабушки.

— Хорошо у тебя здесь, — вздохнул Юн. — Это самый уютный домик из всех, что я видел. Хотя и у нас дома тоже очень уютно. На стене висит портрет в золотой раме, и еще у нас есть зеленая тахта с подушками, а в углу на низеньком столике стоит радиоприемник!

— А У меня дома еще лучше! — заявил Софус. — На стенах у нас книллажи и зеркалюстры, а в столовой — огромный буфешкаф, внутри и снаружи весь молированный, а рядом — великолепная хрустажерка.

— Подумать только! — удивилась бабушка. — Сроду я не слыхала о таких диковинных вещах. Но, наверное, это и в самом деле что-нибудь особенное. Мне очень жаль, что мой домик обставлен не так роскошно!

— А я не верю, что на свете вообще бывает такая мебель, — проговорил Юн. — И все эти названия ты тоже выдумал, от первого до последнего!

— Но ведь они похожи на настоящие! Я, правда, верил, что есть такие вещи, — пробормотал Софус, борясь со слезами.

— Не плачь, — сказал ему Юн.

Он-то знал, что у бедняги Софуса никогда не было ни дома, ни бабушки, а выдумал он все это просто так, для важности. Ведь Юн сам нарисовал его мелом, и у нарисованного мальчика ничего не было на всем белом свете.

— Когда мы вернемся домой, я устрою тебе замечательную комнатку, и она будет совсем-совсем твоя, — продолжал Юн. — И там будет все, что ты захочешь.

— Даже то, что я выдумал? — оживился Софус.

— Не так-то легко нарисовать вещь, которую никогда не видел, — сказал Юн. — По правде говоря, довольно трудно изобразить буфешкаф, да еще молированный.

— Ничего, у тебя все получится как надо, — успокоил приятеля Софус. — Я даже буду не в обиде, если ты подаришь мне такую комнатку, как эта… — Софус показал на бабушкину гостиную.

— Пожалуйста, бабушка, — попросил Софус, — не расскажешь ли ты нам на прощание еще одну сказку?

— Отчего же не рассказать? — сразу согласилась бабушка и начала сказку про короля Пера Скверного:

Жил-был король Пер Скверный,

Зазнайка и заика.

Нечесаный, немытый,

Он к людям выходил.

— Фу, как нехорошо! — проговорил Софус.

Ругал лакеев верных,

Пугал министров криком,

И был король обжорой,

И выпить он любил.

Сказал король-Заика:

«Про-про-проклятый пекарь

Пирог мой королевский

Преступно загубил

— По-положил клубнику

Вме-вместо земляники.

Го-голову за это Ему я отрубил!»

«По-по-портной-обманщик,

— Вскричал затем Заика,

— Испортил мой кафтанчик!

Не по-по-потерплю!

Хватайте же портного

И с берега крутого

Ки-киньте его в море,

Его я не люблю!»

Сказал Заика грозно:

«К чему мне ми-министры?

О чем ни попрошу я,

На все один ответ:

В казне, мол, нету денег,

Казна тощает быстро, —

Так бросьте же министров

Собакам на обед!»

Однажды Пер-Заика

Вдруг заболел ангиной,

Бронхитом, дифтеритом,

Поносом и чумой.

И вызвали к Заике

Всех лекарей великих.

И те поили хиной.

Заику день-деньской.

Король дрожал в ознобе

Лежал и трясся в злобе.

«Бу-буду ли здоров?» —

Спросил он докторов.

«Да, есть рецепт отличный, —

Сказали те. — Изволь:

Коль станешь симпатичным,

Поправишься, король!»

Вздохнул больной владыка:

«Ка-каюсь, был неласков,

И вспыльчив, и несдержан

Подчас во гневе был».

Тут на щеках Заики

Вдруг заиграла краска,

А на другое утро

Болезни след простыл.

«По-по-подайте туфли! —

Вскричал король спесиво.

И грозно, как из пушки:

— Лакеев — наказать!

Пропали мои туфли!

Болваны, дураки вы!..

Нет-нет… лакеи-душки! —

Я так хотел сказать».

Не тот теперь Заика.

Случалось, что, гуляя,

Убогую старушку

Он в садике встречал.

Срывал корону мигом.

«По-по-по-поздравляю

С хорошей по-погодой!» —

Старушке он кричал.

Болели часто ноги

У Пера-Недотроги.

Но, если наступали

Заике на мозоль,

Не рявкал: «Прочь с дороги!

Не то сгною в остроге!» —

А кротко улыбался

Воспитанный король.

Он говорил: «Простите!

И, право, не спешите

У-би-бирать ботинок,

Щадя мою мозоль!»

Бывало, что Заике

Мешали шум и крики,

И королева злилась,

И принц-наследник ныл.

Король твердил: «Отлично!

Как все вы ми-ми-милы!»

И Пером Симпатичным

Отныне прозван был.

— Хорошая сказка! — вздохнули мальчики.

Но теперь и в самом деле пора было уходить. Приятели поблагодарили бабушку за угощение, а добрая старушка также поблагодарила их за то, что они навестили ее. Мальчики пообещали заглянуть к ней еще раз, если им случится вновь побывать в здешних краях. Юн щелкнул каблуками и отвесил хозяйке низкий поклон, как учила мама. Софус сделал то же самое, что И Юн. А потом они ушли.


11.  Бабушка и чудесные звери | Волшебный мелок | 13.  Тролль, которого звали Кумле