home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

К северу от Пойнт-Брезе, у самого подножия гор, в живописной местности были расположены загородные виллы миллионеров.

Фил Магарт, до упора нажимая на акселератор, мчался по горной дороге. Покрышки старого «Кадиллака» немилосердно визжали. Он направлялся к вилле Веды Баннинг, выстроенной в испано-мавританском стиле. Отделанная мрамором, с красной черепичной крышей, она еще издали выделялась на фоне сурового горного пейзажа.

Веда слыла легкомысленной женщиной, но ее тем не менее любили. Она была богата, ее лимонные и апельсиновые плантации занимали почти пять тысяч акров. К тому же она умело хозяйничала на них. Она была влюблена в Магарта и мечтала выйти за него замуж.

Дом был погружен в темноту. Остановив машину перед запертыми воротами, Фил взглянул на часы. Было половина четвертого утра. Он быстро прошел по обсаженной цветами аллее, перемахнул через четыре ступеньки и оказался у открытой балконной двери. Когда глаза его привыкли к темноте, Фил увидел большое ложе и спящую на нем Веду. Он бесшумно подошел и присел на край постели. Некоторое время он смотрел на спящую женщину, потом, усмехнувшись, просунул руку под одеяло и пощекотал пятку Веды. Она вскрикнула и проснулась, сев на постели. Тут же вспыхнул ночник.

– Ты переходишь все мыслимые границы! – притворно возмутилась она. – Кто дал тебе право появляться здесь в такой час!

– Но ты же ведь сама говорила, что счастлива всегда видеть меня. Вот я и забочусь, чтобы ты всегда чувствовала себя счастливой, – улыбнулся Магарт.

Веда зевнула и потянулась. Магарт молча любовался ее великолепной фигурой.

– У тебя потрясающий вид. Ну как, уже окончательно проснулась?

– Я часто спрашиваю себя, что я нашла в тебе? – Веда взяла в руки зеркало. – Ты невыносимый грубиян.

У нее были зелено-голубые глаза, густые ресницы, ее каштановые волосы с золотистым отливом рассыпались по плечам. Она была красива и сознавала это. Несмотря на темные круги под глазами и слегка припухшие губы, ей нельзя было дать ее двадцати шести лет.

– Пора вставать. – Она снова зевнула. Потом откинулась на подушку. Открытая ночная рубашка из голубого крепдешина, обшитая черными кружевами, делала ее красивое смуглое тело еще соблазнительнее. – Неужели ты не мог придумать лучшего способа разбудить меня? Ты же знаешь, что у меня от самого слабого прикосновения появляются синяки.

– Ну, там, где я дотронулся до тебя, надеюсь, никто не увидит синяка! – Он засмеялся и, поднявшись, взял бутылку канадской водки и бокал. – Твои запасы кончаются, дорогая. Надо бы пополнить.

– Дай мне сигарету, – попросила Веда, с удовольствием глядя на Фила.

Выпив водки, Магарт с бутылкой в руке подошел к ней и тоже закурил.

– Я сейчас раскапываю одну потрясающую историю. – Он снова сел. – Если мне посчастливится, я заработаю целое состояние. Разбогатев, я смогу наконец жениться на тебе.

– Я так часто слышала от тебя эти слова, что они превратились для меня в пустой звук, – насмешливо сказала она.

– На этот раз я говорю серьезно! – заверил Магарт. – Я нашел маленькую Блендиш.

– Ты... что? – Веда села, раскрыв глаза от удивления.

– Прикрой свои прелести, иначе я забуду о делах. Так вот, через шесть дней, включая сегодняшний, она унаследует шестимиллионное состояние, при условии, конечно, что ее за это время не поймают. Сперва я решил помочь вернуть ее в клинику, а затем написать о ее похождениях. Но потом решил, что заработаю гораздо больше, если помогу ей остаться на свободе и завладеть наследством. Она будет благодарна мне. Кроме того, всю Америку будет интересовать, на что она хочет истратить шесть миллионов долларов. Я буду регулярно извещать об этом американских граждан. Я привезу ее сюда. Потом, когда она получит свои денежки, мы купим ей особняк, машину, туалеты. Мы будем повсюду разъезжать с ней в компании телеоператоров. Согласись, это потрясающая идея! Я заключу контракт со своим агентством на самых выгодных для меня условиях.

Веда закрыла глаза.

– Не сомневаюсь, что это очередная твоя глупость. Ведь она же сумасшедшая, мое сокровище! Разве ты забыл об этом? Она же может убить нас! Ты думаешь, я жажду смерти?

– Ты серьезно? – приуныл Фил. – Я надеюсь справиться с ней. Просидел же я два часа в клетке орангутанга, чтобы сделать сенсационный репортаж.

– А ты забыл, что, когда ты находился в клетке, орангутанга там не было?

– Какое это имеет значение! Я не боюсь этой сумасшедшей. Когда я был ребенком...

– Я уже слышала эту историю, – прервала Веда.

– Хорошо. Поговорим о деле. Сиделка, которая обслуживала мисс Блендиш, рассказала, что девушка страдает раздвоением личности. Большую часть времени она абсолютно нормальная, потом ни с того ни с сего начинается приступ. Если она здорова, это самое кроткое существо. Все, в чем она нуждается, это постоянное наблюдение за ней. Я справлюсь с ней.

Веда из-под одеяла пнула его ногой.

– Экий самоуверенный тип!

– Не прерывай! Некто Симон Хартман, у которого лицо, как высохший лимон, явился в клинику и едва не помешался от злости, узнав, что Кэрол сбежала. Он ее опекун и уже спал и видел, что распоряжается ее состоянием. Как вдруг оно уплыло из его грязных рук. – Магарт налил себе водки. – И вот что я тебе еще скажу. Мне кажется, слухи о том, что малышка опасна, сильно преувеличены. Возможно, ей вообще не место в сумасшедшем доме. Не исключено, что ее и упрятали туда только из-за того, что старый Хартман хотел поскорее наложить лапу на ее миллионы.

– Не придумывай! – сказала Веда едко. – Ты забыл, в клинику ее поместил Джон Блендиш... три или четыре года назад.

– Блендиш не интересовался ею. Ее поместил в эту клинику Хартман, которому на склоне лет Джон Блендиш доверил ведение всех своих дел. Девочку заперли туда после того, как она бросилась на человека, бившего собаку. Разве ты не сделала бы то же самое? Любой нормальный человек прореагировал бы подобным образом.

– И все же она опасна, – не унималась Веда. – У меня нет сомнений на этот счет. Вспомни, что она сделала с водителем грузовика.

– Она защищала свою честь, – отмахнулся Магарт. – Тебе, конечно, этого не понять, – съязвил он. – Но смею тебя уверить, есть еще девушки, которым дорога своя честь.

– О'кей, – вздохнула Веда. Ей расхотелось спорить. – Но, я надеюсь, ты ее еще не нашел.

– Как сказать. – Магарт почесал кончик носа. – Мне кажется, я напал на след. Я знаю, где она была все эти дни, и намерен отправиться туда.

– Господи! – прошептала Веда. – Мои нервы на пределе. Кажется, пришло время выпить немного виски.

– Понял, закругляюсь. Можешь лечь и спокойно дослушать меня. Утром я видел черный «Паккард», в котором сидели два типа. Они расспрашивали бармена о Стиве Ларсоне. У него ферма в Синих горах.

– Я знаю его. Ларсон – блондин, высокий парень, очень милый и симпатичный. У меня даже сердце забилось быстрее, когда я увидела его.

– У тебя в голове только одни мужчины. Будь же немного серьезней. Я узнал этих типов: это Сулливаны, наемные убийцы.

– Как наемные? – удивилась Веда.

– Если кому-то надо избавиться от нежелательного человека, достаточно обратиться к Сулливанам, заплатить нужную сумму, и дело в шляпе. Причем учти – все это очень серьезно, – добавил Фил. – Так вот, я решил разнюхать, что происходит у Ларсона. Поднялся к его ферме. Дом покинут. Двери были заперты, но свет горел. В гараже стоял запыленный «Бьюик». Донельзя чем-то перепуганный пес скулил в конуре. Я обследовал окрестности и нашел вот этот носовой платок. Держу пари, он принадлежал Кэрол Блендиш: видишь, на нем ее инициалы. Кроме того, в доме я обнаружил плащ, похищенный из клиники доктора Траверса. Вероятно, Ларсон встретил Кэрол. Сулливаны спугнули их, и они скрылись. Теперь эти убийцы идут по их следам. Если мне посчастливится, то именно я, а не они, найду Кэрол. После этого я привезу ее к тебе. Никому и в голову не придет искать ее здесь. Но если мне это не удастся, тем хуже – свадьба отодвигается на неопределенный срок.

Веда обвила его шею руками и притянула к себе.

– Но почему? – прошептала она. – У меня достаточно денег, чтобы жить, ни в чем не нуждаясь. У нас будут дети...

Магарт оттолкнул ее и встал.

– Может, я и дурак, но гордость не позволяет мне воспользоваться твоим предложением. Начнут говорить, что я женился на тебе из-за денег. Ты думаешь, мне приятно будет слышать это? Я ухожу, иначе моя мечта так и останется мечтой!


Кэрол вцепилась в руль «Паккарда», устремив взгляд на освещенную фарами узкую дорогу, которая стремительно убегала под колеса машины, следуя извивам ущелья.

Сердце ее замирало, мозг парализовали тревога и страх. Она то и дело бросала взгляд на Стива, лежащего на сиденье с закрытыми глазами. Она хотела остановиться, но мысль о том, что Сулливаны гонятся за ними, заставляла ее еще крепче сжимать руль. Она остановится только тогда, когда будет уверена, что их не догонят, и молила Бога, чтобы это не было слишком поздно, чтобы она успела спасти Стива.

Наконец она оказалась на шоссе. Через пару миль Кэрол снизила скорость, внимательно осматривая обочину, чтобы подыскать место, где можно остановиться. Слева появилась проселочная дорога, ведущая к какому-то заброшенному жилищу. Кэрол свернула на нее и по ухабам добралась до нескольких полуразрушенных хижин дровосеков.

Остановив «Паккард», Кэрол наклонилась над Стивом.

«Надо держаться», – убеждала она себя, но мысль о том, что Стив, может быть, уже мертв, приводила ее в ужас. Она не могла сдержать противную дрожь.

– Стив, любимый, – шептала она, глядя на его лицо. – Что с тобой? Скажи мне что-нибудь.

Стив не шевелился. Кэрол приподняла его голову, но не удержала, и она выскользнула из ее рук, тяжелая и безжизненная.

Сжав кулаки, Кэрол неподвижно сидела рядом со Стивом, пытаясь удержать рвущийся с губ стон. Потом открыла дверцу. Держась за нее, чтобы не упасть и не потерять сознание, она с трудом выбралась из машины. Сердце ее билось так сильно, что казалось, вот-вот выскочит из груди.

Пошатываясь, она обошла вокруг машины и, открыв другую дверцу, вцепилась в Стива. Он был очень тяжелым, но ей удалось вытащить его и положить на землю, устланную сосновыми ветками. Осветив Стива фарой, Кэрол с ужасом обнаружила, что рубашка его пропитана кровью. Она расстегнула пиджак и приникла к его груди. Сердце билось едва-едва, с перебоями. Кэрол всхлипнула. Жив! Но, если немедленно не оказать помощь, он умрет от потери крови. Кэрол открыла багажник «Паккарда». Там стояли два чемодана. В одном из них лежали рубашки, носовые платки и белье. Кэрол принялась рвать их на полосы, чтобы сделать бинты.

– Кэрол! – услышала она слабый голос Стива.

Вскрикнув от радости, она подбежала к нему. Яркий свет фар слепил его, глаза моргали, но сам он не шевелился.

– Мой дорогой! – Кэрол опустилась рядом с ним на колени. – Как мне помочь тебе? Я постараюсь, я все сделаю...

– Какая ты добрая! – прошептал он, и лицо его исказилось от боли. – Дело плохо, Кэрол... У меня в груди...

На какое-то мгновение она растерялась и, рыдая, уткнула лицо в руки.

«Что же мне делать? Надо спасти его! Я не переживу, если он умрет. Только я одна могу его спасти! Здесь никого нет, никто не поможет мне!»

– Успокойся, моя малышка. – Стив задыхался. – Не бойся. Я понимаю, тебе тяжело, но успокойся. Попробуй остановить кровь.

– Хорошо. – Она вытерла слезы и до боли закусила губу. – Я остановлю ее, дорогой, но как это сделать? Я никогда...

Она расстегнула рубашку Стива. От вида раны она едва не потеряла сознания, и лишь страх, что Стив может умереть, заставил ее действовать. Из двух черных дырок в груди сочилась кровь.

– Смелее! – сказал Стив, с огромным трудом приподнимая голову, чтобы посмотреть на свои раны. Он сжал зубы. Дело гораздо хуже, чем он предполагал. Ледяной холод сковал его. Он чувствовал непреодолимый приступ слабости. Словно на грудь опустили пресс.

– Я должна позвать кого-нибудь на помощь, Стив. Куда мне отвезти тебя, к кому обратиться?

Стив попытался сосредоточиться. Теперь у него было ощущение, что его грудная клетка вскрыта и в нее свободно попадает воздух, что нервы оголены.

– Доктор Флеминг, – прошептал он так тихо, что Кэрол едва расслышала. – Прямо по дороге... Пойнт-Брезе... Второй поворот налево. Дом в стороне от дороги. – Стив говорил из последних сил, то и дело впадая в беспамятство. – Миль двадцать...

– Целых двадцать миль! – воскликнула Кэрол, сжав кулаки.

– Это единственная возможность, – прошептал Стив, корчась от боли.

– Я еду. Только вначале перевяжу тебя. Нет, я не могу оставить тебя здесь. Зачем я только вытащила тебя из машины! – Она наклонилась над ним. – Мы поедем вместе, дорогой. Приподнимись немного, я втащу тебя в машину.

– Не надо! – ответил Стив, ощущая, как рот наполняется кровью. – Лучше мне лежать неподвижно.

Он почувствовал, что кровь заструилась по подбородку, и отвернулся, чтобы не пугать Кэрол. Едва сдерживая рыдания, Кэрол сделала из платка тампон и сказала:

– Я люблю тебя! Ты единственный близкий мне человек на этом свете. Я хочу, чтобы ты знал это. Постарайся... Не оставляй меня!

Он сделал усилие и погладил ее по руке.

– Я не оставлю тебя... Торопись.

Она приподняла его и попыталась вытащить пиджак, но лицо Стива сразу помертвело, он вскрикнул, судорожно схватил руку Кэрол и потерял сознание.

Она еще раз промокнула раны, положила ему под голову все белье из чемодана, сделав что-то вроде подушки. Ей было невыносимо оставлять его, но другого выхода она не видела. Нежно поцеловав его, Кэрол побежала к машине.

Она никогда потом не могла объяснить, как ей удалось добраться до Пойнт-Брезе. Она ехала на предельной скорости, и ее единственной мыслью было как можно скорее привезти доктора Флеминга к Стиву. Дорога была бы хорошей, если бы не туман и ветер. В два часа ночи шоссе было пустынным. Поэтому она мчалась со скоростью сто двадцать миль в час. Только один раз она едва не столкнулась со встречной машиной. Это был Магарт, направлявшийся к Ларсону. Она потратила на дорогу не менее получаса и достигла Пойнт-Брезе в два часа с небольшим.

Кэрол легко нашла домик доктора Флеминга. Остановив машину, она побежала к двери и колотила в нее до тех пор, пока ей не открыли.

Она увидела пожилую женщину с заспанным лицом и растрепанными волосами, одетую в грязный халат, который она сжимала на иссохшей груди.

– Что вы колотите в дверь как безумная? – проворчала она.

– Мне нужен доктор Флеминг, – объяснила Кэрол, стараясь держаться спокойно. – Один человек серьезно ранен.

– Вы пришли напрасно. – Женщина старалась захлопнуть дверь. – Доктор болен. Он никуда не пойдет.

– Умирает человек! Разрешите мне поговорить с доктором. Я отвезу его на машине. Это не займет много времени.

– Я ничем не могу вам помочь, – сердилась женщина. – Доктор стар, и у него простуда. Он никуда не поедет, найдите другого доктора.

– Человек умирает, он истекает кровью. Доктор Флеминг не сможет отказать. Если он не поможет, человек умрет! – Кэрол заплакала. – Я люблю его!

– Уходите отсюда! – Женщина оставалась неумолимой. – Здесь нет человека, который бы смог вам помочь.

Кэрол попыталась справиться с охватившим ее отчаянием.

– Куда мне обратиться? Время дорого, он истекает кровью.

– В Уилтонвиле есть госпиталь, а в Истлейке живет доктор Кобер. Он еврей, и за деньги поедет куда угодно. Только заплатите как следует.

– Как мне добраться туда? Где этот Истлейк?

И вдруг женщина заметила на запястье Кэрол шрам и едва не упала в обморок. Чтобы не выдать себя, она отвела глаза.

– Это в пяти милях отсюда. Я сейчас покажу на карте... Может быть, вы зайдете?

– Я очень тороплюсь, он остался один.

– Входите, входите...

Темный маленький коридор освещала висевшая под потолком лампа. Женщина повернулась к Кэрол.

– Какие у вас красивые волосы! – любезно проговорила она. Ее маленькие глазки блестели от радости. – Может быть, нам удастся уговорить доктора осмотреть вашего больного. Пройдите сюда!

Эта неожиданная метаморфоза, в которой было что-то фальшивое, испугала Кэрол. Но ради Стива она была готова на все и прошла в скромно обставленную гостиную, мебель которой состояла из трех стульев и круглого стола, на котором грудой лежали старые журналы. Это, по-видимому, была приемная доктора. Да и вся квартира показалась Кэрол бедной и запущенной.

– Я предупрежу доктора, дорогая. Присядьте, он сейчас придет.

– Пожалуйста, попросите его поскорее, – умоляла Кэрол.

– Будьте спокойны. – Женщина еще раз взглянула на девушку и вышла.

И снова что-то в ее взгляде не понравилось Кэрол, в нем будто скрывалась угроза. Кэрол почувствовала себя словно в западне... Эта женщина желала ей зла...

Она тихо отворила дверь и прислушалась. До нее отчетливо донесся женский голос:

– Это та сумасшедшая из Гленвиля. Она у меня дома.

– Что ты болтаешь? – спросил грубый мужской голос. – Ты говоришь, она из Гленвиля? Кто она?

– Та сумасшедшая, о которой все говорят... Кэрол Блендиш... Ее разыскивают... Спустись вниз и поговори с ней, а я позвоню шерифу. Скорее!

– Но она же опасна! – ворчливо возразил мужчина. – Поговори с ней сама, я слишком стар, чтобы вмешиваться в подобные истории. Я не хочу ни видеть, ни говорить с ней.

– Спускайся вниз, – не отставала женщина. – За нее обещана награда в пять тысяч долларов. Торопись, старый дурак!

– Я как-то забыл об этом. Пожалуй, ты права.

Вероятно, это сон, подумала Кэрол, прикрывая глаза. Опять этот странный сон. Может быть, Стив и не ранен? Может быть, эти двое в черном ей приснились? Вскоре она проснется, и Стив будет рядом...

«Сумасшедшая... Кэрол Блендиш... Ее разыскивают...» – Кэрол осторожно открыла глаза, надеясь увидеть свою кровать, но увидела убогую обстановку гостиной. Нет, это не сон!

Услышав шаркающие шаги спускающегося по лестнице мужчины, Кэрол вздрогнула и, прикрыв дверь, отошла к столу гостиной.

«Спустись и поговори с ней... Пять тысяч долларов... Я позвоню шерифу...»

Надо уходить, эти люди могут причинить ей зло. Они не помогут Стиву! Они постараются задержать ее, и Стив умрет!

Страх сковал девушку. Она вжалась в стену, сердце ее отчаянно застучало, угол рта задергался от тика.

Дверь открылась, и вошел грузный старик – плешивый, с большим, нависшим над губой и усами, пожелтевшими от табака, носом. Доктор выглядел усталым и недовольным. Вместо одного глаза у него был фарфоровый шарик. И, как ни странно, этот искусственный глаз сверлил мозг Кэрол как буравчик. Из-под халата выглядывало белье сомнительной чистоты.

– Уходите! – истерически закричала Кэрол. – Не приближайтесь ко мне!

Старик закрыл дверь и прислонился к ней грузным телом. Достав из кармана носовой платок, он вытер слезящийся здоровый глаз. Шарик в правом по-прежнему был устремлен на Кэрол.

– У вас что-то случилось? Что вам от меня нужно? – ворчливо спрашивал доктор, будто и не было только что его разговора с женой.

Кэрол растерялась.

– Вы доктор?

– Да. Моя фамилия Флеминг. – Он вытер платком потные виски.

«Какой он страшный!» – подумала Кэрол. Нет, она не может везти его к Стиву, он не внушает доверия.

– Я ошиблась, – проговорила она. – Я напрасно пришла к вам.

Внезапно Флеминг понял, что Кэрол боится. Однако ее страх только усилил его собственный.

– Вы очень взволнованы, успокойтесь. Я старик, но я неплохой врач. Вас, наверное, пугает мой глаз, все никак не могу заняться им... – Его похожие на огромных пауков морщинистые руки мяли халат, а синие ногти блестели в ярком свете. – Я привык к этому глазу и забываю надеть повязку. Сядьте, пожалуйста, и расскажите, что произошло.

Кэрол покачала головой.

– Я ухожу. Простите, что побеспокоила вас... Вы не можете помочь мне... – Она медленно оторвалась от стены и неуверенно ступила в его сторону.

– Подождите... Вам лучше подождать... – Страх не покидал его. – Выпейте кофе... Моя жена... Кофе придаст вам уверенности.

Он протянул к ней свои паучьи руки, пытаясь остановить.

Неожиданно Кэрол вскрикнула. Ей показалось, что ее крик прогремел во всем доме, хотя на самом деле был слабым и приглушенным, как писк попавшего в беду кролика.

– Все обойдется! С вами ничего не случится. Мы хорошие люди... Мы только хотим помочь вам... хотим, чтобы у вас не было никаких неприятностей...

В дверь постучали, и старик посторонился, пропуская женщину.

– Что случилось? – спросила она, бросив взгляд на старика, и сказала: – Почему бы тебе не отправиться вместе с ней? У нее больной вид.

– Да-да, конечно, – забормотал старик, грузно опускаясь. Он поднес руки к горлу, но тут же переменил решение. – Меня все это выбило из колеи, Марта. И зачем я только послушался тебя! Пойду выпью коньяк, он...

– Перестань! – оборвала его жена. – Ты эгоист и думаешь только о себе.

– Я ухожу. – Вид Кэрол был решительный и угрожающий. – Я напрасно побеспокоила вас.

– Муж сейчас поднимется к себе и оденется, – зачастила женщина. – На это потребуется не больше минуты. Ваш друг в опасности. Вы любите его.

У Кэрол сжалось сердце.

– Да! – ответила она. – Он потерял много крови. – Она дотронулась до висков. – Почему доктор не одевается? Чего он ждет?

– Давай, – приказала мужу женщина, – одевайся, а я пока напою девушку кофе.

Флеминг не двигался. Тяжело дыша, он, казалось, был не в силах подняться со стула.

– Дай ей уйти, – резко сказал он. – Мне не нужны деньги. Я хочу лишь покоя. Я старый человек. Дай ей уйти, прежде чем станет поздно, очень поздно! Берегись! Вспомни, что произошло с водителем грузовика!

– Вставай, старый болван! – начала ругаться жена. – Ты несешь всякий вздор!

– Оставьте его в покое! Я ухожу! Мне необходимо уйти! – Кэрол направилась к выходу.

Флеминг опустил голову. Женщина, прислонясь к стене, полными злобы и страха глазами наблюдала за Кэрол.

– Останьтесь здесь! Мы знаем, кто вы! Не доводите дело до скандала. Вам все равно не выйти отсюда!

Кэрол открыла дверь.

– Я надеялась, что вы мне поможете, и не понимаю, о чем вы говорите! – Она побежала к входной двери, но та была заперта на ключ. Обернувшись, она увидела приближавшуюся к ней женщину.

– Отоприте дверь! – крикнула Кэрол.

– Не надо нервничать, – говорила женщина. – Присядьте, я сварю вам кофе.

Кэрол пробежала мимо женщины к выходившим в сад дверям, но и те были заперты. Кэрол сжала голову руками.

– Я же вас предупреждала, что вы не выйдете отсюда! – не умолкала женщина. – Сейчас сюда придут ваши друзья. Так что вам ничего не остается, как сесть и дождаться их.

Внезапно Кэрол увидела еще одну дверь, наполовину скрытую занавеской. Не отрывая взора от стариков, она бросилась к ней и нажала ручку. Дверь открылась. Женщина кинулась к Кэрол. Прежде чем девушка успела что-то предпринять, она толкнула ее. Кэрол показалось, будто под ней разверзлась земля, и она осела на пол.


Шериф Кэмп спал, растянувшись на походной кровати. Его громкий храп заполнял маленькую комнатку. Он не слышал телефонного звонка, трезвонившего в кабинете. Чертыхаясь, его помощник Георг Стаум вскочил с кресла. Выслушав сообщение, он подбежал к шерифу и принялся трясти его.

– Неужели нельзя хоть раз спокойно поспать, черт возьми! – проворчал шериф, отталкивая его.

– Ее нашли! – возбужденно воскликнул Стаум. – Ее поймали.

– Кого? – Шериф никак не мог проснуться. Потом, что-то сообразив, вскочил и схватил помощника за руку. – Вы хотите сказать... Кто ее нашел?

– Доктор Флеминг. Сюда только что позвонила его жена.

– Вот это да! – Кэмп принялся торопливо натягивать брюки. – Ну и везет же этой старой перечнице Флемингу! Подумать только, человек, который за свою жизнь не сделал ничего путного, отхватит куш в пять тысяч долларов.

– Миссис Флеминг просила приехать как можно быстрее. Она боится долго оставаться с сумасшедшей.

– Я и так тороплюсь, – ответил Кэмп, застегивая широкий пояс. – Позвоните Хартману. Сообщите прессе. Подумать только! Флеминг! Мой Бог! И пальцем не шевельнул, а такой куш!

Стаум рысцой покинул кабинет. Кэмп все никак не мог успокоиться.

– Подумать только, Флеминг! Что ж, раз мне не суждено получить пять тысяч, то по крайней мере я хотя бы полюбуюсь на свой портрет в газетах. – Нахлобучив на голову шляпу, Кэмп пошел к двери.

В номере лучшего отеля города Симон Хартман ворочался в постели и никак не мог уснуть. Разозлившись, он встал и уселся с бокалом виски в руке в мягкое удобное кресло. Толстый маленький Хартман казался старше своих пятидесяти лет. Холодное лицо постоянно кривилось в брезгливой гримасе. Три часа ночи, а он никак не может уснуть. Уже много лет он страдал бессонницей и спал лишь урывками, причем в разное время суток. Он был старшим партнером юридической конторы «Симон Хартман и Ричард». Она пользовалась отличной репутацией. Ее сравнивали с лучшими юридическими конторами Нью-Йорка. Но в последнее время фирму стало лихорадить. Хартман, будучи игроком по натуре, начал на деньги клиентов играть на бирже. Результаты не преминули сказаться. Хартман оказался на грани банкротства.

Завещание умершего Блендиша, сделавшее его опекуном внучки миллионера, показалось ему даром судьбы, спасением от банкротства, ибо он получал право практически бесконтрольно распоряжаться шестью миллионами долларов. Бегство Кэрол было для него тяжелым ударом. Если в течение двух недель ее не найдут, она получит право потребовать свои деньги... Вернее, то, что от них осталось, так как Хартман уже успел проделать солидную брешь в состоянии Блендиша.

Нужно во что бы то ни стало найти девчонку! Если это не удастся, он разорен! У Хартмана не было ни малейшего желания стать банкротом, поэтому он развил бурную деятельность. Шерифа Кэмпа он считал дураком, доктора Траверса бездельником. Надо было заставить их действовать, и Хартман пообещал пять тысяч долларов за поимку Кэрол. Теперь все население Пойнт-Брезе занялось поисками. Он взглянул на висевший на стене календарь. Боже, прошло семь дней! Осталось совсем мало. Он протянул руку к бокалу, но зазвонил телефон.

– Она схвачена! – услышал он голос Стаума. – Шериф просил известить вас об этом!

– Не орите, я не глухой! – холодно оборвал Хартман ретивого полицейского. Лицо его сразу помолодело. – Где она?

– У доктора Флеминга. Он нашел ее. Шериф уже поехал туда и просил, чтобы вы присоединились.

– Хорошо, дайте мне адрес Флеминга. Я немедленно еду туда.


Трехосная фура остановилась возле работающего круглые сутки кафе на окраине Пойнт-Брезе.

– Дальше я вас не повезу, – сказал водитель.

Сулливаны молча покинули кабину.

– Нам здорово повезло, что мы встретили этого парня, – зевая, проговорил Фрэнк.

– Заткнись! – прошипел Макс, направляясь в кафе.

Фрэнк скривился, но последовал за ним.

Макса разозлило то, что водитель отказался везти их дальше. Фрэнк воспринял это спокойно. Здесь он наверняка найдет какую-нибудь бабенку. Женщины всегда были его слабостью. Пусть Макс планирует дела и разрабатывает планы операций, он на это не претендует. Он создан для другого.

Подойдя к стойке, они попросили кофе. Официантка не вышла лицом, но фигура ее была хоть куда, и Фрэнк уже собрался сказать ей пару комплиментов, но вовремя спохватился: у Макса плохое настроение, и ему не до забав. Кроме всего прочего, Макс совершенно равнодушен к женщинам. Он считал, что время, проведенное в их компании, – потерянное время.

Неожиданное появление Сулливанов напугало официантку, и она, подав кофе, ушла на кухню.

– Интересно, прикончил я его или нет? – задумчиво проговорил Макс. – Я дважды попал ему в грудь, но он парень крепкий. Надо было целиться в голову.

– К чему нам о нем беспокоиться. А вот девушка... До чего красива! Эти рыжие волосы...

Макс резко перебил его:

– Если парень жив, то он единственный свидетель. Он все видел. Мы никогда не оставляли свидетелей. Из-за этого парня все может пойти насмарку.

– Значит, надо найти его...

– Сначала отоспимся, – махнул рукой Макс. – Я валюсь с ног от усталости. Мы ведь не железные. Можно ли здесь снять комнату?

– Спроси ее... Уж она-то должна знать. – Фрэнк кивнул в сторону кухни.

Макс допил кофе и прошел на кухню. Сидя на столе, официантка о чем-то оживленно разговаривала с поварихой-негритянкой. Обе девушки испуганно уставились на Макса.

– Где здесь можно найти свободную комнату? – спросил он.

– Недалеко отсюда, на углу улицы возле тюрьмы, есть отель, – испуганно ответила официантка.

– А где у вас госпиталь? – спросил Макс, бросая деньги на стол.

– У нас нет госпиталя. Ближайший в пяти милях в Уилтонвиле.

Макс проворчал что-то невнятное, вышел из кухни и кивнул Фрэнку.

– Двинулись! Я падаю от усталости.

Они вышли на пустынную улицу. Большие часы на здании вокзала показывали три часа ночи.

– У них здесь отель недалеко от тюрьмы, – объяснил Макс.

– Удобно! – усмехнулся Фрэнк.

– А вот и он! – сказал Макс, когда они завернули за угол. Вдруг он дернул Фрэнка за рукав. – Что там происходит?

Они увидели шерифа Кэмпа, бегом спускающегося по лестнице. Шериф открыл гараж. По всему было видно, что он очень спешит. Через минуту старый «Форд» помчался по дороге.

– Что-то происходит. – Макс был заинтригован. – Пойдем разнюхаем.

– Ты же хотел спать! – тщетно пробовал протестовать Фрэнк.

Не отвечая, Макс потащил его за собой.


На ночном столике зазвонил телефон.

«Пусть звонит, – лениво подумала Веда, еще полусонная. – Наверное, какой-нибудь поклонник. Отбоя от них нет!»

Магарт ворча приподнял голову.

– Я пришел к тебе, чтобы обрести мир и покой! – жалобно сказал он. – Неужели нельзя выключить эту штуку?

– Не беспокойся, дорогой, – погладила его по плечу Веда. – Потрещит, потрещит и перестанет.

Магарт протер глаза и выпрямился.

– А вдруг это звонят мне?

– Но неужели кто-то знает, что ты здесь?.. Я бы не хотела, чтобы кто-нибудь знал о наших отношениях, – с тревогой сказала Веда.

– Мой редактор немного в курсе... – Он взял трубку. – Я слушаю...

– Это вы, Магарт?

Магарт узнал голос редактора.

– Да. Что случилось?

– Как я предполагаю, вы в постели с женщиной?

– А вы что, думаете, я сплю с лошадью?

– К сожалению, вынужден прервать это удовольствие. Вылезайте из постели. Нашли маленькую Блендиш.

– Что?! – воскликнул Магарт.

– Только что позвонили из конторы шерифа. Она в доме доктора Флеминга. Отправляйтесь туда и сделайте несколько снимков. Кэмп будет ждать вас, он непременно хочет попасть в кадр. Хартман уже умчался туда. Таким образом, все знаменитости нашего города собрались в кучу. Не хватает только вас.

– Уже выезжаю! – Магарт раздраженно бросил трубку. – Черт возьми, с моим счастьем только по грибы ходить! Ее нашли именно в тот момент, когда я дрых! Никакой справедливости! А некоторые еще считают меня везунчиком! Если ее вернут в клинику, пропал мой репортаж! Необходимо вытащить ее оттуда!

Магарт рванулся к двери.

– Но, дорогой, – Веда побежала следом, – ты же забыл надеть брюки!


Узкий коридор дома доктора Флеминга был забит людьми. Доктор и его жена стояли на лестнице. Симон Хартман стоял у двери гостиной, Магарт, держа камеру наперевес, протиснулся в гостиную. Двое полицейских сторожили входную дверь. Перед люком в подвал стояли шериф и Стаум.

– Будьте осторожны, она опасна, – сказал шериф Магарту. – Постарайтесь сделать снимок, когда я заставлю ее выйти из подвала.

– Удастся ли вам это? – засомневался Магарт. – Нам бы сейчас пригодились сеть и вилы.

Кэмп постучал по двери.

– Именем закона, выходите!

Кэрол забилась в дальний угол.

Придя в себя, она поняла, что находится в западне. Обшарив стену, убедилась, что единственный выход заперт. Если бы не мысли о Стиве, девушка совсем бы упала духом. Любовь вселяла в нее надежду, что она обязательно вернется к Стиву.

Включив освещение, она обнаружила, что находится в сыром, забитом хламом помещении. Продолжая осмотр, она обнаружила распределительный электрощит и валявшуюся на полу кочергу. Подумав, она взяла ее. Когда Кэмп начал открывать дверь, Кэрол, сжав кочергу, вырубила освещение. Теперь она хорошо видела Кэмпа, сама оставаясь в тени.

– Выходите! – приказал Кэмп и для убедительности добавил: – Дом окружен.

– Докажите, что вы храбры, и спускайтесь, – подсказал Магарт, злорадно улыбаясь. – Вы станете героем дня, и вам устроят пышные похороны. – Он ломал голову, как помочь девушке удрать.

– Выходите, так будет лучше для вас, – по-отечески убеждал шериф, про себя думая, что он не идиот лезть к этой ведьме.

– Чего же вы ждете? Спускайтесь! – рявкнул Хартман. – Будьте повежливее с ней и не причиняйте боли!

– Еще неизвестно, кто кому причинит боль, – съязвил Магарт.

Шериф обернулся к своему помощнику и кивнул в сторону подвала, но Георг Стаум сделал вид, что не понял его красноречивого жеста.

– Пусть бы ее вытащили те, кто прохлопал девушку в клинике, – в сердцах проговорил Кэмп. – Им позвонили?

– И не подумали! – весело проговорил Магарт. – Хотите, шериф, я составлю вам компанию? Я не испытываю страха.

– Есть ли у кого-нибудь фонарик? – оттягивая решение, спросил Кэмп.

Все промолчали, а Хартман вновь сердито напомнил шерифу, что пора бы приступать к выполнению служебных обязанностей, а не тянуть резину.

Увидев ноги Кэмпа, ступившие на лестницу, Кэрол выключила общий предохранитель и изо всех сил ударила Кэмпа кочергой. С криком Кэмп свалился с лестницы. Воспользовавшись суматохой, Магарт тоже истошно закричал и так толкнул Георга Стаума, что тот едва не сбил с ног полицейских.

– Берегитесь! – орал Магарт. – Она среди нас!

Потеряв от страха голову, Стаум начал раздавать пинки и удары направо и налево. Уложив полицейского, он бросился к выходу. Второй полицейский бестолково засуетился, еще больше разжигая панику. Кэрол, сразу же сориентировавшись в возникшей суматохе, незаметно выскользнула из подвала в коридор, а оттуда в сад. Магарт бросился за ней. Кэрол побежала к лесу. Ноги ее едва касались земли. Магарт начал отставать. Но мысль о том, что шериф вот-вот придет в себя, придала ему новые силы.

Не подозревая об этом, Кэрол выбежала на дорогу, ведущую в Пойнт-Брезе. Пытаясь укрыться на другой стороне среди деревьев, она нечаянно споткнулась и растянулась на земле. Магарт подбежал к ней.

– Не бойтесь меня! – задыхаясь, проговорил он. – Я хочу помочь вам. Благодаря мне вам удалось убежать из подвала.

Кэрол отшатнулась от Магарта. Но, внимательно посмотрев на него, решила, что у нее нет выбора, а этому парню, кажется, можно доверять.

– Кто вы?

– Я журналист Фил Магарт. А вы Кэрол Блендиш, не так ли?

– Не знаю... Я не знаю, кто я... Со мной произошел несчастный случай... Я потеряла память... Вы действительно хотите помочь мне?.. Стив серьезно ранен... Вы согласны поехать к нему?

Магарт нахмурился.

– Вы имеете в виду Стива Ларсона?

– Да. Вы его знали?

– Мы с ним друзья. Что произошло? Кто были те два типа в черном?..

Кэрол вздрогнула.

– Да. Он ранен. Я хотела привезти к нему доктора Флеминга. Но это какой-то ненормальный. Они с женой заперли меня в подвале.

Фил внимательно посмотрел на нее.

«Неужели это действительно Кэрол Блендиш? Неужели она действительно потеряла память?»

– Вы в самом деле не знаете, кто вы?

– Да. Прошу вас, поторопитесь. Он истекает кровью. Нельзя терять ни минуты.

Магарт помог ей встать.

– Где он?

– Наверху, на горной дороге, возле заброшенных хижин. Я оставила его там.

– Я знаю это место. Никто не должен видеть вас. Я пойду за машиной, а вы подождите меня вон в той рощице. Дорога идет мимо нее, и вы увидите оттуда мою машину. Это займет минут десять.

– Приезжайте как можно скорее. Я очень тревожусь за него.

– Мы спасем его, – пообещал Магарт и побежал к дому Флеминга.

Едва он скрылся из виду, Кэрол вновь охватило беспокойство.

Солнце еще не взошло. С земли поднимался зябкий туман. Темная масса леса была безмолвна. Все это давило на Кэрол. Она уже подходила к роще, когда неожиданно почувствовала близкую опасность. Сердце ее учащенно забилось. Она уже жалела, что не пошла вместе с Магартом. Где-то сбоку послышался шорох, и она замерла на месте, затаив дыхание и напряженно всматриваясь в полумрак. За деревом мелькнула черная шляпа. Страх парализовал девушку.

Из-за ствола дерева вышел Макс.

– Вот мы и встретились, – рассмеялся он. – Не вздумай закричать!

Она бросилась назад, но дорогу загородил Фрэнк. Он улыбнулся и приподнял шляпу, шутовски приветствуя ее.

– Тихо! – приложил он палец к губам.

Кэрол отпрянула назад.

– Не трогайте меня! Сейчас сюда придут! Я не одна. Бегите!

– Хватит врать, – перебил ее Макс. – Пошли...

Кэрол метнулась в сторону. Фрэнк перехватил ее.

– Где Ларсон? – спросил Макс.

– Не знаю.

– Ничего, мы поможем вам вспомнить, – улыбаясь, пообещал он. – Мы умеем развязывать языки людям. Итак, где он?

Кэрол закричала, как затравленный зверь. Фрэнк подскочил к ней и зажал рот рукой.

– Дай ей как следует, – прошипел он Максу.

Макс занес кулак. Вырвавшись от Фрэнка, Кэрол дико закричала, закрывая лицо руками. Макс без труда оторвал их, и его кулак без промаха ударил в подбородок Кэрол.


Глава 2 | Плоть орхидеи | Глава 4