home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18. ЗАЧЕМ РОССИИ НУЖНА НТР?

В середине 80-х годов в конференц-зале на 800 мест штаб-квартиры ПГУ КГБ в Ясенево прошла очередная партийная конференция. В президиуме сидели руководители разведки и курировавший ее представитель ЦК КПСС. Очередной начальник НТР, но не истинный ее руководитель, бодро докладывал о достижениях. Отчитываться было о чем. Но почему-то он особо выделил работу над спецзаданием ЦК партии по добыванию технологии производства высококачественного мороженого.

Подуставшие от пустой болтовни разведчики дремали или негромко обсуждали свои дела. После сообщения об успешном выполнении «спецзадания по мороженому» зал разразился неистовыми аплодисментами[634].

А зачем вообще нужна научно-техническая разведка современной России? Добывать секреты производства ширпотреба? Так ведь этим должны заниматься те, кто его производит — частные компании. Пусть они и воруют, как это принято во всем мире. Если взять машиностроение, то здесь большинство производителей — негосударственные компании или находятся на грани банкротства. Маловероятно, что им помогут западные технологии. Нужны соответствующее оборудование, высококвалифицированные кадры, время и деньги. А ничего из вышеперечисленного, скорее всего, у них нет. Остается сфера военно-промышленного комплекса. Здесь сильны позиции государства, которое что-то производит и даже продает за рубеж. Правда масштабы и возможности уже не те, что были в СССР.

Однако говорить о том, что с развалом Советского Союза и радикальными изменениями в сфере отечественного ВПК роль и необходимость отечественной военно-технической разведки стала минимальной — не совсем верно. Дело в том, что Россия всегда использовала научный потенциал других стран для прорыва в отдельных наукоемких областях. Достаточно вспомнить эпоху Петра I, начало XX века или период индустриализации. В Советском Союзе, когда возникала необходимость срочно реанимировать отечественный ВПК, то кроме инвестиций в науку и производство происходила мобилизация «рыцарей плаща и кинжала».

Директор ЦРУ У. Уэбстер заявил в феврале 1990 года, что КГБ продолжает расширять свою разведывательную деятельность, «особенно в Соединенных Штатах, где возросло число попыток вербовок людей, обладающих техническими знаниями или допущенных к технической информации».

В Западной Европе Управлению «Т» удалось получить данные из Италии по системам тактической радиоэлектронной связи «Катрин», разработанной для НАТО в начале 90-х годов, а также использовать группу западногерманских хакеров для проникновения в базу данных Пентагона и других научно-исследовательских и военно-промышленных компьютерных систем.

В начале 90-х годов линия «X» упорно пыталась проникнуть в Японию и Южную Корею, сосредоточив все усилия на этом регионе[635].

Не следует забывать и о том, что НТР не прекратила свою деятельность и в годы рыночных реформ. Конечно, масштабы операций уже не те, что были раньше, да и ресурсы ограничены, но система продолжает работать. Этот режим можно условно назвать «автосохранением», но в любой момент он может быть активизирован и запущен на полную мощность.

Более того, согласно статье 5 Федера льно го закона от 10 января 1996 года №5-ФЗ «О внешней разведке», определены следующие цели разведывательной деятельности для Службы внешней разведки РФ:

Обеспечение Президента Российской Федерации, Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации разведывательной информацией, необходимой им для принятия решений в экономической, оборонной и научно-технической областях;

Содействие экономическому развитию, научно-техническому прогрессу страны и военно-техническому обеспечению безопасности Российской Федерации.

В статье 11 данного закона обозначены сферы деятельности каждой из разведок. Для СВР среди прочих указаны экономическая, военно-стратегическая и научно-техническая сферы. А для ГРУ — военно-техническая сфера.

Еще важный момент — список тех, кому предоставляется добытая разведкой информация. Этот перечень содержится в 14-й статье Закона:

«Разведывательная информация предоставляется Президенту Российской Федерации, палатам Федерального собрания, Правительству Российской Федерации и определяемым Президентом Российской Федерации федеральным органам исполнительной и судебной власти, предприятиям, учреждениям и организациям. Разведывательная информация может также предоставляться федеральным органам исполнительной власти, входящим в состав сил обеспечения безопасности Российской Федерации.

Руководители органов внешней разведки Российской Федерации несут персональную ответственность перед Президентом Российской Федерации за достоверность, объективность разведывательной информации и своевременность ее предоставления.

Руководители и другие должностные лица федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, предприятий, учреждений и организаций, члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы, которым предоставляется разведывательная информация, несут устанавливаемую Федеральным законом ответственность за разглашение содержащихся в ней сведений, составляющих государственную тайну или раскрывающих источники указанной информации»[636].

Таким образом, руководители предприятий могут получать интересующую их информацию по научно-технической и военно-технической тематике.

Первый заместитель директора СВР А. А. Щербаков говорил: «Мы тесно контактируем с российскими министерствами и ведомствами, причем не только с ведущими. С некоторыми из них у нас соглашения о сотрудничестве. Формы — участие в межведомственных совещаниях и специальных правительственных комиссиях, экспертные оценки законопроектов, участие в семинарах и конференциях, регулярное предоставление ведомствам интересующей их информации»[637].

А вот что сказал о роли своего подразделения один из руководителей Управления научно-технической разведки СВР РФ: «Одна из задач НТР — отслеживание тенденций и достижений зарубежной науки и техники с точки зрения угроз появления новейших средств вооруженной борьбы, прежде всего оружия массового поражения, и как следствие этого — нарушение сложившихся соотношений сил в мире. Сейчас НТР уделяет серьезное внимание исследованиям разработок в области „критических технологий“. Это наше направление созвучно с деятельностью Института критических технологий, организованного в 1991 году при Управлении научно-технической политики Белого дома США.

НТР анализирует завершенные зарубежные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) военно-прикладного характера, выявляет перспективные особенности перспективных образцов, беспристрастно оценивает сильные и слабые стороны иностранных систем оружия, отслеживает технические новинки, передовые инженерные решения и т. д. Особое внимание уделяется технологии производства.

Важность этой работы, надеюсь, понятна. Создав новое оружие, наши конструкторы должны быть уверены, что оно в состоянии выполнять свои функции, окажется эффективнее зарубежного. В мирное время сопоставлять качество отечественного и зарубежного вооружения можно только с помощью разведки…

…Примерно с 1987 года у нас начались трудности с валютой. Произошли большие изменения в структурах, на которых мы базируемся. Поэтому можно сказать так: в настоящий период НТР усиливает свою деятельность по анализу перспективности тех или иных технологий для промышленности России в свете ее реструктуризации. По ряду направлений мы снижаем активность, прежде всего по добыче образцов новой техники. Связано это с финансовыми проблемами и отсутствием у части отраслей конкретных программ развития»[638].

Из этого следует, что необходим орган, который координировал бы усилия добывающих организаций — СВР и ГРУ и передачу полученной информации заинтересованным лицам. В Советском Союзе эти функции выполняла Государственная военно-промышленная комиссия Совета Министров СССР, но в 1991 году она прекратила свое существование[639].

Начнем с того, что Постановлением Правительства РФ от 22 июня 1999 года № 665 была организована Комиссия Правительства Российской Федерации по военно-промышленным вопросам. Можно утверждать, что в какой-то мере — это возрожденная ВПК Советского Союза, но решающая множество задач, которые были несвойственны ее предшественнице.

Согласно «Положению о Комиссии Правительства Российской Федерации по военно-промышленным вопросам» это постоянно действующий орган, который обеспечивает взаимодействие и координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти в целях разработки предложений по реализации государственной политики по военно-промышленным вопросам и обеспечению обороны и государственной безопасности.

В своей деятельности данная организация «руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации, а также настоящим Положением».

Основные задачи Комиссии:

«а) подготовка предложений по реализации единой государственной политики в области обеспечения обороны и государственной безопасности, по развитию оборонного промышленного комплекса, военно-технического сотрудничества и выполнению международных договоров Российской Федерации по сокращению и ограничению вооружений;

б) разработка предложений по сохранению и дальнейшему совершенствованию военно-промышленного потенциала страны;

в) организация эффективного взаимодействия и координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, заинтересованных организаций по вопросам обеспечения обороны и государственной безопасности;

г) разработка предложений по сбалансированному материально-техническому обеспечению деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, а также оснащению их вооружением и военной техникой».

Комиссия в целях реализации возложенных на нее задач:

«а) определяет приоритетные направления в области обеспечения обороны и государственной безопасности;

б) рассматривает вопросы взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и заинтересованных организаций по вопросам обеспечения обороны и государственной безопасности;

в) рассматривает проекты государственной программы вооружения, федеральных целевых программ создания вооружений и военной техники, а также предложения по развитию, реструктуризации, конверсии оборонного промышленного комплекса и его научно-технологической базы, оперативному оборудованию территории Российской Федерации в целях обороны страны;

г) рассматривает и разрабатывает предложения по проекту федерального бюджета, связанные с определением расходов на обеспечение обороны и государственной безопасности;

д) рассматривает проект государственного оборонного заказа и разногласия между федеральными органами исполнительной власти, возникшие при его формировании, а также предложения по его корректировке;

е) рассматривает и разрабатывает предложения о расходовании средств резерва Правительства Российской Федерации, создаваемого в рамках государственного оборонного заказа для финансирования непредвиденных работ;

ж) рассматривает предложения по развитию военно-технического сотрудничества, выполнению международных договоров в области сокращения и ограничения вооружений, вопросы организации работ по утилизации и ликвидации вооружений и военной техники, контроля за экспортом вооружений и военной техники, стратегических материалов, технологий и продукции двойного назначения;

з) рассматривает предложения по планам перевода федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и экономики страны на работу в условиях военного времени, а также по планам создания запасов материальных ценностей государственного и мобилизационного резервов;

и) взаимодействует в установленном порядке с Администрацией Президента Российской Федерации, Советом безопасности Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, палатами Федерального собрания Российской Федерации, а также с организациями и должностными лицами по вопросам, относящимся к компетенции Комиссии;

к) рассматривает ход реализации решений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации по военно-промышленным вопросам и обес-. печению обороны и безопасности»[640].

Оценить реальные возможности Комиссии Правительства Российской Федерации можно, если внимательно просмотреть список ее членов. Вот кто входил в нее в июне 2000 года:

Касьянов М. М. — Председатель Правительства РФ (председатель Комиссии),

Клебанов И. И. — заместитель Председателя Правительства РФ (заместитель председателя Комиссии),

Кудрин А. Л. — заместитель Председателя Правительства РФ — министр финансов РФ (заместитель председателя Комиссии),

Адамов Е. О. — министр РФ по атомной энергии,

Газизуллин Ф. Р. — министр имущественных отношений РФ,

Греф Г. О. — министр экономического развития и торговли РФ,

Григоров С. И. — председатель Гостехкомиссии России,

Дондуков А. Н. — министр промышленности, науки и технологий РФ,

Канторов В. Ф. — начальник Административного департамента аппарата Правительства РФ,

Квашнин А. В. — начальник Генерального штаба Вооруженных Сил — первый заместитель Министра обороны РФ,

Коптев Ю. Н. — генеральный директор Росавиакосмоса,

Куделина Л. К. — заместитель Министра финансов РФ,

Кушаль М. Л. — заместитель директора ФПС России,

Лаверов Н. П. — вице-президент Российской академии наук (по согласованию),

Матюхин В. Г. — генеральный директор ФАПСИ,

Михайлов В. А. — начальник Департамента оборонного комплекса аппарата Правительства РФ (ответственный секретарь Комиссии),

Михайлов Н. В. — статс-секретарь — первый заместитель министра обороны РФ,

Московский А. М. — заместитель секретаря Совета безопасности РФ (по согласованию),

Нелезин П. В. — заместитель министра внутренних дел РФ,

Николаев А. И. — председатель Комитета Государственной думы по обороне (по согласованию),

Ноздрачев А. В. — генеральный директор РАВ,

Пак 3. П. — генеральный директор Росбоеприпасов,

Поспелов В. Я. — генеральный директор Россудостро-ения,

Проничев В. Е. — первый заместитель директора ФСБ России,

Рейман Л. Д. — министр Российской Федерации по связи и информатизации,

Ренов Э. Н. — первый заместитель министра юстиции РФ,

Сергеев И. Д. — министр обороны Российской Федерации,

Симонов В. В. — генеральный директор РАСУ,

Царенко А. В. — начальник ГУСП,

Шапошников Е. И. — помощник Президента РФ (по согласованию),

Щербаков А. А. — статс-секретарь — первый заместитель директора СВР России[641].

Если говорить о тех, кто работает непосредственно с агентурой («в поле»), то по понятным причинам эта тема остается закрытой для обсуждения на страницах открытых изданий. Поэтому оценить реальное количество офицеров внешней разведки, занятых в сфере НТР в отдельно взятой западноевропейской стране невозможно.

Хотя на страницах открытых изданий высказано множество мнений на этот счет. Приведем лишь одно. По мнению бывшего сотрудника КГБ О. Гордиевского, в Эстонии могут работать четыре российские спецслужбы: внешняя разведка (СВР), военная разведка (ГРУ), контрразведка (ФСБ), электронная и радиоразведка (ФАПСИ). Гордиевский приводит примерное «штатное расписание»: четыре человека для политической разведки, три для контрразведки, два для технологической разведки и один для экономической. Кроме этого, должны быть агент для обслуживания шпионов, приезжающих в страну инкогнито или по поддельным документам, сотрудник, работающий с компьютерами, и сотрудник, отвечающий за радиоразведку, а также водитель, шифровальщик и агент, обеспечивающий отсылку закодированных сообщений. Численность сотрудников ГРУ в Эстонии Гордиевский оценивает в 11 — 12 человек. Всего получается около 30 российских разведчиков в Эстонии. Гордиевский также считает, что главной базой разведопераций является российское посольство, так как это «самое безопасное место». Но для всех агентов там не хватит места. Те, кто не работает в посольстве, должны будут приезжать в страну, прикрываясь деловыми поездками[642]. В западноевропейских странах эту цифру можно увеличить, например, в полтора-два раза.

О большинстве операций отечественной разведки, проведенных после 1985 года, рассказывать еще рано. Ограничимся лишь некоторыми примерами.

Несколько лет назад самолет «Гольфстрим-II» был приобретен ОАО «Сибирская нефтяная компания» («Сибнефть»), но через какое-то время попал в один из ангаров НИИ ВВС. Известно, что данная машина не предназначена для эксплуатации в условиях суровой российской зимы и требует специально оборудованного теплого ангара для хранения[643].

8 августа 1999 года генеральная прокуратура Германии подтвердила факт ареста двух своих граждан по подозрению в разведывательной деятельности в пользу Российской Федерации. Официальный представитель Генпрокуратуры в Карлсруэ (земля Баден-Вюртемберг) Эва Шюбель сообщила, что федеральное ведомство по охране конституции (контрразведка) задержало 52-летнего инженера фирмы «Ленкфлугкерпер-Зюзтеме ГмБХ» и его 39-летнего сообщника, которые якобы передавали российской разведке секретные документы. По сведениям мюнхенского журнала «Фокус», немцы добывали для Москвы секретные данные о ракетной технологии, применяемой при разработке сверхсовременного истребителя EF-2000 «Еврофайтер».

Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева


Глава 17. ИНОСТРАННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ В СССР | Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева | Один из последних трофеев — истребитель EF-2000 «Еврофайтер»