home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






10


Ванзаров переглянулся с Лебедевым. На эксперта история Кабазевой произвела впечатление. Джуранский от удивления покачивал головой. Несгибаемая старуха, прислонившись к книжному шкафу, гордо смотрела на сыщика.

— Ну как, Ванзаров, понравилось? — с усмешкой спросила она.

— Любопытно! — добродушно согласился Родион Георгиевич. — Только вы упустили маленькую деталь. Не так ли?

— Это как я тебя стулом по голове угостила? — ехидно спросила старуха.

— Так это вы, Надежда Константиновна? — приятно удивился сыщик. — Что ж, благодарю за откровенность. Только и это не все…

Кабазева насторожилась.

— Почему вы не рассказали, как трижды телефонировали мне домой с угрозами?

— Убить полицейского — грехом не считается! — мрачно пробормотала Кабазева.

— А телефонировать-то зачем? — не отступал Родион Георгиевич.

Старуха удивленно уставилась на него.

Сыщик вынужден был признать, что стойкая революционерка не знает, о чем идет речь. То есть, выходит, не она звонила? Неужели все-таки Валевска так тонко обыграла его? Да и откуда старуха бы телефонировала? В квартире профессора аппарата нет.

— Ну, хорошо, — Ванзаров в задумчивости почесал подбородок. — А как насчет денег?

— Каких денег? — еще больше удивилась Кабазева.

— Ну, тех самых, которые вы решили отобрать у эксплуататоров? Чеки… Банковские чеки… Разве это была не ваша идея?

— Вот что, господин полицейский! — гордо заявила Кабазева. — От своего не откажусь, но и чужого не возьму!

Родион Георгиевич пристально посмотрел на старуху.

— Может, скажете, это не вы вместе с польской красавицей замыслили подлить в пиво сомы, а затем насладиться видом народного бунта, дикого и беспощадного?

Вот тут Ванзаров попал в точку!

— Ты врешь, ты не можешь этого знать! — революционерка смотрела на сыщика с нескрываемой злобой. — Ольга ничего не сказала бы и под пыткой!

— Под пыткой, может быть, и не сказала! — согласился сыщик. — А вот в доверительной беседе чего только не поведаешь! Тем более когда так хочется произвести впечатление: дескать, смотрите, сатрапы, все вам расскажу, все узнаете, а все равно сделать ничего не сможете! Тоже своего рода удовольствие!

Ненависть исказила лицо старой каторжанки.

— Что бы ты, Ванзаров, ни говорил, но ты опоздал! Возмездие народного гнева уже близко! Сома пришла к народу! — и Кабазева зло усмехнулась.

— Ошибаетесь, милейшая! — тихо произнес Ванзаров. — Я думаю, вы провели вместе с мадам Ланской — Валевской для Роберта Эбсворта церемонию, похожую на ту, что придумал профессор. Наверное, это выглядело потрясающе! Жрица и посланник бога Сомы! Конечно, у юноши все смешалось в голове. И как все точно рассчитано! Устроить посвящение прямо здесь, где никто искать не будет!

В кабинете воцарилась напряженная тишина.

— Но одно вам не удалось, — продолжил Ванзаров, физически ощущая, как в Кабазевой нарастает бешенство, — Эбсворт-младший сейчас приходит в чувство в полицейском участке, а сома, выданная ему, находится у моего коллеги в кармане. Вся, до единой капли!

— Ты врешь, Ванзаров! — прорычала старуха.

— Аполлон Григорьевич, продемонстрируйте!

Лебедев засунул руку во внутренний карман шубы и медленно, как фокусник, вытащил хрустальный пузырек.

— Ап! — радостно произнес эксперт, удерживая флакончик в равновесии на ладони.

Дикий, животный стон раздался в кабинете.

Джуранский даже не понял, что произошло. Старуха молниеносно схватила с ладони Лебедева флакончик и вырвала зубами пробку.

Когда ротмистр подскочил, пузырек уже опустел.

— Да здравствует гибель ненавистного мира! — прохрипела Кабазева.

Сома рвала ее тело. Старуха билась головой об пол, кричала и обливалась потом. Кожа раскалилась. От нее валил пар, как будто внутри зажглась топка. Неожиданно Кабазева вскочила на ноги, с чудовищной силой отшвырнула Джуранского, бросилась из комнаты, налетела на закрытую входную дверь, ударилась и рухнула.

Не прошло и минуты, как она затихла.

Эксперт пощупал пульс на шее старухи.

— Конец Надежде! — пробормотал он, тяжело дыша.

Родион Георгиевич вытер вспотевший лоб и незаметно перекрестился.



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава