home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





6


Извозчик Аким Данкин проводил тоскливым взглядом могучую спину пристава до двери полицейского участка и в сердцах хлестнул лошаденку. В это раннее время возница решил попытать счастья на стрелке Васильевского острова рядом с Биржей.

Старенькая пролетка, скрипя колесами, развернулась. Но не успел Аким протянуть свое: «Но-о, погибель, шевелись!» — как вдруг ему наперерез бросилась барышня.

— Ты что, шалая, сдурела? — перепугался Аким. Не хватало еще пешехода сбить. Тогда конец. Патент отнимут, и пойдет по миру.

Данкин зло щелкнул кнутом. Но барышня уже вцепилась в облучок.

— Я вам хорошо заплачу! — сказала она спокойным грудным голосом и показала синенькую бумажку.

— Прошу, мадам! — вежливо крякнул Данкин.

Барышня ловко вскочила в пролетку.

— Кого вы привезли в участок? — спросила она, понизив голос.

— Да кто ж его знает! Пристав подобрал на льду пьяного, а городовой его все «самоваром» называл! А господин ентот всю дорогу кричал безобразия разные.

— Он был живой?!

— Да уж не мертвый! Пристав с городового шинель снял и завернул, как младенца!

Дама уселась на холодное кожаное сиденье, прикрылась одеялом и назвала адрес недалеко на Васильевском острове.

Данкин повернулся на облучке и с любопытством глянул на пассажирку.

— Прощения просим, а не вас ли сегодня утром возил? — кашлянул он, приглядевшись.

Барышня не ответила.

Аким щелкнул кнутом и крикнул во все горло:

— Но-о, погибель! Шевелись!

Пролетка дрогнула и стала набирать ход.

Повернув голову, дама глянула в сторону участка, отвернулась и опустила на лицо вуаль.



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава