home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





8


Джуранский переступил порог участка и сразу услышал истошный вопль. Ротмистр невольно замер.

— Это кто? — спросил он.

Городовой Романов, греясь у печки после законной рюмки, услужливо доложил:

— «Самовар» дурит, вашбродь!

— Это кто же такой самовар в участок приволок?

— Господин пристав, кто ж еще…

— Да?.. Романов, а чего ты шинель к печке прижимаешь?

— Все «Самовар». Пока его везли, намочил, окаянный…

— А где вы этот самовар нашли? — не понял ротмистр.

— На Неве, у проруби.

— Пойти полюбопытствовать что ли? — пробормотал Мечислав Николаевич.

В это утро он оказался во Втором участке случайно. Кроме дела Ланге ротмистр занимался еще и рядовыми делами. Так, в конце прошедшего года на хозяйку большой квартиры по Третьей линии, 28, вдову Семову, было совершено дерзкое нападение. Неизвестные злоумышленники средь бела дня взломали крепкую входную дверь и вынесли золотых и серебряных вещей на тысячу восемьсот рублей, а процентных бумаг и денег на четыре тысячи триста рублей. Наглых грабителей искали с декабря. Джуранский собирался дать приказ околоточным проверить, не появился ли на участке новый скупщик краденого.

Вопль, между тем, повторился. Мечислав Николаевич поморщился. Пристав Второго участка — известный любитель пускать в ход кулаки без всякого повода. Как бы не переусердствовал.

— А где Щипачев с ним работает? В арестантской?

— Зачем в арестантской, к доктору отнесли… — Романов зябко жался к изразцовой печке.

— Значит, к доктору… — рассеянно повторил ротмистр. — А что он так орет? Скальпелем его, что ли, режут?

Джуранский без стука распахнул дверь в медицинскую часть.

— Что тут происходит?

— Здравия желаю, господин ротмистр!

Щипачев свято соблюдал закон чинопочитания, хотя Джуранского недолюбливал. Доктор Горн кивнул вошедшему.

— Щипачев, вы над кем тут измываетесь? — строго спросил сыщик.

Пристав отступил от кушетки, в душе кроя последними словами ротмистра сыскной полиции.

— Разрешите доложить! Неизвестный господин мною самолично был найден на льду Малой Невы и доставлен в участок сегодня в половине девятого утра при самоличном обходе территории!

— Молодец, Андриан Николаевич! — холодно похвалил Джуранский. — И что вдруг такое рвение по службе? Не замечал за вами.

Щипачев скрипнул зубами, но промолчал. Не мог же он сказать, что с утра пораньше пошел проветрить больную голову, раскалывавшуюся после вчерашних посиделок у кума.

— Так, значит, в проруби купался и на морозе не околел? — спросил ротмистр.

— Истинная правда. Видать, был выпимши, упал на снег. Его раздели и бросили в прорубь.

— Не говорите глупостей, от него даже не пахнет! — доктор Горн положил на столик бесполезную ложку для микстуры и вытер руки льняным полотенцем.

— Значит, ни следа алкоголя, и выжил? И как он… — Джуранский оборвал себя на полуслове, потому что увидел лицо потерпевшего. У бывшего кавалерийского офицера перехватило дыхание.

— Мечислав Николаевич, с вами все в порядке? — озабоченно спросил Горн.

— Ах ты!.. — только и смог выдавить ошарашенный сыщик. — Это ж Серебряков!

Воцарилась немая сцена.

— У пациента calor mordax, жгучий жар… — прерывая тягостное молчание, подал голос Горн. — И пульс такой, что сердце выскакивает.

— Лихорадка? — Джуранский наконец-то пришел в себя.

— Не думаю. Такой жар может говорить только об одном: в организме больного происходит стремительный процесс. Или… — Доктор сделал многозначительную паузу.

— Что «или», доктор?

— Или он находится под действием наркотического средства…

Щипачев, про которого ротмистр и доктор забыли, почтительно кашлянул:

— А еще задержанный… то есть найденный выкрикивал странные слова!

— Какие еще слова, пристав? — раздраженно бросил Джуранский.

— Просил напоить его соком луны и требовал, чтобы огонь шел за ним! — доложил Щипачев.

— Явно принял возбуждающее средство! — прокомментировал Горн. — Кстати, есть еще одна интересная деталь.

Доктор поднял край простыни и указал на грудь. Джуранский увидел черную звездочку.

За спиной сыщика тяжело сопел Щипачев. Он приподнялся на носочках, заглянул за плечо и решил блеснуть эрудицией.

— Я так думаю, это… есть… знак иноверца! Тайный еврей, по всему видать! Или того хуже — поляк!

— Почему вы так решили? — удивленно спросил Джуранский.

— А креста на нем нательного не было! — победно заявил Щипачев.

Доктор уже хотел было высказать все, что думает о дремучих мозгах пристава, но тут дверь резко распахнулась и в медицинскую с отчаянным воплем ворвалась девушка. Ее шубка была расстегнута, шляпка косо сдвинута набок, но лицо плотно укутывал кружевной платок, который оставлял открытыми только глаза.

— Помогите! Спасите! — отчаянно кричала она. Видимо, ей удалось проскользнуть мимо городовых. От неожиданности Джуранский, Горн и пристав замерли.

Сумасшедшая барышня, увидев тело на лежанке, на мгновение замолчала и, вновь истерично закричав о помощи, бросилась обратно в коридор, проскочив под расставленными руками городового Романова.

— Щипачев, что творится в участке? — со сдержанной угрозой произнес Джуранский.

Пристав побагровел.

— Прошу простить, господин ротмистр, сейчас разберемся!

— Экая эксцентричная барышня! Я, признаться, решил, что сейчас в нас полетит ручная бомба, — повернувшись к Джуранскому, доктор вытер карманным платочком лоб.

— Что-то не похожа она на сумасшедшую… — пробормотал тот.

Неожиданно Серебряков вздрогнул и открыл глаза.

— Где я? — прошептал он, наткнувшись мутным взглядом на ротмистра.

— Вы в полной безопасности! — торжественно заявил Джуранский. — Что с вами случилось?

— Грядет новый бог! — прохрипел профессор. — Он очистит огнем мир! Сома сладостный! Напои меня…

Серебряков закашлялся, застонал. На лбу и по всему телу обильно выступил пот.

— Плохо дело, — сказал доктор. — Кажется, наступает кризис…

— Что мне… — растерянно начал Джуранский.

— Срочно телефонируйте Ванзарову! И Лебедеву! — крикнул Горн вдогонку убегающему ротмистру.



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава