home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





15


Гостей знаменитого ресторана «Медведь» встречало чучело громадного топтыгина, который, судя по размеру, приходился дальним родственником мамонту. Мишка держал в лапах серебряный поднос с полуштофом и хрустальной заздравной рюмкой. В «Медведе» играл большой оркестр, в двух общих залах и тридцати отдельных кабинетах помещалось почти триста столов, и с осени до весны, когда сезон был открыт, жизнь здесь била ключом. Публика любила заведение ресторатора Игеля за хорошую кухню, умеренные цены и вольный дух.

В этот вечер оркестр играл «На сопках Маньчжурии», гости пили за победу русского оружия и оплакивали пропавшую жизнь, предчувствуя скорое прощание с вишневыми садами. А за одним из крайних столиков сидел мрачный Джуранский.

Ротмистр поднялся навстречу вбежавшим в зал сыщику и криминалисту.

— В пятом нумере, уже минут сорок пять… — доложил он.

— Дама с ним? — сразу спросил Ванзаров.

— Нет, только англичанин. Будем ждать?

— Будем действовать, — Ванзаров оглянулся на окружающие столики. — Мы с господином Лебедевым пойдем в кабинет, а вы оставайтесь здесь. Если наша красавица появится, дайте ей войти и сразу перекрывайте выход. И будьте осторожны!

— Никуда она не денется… — зло проговорил Джуранский. — Я на входе двух филеров поставил.

У двери с цифрой «5» сыщик остановился и прислушался. Кажется, в кабинете тихо. Родион Георгиевич попросил Лебедева немного подождать в коридоре и легонько постучал в деревянную панель, как это сделал бы официант.

— Та? — распевно растягивая букву «а», спросил мужской голос.

Ванзаров резко нажал дверную ручку.

В уютном кабинете, украшенном в русском стиле, горела лишь одна настольная лампа. Худощавый англичанин согнулся к столу, как будто получил рану в живот. Увидев вошедшего, он удивленно поднял брови, и его лицо, с острым подбородком и сломанным носом, выразило резкое недовольство.

— Господин Браун! Позвольте выразить мое глубочайшее почтение! — произнес сыщик с поклоном.

Мужчина прищурился.

— Ви кто? — глухо спросил он.

— Позвольте представиться: Ванзаров Родион Георгиевич! Коллежский советник, — сказал сыщик и еще раз поклонился. — Я большой почитатель вашего спортивного таланта и, когда узнал, что вы здесь, решил выразить свое полное почтение!

— Спасьибо, но я не могу вас пригласит. Я зду госьтья. — Казалось, каждое слово дается Брауну с трудом.

Боксер явно был болен. Под глазами образовались большие синяки, а кожа имела нездоровый сероватый оттенок. Было видно, что англичанин держится из последних сил. Трудно поверить, что этот вялый человек и тот стремительный боец, который отправлял в нокаут соперников в первом раунде, одно и то же лицо. Ведь на последнем турнире города, который проходил еще в декабре, Браун одержал в полуфинале блестящую победу над самим Эдуардом Лусталло. С того момента прошло от силы недели три. А сейчас, казалось, в любую секунду чемпион может упасть в обморок.

На столе, накрытом на две персоны, стоял полупустой фужер с водой. Значит, за час ожидания, Браун отпил лишь несколько глотков воды.

— Может быть, вам нужна медицинская помощь? — заботливо спросил Ванзаров.

Браун вымученно улыбнулся.

— Спасьибо, мне не помозет, прошу вас уйти…

Родион Георгиевич почувствовал, что пора открывать карты. И играть ва-банк. Дама, судя по всему Уварова, сильно задерживается. Возможно, она не придет. И другого шанса допросить Брауна у него может и не быть. И Ванзаров пошел в атаку:

— Та, кого вы ждете, очень опасна. Я бы советовал быть с ней крайне осторожным.

Браун открыл рот. Сыщик воспользовался его замешательством и сел за стол.

— Ваша знакомая, возможно, причастна к двум убийствам.

— Кто ви? — шепотом спросил Браун.

Ванзаров, не раздумывая, решил сказать правду.

— Я чиновник особых поручений сыскной полиций. Я знаю, что не имею права вести официальные беседы с лицом, обладающим дипломатической неприкосновенностью, но я искренне хочу помочь вам!

Браун внимательно посмотрел на сыщика.

— Значит, ви не из… — англичанин замолчал, не в силах подобрать русское слово.

— Нет, я не из «охранки» и не из Четвертого отделения Особого отдела. Я не занимаюсь шпионажем и не ловлю шпионов.

Браун как-то сразу обмяк и отпил маленький глоток из фужера. Ванзаров с тревогой заметил, что рука боксера сильно дрожит.

— Я не знаю, что мне делать, — с трудом проговорил англичанин.

— Для начала все-таки надо позвать врача, — сказал Ванзаров и тут же крикнул Лебедева.

Увидев состояние Брауна, эксперт тихо присвистнул. Поставив на стол походный чемоданчик, Аполлон Григорьевич быстро открыл его, смешал в бокале с водой два бесцветных порошка и заставил безвольного боксера все это выпить. Затем, вытащив пипетку, капнул на ложку десяток капель темной жидкости и без уговоров подал лекарство.

Средства подействовали быстро. На щеках Брауна загорелся румянец, глаза прояснились, и он улыбнулся.

— Спасьибо, гаспадин…

— Лебедев! — подсказал довольный результатом эксперт.

— …Льебьедэф, — с трудом выговорил англичанин и застенчиво улыбнулся. — Докто ф посольство не мог мьнье памоч!.. Да, я оказялься в ловушке… Она убила еще…

Ванзаров напрягся. Сейчас наступал самый важный момент.

— Кто она? — осторожно спросил сыщик.

— Дама, котори ви знаитэ… Елена Савская.

Вот, значит, как называет себя Уварова! Псевдоним излишне запоминающийся, это ее ошибка. Мало в Петербурге людей с такими библейскими фамилиями. Хотя все может быть. Но сейчас сыщика обеспокоили слова англичанина: «Она убила еще». Он что, знает про убийство профессора? Или Марии Ланге? Или произошло уже третье?

— Господин Браун, давайте по порядку… — предложил Ванзаров. — А доктор Лебедев будет вести запись. Вы не против?

«Против» был только Лебедев, которому предстояло работать стенографистом.

— Для начала я хочу быть уверен, что мы говорим об одном человеке, — Ванзаров вытащил из кармана групповой портрет.

— Кто из них? — спросил он, внимательно следя за англичанином.

Браун лишь взглянул и сразу закрыл глаза.

— Да, это она. Такую зэнщина не забить! — он издал тихий стон.

Ванзаров, к удивлению, обнаружил, что боксер узнал совсем не ту барышню. Браун показал на еще неизвестную участницу портрета! Значит, эту — третью — зовут.

Елена Савская? Вот так сюрприз! Так это с ней, а не с Уваровой Браун приходил в ресторан?! Так это с Савской сыщик столкнулся тогда нос к носу?! И значит, сегодня они ловят не Уварову, а Савскую! А Савская — это псевдоним или фамилия?

Родион Георгиевич был несколько озадачен, но совладал с растерянностью.

— Когда и где вы с ней познакомились? — спросил он.



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава