home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





10


Дорога в Озерки шла через Поклонную гору мимо дачи Бадмаева, высившейся заснеженным, таинственным замком. Ванзаров подумал, что тибетский лекарь и профессор Серебряков были почти соседями. Отсюда до дачи того, кого Петр Александрович презрительно обозвал дилетантом, оставалось не более пяти минут езды.

Озерки считались любимым дачным местом петербургской публики. Летом здесь кипела жизнь. Устраивались спектакли, танцы, гулянья, открывались летние ресторанчики. По тенистым аллеям бродили парочки, поэты набирались вдохновения, а богатые купцы закатывали невиданные банкеты.

Но сейчас, в январе, пустынные Озерки пребывали в дремотном оцепенении. Летние дачи, закрытые до майского солнца, спали, дожидаясь своих хозяев. Случайный прохожий да одинокий городовой встретились по дороге сыщику и ротмистру.

Если бы Ванзаров взял пролетку, они просто не добрались бы до места. Снег в Озерках убирали лишь на главной улице, и проехать дальше можно было только на полозьях. А дача профессора стояла на отшибе, на самом краю поселка.

Сани медленно ползли по снежной целине.

Где-то вдалеке свистнул пригородный паровозик, и зимний поселок вновь погрузился в сонную тишину.

Джуранский издали заметил зеленый домик за невысоким, ободранным палисадником. Он приказал извозчику дожидаться и первым прыгнул в снег.

Ротмистр раскидал ботинком небольшой сугроб на ступеньках крыльца и пропустил Ванзарова к входной двери. Родион Георгиевич с досадой подумал, что не захватил инструмента, а открывать дверь ударом плеча помощника было как-то неприлично. Он потянул на себя ручку, и неожиданно дверь открылась с тихим скрипом. Или профессор в больном состоянии забыл запереть дачу, или…

Ванзаров поманил пальцем Джуранского.

— Ротмистр, оружие не забыли?

Джуранский мгновенно расстегнул пальто и пиджак, выхватил из кобуры табельный наган и взвел курок. Ощущение опасности действовало на Мечислава Николаевича успокаивающе. Его чутье обострялось, как у хищника перед броском. Любой врач был бы удивлен, нащупав в такой моменту Джуранского ровный пульс.

— Только это… — Ванзаров показал на ствол, — в крайнем случае! Нам нужны живые преступники. Помните, я вам как-то говорил про кулаки в сыске?

— Да, — прошептал Джуранский. — Их надо применять реже, чем мозги.

— Правильно, но сейчас сыску нужны ваши кулаки!

Ротмистр понимающе кивнул.

— И еще, идем так, чтобы и половица не скрипнула.

Ванзаров тихо отвел дверь. В нос ударил тяжелый смрад, который не приглушил даже крепкий мороз. Родион Георгиевич зажал нос перчаткой и шагнул внутрь.

Скромная дача профессора состояла всего из двух комнат. В центре первой, в которую можно было попасть прямо с улицы, в кучу была свалена вся дачная мебель: плетеные кресла, венские стулья, чайный столик, буфет с распахнутыми дверцами и даже металлическая кровать с матрацем. Ни один хозяин, находясь в здравом уме, не стал бы творить такое безобразие. Казалось, что тут собирались устроить гигантский костер.

Ванзаров пошел вдоль стены, стараясь ступать на самый край половиц. Джуранский крался следом.

За стеной, в другой комнате, раздался шорох. Сыщик замер и повернул голову к ротмистру, приложив палец к губам. Но Джуранский и так все понял. Он поднял руку с наганом.

Ванзаров старался не дышать.

За дверью скрипнула половица.

Родион Георгиевич первым бросился в дверной проем. Он влетел в полутемную комнату и успел заметить метнувшуюся тень. Инстинктивно закрыв лицо руками, сыщик тотчас получил удар по голове. Венский стул с треском развалился на части.

Оглушенный, но не сбитый с ног, Ванзаров пошатнулся, упрямо сделал шаг вперед и увидел, как в стене напротив распахнулась еще одна дверь. Невысокая фигура в длинной юбке и шляпке с вуалью выскочила из дома.

Ротмистр бросился следом. Но перед его носом дверь захлопнулась. Джуранский стал яростно колотить в нее рукояткой нагана. Беглянка успела задвинуть за собой щеколду.

Отчаявшийся ротмистр с разбегу врезался плечом в дверь. Она дрогнула, но не поддавалась. Терялись драгоценные секунды.

— Окно! — хрипло крикнул Ванзаров.

Джуранский подскочил к окну, на котором даже не было занавесок, и выбил стекла. Посыпались звенящие осколки. Вторым ударом ротмистр снес крестовину рамы и прыгнул.

Пошатываясь, Ванзаров двинулся к разрушенному окну и тут же услышал хлопок Родион Георгиевич застонал от бессилия. Бахнул еще один выстрел.

Сыщик схватился за подоконник и увидел ротмистра, который барахтался по пояс в снегу, пытаясь выбраться на дорогу. Выстрелы грохнули еще два раза подряд.

По пустой заснеженной улице прокатилось эхо и скрылось в лесу. От самого дома к дороге тянулись глубокие следы от полозьев. Сани уже скрылись за поворотом.

В ярости Джуранский хватил кулаком по сугробу. Мечислав Николаевич великолепно владел кулаками и шашкой, но стрельба ему не давалась. Причина была проста: он страдал близорукостью.

И все-таки промах ротмистра обрадовал Ванзарова. Он не хотел объясняться с Макаровым или Герасимовым, почему их сбежавшие агенты убиты. Голова Родиона Георгиевича тупо ныла, но хуже было другое: его опять опередили.

— Мечислав Николаевич, поднимайтесь сюда, — крикнул Ванзаров в окно.

Лязгнула металлическая щеколда, и появился злой Джуранский.

— Простите, Родион Георгиевич…

— Ничего, с кем не бывает, — слабо улыбнувшись, проговорил сыщик.

— Розвальни за домом у самой лесенки стояли, ей только прыгнуть оставалось. А лошадь пошла так резво, что только их и видели, — простонал ротмистр. — Чуть бы левее прицелиться…

— Сколько их было?

— Кажется, одна и кучер! — Джуранский с досады рубанул ладонью воздух. — Надо было кучера снимать!

— Лучше бы уж в лошадь стреляли, — растерянно ответил Ванзаров.

— В лошадь?! — ротмистр от возмущения даже потерялся. — Да Господь с вами, Родион Георгиевич, как же можно в коней…

Ванзаров махнул рукой и стал осматривать комнату. Она производила странное впечатление. В ней попросту ничего не было.



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава