home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





9


Ванзаров посмотрел на Джуранского. Прямодушный Мечислав Николаевич, кажется, пребывал в полном смятении. Если барышня призналась в убийстве офицера, то почему бы ей так же честно не взять на себя смерть Ланге?

Лебедев, пощипывая бородку, пристально смотрел на задержанную. Судя по всему, Аполлон Григорьевич склонялся к мысли, что Уварова невиновна в убийстве Ланге.

Видя, в каком состоянии пребывают его коллеги, сыщик решил вытащить единственный козырь. Он достал групповой снимок с профессором.

— Может быть, эта дама убила обоих? — жестко спросил он, показывая на Ланскую.

— А откуда у вас… — Уварова оборвала себя на полуслове.

— Сохранился бракованный отпечаток… Кстати, а кто была та дама в вуали, что выкупила в ателье негатив?

Уварова помолчала и ответила:

— Это была Ольга…

— Так, значит, я прав в отношении… Ольги Ланской? Это она убила обоих? — продолжил сыщик.

Ванзаров успел заметить, как удивился Джуранский. Ротмистр и представить не мог, что его начальник, оказывается, знает имя загадочной дамы.

— Ольга не могла убить Марию, она на это не способна, — тихо проговорила Уварова.

— Тогда выходит, вы и только вы лишили жизни гермафродита, выкрали у нее из кармана ключ, затем, выждав два дня, пробрались ночью в квартиру профессора, отвели Серебрякова к проруби и столкнули в воду.

Уварова, поджав губы, молчала. Она сцепила пальцы с такой силой, что они мелко задрожали.

Ванзаров терпеливо ждал. Пауза затягивалась.

— Утром третьего января я ехала к профессору, чтобы поговорить с ним о похоронах Марии… — глухо начала Уварова. — Проезжая по Тучковой набережной, я случайно заметила на льду тело. Не знаю почему, я приказала извозчику остановиться. Мне показалось, что это — Серебряков. Тут же я увидела двух полицейских, которые спешили к проруби. Я помчалась домой, переоделась и решила любой ценой узнать, что с профессором. Я вбежала в полицейский участок, разыграв сумасшедшую, и увидела бездыханное тело. Я все поняла и убежала… Никакого ключа у Марии я не брала.

— Значит, увидев тело профессора, вы решили, что он мертв? — задумчиво спросил Ванзаров.

— Да…

— И что вы предприняли дальше?

— Я поехала… нашла Ольгу и все рассказала ей.

— И она, так же как и вы, не имела ни малейшего понятия, кто мог убить профессора? — доверительно спросил Ванзаров.

— Ольга просто потеряла дар речи. Она не могла поверить моим словам и порывалась сама поехать в участок. Я еле удержала ее от этого поступка.

Родион Георгиевич внимательно следил за ее глазами.

— Я вполне допускаю искреннее огорчение госпожи Ланской, — кивнул сыщик. — Ведь у вас заканчивался особый состав, изобретенный профессором. Травить новых богатых мужчин было уже нечем. Ведь так, Варвара Савская?

— Какая Варвара? Я не понимаю, о чем вы… — выкрикнула Уварова.

— В номере меблированных комнат «Сан-Ремо», представившись Варварой и Еленой Савскими, вместе с Ольгой Ланской, вы опоили наркотическим средством сотрудника английского посольства господина Брауна, затем купца второй гильдии Эдуарда Севиера, затем наследника пивной империи Ричарда Эбсворта и еще бог знает кого!

— Я не знаю никакого Брауна, я никого не поила, это бред! — упрямо повторила Надежда.

— Результат таков… — словно не слыша, продолжил Ванзаров. — Севиер умер второго января, а господин Браун держится только благодаря средству господина Лебедева. Что же касается Эбсворта…

— Я не знаю никакого Эбсворта! — на грани истерики выкрикнула Уварова.

— Вот как! — иронично удивился Ванзаров. — Ну, пусть тогда и это останется на вашей совести! Дело-то в том, Надежда, что профессор был еще некоторое время жив. Перед своей кончиной он обвинил именно вас…

— Все это полный абсурд! — спокойно сказала Уварова.

— Кто из вас оставил записку в «Сан-Ремо», что чемоданы изымаются сыскной полицией? — перебил Ванзаров.

Родиону Георгиевичу показалось, что простой вопрос привел Надежду в некоторую растерянность.

— Эту шутку придумала Ольга, — еле слышно, наконец, ответила она.

— А на даче профессора представилась городовому моим сотрудником тоже она?

Уварова молча кивнула.

— А вчера господин Джуранский четыре раза не попал, слава Богу, тоже в нее?

Уварова удивленно взглянула на сыщика, но опять кивнула и опустила глаза.

Родион Георгиевич понял, что разговор пора заканчивать. Нужно телефонировать Макарову. В сыскной полиции могут быть глаза и уши заведующего Особым отделом, и тогда Ванзарову точно не поздоровится. Но осталось самое главное.

— Ланская на даче Серебрякова искала запасы наркотической отравы, называемой сома? Не так ли?

— Не надо говорить о вещах, о силе которых вы не имеете ни малейшего представления! — с неожиданной решимостью произнесла Уварова.

— Так, может быть, просветите нас на этот счет…

— Сома — великий, самый величайший бог из всех богов! — чеканя каждое слово, проговорила Уварова. — Он пришел, чтобы дать людям счастье!

Лебедев незаметно толкнул Ванзарова в бок.

— Вы должны посвятить нас! — спокойно попросил Ванзаров. — Поверьте, это в ваших интересах.

— Хорошо, — прошептала Уварова. — Я расскажу…



предыдущая глава | Божественный яд | cледующая глава