home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПРОЛОГ

Хельм Недремлющий, бог Стражей, внимательно наблюдал за богами-соратниками. Сход собрал всех – богов, полубогов и стихий-элементалей. Стены огромного пантеона давно разрушились, хотя окна остались висеть в воздухе. Сквозь них Хельм видел приходящую в упадок Вселенную. Пантеон со множеством недостроенных алтарей находился на островке в самом сердце чудовищных руин, и его только-только хватало, чтобы вместить всех явившихся богов.

Снаружи, пересекая море распада, уходила в неизвестность дорожка из крошащихся серых плит. Она служила единственным выходом из пантеона, однако никто из богов не сделал бы ни шага по ее неровным камням – дорожка могла завести в неизвестное место, куда страшнее, чем пантеон.

Воздух вокруг острова являл собой белый холст, усеянный точками черных звезд. Вспышки молний, настолько яркие, что даже боги не могли смотреть на них, прожигали гобелен небес, вычерчивая руны, и Хельм содрогнулся, прочитав их.

«Все, что было, прошло. Все, что мы знали, во что верили, – все ложь. Время богов подошло к концу».

Потом руны исчезли. «Неужели кто-то из нас решил напугать остальных?» – подумал Хельм, но быстро отказался от этой мысли. Он знал, что руны посланы силой более могущественной, чем та, которой обладали окружающие его боги.

Когда огромные серые облака с прожилками черных молний сошлись, Хельм услышал рокот грома, и тени окутали пантеон. Чистое белое небо заволокло облаками, а дорожка, уходившая вдаль, рассыпалась в прах.

Первым призвали Хельма. Он находился в своем храме, размышляя о недавних ошибках, содеянных им на посту Стража Владыки Эо, как вдруг оказался посреди пантеона. Вскоре начали прибывать другие боги. Они были смущены и измотаны дорогой, ведь пантеон находился на краю вечности.

Глашатай, призвавший их на сход, явился богам, приняв обличье и форму самых ужасных кошмаров. Перед Мистрой, богиней Магии, он предстал предвестником магического хаоса. Богине Любви и Красоты, прекрасной Сьюн Огневолосой, он показался изможденным уродцем, который непрерывно роптал на судьбу, неся Сьюн к пантеону. Черному Властелину, богу Бэйну, глашатай явился под маской абсолютной любви и согласия и, опалив своим светом самое существо Бэйна, вынес бога из его владений.

Посмотрев направо, Хельм увидел, что Бэйн, Мистра и Миркул, бог Смерти, о чем-то жарко спорят, а потом разбушевавшаяся не на шутку Мистра отправилась искать себе более подходящую компанию. Бросив взгляд в другую сторону, Хельм разглядел Ллиру, богиню Радости: с выражением легкого беспокойства она заламывала руки, пока вдруг не опомнилась и не посмотрела на них с удивлением. Стоявший позади Ильматер, бог Страдания, неудержимо хохотал, пританцовывая на месте и бормоча что-то себе под нос.

Пока Недремлющий изучал лица богов, его окружила маленькая группа второстепенных божеств, которые не были столь травмированы вызовом Эо. Бог Стражей попытался не обращать внимания на их сетования – эти создания, похоже, совершенно потеряли всякое представление о достоинстве. Они отчаянно вопили и цеплялись за Хельма, желая узнать, что происходит.

– Мой дом разрушен! Мой храм на Уровнях рухнул! – один за другим жаловались боги, но Хельм не вслушивался в их слова.

– Эо призвал вас. Все прояснится в свое время, – непрестанно объяснял бог Стражей.

Вскоре он устал твердить одно и то же и резко приказал божкам удалиться. «Близятся перемены», – думал Хельм, гадая о том, какова будет воля его бессмертного господина, Владыки Эо.

Так могуч был Эо, что, возникнув в начале времен из туманного водоворота Хаоса, он уравновесил силы Порядка и Хаоса. Из этого равновесия произошла жизнь: сначала были созданы боги на небесах, потом – смертные в Королевствах. Эо, Создатель Всего Сущего, выбрал Хельма себе в помощники. И Хельм знал, что только Эо мог собрать всех богов в этом пантеоне, где сейчас царили безумие и беспорядок.

Хельм по-прежнему предавался размышлениям, когда вперед выступил Талое, бог Бурь:

– Хватит недомолвок! Если наш господин желает поставить точку, пусть говорит, пусть его мудрость наполнит наши опустевшие сердца и умы!

Талое вложил в слово «мудрость» как можно больше презрения, но никого его речь не вдохновила: в голосе Талоса, как и в голосах других богов, звучал страх.

Вызов, брошенный Талосом, остался без ответа, а все, кто стоял рядом с богом Бурь, отшатнулись от него. Тишина, наступившая после выкрика Талоса, принесла с собой окончательный ответ. Боги услышали приговор Эо, но только потом поняли, что их судьба была предрешена задолго до этого собрания.

– Хранители Порядка, я обращаюсь к вам, ко всем и к каждому! – В голосе Эо чувствовалось величие столь могущественное, что боги пали ниц. Только Бэйн опустился на одно колено и держал голову высоко поднятой. – Вы получили прекрасное наследство! В вашей власти было сохранить равновесие между Порядком и Хаосом, вы же повели себя как неразумные дети, прибегнув к мелочному воровству в погоне за властью…

Бэйну вдруг подумалось: может быть, тот, кто дал жизнь богам, теперь призвал их, чтобы исправить ошибку и начать все сначала?

– Может, ты и вправду исчезнешь из этой Вселенной, Бэйн, – провозгласил Эо, как будто услышав мысли Черного Властелина. – Но не обольщайся – такая судьба слишком милосердна по сравнению с тем, что ждет тебя и других богов, которые обманули мое доверие.

Хельм шагнул вперед.

– Владыка Эо, я хранил эти Камни, так пусть… – начал было он.

– Замолчи, Хельм, а то и тебя постигнет та же участь.

Хельм повернулся к собранию богов:

– Вам наконец следует узнать о вашем преступлении. Камни Судьбы похищены.

Прорезавший темноту луч света ударил в бога Стражей. Кольца белого пламени, обвившиеся вокруг запястий и лодыжек Хельма, подняли его ввысь, за пределы видимости других богов, которые, тяжело дыша, наблюдали за происходящим. Хельм, которого никто еще никогда не смог победить, заскрипев беспомощно зубами, уставился в пятно темноты. Эта темнота жила и стремилась поглотить его, она стала гневом Великого Эо.

– Предпочитаешь остаться с друзьями, добрый Хельм? Неужели ты бросишь своего господина?

– Да, – процедил бог сквозь сжатые зубы. Внезапно Хельм рухнул вниз, и низвержение его, стремительное и жестокое, поразило остальных богов. Окровавленный, покрытый синяками, Недремлющий попытался подняться и снова взглянуть на Эо, однако эта задача оказалась для него непосильной. Божественные собратья пальцем не шевельнули, чтобы помочь ему, да и не видели они его молящего взгляда, устремленного на каменный пол пантеона.

Редкие вспышки света вырывали из тьмы черные щупальца энергии, все ближе подбиравшиеся к богам.

– Не сидеть вам больше в хрустальных башнях, не разглядывать Королевства, словно созданы они были исключительно ради вашей потехи.

– Изгнание, – прошептал, задыхаясь, Бэйн.

– Навсегда, – сказал бог Смерти Миркул. Холод охватил даже его безжизненную душу.

– Никогда больше не забудете вы те цели, ради которых вам была дарована жизнь! Осознайте же свои преступления и помните о них вечно! Вы согрешили перед вашим господином и будете наказаны.

Бэйн почувствовал приближение темных щупалец.

– Вор! – громко крикнула Мистра. – Позволь нам найти его и вернуть Камни!

Тир, бог Справедливости, с мольбою поднял руки:

– Кто-то из наших братьев или сестер совершил безрассудство! Так не заставляй же нас расплачиваться за это, Владыка Эо!

Мрак, словно удар кнута, скользнул по лицу Тира, и тот отшатнулся, застонав и схватившись за кровоточащие глазницы.

– Вас волнует лишь спасение собственной шкуры!

Боги молчали, а темные щупальца быстро вращались вокруг них, смыкаясь все теснее и теснее, словно хотели превратить богов в единую мишень для гнева Эо. Начали раздаваться крики – кто-то кричал от страха, кто-то от боли. Боги не привыкли к подобному обхождению.

– Трусы. Кража Камней Судьбы стала последней каплей. Вы вернете их. Но прежде заплатите за тысячелетие разочарований.

Бэйн отчаянно боролся с энергетическими щупальцами, но внезапно они, извергнув языки холодного, ослепительно синего пламени, обожгли его. Повернувшись, он на мгновение встретился взглядом с Мистрой, которая, с застывшей на лице легкой улыбкой, тоже пыталась сопротивляться тьме. Затем щупальца схватили Бэйна, и мир превратился для него в ужаснейшую, непредставимую, нестерпимую боль.

После вечности страданий все божества оказались во власти темных щупальцев, плотно прижатые друг к другу. И тут способность мыслить и двигаться снова вернулась к ним. Но вернулся и страх – испытанную боль боги не забудут никогда.

Талое, собравшись с силами, заговорил. От испуга голос его был слабым и сиплым, слова исчезали в приступах удушья.

– Это все? Мы пережили твой суд, Эо?

Вдруг всем показалось, что пантеон исчезает, и каждый из богов оказался лицом к лицу с тем, чего больше всего на свете боялся, столкнувшись с хаосом, болью, любовью, жизнью, безразличием. И каждое божество узрело свою гибель.

– Это был всего лишь вкус моей ярости. Теперь же испейте полную чашу гнева!

Раздался странный, ни на что не похожий гул.

Боги закричали.

Мистра, которую увлек фантастический водоворот, попыталась сохранить хотя бы видимость самообладания. Она испытала невыносимую боль, когда божественная сила, вырвавшись наружу, оставила ее. Богиня Магии, однако, не была одинока в своих мучениях. Низверженными с небес оказались все боги, кроме Хельма.

Прошло немного времени, и Мистра очнулась в Королевствах. Обнаружив, что тело ее приняло первичную материальную форму, богиня страшно перепугалась.

– Ты станешь аватарой, – прозвучал голос Эо. – Ты получишь тело смертной женщины, ты будешь жить как человек. Может, тогда ты оценишь то, что потеряла.

И Мистра осталась одна.

Еще мгновение падшая богиня парила в воздухе, снова и снова повторяя про себя слова Повелителя Сущего. Если ей суждено принять земное обличие – стать аватарой, – если она получит тело из плоти и крови, значит, Эо действительно решил изгнать богов с Уровней. Мистра предполагала, что Эо непременно накажет своих слуг за кражу Камней – на этот случай она даже припрятала часть своей силы в Королевствах, – но примириться с потерей положения, с потерей дворца на небесах богиня не могла.

Мистра осмотрелась по сторонам и содрогнулась – насколько это было возможно в ее бесформенном состоянии. Окружающая местность могла казаться чрезвычайно привлекательной смертным: вдаль убегали пологие холмы; на западе, у горизонта, возвышался старинный полуразрушенный замок. Да, большинству людей такая картина пришлась бы по душе, подумала Мистра, но по сравнению с ее домом – это унылая пустошь.

Владения богини находились в Нирване, на Уровне Абсолютного Порядка. Это был прекрасный, бескрайный Уровень, где свет и тьма, жар и холод были идеально уравновешены. В противоположность хаотичному ландшафту Королевств Нирвана походила на внутренность гигантских часов, все детали которых исправны и идеально пригнаны друг к другу, составляя единое целое. Каждая из деталей представляла собой владения какого-нибудь бога. Свою часть Мистра считала самой великолепной в Нирване, а следовательно, и на всех Уровнях.

Богиня Магии остановила взгляд на руинах замка, а потом отпустила пару тихих ругательств в адрес Эо. – «Этот замок, даже когда он был цел и невредим, вполне мог сойти за чулан моего дома», – печально подумала Мистра, и образ великолепного мерцающего дворца вновь всплыл в ее памяти. Дворец тот был выстроен из чистой магической энергии, соткан из волшебного полотна, окружающего Фэйран. Как и все в Нирване, дворец был вечен. Его башни имели одинаковую высоту, окна – равные размеры. Даже волшебные тканые кирпичи, из которых его выложили, были похожи друг на друга как две капли воды. А в центре обиталища Мистры располагалась библиотека, где хранились книги и свитки с известными и еще неведомыми людям заклинаниями.

Темные тучи заволокли небо.

– У меня снова будет мой дом, Эо, – мягко проговорила Мистра. – И очень скоро.

Пристально вглядевшись в клубящиеся тучи, богиня Магии заметила какой-то яркий блеск в вышине. Сияние, казалось, исходило из самих туч. Мистра попыталась всмотреться в него, но почувствовала головокружение. «Я еще не оправилась от атаки Эо», – подумала она и снова взглянула на то, что светилось близ руин замка. Внезапно ее зрение прояснилось, и богиня узнала колеблющиеся очертания…

Небесная Лестница!

Постоянно меняющаяся, переливающаяся лестница соединяла дома богов на Уровнях и Королевства. Хотя богиня редко пользовалась мостами к Фэйрану, она знала, что их существует множество, они раскиданы по всем Королевствам и ведут к небесам.

Затуманенными глазами Мистра следила за тем, как Лестница из длинной деревянной спирали превращается в бесконечную вереницу великолепных мраморных ступеней. Внезапно богиня поняла, почему ей так трудно смотреть на Небесную Лестницу: взирать на нее могли либо боги, либо смертные величайшей силы. Мистра же стала никем.

Зрелище Небесной Лестницы подтолкнуло падшую богиню к действию – Мистра решила получить обратно ту часть магической силы, которую передала одному из своих последователей в Королевствах незадолго до собрания у Эо. Богиня начала подбирать нужное заклинание. Даже в ее нынешнем состоянии она легко выполнила сложные пассы и произнесла тайные слова. Но ничего не произошло.

– Нет! – эхом разнесся ее крик. – Ты не можешь лишить меня моего искусства, Эо. Я не смирюсь с этим!

Богиня попыталась повторить заклинание. Луч зеленой энергии вырвался из-под земли и быстро достиг Мистры. Богиня пронзительно вскрикнула, когда энергия ударила в нее. Зеленая молния прострелила туманное облако, которым сейчас являлась богиня Магии, заставив ее закричать от боли. Ее взгляд остановился на черных тучах, вращавшихся вокруг ярко светящейся Небесной Лестницы, и через несколько мгновений богиня лишилась сознания.

Стоя на вершине Лестницы, Хельм, бог Стражей, наблюдал за Мистрой, которую поразило ее же собственное заклинание. Тело Хельма по-прежнему было изранено и окровавлено, но, в отличие от других, бог сохранил свой обычный для Уровней облик: огромный вооруженный воин с нарисованными на стальных перчатках немигающими глазами.

Взгляд Хельма был ясен, но в нем отражалось уныние. Бог Стражей повернулся и, подняв голову, взглянул на пульсирующее черное облако, повисшее над ним:

– А что будет со мной, Владыка Эо?

Молчание. Когда же Эо наконец ответил, Хельм молча опустил голову. То, что он услышал, не было неожиданностью для бога Стражей.


Скотт ЧИНЧИН ДОЛИНА ТЕНЕЙ | Долина теней | 1 ПРОБУЖДЕНИЕ