home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

ПРИРОДА СОШЛА С УМА

Две недели, прошедшие со времени Нисхождения, Бэйн упорно трудился. Необходимо было постоянно занимать себя чем-нибудь, дабы забыть о приносящем страдание бренном теле. Исследуя хрупкое и тленное убежище, в котором ему пришлось поселиться, Черный Властелин совершенно запутался в сложных устройствах механизма, дававшего ему возможность двигаться и говорить.

Сколько чудес можно было наблюдать на крошечных пространствах мозга! Бэйн испытал настоящий восторг, когда, сжав свое сознание до одной крошечной клетки, пустил ее по бесконечному потоку крови обследовать тело.

Поняв, что оказался в ловушке, Бэйн заставил себя забыть о попытках вырваться из оков. Он изолировал мозг от тела, в котором вынужден был поселиться, и постарался избавиться от всех проявлений человеческого разума, чтобы никогда и ни в чем не пойти на поводу у своей смертной оболочки. Прежде чудеса казались Бэйну-богу скучными и обычными, теперь же чудеса Уровней были ему недоступны, и следовало сосредоточиться на поставленной цели: вернуться на небеса и обитать там, как подобает богу.

В первые же дни пребывания Бэйна в Зентильской Твердыне правители города изъявили ему покорность и предоставили все свое имущество в его распоряжение. Бэйн был доволен успехом; чтобы воплотить в жизнь имеющиеся у него замыслы, ему требовалось столько человеческих жертв, сколько он мог захватить своей когтистой лапой.

Началось строительство нового храма Черного Властелина, и вскоре на месте прежних руин выросли временные стены, за которыми Бэйн собирал нужных ему людей. Хотя лорд Чесе, понимая, что его положение правителя города находится под угрозой, предложил передать всю власть Бэйну, бог решил остаться подле своего черного трона. Ему совершенно не хотелось утруждать себя повседневными городскими делами; главное, чтобы жители оставались преданными ему и готовыми принести себя в жертву по первому его зову.

Вскоре Бэйну начали сниться сны, и в сновидениях он видел Мистру, улыбающуюся в лицо страху и смеющуюся над Эо, предавшим богов их судьбе. Бэйн, насылатель ночных кошмаров, сам в конце концов стал их жертвой. За эту новую слабость он в очередной раз проклял свою плоть. И все же кошмар оказался полезным – Бэйн снова задумался над значением загадочного прощания Мистры с Уровнями.

И он решил, что стоит разыскать Мистру и выведать, почему она так спокойно отнеслась к гневу Эо.

На пятый день после Нисхождения Темпус Блэкторн, маг огромной силы, узнал, где находится Мистра. Бэйн опечатал двери Черного Храма, ведущие в личные покои бога, и перенес себя и Блэкторна в замок Килгрейв. У стен замка они обнаружили Мистру, обессилевшую и беспомощную. Может быть, она пострадала от неудавшегося заклинания, подумал Бэйн и посмеялся над ее неудачей.

Внезапно Мистра почувствовала присутствие Черного Властелина, стоявшего над ней, и произнесла изменяющее облик заклятие, предназначавшееся для ее аватары. В ночное небо взмыл сокол. Бэйн приказал Блэкторну следовать за волшебной птицей. Маг превратился в огромного черного ворона и полетел за соколом, но потерял его у самого Арабеля.

Когда богиню бросили в темницу замка Килгрейв, заключив в оковы из зачарованного огня, Бэйн почувствовал, как волна магической энергии прокатилась по комнате. Когда Мистра пришла в себя и попыталась разорвать цепи, пошатнулись даже тюремные стены из огромных каменных глыб.

И тогда Бэйн вызвал Страх, чтобы усмирить Мистру и сделать ее посговорчивее.

«Приди, Страх, я призываю тебя на Материальный Уровень, приди, как и раньше, и служи мне».

Подобно раскату грома, в глубине подсознания Бэйна прогремел ответ: «Я иду».

Появившаяся воронка красного тумана поднималась, закручиваясь в спираль и прорастая сотнями дрожащих, уродливых рук, жадно хватавших воздух перед богиней. Множество бледно-желтых пар глаз внезапно раскрылись и закружились в водовороте тумана, то уходя вглубь, то снова появляясь. Каждый глаз старался рассмотреть свою жертву с разных сторон. Наконец сквозь туман прорезалось множество пастей, зияющих бесконечно глубокой тьмой. Открываясь и вновь закрываясь, они издавали крики, схожие с воплями голодного.

Мистра узнала появившееся чудовище. Это был хайкешар, существо с другого Уровня, ненасытный пожиратель магии. Бэйн не сомневался, что с чудовищем удастся договориться. За помощь в переходе на Материальный Уровень монстр, в свою очередь, даст Черному Властелину столь необходимую ему силу. Поскольку хайкешар не усваивал всей магической энергии, Бэйн намеревался воспользоваться остатком непереработанной магии в своих целях.

Мистра оценивала обстановку. Неужели Бэйн оказался настолько глуп, что вступил в сговор с существом, известным своим вероломством?..

– Нам надо кое-что обсудить, – обратился к ней Бэйн, многозначительно поглядывая на хайкешара.

– Зачем ты держишь меня в тюрьме? – спросила Мистра.

– Я буду счастлив освободить тебя от оков, как только ты выслушаешь меня… И согласишься помочь…

– Продолжай.

– Я хочу создать союз богов, – продолжал Бэйн. – Присягни на верность мне и моему делу, богиня, и я освобожу тебя.

Несмотря на присутствие хайкешара, Мистра не смогла удержаться от смеха.

– Ты сумасшедший, – сказала она.

– Нет, – возразил Бэйн, – я просто расчетлив. – Он повернулся к чудовищу: – Она твоя. Но не забудь о нашем договоре.

«Я помню».

Сотня глаз уставилась на Мистру, и богиня не смогла сдержать крик ужаса.

Когда все закончилось, уродливое существо хихикнуло и втянуло сверкающие глаза, собираясь поспать после сытной трапезы. Поняв, что она жива, Мистра сильно удивилась, хотя боль еще мучила богиню даже в ее неопределенном, облакообразном состоянии.

Бэйн с проклятиями обрушился на чудовище, и существо, открыв несколько глаз, лениво выпустило облако иссиня-белого огня, окутавшее Черного Властелина. Через мгновение Бэйна затрясло от переполнявшей его украденной магической энергии.

– Довольно! – закричал он, и бело-голубое облако рассеялось.

– Так это ты во всем виноват, да? – спросила еле живая Мистра. – Ты выкрал Камни Судьбы. Я с самого начала подозревала тебя.

– Да, это я взял их, – подтвердил Бэйн.

Хайкешар тяжело рухнул на пол, втянул последний глаз и погрузился в глубокий, спокойный сон.

– Вместе с богом Миркулом, – добавил Черный Властелин.

– И ты не боишься гнева Эо? – спросила Мистра, и Бэйн почувствовал, как от нее яростно полыхнуло магией.

– Эо не властен надо мной, – ответил Черный Властелин, и смех его заполнил темницу.

С тех пор Бэйн неоднократно позволял хайкешару кормиться энергией Мистры: ведь магия богини воспроизводилась сама собой, подобно клеткам человеческого тела. И Бэйн получал долю этой силы – согласно условиям договора с чудовищем.

Всякий раз, пополнив запасы магии, Бэйн бродил по коридорам Нового Ахерона, бывшего замка Килгрейв, тоскуя по настоящему храму. К тому же ему не с кем было поделиться радостью победы: Блэкторн постоянно отсутствовал – либо присматривал за делами в Зентильской Твердыне, либо разыскивал следы магии, которую Мистра успела скрыть где-то в Королевствах незадолго до своего пленения. Горстка людей, оставленных Блэкторном для служения человеческому телу Бэйна, состояла из жалких представителей рода людского, которые не интересовали бога.

Сейчас бог Бэйн находился в одном из глубочайших подземелий замка Килгрейв. Он стоял, вперив взор в спокойные воды созданного им небольшого озерца, и говорил с богом Миркулом.

Большая часть подземелий была перестроена в соответствии с нуждами Бэйна, поэтому замок Килгрейв претерпел множество изменений с тех пор, как бог сделал его своим местом обитания. Черный Властелин пытался с помощью магии превратить помещения и коридоры в подобие Храма Страданий в Ахероне, но, как правило, его усилия оканчивались неудачей. Из-за неустойчивости магии все начинания Бэйна остались неосуществленными, хотя бог тщательно проговаривал каждое заклинание. Когда Бэйн начинал колдовать, он ощущал себя художником, который пытается писать картину без красок. В другие времена новый облик здания понравился бы Черному Властелину, но сейчас замок был напоминанием о том, чего Бэйн лишился, и поэтому его вид постоянно злил и раздражал свергнутого с небес бога.

– Чего ты добиваешься, истощая силы Мистры? – нетерпеливо спросил Миркул. – Твоя смертная форма способна вместить зараз лишь определенное количество энергии, и подпитку надо повторять снова и снова.

– Ты не улавливаешь сути, – ответил Бэйн. – Мы заключили союз, когда вместе выкрали Камни.

– Временный союз, – поправил Миркул. – И вряд ли он будет успешным. Посмотри, кем мы стали! Нечто меньшее, чем боги, нечто большее, чем люди. Какое место мы занимаем в Королевствах, бог Бэйн?

Бэйн взглянул на изнуренное, почти прозрачное лицо аватары Миркула и содрогнулся при мысли о собственном отвратительном обличье.

– Помни, кто мы по рождению, – ответил Бэйн. – Мы – боги, и не имеет значения, какие испытания посылает нам Эо.

Он покачал головой, но, поймав себя на мысли о том, что это чисто человеческий жест, остановился.

– Вспомни, Миркул, зачем мы взяли Камни.

Миркул почесал костлявый подбородок, и Бэйн едва не засмеялся. Напуганный вид бога Смерти, одолеваемого обычным человеческим зудом, смешил его. Черный Властелин вздохнул при этой мысли и продолжил:

– Мы выкрали Камни, веря, что Эо черпает из них свою силу и, лишенный такой возможности, уже не станет вмешиваться в наши дела.

– Мы верили в это, – печально проговорил Миркул. – Как же мы были глупы!

– Нет, мы были правы! – вскричал Бэйн. – Только подумай! Почему Эо до сих пор не вернул Камни назад?

– Хотелось бы знать, – ответил Миркул, прижав костлявые руки к груди.

– Думаю, что Эо просто не может этого сделать! – сказал Бэйн. – Возможно, теперь он бессилен. И поэтому он изгнал нас с Уровней! Значит, наш план удался и Эо напуган тем, что боги объединятся и восстанут против него. Вот почему Эо разбросал нас по Королевствам и сделал такими боязливыми, подозрительными и уязвимыми в бою.

– Да, но это только теория, – возразил Миркул.

– Факты подтверждают ее, – напомнил Бэйн. – И я уже взял первую пешку в этой игре.

– Мистра?

– С помощью ее силы вся магия Королевств подчинится нам! – рассмеялся Бэйн. Но он лгал. Если бы богиня обладала подобной силой, ее не удалось бы так просто заточить в темницу.

– А боги, которые не согласятся следовать твоему плану, будут порабощены или уничтожены? – протянул Миркул подозрительно. – И ты используешь для этого силу Мистры?

– Да, разумеется. Но мы ведь уже союзники. Зачем говорить об этом? – успокоил Миркула Бэйн.

– Действительно, – согласился тот.

– И я верю, что существует сила, способная изменить наше теперешнее состояние. Сила, спрятанная Мистрой где-то в Королевствах.

Миркул кивнул:

– Что ты собираешься делать дальше?

– Об этом позже, – ответил Бэйн. – Сейчас я должен заняться другими, не менее важными делами.

Миркул опустил голову, и его отражение исчезло с поверхности озерца. Но на самом деле Бэйн весьма смутно представлял себе, какими делами ему следует заняться.

Бог резко обернулся, когда в мрачное подземелье темницы влетел ворон и превратился в слугу Бэйна – Блэкторна.

– Господин, у меня важное донесение. Я уверен, что обнаружил в Арабеле человека, владеющего даром Мистры. Этот дар – медальон в виде голубой звездочки на шее у женщины.

Бэйн улыбнулся. Описанный Блэкторном медальон был очень похож на тот, который Мистра носила на Уровнях.

– Кроме того, – продолжал Блэкторн, – чародейка, которая носит медальон, направляется прямо сюда…


* * * | Долина теней | * * *