home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



12

ПАУЧЬИ ЧАЩОБЫ

– Будь так любезен, убери ногу от моего лица, – попросил Тербранд и потянулся за мечом.

Дело было незадолго до завтрака, и командир арабельцев пробудился после короткого сна, почувствовав, как кто-то пару раз сильно пнул его. Открыв глаза, Тербранд увидел занесенный над его головой сапог Келемвара, – видимо, таким образом воин хотел пожелать Тербранду доброго утра.

– Изменники? Мы-то тут при чем? Почему именно нас из всех жителей Королевств выбрали козлами отпущения? – закричал Келемвар.

– Вы предполагаемые изменники, – поправил Тербранд. – А теперь, будь добр, убери свой сапог, пока я не отрубил его вместе с ногой!

Келемвар отошел. Тербранд поднялся, и зазвучала симфония из стонов и хруста, пока командир отряда арабельцев разминал спину, шею и плечи. Искатели приключений и Тербранд со своими людьми стояли лагерем рядом с Паучьими Чащобами.

– Как твои спутники, Кел? – спросил Тербранд, принимаясь за еду.

– Живы.

Тербранд кивнул:

– А Миднайт? Она здорова? Есть тут один неуплаченный должок…

Не успел он договорить, как меч Келемвара покинул ножны.

– Считай этот долг уплаченным, – сказал воин.

– Я всего-навсего хочу получить назад мои волосы, – нахмурил брови Тербранд.

Келемвар окинул взором лагерь. Звон покинувшего ножны меча привлек внимание по меньшей мере шестерых солдат, которые выступили вперед с оружием в руках, ожидая приказа своего командира.

– Ну, – протянул Келемвар и отправил меч на прежнее место, – если это все…

Тербранд почесал лысину.

– Этого будет достаточно, – проворчал он. – Хотя мои дамы, похоже, любят меня и таким.

Келемвар рассмеялся и уселся рядом с Тербрандом. Кайрик, которого разбудил спор, неторопливо подошел к ним. Темные кровоподтеки, оставшиеся на его руках после страшной скачки через Мглистый Проход, были особенно заметны в лучах яркого солнца.

– Ну и видок у тебя, – сказал Келемвар.

– Заткнись, – оборвал его Кайрик и взял тарелку с едой. – Если бы ты был на моем месте, так, наверное, умер бы.

– Но ты-то жив, – равнодушно напомнил Келемвар.

– Не уверен, – возразил ему Кайрик, расчесывая рукой спутавшиеся волосы. – А как Адон? Миднайт?

– Адон до сих пор без сознания.

– Значит, он ничего не знает об этом? – понизив голос, произнес Кайрик и провел рукой по лицу.

Келемвар помотал головой.

Кайрик кивнул, повернулся и, обратившись к одному из отряда арабельцев, распорядился подать эля. Солдат взглянул на Тербранда – тот медленно закрыл глаза и кивнул. Кайрику принесли кружку темного эля. Вор опустошил ее одним глотком и отдал обратно солдату.

– Так-то лучше, – сказал Кайрик, поворачиваясь к Тербранду. – Ну, что здесь говорили об изменниках?

Тербранд пересказал историю о поединке Мирмин Лал с неким злоумышленником, назвавшимся Майкелом, и Кайрика пробрал смех.

– Марек, видно, так и не научился выбирать себе благозвучные имена, – заметил вор.

Тербранд нахмурился, но вернулся к своему рассказу. Он поведал о своей встрече с Мирмин Лал и Страланой и об отряде, который ему поручили собрать.

– Естественно, я вызвался командовать отрядом, – продолжал Тербранд. – Долгое время было известно только то, что нити заговора Найтсбриджа тянутся из Зентильской Твердыни. А когда мы узнали о том, что банда зентильских убийц идет по вашему следу, ваша невиновность стала в некотором роде очевидной.

– Неужели ты сомневался? – возмутился Келемвар.

– Но вы купили поддельные грамоты, а потом, переодевшись, покинули город, нарушив обязательство защищать Арабель. Да и этот Майкел – или Марек – намекал на вашу причастность к заговору. Полагаю, вы понимаете, какие из этого сделали выводы. Но я, разумеется, нисколько не сомневался в вас.

– Тогда почему ты не вернулся обратно в Арабель? – поинтересовался Кайрик.

Тербранд наморщил лоб:

– Узнав о том, что ждет вас впереди, мы чуть не загнали лошадей, чтобы прийти вам на помощь.

Келемвар закатил глаза.

– Да ну? – притворно изумился Кайрик. – Не может быть. Ты, должно быть, преследовал еще какую-нибудь цель.

– Честно говоря, да. Меня гнало не только желание вернуть свои волосы. Есть одно дельце в Арабеле, для которого мне потребуются несколько верных парней…

– Мы едем в Долину Теней, – прервал его Келемвар.

– А потом?

– Туда, куда занесет нас ветер, – хмыкнул Кайрик.

– Этот ветер как раз дует нам в спины, – рассмеялся Тербранд. – Может, мы договоримся?

– Посмотрим, что скажет Миднайт, – тихо произнес Келемвар.

Кайрик и Тербранд изумленно уставились на воина и дружно рассмеялись. Резко встав, Келемвар отправился к походному котлу подчищать остатки завтрака. Он даже не заметил, что Адон очнулся.

Сознание вернулось к священнослужителю при упоминании имени Мирмин Лал, хотя его произнесли на другом конце лагеря.

– Видит Сьюн, я чуть не сварился от жары! – буркнул он себе под нос. До ушей жреца донесся женский смех, и Адон понял, что он не один.

Девушка лет шестнадцати, не более, сидела рядом с ним. Громко чавкая, она хлебала жидкую кашу из огромной чашки, держа ее на коленях. Как потом узнал Адон, девушку звали Джиллиан. У нее были каштановые волосы, загорелая обветренная кожа и темно-голубые глаза. Лицо ее не блистало красотой, но выглядело вполне симпатичным.

– Ой! Ты проснулся! – воскликнула девушка. Отставив свою чашку, она спросила: – Тебе принести что-нибудь?

Адон потер лоб, и внезапно в его памяти ожило нападение сероглазого юноши из Тилвертона. Жрец помнил, что получил удар кинжалом, от которого потерял сознание. Однако сейчас он чувствовал себя вполне здоровым, только слегка ослабевшим.

– Я знал, что Сьюн защитит меня, – удовлетворенно сказал священнослужитель.

Девушка искоса посмотрела на него:

– Так тебе принести тушеного мяса или нет?

– Да, пожалуйста! – спохватился Адон. Сейчас им овладело чувство голода, и опасения насчет Мирмин Лал мигом испарились. Приподнявшись, он вдруг почувствовал, как что-то резко стянуло левую половину его лица. Адон ощутил неприятное жжение – и что-то теплое и липкое на щеке.

«Странно, – подумал жрец. – Еще раннее утро, и не жарко. С чего это я так вспотел?» Затем он посмотрел на девушку.

Плечи Джиллиан напряглись, оба колена уперлись в землю, и девушка смущенно опустила глаза.

– Что с тобой? – поинтересовался жрец.

– Я приведу лекаря, – поднялась Джиллиан. Адон провел рукой по влажному лицу:

– Я сам лекарь. Я – жрец, служитель Сьюн. Неужели я брежу?

Джиллиан мельком взглянула на Адона.

– Умоляю тебя, не молчи. Что случилось? – снова спросил Адон, протягивая руку к девушке, и тут увидел, что пальцы и ладонь его перепачканы кровью.

По его лицу стекал не пот.

Дыхание Адона замедлилось, он ощутил тяжесть в груди, спина его похолодела. Голова начала кружиться.

– Дай мне твою чашку, – приказал священнослужитель.

Джиллиан беспомощно посмотрела на солдат и позвала одного из них. Увидев, что сознание вернулось к Адону, Миднайт вскочила на ноги.

– Дай мне ее! – закричал Адон и вырвал чашку из рук девушки, вывалив содержимое на землю.

Руки жреца тряслись, когда он протер рукавом металлический бок чаши и поглядел в него, как в зеркало.

– О нет!

Джиллиан куда-то подевалась. Послышались шаги, и Миднайт вместе с жрецом, носящим символ Тайморы, подошли к Адону.

– Этого не может быть… – шептал он. Служитель Тайморы довольно улыбался – свое дело он сделал хорошо, и юный сьюнит проснулся в добром здравии. Однако улыбка быстро исчезла, когда лекарь увидел выражение лица Адона.

– Сьюн, прошу тебя… – бормотал жрец. Лекарь замер в недоумении, но внезапно догадался о чувствах Адона.

– Мы сделали все, что в наших силах, – угрюмо буркнул он.

Миднайт положила руку на плечо Адона и посмотрела на Кайрика и Келемвара, сидевших поодаль.

Адон молча разглядывал свое отражение.

– Мы находимся слишком далеко от Арабеля и богини Тайморы, поэтому лечебная магия не действует, – продолжал лекарь. – У нас нет никакого волшебного зелья. Придется положиться на мази из местных трав.

Край чаши, сделанной из тонкого металла, начал гнуться в руке Адона.

– Главное, ты остался жив. Молись, чтобы твоя вера помогла тебе там, где не смогли помочь мы.

Металл заскрежетал.

– Позволь мне осмотреть тебя. Ты снова истекаешь кровью. Ты порвал швы.

Миднайт протянула руку и забрала чашу у Адона.

– Мне очень жаль… – прошептала чародейка.

Лекарь нагнулся, вытирая кровь с лица Адона. Повреждения оказались не столь опасными, как боялся лекарь, поскольку порвалась лишь пара швов. Осмотрев сьюнита, лекарь еще раз пожалел о том, что они находятся вдали от города. В городе он мог бы найти инструменты и зашить рану лучше.

Пальцы Адона исследовали рубец, спускаясь по нему от левого уха вниз через всю щеку. Порез заканчивался у самого подбородка.


* * * | Долина теней | * * *