home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

ДОЛИНА ТЕНЕЙ

Время вечерней трапезы миновало, но путешественники, решив добраться до Долины Теней засветло, продолжали идти. Заклинание, которое избавило их от неминуемой смерти в Паучьих Чащобах, почти на два дня сократило им путь.

Миднайт, Келемвар и Тербранд шли вместе. Кайрик составил компанию уцелевшим наемникам из Отряда Рассвета, которых звали Айзек и Вогт. Адон шагал в одиночестве, погрузившись в свои мысли.

– Они умерли храбро, – вдруг сказал Келемвар, обращаясь к Тербранду.

– Слабое утешение, – ответил тот. Воспоминания о последнем походе с Келемваром всплыли в голове командира отряда. Итог того похода был примерно таким же: Тербранд и Келемвар выжили. Остальные погибли.

Вид у Кайрика был измученный. Казалось, что вору пришлось столкнуться с некоей величайшей истиной, и груз знаний ослабил и заставил трепетать его тело. Голос Кайрика сделался тихим и почти дрожал.

Адон не говорил ничего и ни на что не обращал внимания. Он шагал сквозь ночную тьму, и неотступные страхи превратили священнослужителя в белолицую, дрожащую тень того человека, каким он был когда-то.

Однако не все идущие в Долину Теней выглядели мрачными и суровыми. Миднайт и Келемвар вели себя так, будто все самое худшее осталось далеко позади. Они смеялись и подтрунивали друг над другом, как в начале путешествия. Однако каждый раз, когда они заходились радостным смехом, один из их спутников хмурил лоб и искоса поглядывал на них, словно своим весельем они нарушали похоронный обряд.

Наконец, вступив в южные окрестности Долины Теней, путники вложили мечи в ножны и слегка расслабились. Зеленые пологие холмы и плодородная, мягкая земля удивляли и радовали глаз. Даже воздух и тот казался сладким. Сильные ветры, мучившие путешественников с тех пор, как они вступили в пределы Камнеземья, сменились легкими и ласковыми, побуждавшими двигаться быстрее к вожделенной цели.

Когда они добрались до моста, соединявшего берега Ашабы перед Долиной Теней, было уже совсем поздно. Крошечные огоньки, которые путники видели издалека, превратились в горящие костры, разведенные на противоположном берегу реки. Вооруженные арбалетами и одетые в светлые серебристые доспехи стражники несли караул, расхаживая по мосту и время от времени греясь у огня.

Миднайт и Келемвар шли вместе с Тербрандом. Однако стоило им подойти ближе к реке, как в кустах что-то защелкало. Потянувшись за оружием, путники повернулись и тут же, словно завороженные, застыли, увидев шесть наведенных на них арбалетов, выглядывавших из кустов возле моста. Стальные наконечники стрел тускло мерцали в свете луны.

Тербранд нахмурился:

– Думаю, придется остановиться и объясниться. – Он посмотрел на стражников, вышедших из кустов: – Или это не так?

– Прекрасное начало, – ответил один из них.

– Я – Тербранд из Арабеля, начальник Отряда Рассвета. Мы пришли, чтобы встретиться с Морнгримом по неотложному делу.

Стражники перешептывались и нервно переминались с ноги на ногу.

– По какому такому делу? – поинтересовался наконец один из них.

Миднайт аж побагровела от ярости.

– По делу, касающемуся безопасности Королевств! – шагнув вперед, крикнула она. – Это, по-вашему, важно или нет?

– Слова словами, но сможете ли вы привести какие-нибудь доказательства? – произнес стражник и, подойдя к Тербранду, протянул руку: – Ваша грамота?

– Разумеется, – кивнул Тербранд, протягивая свернутый пергамент. – Подписано Мирмин Лал.

Стражник внимательно изучил пергамент.

– Мы понесли много потерь в Паучьих Чащобах, – добавил Тербранд.

– Это те, кто остался в живых? Их имена? – спросил стражник.

– Вогт и Айзек, – указал Тербранд на двух своих солдат.

Келемвар и Миднайт обменялись взглядами.

– А остальные? – нахмурился страж.

Тербранд указал на Миднайт:

– Это Джиллиан. Прочие – Богэйм, Зеланц и Велч.

Стражник вернул грамоту Тербранду.

– Ладно, можете проходить, – сказал он и отошел в сторону.

Стражники снова скрылись в кустах. Путешественники осторожно перешли мост, и Тербранд, достигнув другого берега, взглянул на Келемвара.

– Это уже интересно, – заметил он.

Вооруженный отряд, несший караульную службу близ моста, остановился при появлении путников, и ритуал, включавший в себя вопросы, ответы и проверку грамот, повторился. Однако на этот раз солдаты «предложили» путешественникам проводить их в Изогнутую Башню, хотя Миднайт отчаянно рвалась прямиком к Эльминстеру.

– Таков порядок, – прошептал Кайрик чародейке. – Вспомни свою прошлую встречу с магом. Может, властитель Долины Теней поможет тебе встретиться с мудрецом?

На это Миднайт ничего не возразила.

По пути к Изогнутой Башне Кайрик с интересом осматривался по сторонам, и ему показалось, что маленькие мастерские и дома, стоящие вдоль дороги, выглядят как-то заброшенно. Тем не менее, вскоре вдали показались огни, и через несколько улиц от путников послышался шум. Дорогу перед ними переехала повозка, сопровождаемая конниками и груженная копнами сена. За ней проследовала еще одна телега, также под охраной солдат.

– Раз уж в ночное время перевозят грузы, – сказал Кайрик чародейке, – значит, город готовится к войне. Боюсь, что твое предупреждение о планах Бэйна, переданное Мистрой, слегка запоздало.

Когда они подошли ближе к Изогнутой Башне, их взорам открылся ряд факелов, тянувшихся вдоль стен прямоугольного массивного строения. Факелы, следуя причудливым изгибам башни, спиралью поднимались вверх и, то исчезая, то появляясь вновь, карабкались все выше, пока наконец не скрывались в густом тумане, через который не мог проникнуть даже свет необыкновенно яркой луны.

У входа в башню путников поджидали. Быстро переговорив с одним из патрульных, стражник, видимо капитан караула, громко и протяжно свистнул. Пока вновь прибывшие и стражники ожидали того, кто должен был явиться на вызов капитана, Адон повернулся и побрел вниз по улице, однако солдаты быстро перехватили его и вернули на прежнее место. Адон угрюмо повиновался.

Молодой человек, одетый в ливрею герольда, появился в дверях. Потирая заспанные глаза и пряча зевоту, он внимательно выслушал доклад капитана.

Герольд провел Келемвара, Тербранда и их спутников длинным коридором. Вскоре они очутились перед тяжелой деревянной дверью с тремя разными системами замков. Пока Келемвар нетерпеливо ворчал, Кайрик деловито изучал замки. Наконец дверь отворилась, и другой герольд – высокий стройный светловолосый человек с густыми усами и бородой – вышел к путникам.

– Лорд Морнгрим встретится с вами здесь, – без особых изысков объявил он.

Келемвар краем глаза осмотрел плохо освещенную комнату. Как воин и опасался, комната весьма походила на тюремную камеру – голые полы, свешивающиеся со стен цепи…

Келемвар повернулся к герольду и, прищурившись, взглянул на него:

– Мы добиваемся встречи с лордом Морнгримом, а не с крысами из подвалов Долины Теней. Если он не может принять нас этой ночью, мы придем утром.

Герольд не шелохнулся.

– Пожалуйста, подождите его здесь.

Миднайт проскочила мимо Келемвара и вошла в покои. Однако стоило ей переступить порог, полумрак комнаты вдруг покрылся рябью, и чародейка исчезла.

– Нет! – закричал Келемвар, ныряя во мрак вслед за Миднайт. И оказался в тронном зале Изогнутой Башни.

Зал был ярко освещен, и Миднайт смогла разглядеть, что превосходно выполненные рельефы на стенах рассказывают о многочисленных битвах, отдавая дань уважения тем, кто погиб, находясь на службе у Долины. Занавес из красного бархата драпировал одну из стен. На его фоне выделялись два трона из черного мрамора. В целом помещение имело достаточно большие размеры и могло вместить много народу, но все же было не столь огромным и пышно украшенным, как дворцовые покои Арабеля.

У дальней стены стоял пожилой, но крепкий мужчина. Своим телосложением он не уступал Келемвару, однако глубокие морщины на его лице доказывали, что он лет на двадцать старше воина. На нем были блестящие серебряные доспехи, а у пояса висел меч, отделанный драгоценными камнями. Подняв глаза от длинного, заваленного картами стола, мужчина улыбнулся, рассматривая вошедших.

За стеной послышался какой-то шум, тяжелый удар, отчаянные ругательства.

– А я говорю, он опять сдвинул эту проклятую дверь! – (Раздался стук по стене. Затем из сплошного камня вдруг вынырнула рука, осторожно шевеля пальцами. За рукой появилось лицо, которое, впрочем, опять исчезло.) – Пусть с восходом солнца кого-нибудь пошлют за Эльминстером! Осточертела мне его магия, и все тут! – (На мгновение все стихло.) – И это не просто каприз! – (Вздох.) – Да, Шерл. Скоро я вернусь, жена моя.

Когда последние из путников в сопровождении двух стражников проникли в тронный зал, из стены появилась мужская фигура, повернулась, взглянула на своих гостей и остановилась. Мужчина был чрезвычайно красив: черные густые волосы, темно-голубые глаза и квадратный подбородок. Его одеяние красноречиво напоминало о времени суток. Из коротких рукавов ночной рубашки торчали волосатые руки, а голые ноги неловко переступали по каменному полу. Тело мужчины было мускулистым; предплечье его правой руки украшала темно-красная лента. Он кинул короткий взгляд на старого воина, и тот лишь пожал плечами.

– Я не ждал гостей, – сказал черноволосый мужчина, но тут же выпрямился, кашлянул, расплылся в приветливой улыбке и подошел к путникам. – Морнгрим, властитель Долины Теней. Чем могу помочь вам?

Келемвар раскрыл было рот, чтобы ответить, но к нему сразу же подскочил стражник с топором наготове. Почесав щеку, Морнгрим кивнул пришедшим, приказывая им немножко подождать, и отвел стражника в сторону.

– Мой дорогой Ярбро, – начал Морнгрим, – помнишь наш разговор по поводу неудобств, доставляемых излишне рьяной службой?

– Но, повелитель, они похожи на бродяг! – взволнованно ответил Ярбро. – У них нет ни золота, ни дорожной поклажи, они пришли в город пешком и предъявили грамоту, которая наверняка окажется краденой!

– А не был ли ты в подобном положении, когда тебя нашли мои люди близ Миф Драннора всего две зимы назад?

– Это совсем другое дело… – протянул Ярбро.

– Мы еще побеседуем на эту тему, – вздохнул Морнгрим.

Ярбро кивнул и повернулся, чтобы вместе с другими стражниками покинуть зал. Увидев, что они и в самом деле направились к выходу, Келемвар облегченно вздохнул. Объяснить, почему они назвались чужими именами, было бы непросто – пришлось бы придерживаться принятых личин, чтобы не дать повода для подозрений.

Седоволосый человек, стоявший у стола с картами, подошел к Морнгриму и встал рядом. Когда Ярбро проходил мимо, Келемвар и пожилой мужчина обменялись взглядами и понимающе ухмыльнулись друг другу.

– Это Мэйгир Хоксгард, исполняющий обязанности главнокомандующего, – представил Морнгрим седоволосого.

– Исполняющий обязанности? – вздрогнул Тербранд. – А что случилось с предыдущим военачальником?

– Я не хочу говорить об этом, пока не выясню, зачем вы прибыли к нам, – отводя взгляд в сторону, сказал Морнгрим. – Итак?

Все, кроме Адона, выступили вперед, и одновременно зазвучали шесть различных описаний того, что случилось с друзьями. Морнгрим протер глаза и коротко взглянул на Хоксгарда.

– Хватит! – прогремел военачальник, и в покоях воцарилась тишина.

– Вот ты, – обратился Морнгрим к Адону. – Я бы хотел послушать твой рассказ.

Священнослужитель шагнул вперед и рассказал все, что ему было известно о событиях, потрясших Королевства, стараясь при этом изъясняться как можно лаконичнее. Морнгрим прислонился к трону и нахмурился.

– Возможно, вы уже заметили некоторые меры предосторожности, которые мы приняли, – сказал он. – Через несколько дней Долина Теней будет осаждена. – Морнгрим взглянул на Тербранда: – Отвечая на твой вопрос, скажу, что прежний главнокомандующий тайно проник в Зентильскую Твердыню и едва не погиб, добывая для нас эти сведения. Он находится в своих покоях, оправляется от ран. После утренней трапезы Хоксгард проведет вас к Эльминстеру. А пока вы мои гости, – зевнул Морнгрим. – Теперь же прошу нас извинить, но я полагаю, что существуют и другие причины, чтобы вырвать меня из объятий крайне необходимого мне сна. О них мы поговорим утром.

Друзей развели по отдельным покоям, где их ожидали курящиеся паром ванны и мягкие постели. Миднайт вышла на свежий воздух и после прогулки вокруг башни отправилась обратно в отведенную ей комнату штудировать заклинания. Однако, приоткрыв дверь, чародейка услышала легкий всплеск. В комнате кто-то был.

Распахнув дверь, она высоко подняла светильник и осветила ванну. «Ой!» – послышалось оттуда, когда свет упал на могучую фигуру мужчины, поспешно выбирающегося из лохани и кидающегося к сваленным на полу одежде и оружию.

– О боги, – проворчал Келемвар, когда увидел, кто прервал его уединение. – Миднайт…

Келемвар встряхнулся, как кошка, подобрал полотенце и осторожно вытер грудь. Рана, полученная в поединке с белым пауком, почти зажила, но еще побаливала. Миднайт поставила светильник на маленький столик у кровати и раскрыла объятия:

– Иди сюда, Кел. Я помогу тебе…

Даже в полумраке комнаты чародейка увидела блеск его зубов, когда губы воина разошлись в довольной улыбке.

Зато в других покоях Изогнутой Башни ночь протекала далеко не так мирно. Ночные кошмары преследовали Кайрика. Сцена смерти Бриона разыгрывалась в его сознании снова и снова. Не раз Кайрик кричал и просыпался в поту. Но когда снова удавалось уснуть, кошмар возвращался.

В другой комнате Адон стоял у окна и смотрел на крыши домов. Над ними поднимались шпили многочисленных храмов, но священнослужитель не мог разобрать, каким именно богам эти храмы посвящены. Наступило утро, и, когда молоденькая служанка по имени Нена постучалась в дверь, жрец еще стоял у окна. Служанка вошла и положила одежду, которую Адон отдавал ей для чистки.

– Господин, скоро завтрак… – нерешительно предупредила Нена.

Но Адон не услышал ее. Откинув волосы со лба, девушка дотронулась до плеча священнослужителя и тут же отскочила назад, когда Адон резко повернулся, собираясь нанести смертельный удар. Но, увидев, что перед ним всего лишь служанка, жрец остановился. Нена взглянула на его лицо и непроизвольно опустила глаза.

Для истерзанного сердца Адона это было больнее любого удара меча.

– Уходи, – сказал священнослужитель и начал одеваться.

Когда Нена выходила от Адона, Келемвар стоял у противоположной стены коридора. Воин слышал, как жрец прогнал девушку, и покачал головой. «Душа Адона заживет не скоро», – думал он, стучась в дверь комнаты Тербранда.

– Собираются подавать завтрак, – сказал воин, когда Тербранд наконец открыл дверь.

– Я знаю, – ответил тот. – Обо мне можешь не беспокоиться.

Келемвар протиснулся мимо командира отряда и закрыл за собой дверь.

– Нам следует поговорить… о тебе и твоих людях.

– Мои люди погибли, – произнес Тербранд, садясь на кровать. – Такова солдатская доля. – Он пнул свой меч и взглянул на Келемвара: – Я ухожу, Кел. Айзек и Вогт пойдут со мной.

– Я так и предполагал.

Тербранд провел ладонью по своей лысине:

– Я вернусь в Арабель и расскажу Мирмин Лал обо всем, что я видел. Уверен, она снимет с вас обвинения.

– Обвинения? Я думал, нас хотят только допросить!

– Не хотелось пугать вас, – пожал плечами Тербранд. – Может, мне просто следует сказать, что все вы погибли. Как ты думаешь?

– Поступай как знаешь. Но это не то, о чем я пришел поговорить с тобой, – ответил Келемвар и посмотрел на лежащий в углу меч Тербранда. – Ты винишь себя в том, что произошло в Паучьих Чащобах.

– Это не имеет значения, Кел. Все кончено. Кровь целого отряда на моих руках. Можешь ли ты смыть ее словами? – хмыкнул Тербранд, встал и поднял меч. – Точно так же я мог бы убить их своей собственной рукой. Кроме того, – командир отряда равнодушно взмахнул мечом, словно отгоняя хмурые мысли, – на моей совести куда больше смертей. Сам знаешь…

Келемвар промолчал.

– Я до сих пор вижу лица тех, кто умер вместо меня – вместо нас – так много лет назад, Кел. Я все еще слышу их крики. – Тербранд сделал паузу и, оторвав взгляд от пола, посмотрел на Келемвара: – А ты?

– Иногда, – кивнул Келемвар. – Мы предпочли выжить, Тербранд, но с этим решением тяжело жить. Однако то, что случилось с нашими друзьями, отличается от того, что произошло с Отрядом Рассвета. Отряд не имел другого выбора, кроме как пойти вместе с нами через лес. Если бы они остались на равнине, то все равно погибли бы.

Тербранд повернулся к Келемвару спиной.

– А вообще, чего ты так обо мне беспокоишься? – глухо спросил он.

– В начале пути вместе с нами была девочка. Одного возраста с Джиллиан… – прислонившись к двери, вздохнул Келемвар. – Ее звали Кейтлан.

Тербранд обернулся, но Келемвар смотрел куда-то в окно, оживляя в памяти образ Кейтлан.

– Она настояла на том, чтобы мы взяли ее с собой. Девочка погибла, хотя я должен был защищать ее.

– И ты винишь в этом себя, – сказал Тербранд.

– Я просто подумал, что тебе хотелось поговорить об отряде.

– Джиллиан, – немного помолчав, снова заговорил Тербранд, – она, конечно, была слишком молода для походов…

– На этом поприще встречаются и помоложе, – покачал головой Келемвар.

– Надежда жила в ее сердце. – Тербранд закрыл глаза. – Такая юная… с Джиллиан я чувствовал себя моложе. Мне хотелось, нет, мне необходимо было видеть ее рядом. Я верил, что смогу уберечь ее.

Оба воина вспоминали своих товарищей – тех, кто погиб давно и совсем недавно, – и тишина надолго заполнила комнату.

– Джиллиан сама решила пойти с тобой, – сказал наконец Келемвар и двинулся к двери.

– А я решил покинуть Долину Теней, пока еще жив, – тихо произнес Тербранд. – И уйду еще до полудня.

Келемвар вышел из комнаты, не говоря ни слова.


* * * | Долина теней | * * *