home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



В САРАЕ У ФАТТИ

На следующий день Эрн получил от Фатти записку, которая привела его в экстаз:

«Произошли кое-какие события. Надо поговорить. Встреча у меня в саду за домом в 12. 00. Ф. Т.».

Заметив, как его племянник вытаращил глаза, читая записку, мистер Гун сразу же насторожился.

– От кого это? – спросил он.

– От приятеля, – небрежно ответил Эрн, засовывая записку в карман.

Глаза у мистера Гуна сверкнули.

– Ну-ка, покажи!

– Не могу. Это личное.

– Что значит «личное»? – фыркнул мистер Гун. – У детей не бывает ничего «личного». Ну-ка давай сюда!

– Но, дядя, просто Фатти хочет со мной поговорить…

– Давай сюда, говорю! – взревел мистер Гун. Испуганный Эрн отдал ему записку. Мистер Гун прочитал ее и опять фыркнул.

– Что за чепуха на постном масле? Какие такие события? Чего это он имеет в виду?

Эрн начал божиться, что и сам не знает, однако рассеять дядины подозрения не смог.

– Если этот паршивец будет продолжать свои проделки, я ему уши оторву! Так ему и передай.

– М-м… хорошо, дядя, – пробормотал Эрн, пятясь к двери. – Я им всегда передаю, чиво вы говорите. Их это очень интересует. Но вот Пип не имеет права называть вас «надутой жабой». Я ему так и сказал.

Прежде чем побагровевший мистер Гун успел открыть рот и высказать все, что он думает по этому поводу, Эрн выскочил из дома. Уф! Он вытер взмокший лоб. Ну ваще! И горяч же его дядя! Но как бы там ни было, а отправиться на встречу с Фатти он ему не запретил. Спасибо и на этом!

Придя на условленное место, в сад за домом семьи Троттевилл, Эрн услышал голоса, доносящиеся из сарая, в котором Фатти устроил себе уютную штаб-квартиру. Даже сейчас, зимой, благодаря железной печке, тут было тепло и светло. На полу лежала тигровая шкура, старая и местами изъеденная молью, но еще сохраняющая внушительный вид, а на стене висела крокодилья кожа. В печке жарились каштаны.

Пятерка Тайноискателей, вооружившись ложками, по очереди черпала из банки сгущенное молоко.

Эрн заглянул в окно сарая. Ага, вот они где. Отлично. Он постучал в дверь.

– Заходи! – крикнул Фатти.

Эрн открыл дверь, впустив в сарай холодный зимний воздух.

– Закрывай скорей! – попросила его Дейзи. – Бр-р, какой сквозняк! Привет, Эрн. Любишь на завтрак яйца?

Эрн удивленно поднял брови.

– Да. А откуда ты знаешь?

– Видишь ли, мы сегодня решили поупражняться в применении дедуктивного метода.

Остальные постарались сохранить серьезный вид. Дело в том, что угадать меню Эрна на завтрак было совсем не трудно: об этом свидетельствовали свежие следы яичного желтка на лацкане его пиджака.

– Извини, что из-за нас тебе пришлось так торопиться, – обронил Фатти.

Брови Эрна взлетели еще выше.

– Ну ваще! Как Вы узнали, что я торопился? Дедуктивный метод, говорите?

И об этом догадаться было нетрудно: Эрн второпях забыл надеть пальто и шапку. Но ребята предпочли не рассказывать ему, как они пришли к таким выводам.

Пораженный Эрн сел с ними рядом.

– Может, попробуешь угадать, что я ел на завтрак? – предложил ему Фатти. – Давай, анализируй!

Эрн пристально посмотрел на важное лицо Фатти, но определить таким способом, что тот ел на завтрак, было невозможно. Он отрицательно покачал головой.

– Не знаю. Это дело, наверное, требует практики. Ух, ну и обрадовался же я твоей записке! Правда, дядя видел, как я ее читал…

– Вот как? И что он сказал? – поинтересовался Фатти.

– Ну, попсиховал немного, но я все уладил. Сказал ему не вмешиваться. «Дядя, – сказал я, – это записка адресована мне лично, тебя это не касается, не лезь не в свои дела». Во как.

Ребята поглядели на Эрна с уважением, к которому, впрочем, примешивалась изрядная доля недоверия.

– И что он тебе ответил? – спросил Фатти.

– Ну, покраснел так, а я ему говорю: «Успокойся, дядя, а то лопнешь. И не суй свой нос в чужие дела. Это касается только меня и моих друзей». А потом я пошел к вам.

– Да ты просто молодчина, Эрн, – сказал Фатти. – Садись-ка на тигровую шкуру. Не бойся – не укусит! Сейчас эта зверушка не такая свирепая, как в тот день, когда я подстрелил ее в долине Типилуллу.

Эрн так вытаращил глаза, что они чуть не выскочили из орбит.

– Ну ваще! Ты охотился на тигров? А эта шкура на стене – ты и его тоже застрелил?

– Это кожа крокодила, Эрн, – упиваясь его доверчивостью, сказала Бетси. – Слушай, Фатти, какой это у тебя по счету крокодил – третий или четвертый?

Уважение Эрна к Фатти выросло во сто крат. Посмотрев на него почти с религиозным трепетом, он перевел взгляд на шкуру тигра и на всякий случай отодвинулся от грозных клыков.

– Ты написал о каких-то событиях, – изнывая от любопытства, спросил он. – Ну расскажи! Щас ведь уже можно?

– Да, пожалуй, пришло время обратиться к вам за помощью, – начал Фатти с такой торжественностью, что Эрн прямо задрожал от предвкушения удивительных приключений. – Я, кажется, наткнулся на весьма загадочную тайну.

У Эрна перехватило дыхание.

– Ух ты! А ребята уже знают?

– Пока нет, но сейчас узнают, как и ты. Так вот: по ночам на Рождественском холме стали появляться какие-то очень странные мерцающие огни…

– Ну да?! – воскликнул Эрн. – Ты сам видел?

– Там логово двух враждующих друг с другом банд, – с серьезным видом продолжал Фатти. – Одна занимается похищениями людей, чтобы потом требовать за них выкуп, а другая – грабежами. И по всем признакам они готовятся к очередному преступлению…

У Эрна отвисла челюсть. У Ларри, Дейзи, Бетси и Пипа захватило дух, хотя они и знали, что Фатти все выдумал. Эрн сглотнул слюну. Во дела!

– Наша задача: установить личность преступников и разузнать все об их планах, прежде чем они кого-нибудь похитят или ограбят, – объяснил Фатти.

– Но как же мы можем этим заняться, если нам запретили даже встревать в какие-нибудь расследования тайн на этих каникулах? – тоненьким голосом сказала Бетси.

– Да, верно! – одновременно воскликнули Ларри и Дейзи.

– В самом деле – не везет! – согласился Фатти. – Мне лично ничего не запретили, но один я не справлюсь. Вот почему я тебя сюда вызвал, Эрн. Ты должен мне помочь.

Несколько секунд Эрн переваривал услышанное. Соображал он туговато. Наконец, поняв, что к чему, он просиял, выпятил грудь и торжественно заявил:

– Можешь на меня рассчитывать. Эрн тебя не подведет. Ну ваще, ну отпад! На меня прям вдохновение нашло – хоть щас могу написать стишок!

– Такой, например, – сказал Фатти, который умел рифмовать с ходу:

Что-то жуткое творится на Рождественском холме,

Притаились там бандиты и разбойники во мгле.

Но пока бандиты дрыхнут, а разбойники храпят,

Подкрадемся мы к ним тихо да и свяжем всех подряд!

Все засмеялись. Никто, кроме Фатти, не мог так быстро и легко зарифмовать любой текст. Эрн потерял дар речи. Вот это да! Отличные стишки. И как это Фатти удается?

Наконец, немного оправившись от потрясения, Эрн откашлялся и сказал:

– Ну ваще! Ты это прямо щас сочинил? А я часами сижу, ищу рифму, да так и не нахожу. Ты, наверное, один из этих – как их – талантов?

– Кто знает? – скромно ответил Фатти. – Помню, однажды я должен был написать стихотворение – э-э… то есть стишок – в качестве домашнего задания, ну и начисто забыл об этом. Прихожу на следующий день в школу, а на уроке учитель вдруг меня спрашивает, готово ли мое стихотворение. Я гляжу на парту – ничего, никаких записей. Тогда я говорю учителю: «Прошу прощения, сэр, но я куда-то задевал мои записи. Попробую прочитать по памяти». Встаю и с ходу выдаю шесть строк – прямо из головы. И получаю за это единицу.[2]

– Не может быть! – сказал Пип.

– Могу хоть сейчас прочитать, если не веришь, – возмущенно ответил Фатти.

Все замахали руками, давая понять, что верят ему.

– Брось хвастаться – пора за дело! – сказал Ларри. – А то у нас прямо вечер поэзии получается. Сначала ты, потом еще Эрн захочет почитать свои стихи.

Эрн и рад был бы почитать, но, к несчастью, он в спешке не взял с собой записную книжку со «стишками». Зато другую захватил: большую, в черном переплете, с застежкой и вставленным в корешок карандашом.

– У мистера Гуна точно такая же, – заметила Бетси. – Это он тебе дал?

Разумеется, мистеру Гуну и в голову бы не пришло подарить, племяннику одну из своих служебных записных книжек, которые он получал от инспектора. Эрн погрыз кончик карандаша и торжествующе оглядел присутствующих.

– Дал! Так он и даст! Я ее у него из ящика письменного стола свистнул.

Наступила грозная тишина.

– Советую тебе положить, ее на место – туда, где взял, – наконец нарушил молчание Фатти. – Если, конечно, ты не хочешь попасть в неприятное положение. Ты очень скверно поступил, Эрн.

Эрн был обижен и удивлен.

– Но ведь он мой дядя. Чиво такого, если я на время возьму его книжку для моего расследования? Подумаешь, ущерб! Чивой-то вы заноситесь так высоко? – Можешь считать, что мы заносимся, если тебе так нравится, – вставая, сказал Фатти. – А мы считаем, что ты очень низко опустился, позволив себе залезть в дядин письменный стол и без спросу взять его записную книжку.

– Да я ж ее верну, – жалобно пробормотал Эрн. – Я ж ее не для стишков взял, а для расследования, я подумал, это совсем другое дело.

– Подумай еще раз и как следует, – посоветовал ему Фатти. – И поскорее положи ее на место – иначе навлечешь на свою голову неприятности. Смотри, у меня тут есть старая, но неиспользованная записная книжка. Возьми ее. Я тебе объясню, как ее оформить для расследования. Главное, не забудь положить дядину книжку на место, как только придешь домой.

– Хорошо, – покорно сказал Эрн, беря старую записную книжку, которую протянул ему Фатти.

Он поискал в кармане свой собственный карандаш, не осмеливаясь воспользоваться тем, который был в дядиной записной книжке. А то, чего доброго, Фатти опять мог его отчитать.

– Вот, смотри, – объяснил ему Фатти, – на этих страницах ты будешь перечислять улики. Так и напиши: «Улики»

– «Улики», – торжественно повторил Эрн, тщательно выводя каждую букву.

– А теперь пиши: «Подозреваемые».

– Ух ты, а уже есть подозреваемые? – спросил Эрн. – Кто?

– Все, кто могут иметь какое-то отношение к уголовному делу, – ответил Фатти. – Ты составляешь список таких людей, выясняешь, где они были и чем занимались в момент совершения преступления, и вычеркиваешь тех, у кого есть алиби.

Эрн погрыз кончик карандаша и под диктовку Фатти записал еще несколько заголовков, высунув от старания язык и преисполнившись сознанием собственной значимости.

Вдруг Бастер поднял уши и зарычал. Фатти успокаивающе похлопал его по спине.

– Тихо, Бастер!

Потом подмигнул друзьям.

– Держу пари, старина Пошлипрочь рыщет где-то рядом.

Эрн встревожился.

– И как это он рискнул появиться здесь после того, как Эрн учинил ему разнос сегодня утром? – с простодушным видом сказал Фатти. – Если это и вправду твой дядя, Эрн, хорошо бы тебе снова призвать его к порядку. Он совсем распустился. Какое нахальство – шпионить за тобой!

Эрн встревожился еще больше. Внезапно в окне показалась голова мистера Гуна. Приглядевшись, он заметил племянника с записной книжкой в руке. Эрна охватила паника.

– Ну-ка выходи! – заорал мистер Гун. – У меня к тебе дело есть!

Эрн встал, подошел к двери и открыл ее, к радости Бастера, который немедленно выскочил наружу и, наскакивая на мистера Гуна, залился лаем.

– Пошел прочь! – крикнул мистер Гун, пытаясь отбросить Бастера ногой. – Эй, уберите собаку! Эрн, держи его, а то он меня укусит! Прочь, мерзкая тварь! Пшел вон!

Но пойти вон пришлось мистеру Гуну, за которым последовали непрерывно лающий Бастер и злорадствующий Эрн.

– Давай, Бастер, давай! – шептал Эрн. – Ату его! Хорошая собачка, хорошая собачка!


ФАТТИ НАЧИНАЕТ ИГРУ | Тайна лесного дома | У ЭРНА НЕПРИЯТНОСТИ