home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СТРАННАЯ ИСТОРИЯ И НОВЫЙ ДРУГ

Троица, сильно удивившись, уставилась на Джордж, которая в свою очередь пристально смотрела на них.

— Что ты имеешь в виду? — спросил наконец Дик. — Остров Киррин не может принадлежать тебе. Ты просто хвастаешь.

— Нет, не хвастаю, — ответила Джордж. — Спросите у мамы. Если вы не будете верить тому, что я говорю, я больше не скажу ни слова. Но я никогда не говорю неправды. Тех, кто врет, я считаю трусами, а я не трусиха.

Джулиан вспомнил, как тетя Фанни говорила, что Джордж очень правдива, и, почесав затылок, снова посмотрел на Джордж. А что, если она в самом деле говорит правду?

— Конечно, мы хотим поверить тебе, — сказал Джулиан. — Но знаешь, это звучит немного странно, честное слово, странно. Обычно дети не бывают хозяевами островов, даже таких маленьких и забавных, как этот.

— Это вовсе не маленький и не забавный остров, — с жаром возразила Джордж. — Там есть кролики, совсем ручные, а на другой стороне сидят огромные бакланы. На остров прилетают разные птицы. Замок там чудесный, хотя он и лежит в развалинах.

— Звучит интересно, — произнес Дик. — Но все же почему он принадлежит тебе, Джорджина?

Джордж сердито на него посмотрела и ничего не ответила.

— Прости, — поспешно извинился Дик. — Я не хотел называть тебя Джорджиной. Я собирался сказать «Джордж».

— Продолжай, Джордж. Расскажи нам, почему ты считаешь, что остров принадлежит тебе, — попросил Джулиан, взяв под руку свою сердитую двоюродную сестру.

Она немедленно оттолкнула его.

— Не делай этого, — приказала она. — Я еще не знаю, подружусь ли я с вами.

— Ну хорошо, хорошо, — сказал Джулиан, теряя терпение. — Давай будем врагами или кем-нибудь еще, как захочешь. Нам все равно. Но нам очень нравится твоя мама, и мы не хотим, чтобы она решила, будто мы не желаем с тобой дружить.

— Вам нравится моя мама? — спросила Джордж, и взгляд ее ярко-голубых глаз несколько смягчился. — Она прелесть, правда? Ну ладно, я расскажу вам, почему остров Киррин принадлежит мне. Пошли сядем где-нибудь в уголке, где никто нас не услышит.

Они уселись на песок, и Джордж посмотрела на островок в заливе.

— Вот как обстоит дело, — начала она свой рассказ. — Много лет назад родные моей мамы владели почти всей землей здесь. Потом они обеднели, и им пришлось продать большую ее часть. Но никто не хотел покупать маленький остров, так как считалось, что он ни для чего не пригоден, тем более что замок уже много лет лежал в развалинах.

— Подумать только, никто не хотел купить такой чудесный остров! — воскликнул Дик. — Если бы у меня были деньги, я бы немедленно купил его.

— От владений маминой семьи остались только наш дом — Киррин-коттедж, ферма, которая находится немного подальше, и остров Киррин, — продолжала Джордж свой рассказ. — Мама сказала, что, когда я вырасту, он будет моим. Она говорит, что он ей и сейчас не нужен, и вроде отдала его мне. Это мой собственный остров, и я никому не позволю высаживаться на нем без моего разрешения.

Трое ребят в удивлении смотрели на нее. Они поверили каждому слову Джордж — совершенно ясно было, что девочка ничего не выдумывает. Подумать только! Иметь свой собственный остров! Да, судя по всему, ей очень и очень повезло.

— О, Джорджина, то есть Джордж! — вскричал Дик. — Этот островок выглядит таким славным. Надеюсь, что ты подружишься с нами и вскоре отвезешь нас туда. Ты не представляешь, как нам этого хочется!

— Что ж, могу и отвезти, — сказала довольная эффектом своего рассказа Джордж. — Посмотрю. Я никогда еще никого туда не возила, хотя некоторые местные ребята умоляли меня об этом. Но мне они не нравятся, и я их не пустила туда.

Воцарилось короткое молчание: все, не отрываясь, смотрели на залив, где в отдалении лежал остров. Наступил отлив. Казалось, что они пешком смогут добраться до острова. Дик спросил, возможно ли это.

— Нет, я ведь уже говорила, что попасть туда можно только на лодке. Расстояние до него больше, чем кажется, и там очень, очень глубоко. Кроме того, он окружен рифами и надо точно знать, куда направить лодку, иначе вы в них врежетесь. Берег там опасный. Вокруг много затонувших кораблей.

— Затонувших кораблей! — воскликнул Джулиан. Глаза его заблестели. — Знаешь, я никогда не видел старого затонувшего корабля. Там можно увидеть какой-нибудь корабль?

— Сейчас нет. Их все убрали, кроме одного, а он с другой стороны острова. Лежит глубоко под водой. Видна только сломанная мачта, когда плывешь над ним и смотришь вниз под воду. Этот затонувший корабль тоже принадлежит мне.

На этот раз поверить было просто невозможно. Но Джордж решительно закивала.

— Да, — заявила она, — это корабль, принадлежавший одному из моих прапрапрадедушек или кому-то еще в этом роде. Он вез золото, большие слитки, а когда возвращался домой, корабль затонул около острова Киррин.

— О-о-о! — простонала Энн, широко раскрыв глаза. — А что случилось с золотом?

— Никто не знает, — ответила Джордж. — Наверно, его украли с корабля. Водолазы к нему спускались, но золота там не нашли.

— Вот это здорово, — сказал Джулиан. — Как бы я хотел увидеть этот затонувший корабль.

— Что ж, мы можем отправиться туда, скажем, сегодня во второй половине дня, когда отлив будет в разгаре, — предложила Джордж. — Вода такая гладкая и прозрачная сегодня. Часть корабля мы сможем увидеть.

— Как здорово! — воскликнула Энн. — Мне тоже хочется увидеть живьем настоящий затонувший корабль. Остальные засмеялись.

— Он не будет очень уж живым, — охладил ее пыл Дик. — А как насчет того, чтобы искупаться, Джордж?

— Сначала я должна пойти и привести Тимоти, — заявила Джордж, вставая.

— Кто это Тимоти?

— А вы умеете хранить тайны? — спросила Джордж. — Никто дома не должен знать о нем.

— Ну, продолжай, какая еще тайна? — спросил Джулиан. — Нам ты все можешь рассказать. Мы не доносчики.

— Тимоти — мой самый большой друг, — объяснила Джордж. — Я не могу без него жить. Но мама и папа не любят его и не должны знать о его существовании. Пойду приведу его.

Она побежала по дорожке, ведущей вверх. Все трое наблюдали за ней. Она показалась им самой странной девочкой на свете.

— Кто же этот Тимоти? — спросил Джулиан. — Какой-нибудь мальчишка из рыбацкой семьи? Наверно, родители Джордж не одобряют эту дружбу.

Ребята улеглись на мягком песке. Вскоре они услышали звонкий голос Джордж, спускавшейся со скалы позади них.

— Вперед, Тимоти, вперед!

Оми сели, чтобы посмотреть, что представляет собой Тимоти. Никакого мальчишки они не увидели. Вместо него появилась большая коричневая дворняжка с очень длинным хвостом и большой широкой пастью. Казалось, что она улыбается. Она прыгала вокруг Джордж в полном восторге. Та бегом спускалась к ним.

— Вот это — Тимоти, — объявила она. — Правда, он настоящее совершенство?

Правду сказать, внешность Тимоти была далека от совершенства. Его тело имело неправильную форму, голова была слишком велика, уши стояли торчком слишком прямо, хвост был слишком длинным, и абсолютно нельзя было определить, какой он породы. Но пес оказался таким живым, дружелюбным, неловким и смешным существом, что все ребята сразу же в него влюбились.

— Ах ты, миляга! — воскликнула Энн, и пес лизнул ей, нос.

— Послушайте, до чего же он хорош! — вторил ей Дик, и ласково пошлепал Тимоти, отчего тот стал прыгать вокруг него как бешеный.

— Хотел бы я иметь такую собаку, — объявил Джулиан, который и вправду любил собак и всегда хотел иметь свою собственную. — Какой славный!

Девочка улыбнулась, сразу похорошев. Она уселась на песок, а собака привалилась к ней и старалась лизнуть руки и лицо.

— Я его просто обожаю, — сказала девочка. — Я нашла его на вересковой пустоши еще щенком, год назад, и принесла домой, но когда он вырос, то стал большим озорником.

— И что он делал? — спросила Энн.

— Он — любитель жевать что попало, — последовал ответ Джордж. — Дома он сжевал множество вещей — новый коврик, который купила мама, ее самую красивую шляпу, папины домашние туфли, некоторые его бумаги и разное другое. И к тому же он лаял. Мне нравилось, как он лаял, а папе нет. Он говорил, что лай чуть не сводит его с ума. Он ударил Тимми, и я рассердилась и нагрубила папе.

— А тебя когда-нибудь шлепали? — спросила Энн. — Я бы не осмелилась грубить твоему папе. Он выглядит очень сердитым.

Джордж посмотрела на залив. Ее лицо опять приняло хмурое выражение.

— Как меня наказали, не имеет значения, — ответила она. — Но хуже всего было то, что папа запретил мне держать Тимми дома, а мама поддержала папу и заявила, что Тим должен исчезнуть. Я плакала целыми днями, а я ведь никогда не плачу, разве мальчики плачут? А я так хочу быть похожей на мальчика.

— Иногда мальчики плачут, — начала Энн, глядя на Дика, который три или четыре года назад был плаксой. Дик толкнул ее в бок, и она замолчала.

Джордж посмотрела на Энн.

— Мальчики никогда не плачут, — повторила она упрямо. — Во всяком случае, я не видала ни одного плачущего мальчика и всегда сама стараюсь не плакать. Это такое ребячество. Но я не могла не плакать, когда пришлось расстаться с Тимми. Он тоже плакал.

Ребята с большим уважением посмотрели на Тимми. Они до сих пор не знали, что собаки могут плакать.

— То есть ты хочешь сказать, что он плакал настоящими слезами? — спросила Энн.

— Нет, не совсем, — ответила Джордж. — Он слишком мужественный, чтобы так плакать. Он плакал в голос — выл и выл и выглядел таким жалким, что чуть не разбил мое сердце. Я не могла от него отказаться.

— Что же случилось потом? — спросил Джулиан.

— Я пошла к знакомому мальчику — сыну рыбака Джеймсу и спросила, не может ли он держать Тимми у себя, если я буду отдавать ему все мои карманные деньги. Он согласился, и теперь Тимми живет у него. Поэтому у меня никогда нет денег, я все их трачу на Тимми, а ест он очень много, правда, Тим?

— Гав, — ответил тот и перевернулся на спину так, что все его четыре мохнатые лапы болтались в воздухе. Джулиан пощекотал его.

— А что ты делаешь, когда тебе хочется чего-нибудь сладкого, вроде мороженого? — спросила Энн, тратившая большую часть своих карманных денег на сладости.

— Ничего, — ответила Джордж. — Я обхожусь без него, конечно.

Ребятам это показалось ужасным — они любили мороженое, шоколад и другие сладости и поедали их во множестве. Они удивленно смотрели на Джордж.

— А разве другие ребята, играющие на пляже, не угощают иногда тебя мороженым и конфетами? — спросил Джулиан.

— Я не разрешаю им это делать, — сказала Джордж. — Раз я сама никогда не могу угостить их, было бы несправедливо брать у них что-нибудь. Поэтому я говорю «нет».

Вдали раздался звон колокольчика мороженщика. Джулиан полез в карман. Он вскочил и побежал, позвякивая монетами. Через несколько минут он вернулся с четырьмя большими порциями шоколадного мороженого. Одну он дал Дику, вторую Энн, а третью протянул Джордж. Она жадно посмотрела на мороженое, но отрицательно покачала головой.

— Спасибо, не надо, — сказала она. — Ты знаешь, что у меня нет денег на его покупку, поэтому я не смогу поделиться с вами и не могу брать ничего у вас. Нехорошо брать что-то у других, если ты не в состоянии отплатить им тем же.

— У нас ты можешь мороженое взять… — возразил Джулиан и вложил мороженое в загорелую руку Джордж. — Мы — твои родственники.

— Нет, спасибо, — опять повторила та. — Хотя я понимаю, что с вашей стороны это очень мило.

Она посмотрела на Джулиана своими голубыми глазами, а мальчик нахмурился, стараясь придумать способ, как заставить эту упрямую девчушку взять мороженое. Потом он улыбнулся.

— Послушай, у тебя есть то, что нам очень хотелось бы разделить с тобой. У тебя много всего, чем ты могла бы с нами поделиться, если только ты позволишь нам этим воспользоваться. Ты поделишься с нами, а мы поделимся с тобой, например, мороженым. Понятно?

— А что у меня есть, чем я могла бы поделиться? — спросила удивленная Джордж. Она всегда была единственным ребенком, одинокой и своенравной девочкой, горячей и вспыльчивой. У нее никогда раньше не было друзей.

— У тебя есть собака, — ответил Джулиан, потрепав большую коричневую дворнягу. — Мы будем рады с ней возиться, она такая миляга! У тебя есть чудесный остров. Будет здорово, если когда-нибудь ты с нами им поделишься. И у тебя есть затонувший корабль. Мы хотели бы его увидеть, если ты разрешишь нам. Конечно, мороженое и сладости не идут ни в какое сравнение со всем этим, но было бы хорошо пойти на такой уговор и делиться друг с другом тем, что у кого есть.

Джордж посмотрела прямо ему в глаза, и Джулиан улыбнулся в ответ. Она почувствовала, что он начинает ей нравиться.

Тимми посмотрел на Джулиана и увидел, что тот предлагает Джордж что-то вкусно-шоколадное. Он подпрыгнул и дружески лизнул мальчика.

— Вот видишь, Тим хочет, чтобы ты им с нами поделилась, — засмеялся Джулиан. — Было бы хорошо, если бы у него появились три новых друга.

— Да, конечно, — согласилась Джордж, внезапно уступив и взяв шоколадное мороженое. — Спасибо, Джулиан. Я поделюсь с вами. Но обещайте никому ни слова не говорить дома, что Тимми остался у меня.

— Конечно, обещаем, — заверил ее Джулиан. — Но я не могу, представить, что твои папа и мама будут возражать, раз Тимми больше не живет в вашем доме. Ну, как мороженое? Правда, вкусное?

— О, замечательное, никогда такого вкусного не ела! — воскликнула Джордж. — Такое холодное! В этом году я ни разу не ела мороженого.

Тимоти тоже попытался дотянуться до мороженого. Джордж не доела свое до конца и дала ему кусочек. Затем повернулась и улыбнулась ребятам.

— Вы мне нравитесь, — сказала она. — Я рада, что вы приехали. Во второй половине дня возьмем лодку и поплывем вокруг острова, чтобы увидеть затонувший корабль. Согласны?

— Конечно, — заявили все трое в один голос. И даже Тимми помахал хвостом, как будто понял, о чем идет речь.


СТРАННАЯ СЕСТРЕНКА | Тайна острова сокровищ | НЕОБЫКНОВЕННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ