home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

Что-то сразу изменилось в атмосфере помещения. Следя за движением комиссара по салону, Маттеини недолго сохранял самообладание и скорее выкрикнул, чем сказал:

– Ну? Вы что-нибудь нашли?

Тарчинини глянул на парикмахера, но не ответил, продолжая обследовать комнату, открывая шкафы, переставляя предметы и шаря повсюду. Винченцо раздраженно спросил:

– Может, если вы скажете, что вам надо, я бы помог?

– Где вам стирают здешнее белье?

Удивленный парикмахер ответил:

– Но... у Чильберти, в Сан-Панкрацио.

Следователь не спеша подошел ближе.

– Вам его приносят, я полагаю, выглаженным и готовым к употреблению?

– Разумеется! За такие-то деньги!

Лекок понял, что в следующую минуту что-то произойдет; он почти перестал дышать, а Тарчинини, взявшись за подлокотник кресла, где сидел Винченцо, наклонился к самому его лицу.

– Тогда откуда у вас в кухне халат и салфетка, выстиранные, но не глаженые? Вы что, развлекаетесь стиркой от нечего делать? И что это за частицы обгорелой ткани, которые я нашел в...

Маттеини подскочил с криком:

– Вы лжете! Там не может быть обгорелой ткани, потому что...

Он осекся и испуганно вытаращил глаза, словно представив себе то, что чуть не сказал. Комиссар не отступался:

– Потому что... Ну, синьор Маттеини?

– Оставьте меня в покое! Вы доведете меня до того, что я наговорю невесть каких глупостей!

– Эти глупости, синьор, я называю признаниями...

– Не понимаю!

– Да нет же, прекрасно понимаете! Вы знаете, что я не мог найти кусков салфетки, от которой вы избавились, скорей всего, бросив ее вместе с чемоданом Росси в Адиче... Салфетку, пропитанную кровью вашей жертвы!

– Неправда!

Сайрус А. Вильям встал и, подойдя в свою очередь к парикмахеру, объявил:

– На этот раз попались, Маттеини!

– Нет.

Усугубляя смятение противника, Тарчинини неумолимо развивал свою мысль:

– Вы убили его здесь, в кресле, затем перетащили труп в кухню...

– Докажите!

– А с наступлением ночи отвезли на берег.

– Вы лжете!

– Ваша машина будет подвергнута лабораторному исследованию и, хоть вы ее, конечно, вычистили, там найдется достаточно улик, чтоб упрятать вас под замок до конца дней!

Винченцо взревел, как зверь:

– Я не хочу!

– А Росси что же, хотел умирать?

– Это не я!

Капли пота стекали по лицу Маттеини, съежившегося в кресле, а Тарчинини и американец, наседавшие с двух сторон, напоминали гончих около загнанного оленя.

– Вы попались, Маттеини!

– Нет.

– Признайтесь, и вас оставят в покое.

– Нет.

– Почему вы не признали фотографию?

– Почему вы стирали это белье в кухне?

– Почему?..

– Почему?..

Под градом вопросов Винченцо только крутил головой, как полуоглушенный боксер, который уже не понимает толком, где находится. Сыщикам казалось, что он вот-вот сдастся, как вдруг парикмахер, схватившись за голову, закричал:

– Хватит! Хватит! Хватит!

– А ведь вы вовсе не похожи на убийцу, Маттеини! Почему же вы убили Росси? Он вам угрожал?

Сайрус А. Вильям выдержал паузу и, словно говоря сам с собой, заметил:

– Зарезать бритвой! Какая гнусность!

Парикмахер, забывшись, крикнул:

– Это не брит...

Но тут же застыл с раскрытым ртом, а Тарчинини тронул его за плечо:

– А вы откуда знаете?

И бесчеловечная травля возобновилась:

– А ну, живей, отвечайте!

– Вы выдали себя! Почему не признаться?

– Признайтесь, и тогда сможете отдохнуть.

– Признайтесь, Маттеини, вам это зачтется.

Парикмахер затравленно озирался на своих мучителей, потом упорство его сломилось, и он беззвучно проговорил:

– Ладно... Я вам все расскажу.

Воцарилась тишина, особенно глубокая по контрасту с недавней горячкой. Комиссар выпрямился, как дровосек, который, свалив дерево, разминает натруженную спину. Лекок перестал жевать свою резинку. Он налил Маттеини стакан воды, к которому тот припал так жадно, что капли потекли по подбородку. Когда он отставил стакан, Тарчинини уселся напротив.

– Теперь объясните нам, почему вы его убили?

– Я не убивал его.

– Э, нет, Маттеини! Вы опять за свое?

Парикмахер покачал головой с видом человека, принявшего окончательное решение. Он взглянул на комиссара и спокойно сказал:

– Я не убивал Росси, но доказать этого не могу; так что результат выходит тот же.

Его страх, казалось, рассеялся, и сыщики были поражены внезапной перемене, в этом человеке.

– Клянусь, что я не убивал его, но, повторяю, мне никто не поверит, а тем более вы.

– Не предоставите ли нам самим судить об этом?

– Дней так двенадцать – пятнадцать назад мне начали приходить анонимные письма...

– А! Так-так... И о чем в них шла речь?

– Это такая давняя история... – начал Маттеини не без колебаний. – Дело было в то время, когда немцы оставляли Италию, и фашисты спасались бегством... Я боялся, что и те, и другие предадут огню и мечу все на своем пути, будут брать заложников... Я покинул Верону с женой Антониной и дочерью Марией, которая присоединилась к нам со своим сыном, пятилетним малышом, когда мой зять ушел в партизаны – там он и погиб. Мы нашли убежище в домике, доставшемся мне в наследство от матери, недалеко от Роверето, по дороге на Бреннер. Однажды вечером мужчина лет сорока с четырнадцатилетним мальчиком попросился на ночлег...

Он вздохнул:

– Лучше бы я им отказал! После ужина, когда мальчик уснул, мы разговорились. Мы выпили, и вино развязало языки. Этот человек был фашистом, который бежал, унося с собой все свое богатство в чемоданчике голубой кожи, с которым ни на минуту не расставался, – это меня с самого начала заинтриговало. Он признался, что там у него на шестьдесят миллионов лир... Я был безработный парикмахерский подмастерье...

– И вы ограбили своего гостя?

– Убил.

Он умолк, снова вспомнив то, что, должно быть, напрасно старался забыть...

– Теперь уж говорите все, Маттеини.

Он умолк, снова вспомнив то, что, должно быть, напрасно старался забыть...

– Теперь уж говорите все, Маттеини.

– Я хотел убить и мальчишку, но ему удалось убежать... раненому... Если он выжил, то должен быть ровесником Росси...

– Ваша жена и дочь знали, что произошло?

– Нет. Их в это время не было в Роверето. Они ходили на горные фермы за продуктами... Мне удалось зарыть труп так, что они ни о чем не догадались.

– А чемодан?

– Позже я сказал им, что чемодан мне оставил на хранение незнакомый человек и не вернулся за нем... Я думаю, они мне не поверили. Они подозревали, что я его украл... Да Антонина так и сказала мне перед смертью.

– Что вы сделали со своей добычей?

– Взял, сколько было надо, чтоб завести свое дело, и больше никогда к ней не прикасался.

– Где вы спрятали остальное?

– В доме в Роверето, и только на днях забрал.

– Зачем?

– Чтобы отдать Росси.

– Объясните.

Маттеини попросил еще воды, и американец налил ему. Он выпил и обтер губы.

– Мы с женой очень любили друг друга... Перед смертью, десять лет назад, она взяла с меня клятву больше не жениться и отдать украденное.

– Кому?

– Какому-нибудь священнику, на церковь... Жена была очень набожна.

– Но вы этого не сделали?

– Не посмел.

– Кроме вашей жены и дочери кто-нибудь знал об этом?

– Никто... Хотя нет, мой внук Пьетро... но я узнал это только месяц или два назад. Пьетро не Бог весть какое сокровище и вечно просит денег. Однажды под вечер он пришел и сказал, что знает от матери о моем богатстве... Он хотел, чтобы я дал ему изрядную сумму на поездку з Америку, где он думал попытать счастья. Я отказал. Он обозвал меня вором, сказав, что знает все. Мы поссорились, и я выгнал ею.

– А Росси?

– Я подхожу к этому... Примерно две недели назад, сразу после появления Росси, я начал получать анонимные письма, намекающие на мое давнее преступление. Я сходил с ума. И не мог ничего понять... Я подумал было на внука, но тот поклялся, что это не он. Самым странным было то, что в письмах не было никаких требований, никаких определенных угроз... Я не знал, что делать.

– Погодите! Вы сохранили эти письма? И как они к вам попадали?

– По почте. Нет, не сохранил, только последнее...

– Покажите.

Маттеини достал бумажник – Лекок заметил, что руки у него дрожали – вынул письмо и протянул комиссару.

"Рано или поздно надо расплачиваться. Что скажут в Вероне, если узнают, что почтенный синьор Маттеини – убийца? Добрая слава дороже золотого пояса".

Тарчинини показал письмо Сайрусу А. Вильяму.

– Газетный шрифт... буквы вырезаны и наклеены. Идентификация практически невозможна. Но я его возьму на всякий случай. Кто знает... Ну, а теперь перейдем к Росси. Мы вас слушаем, Маттеини.

– Сначала я ничего такого не подумал... а потом его поведение насторожило меня. Это стремление всех пересидеть, остаться наедине со мной...

– Вы его не расспрашивали?

– Спрашивал. На третий или четвертый вечер. Я спросил, почему он всегда сидит до закрытия, а он ответил: "У меня есть на то причины". Я захотел узнать больше. "И, должно быть, важные причины?" – заметил я. Он посмотрел мне прямо в глаза и сказал: "Я хочу вернуть то, что у меня отняли!" Тут я и понял, что это он посылал мне письма, и, право, в тот момент даже почувствовал облегчение. Потом мне пришло в голову, то он вполне может быть тем мальчишкой, которого я чуть не убил: иначе откуда ему знать о моем преступлении? Он был тут как тут каждый вечер, и я буквально обезумел от страха. В субботу я получил письмо, которое вы видели, и вечером не выдержал. Когда мы остались вдвоем, я сказал: "Итак, чего же вы ждете?" Он улыбнулся и ответил: "Моего часа... и, думаю, ждать уже недолго!"

– Тогда вы и решили его убить?

– Повторяю, я не убивал его!

– Кто же тогда?

– Не знаю. В воскресенье я поехал в Роверето. В понедельник привез чемодан. Я хотел отдать его Росси и покончить с этим. Вечером, когда мы остались одни, я медлил... Я не в силах был выговорить слова, которые должен был сказать, чтобы сообщить ему, что достояние его отца находится у меня. Ну да, я трусил! Я кончал брить его, как вдруг зазвонил телефон. Незнакомый голос сообщил, что моя дочь попала в автомобильную катастрофу на пьяцца Цитаделла и что она в таком состоянии, что даже не надеются довезти ее до больницы. Сказали, что она меня зовет. Я очень люблю дочь, хоть мы мало видимся. Я совсем потерял голову и выбежал, крикнув Росси, что скоро вернусь.

Маттеини перевел дух, вытер пот с лица и продолжал:

– На Цитаделла никого не было, и никто не слыхал ни о каком несчастном случае... Я ничего не мог понять... А когда вернулся, Росси был мертв... Его застрелили из моего револьвера... из того самого, из которого я убил его отца и который лежал у меня в ящике.

– А чемодан?

– Исчез.

– Вы никого не заподозрили?

– Нет. Я был слишком ошеломлен. Чемодан исчез, а в моем салоне лежал труп...

– Почему вы не известили полицию?

– Разве мне бы поверили? Мне пришлось бы рассказать о моем преступлении... Нет, я оказался в тупике. Выхода не было. У меня оставался один шанс – избавиться от тела Росси.

– Как вы это сделали?

– Зачем вы спрашиваете, если сами знаете?

– Просто проверяем свою гипотезу.

– Ну ладно. Я дождался, пока все в доме уснули. Вывел машину. Подогнал ее к задней двери и втащил тело внутрь, предварительно наложив толстую повязку, чтобы не оставить следов крови.

– Что заставило вас доставить труп именно на эту заброшенную стройплощадку?

– Случай... В прошлое воскресенье, гуляя, я заметил это место, не обратив на него особого внимания... Потом я вернулся и все вымыл... На берегу я засунул окровавленные тряпки в чемодан, набитый камнями... Метки, конечно, срезал... Вернувшись, обнаружил, что забыл револьвер. Не знаю, почему я его оставил... Ну, словом, я надеялся, что Росси сочтут за самоубийцу. У меня не вышло... тем хуже!

– Как зовут вашего внука?

– Пьетро Гринда.

– Где он живет?

– В Сан Джованни Люпатото, у матери. А что?

– Потому что если Росси убили не вы, значит, это сделал кто-то другой...

– И вы вообразили, что Пьетро... Да что вы, быть не может! Пьетро, конечно, лоботряс, но уж никак не преступник!

– На чем основывается ваша уверенность?

– Но Пьетро не знал, что я ездил за чемоданом в Роверето, а потом, зачем бы ему убивать Росси? Он даже не подозревал, что такой человек существует!

– Проще всего было бы считать, что вы солгали, Маттеини, и что Росси убили вы... Билл, нам надо будет поинтересоваться происхождением Росси... Что ж, Маттеини, собирайтесь, вам придется пойти с нами. Я арестую вас по подозрению в убийстве Росси... Улики слишком тяжелы, чтобы мы могли оставить вас на свободе. Если вы не виновны, утешайтесь тем, что искупите старую вину...

Парикмахер с трудом поднялся. Он сразу как-то постарел.

– Значит, все узнают... о том, что я сделал когда-то?

– А как же иначе?

– Моя дочь... Пьетро... их жизнь будет отравлена...

– Раньше надо было думать, Маттеини.

Маттеини выпрямился.

– Это несправедливо.

– А справедливо убивать человека, который просит у вас убежища?

– Вы правы... На случай такого исхода, который я всегда предвидел, я написал объяснение...

Он отодвинул деревянную панель за кассой и сунул руку в открывшийся тайник. Вдруг Тарчинини понял, что сейчас будет. Он крикнул:

– Маттеини!

Но тот уже оборачивался к ним, угрожая пистолетом:

– Ни с места, синьоры!

– Вы считаете, что мало еще крови на вашей совести?

– Успокойтесь, я не собиралось вас убивать. Но я не хочу в тюрьму. Клянусь, что я неповинен в смерти Росси. Украденное мною сокровище исчезло. Если исчезну и я, зачем вам будет преследовать мою дочь и внука? Они тут ни при чем. Вы кажетесь неплохим человеком. Я уверен, что, выяснив невиновность Марии и Пьетро, вы оставите их в покое...

Он поднял пистолет.

– Из этого оружия я убил человека в Роверето. Я так и не узнал его имени, потому что все бумага он уничтожил... Из этого оружия убили Росси... От этого оружия умру и я. Таким образом, круг замкнется.

Тарчинини пытался переубедить его:

– Будьте благоразумны, Маттеини!

– Конечно... Это теперь единственный благоразумный выход.

Прежде чем следователь успел что-либо предпринять, он вложил дуло револьвера себе в рот и выстрелил.

Тарчинини проводил Лекока до отеля и, так как бар был открыт, они выпили по стаканчику. Настроение у обоих было не из веселых. Сайрус А. Вильям заметил, что его друг, когда не смеялся, когда ему изменяла прирожденная жизнерадостность, казался почти стариком. Вертя в руке пустой стакан, Ромео вздохнул:

– Что ж, в конечном счете, может, и к лучшему, что он умер...

Лекок поколебался, потом решился:

– Мне показалось, что, если в вы захотели, он бы не застрелился...

Комиссар поднял глаза на своего друга, а тот добавил:

– Пока он говорил, вы могли броситься на него... У меня даже такое впечатление, что вы готовы были это сделать...

– А! Так вы заметили? В любом случае ему бы крышка... А так, если его дочь и внук ни при чем, мы можем выполнить его последнюю волю и не тревожить их. Я от души желаю, чтоб оба они оказались невиновны.

– Я тоже...

– Мы навестим их завтра. Сан Джованни Люпатото всего в нескольких километрах от города.

Они помолчали, потом Тарчинини встал.

– Пойду спать, Билл... завтра трудный день. Пока что Маттеини покончил с собой; нет необходимости разглашать остальное.

– Но если Росси убил не он?

– Кабы я знал...

– Кто хотел отделаться от него?

Тарчинини улыбнулся:

– Вижу, куда вы клоните! Опять наша Мика, которой вы никак не можете простить ее вольностей?

Он похлопал товарища по плечу:

– Успокойтесь, если она виновна, я задержу ее, не колеблясь ни секунды.


* * * | Жвачка и спагетти | * * *