home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



30

Поначалу Бельтан решил, что по-прежнему находится в Серой Стране. Но нет! Сквозь закрытые веки пробивался алый свет, не серый, а еще здесь были звуки какое-то ритмичное шипение, подобное взмахам крыльев огромной птицы. Затем свет заслонил кто-то, и Бельтан понял – он больше не в Синданане.

Он не сразу понял, что слышит голоса:

– … так вот, доктор, уровни «альфа» и «тета» сегодня показывают трехсотпроцентное увеличение. К тому же наблюдается движение глазных яблок. Он вступил в стадию сна.

Мужской голос был странно резким, и слова звучали как-то чудно. Бельтан чувствовал, что не должен понимать язык, однако каким-то образом понимал все.

Тени сместились, и ответил женский голос; слова казались такими же резкими и неприятными:

– Я не слишком удивлена. Тесты показали действенность альтернативной сыворотки крови на нервную систему и ткани тела. Человек физиологически не слишком отличается от шимпанзе. Пациент перешел в более легкую стадию комы. Полагаю, в процессе лечения он в конце концов выйдет из комы.

– Тогда, может, стоит поговорить с ним, доктор? Что, если он слышит нас?

Смех. Приятный звук, особенно если сравнивать с речью.

– О, он вполне способен слышать нас. Вот только не понимает ни слова. Это досадно, так как хотелось бы кое о чем спросить у него.

– Ну, с ним поработают лингвисты. Я слышал, они уже составили словарь из трехсот слов.

– Думаю, скоро слов будет больше.

Голоса отдалились, и тени исчезли. Бельтан начал было снова засыпать, но усилием воли заставил себя очнуться.

Нет, ты не имеешь права возвращаться в Серую Страну. Клянусь Ватрисом, не будь таким слабаком, Бельтан из Кейлавана. Она сказала, что ты близок. Близок к чему? К тому, чтобы проснуться? Но ведь ты и так не спишь. Поэтому открывай свои чертовы глаза…

Усилия, которые пришлось приложить, оказались мучительными, такого напряжения Бельтан не испытывал ни в одном бою. Наконец его веки поднялись. Красный свет сменился белым.

Сначала Бельтан не увидел ничего и подумал, уж не ослеп ли он. Затем понял, что смотрит на какую-то лампу. Она была ужасно яркой – не сравнить с факелом или масляным светильником. Скорее лампа напоминала магические огни, которые когда-то показала ему Мелия.

Бельтан слегка повернул голову – еще одна битва, которую ему удалось выиграть, – и свет перестал бить в глаза. Вскоре он уже смог видеть.

Белая комната. Стены, потолок, пол – белые. Все казалось странным: угловатым, блестящим и слишком ярким. Он попробовал скосить глаза, и на него тут же накатила тошнота. Бельтан почувствовал себя в ловушке.

Он и был в ловушке. Бельтан безуспешно попробовал сесть. Это не просто слабость. Что-то удерживало его на странной угловатой кровати. Бельтан выгнул шею, на секунду прикрыл глаза, борясь с головокружением, и снова открыл их.

Он был обнажен, лежал на стальной кровати, привязанный к ней чем-то вроде блестящей ткани. Либо он слишком слаб, либо ткань очень крепка. А может, и то и другое. Тело его исхудало, явственно виднелись ребра, кости выпирали из-под кожи. Бельтан был похож на старика.

Из обеих рук его торчали какие-то трубки, блестевшие, как стекло, однако явно гибкие. Трубки обвивали Бельтана и уходили вверх, к странным сосудам, наполненным различными жидкостями, в большинстве своем прозрачными за исключением одной, бледно-зеленой, словно изумруды в воде.

Он посмотрел на сосуды и понял: жидкости поступали в его вены по трубкам. В член была вставлена другая трубка, видимо, для сбора мочи.

Бельтан был не из тех, кто во всем непонятном видит магию, но сейчас у рыцаря появилось ощущение, что он попал в лапы какого-то колдуна.

То, как Бельтан был привязан к стальной кровати, напомнило ему о временах, когда он помогал выносить с поля боя погибших рыцарей, привязанных к щитам. Но ведь он не мертв – хотя и должен был бы умереть. А рана? По-прежнему ли она на месте?

На Бельтана нахлынули горькие воспоминания. Он был в Спардисе, в банях, он хотел убить Дакаррета. Некромант оказался сильнее, он прикоснулся к старой ране Бельтана, и она открылась, кровь хлынула из нее…

Но сейчас раны не было, остался только бледный шрам.

Бельтан постепенно вспоминал, что, когда очнулся в банях Спардиса, некроманта там не было. Над ним склонился кто-то другой, вот только вспомнить бы – кто. Бельтан вспомнил, как поднял голову и прижал свои губы к другим губам…

Я хотел только сказать, что я сожалею.

Сожалеешь о чем?

Об этом.

Тревис. Тревис Уайлдер был там вместе с леди Грейс и остальными. Но где они сейчас? Нужно найти их, сказать, что с ним все в порядке.

И что ты скажешь Тревису, когда встретишь его, а, Бельтан? Тревис не слышал зова быка, он сам сказал тебе об этом. Ты поцеловал его, потому что считал, что умираешь и тебе не придется что-либо объяснять Тревису. А теперь ты жив. Даже когда ты мертв, ты тупоголовый болван, Бельтан Кейлаванский.

Ладно, позже он найдет способ попросить у Тревиса прощения. А сейчас надо понять, где он и что с ним происходит. Рано помирать.

Раздался странный звук, и Бельтан повернул голову. Он не сразу понял, на что смотрит. В нескольких футах над полом висело странное сооружение из перекрещивающихся металлических прутьев. Внутри что-то двигалось. Клетка!

Существо в клетке пыталось просунуть сквозь прутья темные кривые пальцы. Существо было большим, почти с человека. Оно и напоминало человека, только какого-то карикатурного. Короткие ноги, мощная грудь, маленькая головка, сморщенное лицо. Тело покрывала тонкая черная шерсть.

В животе Бельтана похолодело. А что, если это фейдрим? Чем-то существо напоминало тех, с кем сражался Бельтан у Рунных Врат. Но фейдримы были дикими и когтистыми – монстры, вызванные к жизни Бледным Королем. А это существо смотрело на Бельтана живыми, темными и даже какими-то грустными глазами.

Существо в клетке развело руки в стороны. Бельтан узнал этот жест. Именно так его приглашала следовать за собой тень в Серой Стране.

Животное выжидающе смотрело на Бельтана. Что оно хочет?

Бельтан попытался кивнуть существу.

– Привет, – произнес он, сам удивляясь, как это у него получилось.

Животное замерло в клетке. Потом просунуло обе руки в отверстия для подачи пищи и воды и развело их в стороны. Внутренняя поверхность рук оказалась выбрита, на ней виднелось множество белых шрамов.

Казалось, существо хочет что-то сказать Бельтану, как тогда, во сне. Но что? Он посмотрел на свои руки, покрытые шрамами былых сражений, потом снова в грустные глаза. Так похоже на человека это существо, и все-таки не человек. Но и не монстр. Он вспомнил, что говорили голоса.

Тесты показали действенность… не слишком отличается от шимпанзе…

Бельтан рассматривал шрамы на руках существа. Некоторые были совсем свежими, сшитые какой-то черной нитью. Точно, они ставили над ним какие-то опыты. Шин-паси, так они называли существо. Бельтан попробовал освободиться от пут, но безуспешно. Может, и на нем собираются ставить опыты?

Шин-паси втянул руки обратно и уселся в своей клетке. Он больше не смотрел на Бельтана, вместо этого уставившись на одну из стен. Бельтан проследил за взглядом существа.

Вся стена была покрыта изображениями костей.

Рыцарь нахмурился, изучая рисунки. Кости словно светились на темном фоне, и Бельтан вдруг понял, что они подсвечены сзади лампами, укрепленными внутри стены.

Бельтан немало костей видел в своей жизни, поэтому многие легко узнал. Посреди стены красовалась бедренная кость, рядом тазовая, ребра, конечности, череп. Похоже, кости принадлежали высокому человеку.

Дрожь пробежала по обнаженной коже Бельтана. Он взглянул на свою левую руку. Последняя фаланга мизинца была сломана и плохо срослась, когда ему было всего двенадцать зим. Мизинец в этом месте навсегда остался скрюченным. Рыцарь взглянул на детали скелета на стене. Мизинец на картинке был скрючен точно так же.

Значит, кости на картинках – его собственные. Но как можно нарисовать человеческие кости, не упуская мельчайшей детали, когда они не извлечены из тела? Кроме как магией это ничем не объяснить. Будь здесь Мелия, она бы поняла, в чем дело.

Или леди Грейс.

Он осмотрел стену внимательнее. Там были и еще изображения костей, но эти отличались от костей Бельтана. Один из черепов был приплюснутый, руки на изображении рядом кривые и длинные. Эти кости наверняка принадлежали шин-паси, сидящему в клетке. Интересно, существо понимает, что это его кости?

Бельтан посмотрел на третий, последний комплект костей. И снова мороз побежал по коже рыцаря. Он увидел длинный, вытянутый вверх яйцеобразный череп. Может, череп ребенка? Нет, слишком велик. Кости пальцев длинные, прямые и невероятно тонкие, словно ивовые прутики. Бельтан не знал, кому принадлежат кости. Ясно одно – это кости и не человека, и не шин-паси.

В холодном воздухе раздался странный металлический звук. Бельтан повернул голову и увидел, что дверь открылась. На пороге возникла невысокая стройная фигура. Женщина. На ней были мужские штаны и белая куртка. На носу красовались очки, как у Тревиса, только оправа не проволочная, а из какого-то черного материала.

– Ага, проснулись, – с улыбкой сказала женщина. Бельтан узнал голос – он принадлежал тому, кого называли доктором. Кажется, Грейс когда-то так называла себя…

Бельтан замер. Доктор подошла к кровати и положила руку на лоб рыцаря. Рука была прохладной.

– Не волнуйтесь. Бояться нечего. Мы не причиним вам зла, просто хотим узнать о вас побольше. – Она вздохнула. – Впрочем, зачем я говорю все это? Все равно вы меня не понимаете.

Но он понимал ее. Если ему не желают зла, зачем тогда привязали к кровати?

Бельтан сглотнул. С трудом он выдавил:

– От… пустите… меня.

Бельтан чувствовал, как странно звучат слова, как будто и не он произносил их.

Женщина в испуге отшатнулась от кровати – рот открыт, в глазах изумление. Она едва успела поймать очки, которые чуть не свалились с вмиг вспотевшего носа.

Бельтан не отступал:

– Я… сказал… отпустите меня.

Женщина вытащила из-за пояса какой-то предмет и крикнула в него:

– Срочно охрану в четвертую лабораторию! Повторяю – охрану в четвертую! Немедленно!

Бельтан понял, что это значит. Скоро здесь будет стража.

Он вновь попробовал освободиться от пут, но безуспешно. Шин-паси в своей клетке бился, кричал и дергал прутья.

Женщина схватила с полки что-то вроде трубки с иглой на конце. Едва справляясь с дрожью, она воткнула иглу в одну из трубочек, подведенных к рукам рыцаря.

И сразу же мир потускнел, подернулся дымкой. Опять женщина победила Бельтана.

– Что ты… сделала со мной… ведьма?

Он смог только лишь прошептать эти слова. Крики шин-паси словно отдалялись.

Спаси меня, Тревис.

Бельтан понимал, что произнес последние слова мысленно. Потом все вокруг стало черным, и больше он ничего не помнил.


предыдущая глава | Мрак остаётся | cледующая глава