home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



40

Эйрин повернулась еще раз, наслаждаясь нежным шуршанием ткани нового платья. Она понимала, что это глупо, что это больше пристало несмышленой девчонке, а не взрослой женщине, однако в новом наряде было нечто настолько восхитительное, что она просто не могла удержаться.

– Клянусь стрелами Ирсайи-охотницы! – воскликнула она. – Я была убеждена, что мне ни за что не отмыться от этой жуткой грязи. Казалось, я больше никогда не буду чистой! Я всегда думала, что воры и нишие в этом городе живут в канализационных трубах. Но и представить себе не могла, что там же находятся и храмы Геба!

– Но ведь он был Крысиным Богом, – произнесла Лирит. Она сидела возле окна их гостиничной комнаты. – Думаю, крысы для жилья предпочитают именно такие места.

Эйрин вздрогнула, подумав о том, какое количество благовоний и духов понадобится ей, чтобы забыть об омерзительном запахе городских подземелий. Еще когда они с Даржем в Пятом Круге спрашивали прохожих, где можно найти Крысиного Бога, ей показалось, будто те насмехаются над Гебом, норовят оскорбить его. Однако вскоре поняла, что это были вовсе не шутки.

Они вошли в канализацию через устье огромной трубы. Та оказалась настолько велика, что по ней можно было идти один за другим, не сгибаясь, выпрямившись в полный рост. Какая-то старуха подсказала им идти вслед за крысой, которая юркнет в трубу. Эйрин сначала засомневалась в том, как это можно отправиться вслед за какой-то крысой, но Дарж указал на царапины на стенах – треугольник с ^вумя точками внутри. Не было никакого сомнения в том, что этот рисунок означает крысу. Под треугольником они заметили нарисованную стрелу и отправились в том направлении, куда та указывала. Путь им освещал факел – Дарж догадался купить его у одного из уличных торговцев.

Насколько Эйрин могла судить, канализация тянулась под Таррасом на расстояние многих лиг. Многие из тоннелей существовали уже с давних времен и давно не использовались. По ним было бы не так уж трудно передвигаться, не будь они завалены всевозможным мусором вроде осколков черепицы, о которые можно в любое мгновение пропороть ногу. Несколько раз девушка пыталась воспользоваться Даром и почувствовать нити жизней в соседних тоннелях. Она чувствовала на себе взгляды многочисленных глаз, наблюдавших за ними из темноты. Спустя какое-то время Эйрин оставила свои попытки.

Только когда им пришлось свернуть и углубиться в новый и поэтому действующий отрезок канализации, путешествие превратилось в настоящий кошмар. Теперь они шли по колено в грязной воде. Платье Эйрин пузырем всплыло на поверхность мерзкой жижи. Однако не оно одно теперь плыло по поверхности нечистот. В них плавало само по себе и кое-что живое. Девушка не раз замечала гладкие, извивающиеся тела, ускользавшие прочь из круга света, отбрасываемого факелом Даржа. В подземелье стояла нестерпимая вонь, затрудняя дыхание и выворачивая путников буквально наизнанку.

Когда Эйрин снова осмелилась воспользоваться Даром, то не ощутила поблизости ни единой человеческой жизни. Вокруг были одни только крысы. Эйрин предположила, что тем, кто обитает под Таррасом и знает здешнюю географию, совершенно не нужны никакие указатели, чтобы найти храм Геба. Эти царапины и стрелы на стенах предназначались исключительно для посетителей подземелья и, вне всякого сомнения, показывали путь, пролегавший по самым омерзительным канализационным коридорам. Эйрин не сомневалась, что никто из почитателей Геба сам никогда не пользовался этими тоннелями.

Наконец коридор Закончился, и путники шагнули на сухую поверхность. Вскоре они оказались в огромном, похожем на пещеру помещении. Скорее всего это и был храм Геба. Сводчатый потолок подпирали колонны. Сам потолок разглядеть было невозможно, несмотря на мерцающий свет сотен зажженных свечей. Перед неким подобием алтаря стояли импровизированные скамьи из гнилых досок и корзин. На самом алтаре возвышался деревянный идол, символизировавший Геба – человека с головой крысы.

К сожалению, оказалось, что путешествие в храм Геба не стоило тех испытаний, которые выпали на долю путников. В храме они застали лишь нескольких почитателей культа Крысиного Бога. Большинство их разбежалось по дальним тоннелям, опасаясь преследований и наказаний. Вот поэтому-то Эйрин и ощутила присутствие многих человеческих жизней в подземных коридорах. Поскольку они оказались без своего верховного покровителя, ничто уже не могло остановить других горожан от расправы с этими изгоями.

Эта мысль разбудила в груди девушки чувство сострадания к отверженным. У людей ничего не осталось, чтобы начать жизнь заново.

– Сударыня, – произнес Дарж хриплым шепотом. – Мне кажется, будет лучше, если мы сейчас уйдем отсюда. Наше присутствие здесь… вряд ли кому-то нужно.

Чувство сострадания тут же покинуло Эйрин, сменившись страхом. Она вновь прибегла к помощи Дара. Да, на них по-прежнему смотрели десятки глаз. Недобрых, подозрительных глаз. Она ухватила Даржа за руку, и они поспешно зашагали в обратном направлении.

Когда они выбрались на улицы Тарраса, оказалось, оба так сильно испачкались и так крепко «благоухали», что прохожие в ужасе шарахались от них. Платье Эйрин было безнадежно испорчено, а то, что оставалось у нее в запасе, совершенно не подходило для жаркого климата Тарраса. Что же ей делать?

Однако отчаяние быстро сменилось радостью, когда, вернувшись в гостиницу, они обнаружили, что Мелия купила им всем новую одежду.

– Я подумала, что вам, возможно, понадобится новая одежда, – промолвила богиня, хитро сморщив свой миниатюрный носик.

Эйрин около часа отмокала от грязи, погрузившись в мраморную ванну, наполненную горячей водой с добавлением благоуханных масел и цветочных лепестков. Сейчас же она чувствовала себя необыкновенно чистой и свежей в новом платье из восхитительной тонкой ткани небесно-голубого цвета, которое удивительно ловко сидело на ней и совсем не стесняло движений. На Лирит было сходного покроя светло-желтое платье, оттенявшее ее смуглую кожу.

Радость Эйрин от обновки не осталась незамеченной.

– Платье удивительно идет тебе, сестра, – заметила Лирит. Эйрин присела в шутливом поклоне:

– Спасибо на добром слове, сестрица! Ты так же прекрасно выглядишь в своем!

Лирит улыбнулась, но когда выглянула в окно, выражение ее лица изменилось. Что же случилось?

Прежде чем Эйрин успела задать этот вопрос, дверь ванной распахнулась и на пороге появился Дарж. По крайней мере ей показалось, что это Дарж.

Вместо привычной серой туники на рыцаре было одеяние, которое для него купила Мелия, – пара мешковатых шаровар цвета морской волны, плотно облегавших талию и щиколотки, и пурпурного оттенка жилет. Кинжал рыцарь засунул за черный кожаный ремень. Однако вовсе не наряд Даржа вызвал удивление Эйрин.

Она никогда еще не видела рыцаря в таком облике. Его мускулистые руки своей прекрасной формой напоминали руки статуи, высеченной талантливым скульптором. Распахнутый жилет оставлял открытой широкую выпуклую грудь, густо поросшую черными волосами. Плоский живот напрашивался на сравнение с булыжной мостовой таррасской улицы.

Заметив преувеличенный интерес к себе со стороны девушки, рыцарь нахмурился:

– Что-то не так, сударыня? В этих шароварах я чувствую себя совсем по-дурацки. Боюсь, что я не так надел их, потому что трудно понять, где у них зад, а где перед.

Он подстриг усы и выбрил щеки. Влажные волосы были зачесаны назад, оставив открытым лоб. При неярком свете послеполуденного солнца морщины на его лице казались не такими резкими и глубокими.

– Дарж, – наконец смогла вымолвить Эйрин. – Ты такой… то есть я хочу сказать… ты выглядишь таким…

К ней тут же приблизилась Мелия:

– Мне кажется, что Эйрин хочет сказать, Дарж, что ты выглядишь очень мужественным.

Рыцарь покраснел, потому что в следующее мгновение Мелия дернула его за штанину.

– Мне странно слышать это, сударыня, потому что именно в этот момент я чувствую себя не особенно мужественным.

– Поверь мне, мой дорогой! – С этими словами она сжала его руку и удивленно приподняла брови. – Фолкен, мне кажется, тебе следовало бы обзавестись такими же мускулами!

Бард усмехнулся и тронул струны лютни:

– Если бы только этого можно было добиться при помощи моего любимого эля!

Благодаря любезности Мелии он щеголял в новом одеянии – таких же, как и у Даржа, шароварах, правда, светло-серого цвета, и просторной рубашке лазурного оттенка. Телосложение он имел гораздо более хрупкое, чем у Даржа, и поэтому выглядел довольно тощим. Бард также успел побриться и смотрелся весьма импозантно в своих обновках. Однако вниманием девушки бард завладел всего лишь на короткий миг.

Что случилось, сестрица? — услышала она мысленный голос.

Эйрин поняла, что снова не сводит с Даржа глаз.

Ничего.

Она почувствовала, что сейчас услышит новый вопрос, и поэтому, торопливо «подобрав» свою нить, направилась к буфету, чтобы налить себе вина. Неторопливо потягивая холодную кисловатую жидкость, девушка задумалась. Почему она так сурово и грубо смотрела на Даржа?

Какие могут быть сомнения – ее просто удивило, что для своих лет Дарж выглядит удивительно молодо. Ведь он уже пережил сорок пятую зиму. Кроме того, она знала, что меч рыцаря весит ровно половину ее собственного веса. Попробуй помахать таким и, конечно, будешь в хорошей физической форме! Она поняла, что испытывает радость оттого, что Дарж ее друг, и ей хочется, чтобы он всегда был в добром здравии. Удовлетворенная таким объяснением, Эйрин осушила свой бокал до дна.

– Так вы добились аудиенции у императора? – задала вопрос Лирит.

Котенок Мелии вскочил к ней на колени и теперь играл краешком ее платья.

Мелия разразилась невнятным возгласом, в котором явно угадывалась недовольная интонация.

– Можете считать, что она ответила «нет», – прокомментировал Фолкен. – Как насчет капельки вина, Эйрин?

Девушка торопливо налила вина Мелии и барду.

Дарж собрался было сесть, но, видимо, решил, что может случайно запутаться в своих широченных шароварах, и торопливо выпрямился.

– Мне кажется странным, что император Эфезиан отказался встретиться с тобой, Мелия, учитывая твое… э-э-э… положение в Таррасе.

– Эфезиан ни за что не отказался бы от встречи со мной, – заявила богиня. – Он не посмел бы! Он знает о том, какую услугу я оказала его прапрапрадедушке, Эфезиану Шестнадцатому.

– Что же это была за услуга? – поинтересовалась Эйрин. Мелия улыбнулась:

– Скажем так – он ни за что не смог бы сесть на свой трон без помощи дополнительной подушки.

– Не понимаю, – сказала Лирит. – Если Эфезиан с почтением относится к тебе, Мелия, то почему же он отказывает тебе в аудиенции?

Вместо богини ответил Фолкен:

– Потому что этот ничтожный прыщ в щегольских одеждах, извините меня, господа, я имею в виду министра Ворот, даже не пропустил нас в Первый Круг. Кроме того, он не соизволил передать наше послание императору.

– Но, Мелия, – вновь вступила в разговор Эйрин. – Разве не существует способов надавить на министра?

– Боюсь, что здесь, в Таррасе, это трудно, моя дорогая. Обычно бог становится обидчивым, если вмешиваешься в дела его почитателей. Среди их учеников в этом городе существует настоящее соперничество, и все они до единого чрезвычайно себялюбивы. А на одеждах министра Ворот я заметила эмблему Мисара.

– Мисар? Кто это? – осведомился Дарж. Мелия издала болезненный стон:

– Это бог бюрократов. Поверьте мне, если я скажу, что Мисар – ярый приверженец законов. Так что, как бы ни пыталась, я никак не смогу повлиять на этого маленького человечка.

– Так что же делать? – спросила Лирит.

– Я должна выяснить, смогу ли найти другие способы пробраться к Эфезиану. Если смогу, то…

Голос Мелии дрогнул, и она прижала руку ко лбу. К ней тут же подскочил Фолкен:

– Опять голова заболела? Богиня коротко кивнула:

– Не беспокойся. Надеюсь, она, как всегда, скоро пройдет. Эйрин бросила на Лирит озабоченный взгляд. С каких это пор богиню стали одолевать головные боли?

Фолкен помог Мелии сесть, затем обвел взглядом всех остальных:

– Я с радостью выслушаю тех, кому больше повезло в наших общих поисках.

К несчастью, положительными результатами похвастаться никто не смог. Дарж вместе с Эйрин поведали собравшимся о своем путешествии по зловонным канализационным тоннелям под улицами Пятого Круга.

– Все приверженцы Геба находятся в бегах, – завершила рассказ Эйрин. – Они опасаются за свою жизнь, потому что остались без своего бога. Наверное, нельзя винить их в этом. Но мы, к сожалению, не узнали ничего такого, что приблизило бы нас к разгадке.

– Смотрите, что я нашел, – подал голос Дарж. Подбросив в воздух золотую монетку, он ловко поймал ее. – Я увидел это, когда мы проходили по одному из самых зловонных подземных коридоров. Готов признать, что очень странно обнаружить деньги в канализации. Но даже эта моя находка вряд ли поможет нам.

– Да, странно, – согласился Фолкен. – Можно мне взглянуть на нее?

Рыцарь протянул ему монету. Фолкен осмотрел ее с обеих сторон:

– Она чистая, на ней даже нет чеканки. Дарж кивнул:

– Скорее всего чеканка стерлась от времени. Она, видимо, пролежала там многие столетия.

– Возможно, – ответил бард и вернул монету владельцу.

– А ты, Лирит? – обратилась к сестре Эйрин. – Узнала что-нибудь у ювелиров?

Лирит столкнула котенка с колен и встала.

– Только то, что если Ондо такой, как и его приверженцы, то почти у каждого жителя города имелись основания для его убийства.

Далее девушка продолжила свой рассказ о многочисленных неприятных разговорах с обитателями улицы Языков Огня. Закончив повествование, она посмотрела в окно, крепко сжимая ткань своего новенького платья.

– Что случилось? – подошла к ней Эйрин. – Что-то плохое, о чем тебе не хочется рассказывать нам?

Когда Лирит обернулась, глаза у нее были какие-то потухшие, словно подернутые пеплом.

– Когда я возвращалась сюда, на меня напали.

И девушка поведала встревоженным товарищам о том, что произошло с ней на улице Языков Огня. Какой-то человек в черном, которого она мельком видела при их высадке с «Вестника судьбы», метнул в нее нож и поспешно скрылся.

– Я не знаю, почему он убежал, – закончила Лирит, опустив глаза и разглядывая собственные пальцы. – Он точно хотел убить меня, но по какой-то непонятной причине убежал, так и не метнув в меня второй нож.

Эйрин опустилась на колени рядом с ней и положила свою здоровую руку на руки Лирит.

Мелия тоже подошла к ней и мрачно спросила:

– А ты… ничего не почувствовала, дорогая? Лирит вздохнула:

– Мне показалось, что я ощутила еще чье-то присутствие, но я не совсем уверена в этом. Понимаете… я увидела нечто в Паутине жизни незадолго до того, как на меня напали.

Эйрин почувствовала, как руки Лирит вдруг похолодели.

– Что же, сестра? – чуть слышно произнесла она. Лирит подняла глаза. Мелия ободряюще кивнула ей.

– Ты снова увидела это? Верно? – спросила Мелия. Эйрин крепко сжала руки сестры.

– О чем ты, Лирит? Что ты увидела?

Лирит нервно облизнула губы и произнесла слова, от которых у Эйрин перехватило дыхание:

– Я увидела клубок. Плотно спутанные нити Паутины жизни.


предыдущая глава | Мрак остаётся | cледующая глава