home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



41

Два дня спустя Дарж проснулся, разбуженный серебристым светом луны. Было трудно понять, какое сейчас время суток – раннее утро или поздняя ночь. Над этим городом, похоже, никогда не опускалась тьма, по крайней мере полная. Даже в самый разгар ночи белые стены домов отражали лунный свет, а многочисленные уличные фонари и сиявшие в небесах звезды создавали ощущение вечных сумерек. Здешние ночи не шли ни в какое сравнение с теми, что окутывали земли доминионов – черные, словно чернила, и непроницаемые, как покрывало из плотного черного бархата. Даржу не нравился тусклый ночной свет этого города, потому что он навевал мысли о призраках.

Но их здесь нет, Дарж из Стоунбрейка. Как нет нигде, кроме Эмбара, где они вот уже несколько лет покоятся глубоко под землей.

Но даже если дело действительно так, то почему он так явственно видел их в Ар-Толоре. Мейри и маленького Дарнема, совсем как живых, такими, какими он запомнил их на всю жизнь, за исключением того, что выглядели они гораздо бледнее обычного и гораздо печальнее. Такой грустной Мейри он никогда не видел, даже в ту минуту, когда сказал ей о том, что король велел ему отправляться на охрану северных границ. Там ему предстояло пробыть все лето и всю осень, не дольше, самое позднее до первого снега.

– Пообещай мне вот что, – сказала она, взяв в ладони его лицо. – Все королевское воинство, все рыцари выглядят такими мрачными, будто улыбки помешают им одержать победу над врагом. Обещай мне, что вернешься веселым, с улыбкой на устах!

Ее просьба показалась ему странной, он привык ни в чем ей не отказывать.

Клянусь всем на свете, что выполню твою просьбу!

Однако вернуться с первым снегом Дарж не смог. С наступлением зимы в земли королевства вторглось огромное войско кочевников-северян. Именно Фолкен предупредил эмбарского короля и именно тогда Дарж и познакомился с легендарным бардом. Отряд Даржа получил приказ изгнать противника за пределы королевства и выдворить обратно на север. Вернуться в родное поместье рыцарю удалось лишь ко Дню Среднезимья. В Стоунбрейке его ожидала грустная картина: две свежевырытые могилы – одна большая, вторая поменьше.

– Да благословят их небеса, – прошептала Йирга, жена управляющего имением, в ответ на его немой вопрос. – Лихорадка унесла их жизни. Наверное, боги сочли неразумным разлучать мать и дитя и забрали жизни обоих. Боги проявили милосердие. Да благословят их небеса.

Дарж промолчал в ответ. Он знал, что Йирга не права, что богам неведомо милосердие. Падал снег. Дарж опустился перед могилами на колени и в последний раз в своей жизни заплакал. Он рыдал долго и безутешно, яростно ударяя по замерзшей земле кулаками, в кровь разбивая руки. Рыцарю казалось, что вместе с самыми дорогими ему людьми в могиле похоронено и его собственное сердце. Так ему и казалось все эти последние годы. Мейри взяла с него слово, чтобы он не грустил, однако сама нарушила клятву, покинув его навсегда. Поэтому Дарж полностью посвятил себя королевской службе, стал прекрасным воином, верным рыцарем короля Сорина, навсегда отказавшись от развлечений, любви и прочих легкомысленных мужских утех. Так было до тех пор, пока…

Дарж закрыл глаза и мысленно представил себе Эйрин и ее взгляд, которым она удостоила его два дня назад. Мрачные и горестные воспоминания тут же растаяли, как лед под лучами жаркого солнца, развеялись, как холод от пламени костра, который, как ему казалось, давно угас. Нет, не угас, в нем еще теплится искра любви.

Он присел в постели, чувствуя, что обливается потом. Этому необходимо как можно скорее положить конец. Эйрин смотрела на него таким взглядом потому, что он почувствовал себя совершенным глупцом, только и всего. Такая юная и красивая особа никогда не сможет счесть его достойным своего внимания.

Следует, однако, признать, что находились молодые мужчины, которые отворачивали взгляды от Эйрин из-за ее изувеченной руки, но они и сами были недостойны жениться даже на самке собаки, не говоря уже о женщине столь высокого положения. Но имелись и другие мужчины вроде него, Даржа, которым совершенно не важно, какая рука у этой очаровательной юной особы.

– Глупость и вздорная мечтательность, – прошептал старый рыцарь. – Что с тобой происходит, Дарж из Стоунбрейка? Все это время ты если не предаешься горестным размышлениям о прошлом, то рисуешь в своем воображении картины несбыточного будущего. Так нельзя!

Скорее всего его одолела та же болезнь, что и леди Мелию. В последние дни она не раз погружалась в грезы далекого прошлого. Дарж заметил, что это вызывало у Фолкена нешуточную тревогу, однако, судя по всему, бард просто не знал, что делать. Сама Мелия также не осознавала, что ведет себя несколько необычно. Это было как раз самым странным. Даржу еще не доводилось встречать в своей жизни людей, столь уверенных в себе и собственных способностях, как Мелия.

Стало немного светлее. Значит, это все-таки утро, а не ночь. Дарж встал и оделся, натянув на себя новые штаны и жилет. С некоторой долей зависти отметил про себя, что это одеяние удивительно подходит для здешнего климата. Только подойдя к двери, он заметил, что постель Фолкена пуста. Он прошел в заднюю, более просторную комнату.

– Доброе утро, мой дорогой! – воскликнула Мелия. Она стояла возле стола и разливала из кувшина по чашкам какую-то розоватую жидкость. – Выпьешь сока магры?

Дарж совершенно не представлял себе, что такое сок магры, поскольку никогда раньше о нем не слыхивал. Однако решил не обижать богиню отказом и, утвердительно кивнув, взял У нее чашку.

– Ты рано встал, – произнес Фолкен.

Он сидел в кресле и перебирал струны лютни.

– Так же, как и вы, – ответил Дарж.

Он в очередной раз с удивлением отметил про себя, что музыкальный инструмент как бы сросся с бардом, стал едва ли не частью его существа. Иногда Фолкен, видимо, сам того не замечая, говорил с певучей интонацией своей любимой лютни, словно заменяя ее своим певучим голосом.

– Я рада, что вы встали и готовы отправляться в путь, – сказала Мелия. – Прошлой ночью мне стало известно, что назначено собрание Этериона. Оно начнется на рассвете.

Дарж нахмурился:

– Я наверняка услышал бы шаги посыльного, приди тот с подобным известием в наши комнаты, но я ничего не слышал.

Мелия лишь улыбнулась в ответ и налила себя чашку сока. Дарж уже хорошо знал, что в таких случаях не стоит проявлять излишнего нетерпения и не требовать объяснений. Во всяком случае, общаясь с леди Мелией, этого делать точно не следовало. Поэтому он решил сделать глоток из своей чашки. Сок оказался сладким и холодным. Дарж не успел заметить, как чашка его опустела.

– Еще сока? – спросила Мелия, и Дарж утвердительно кивнул.

Сок магры действительно пришелся ему по душе.

Они добрались до ворот Второго Круга к тому времени, когда солнечные лучи коснулись самых высоких куполов города.

– Нам следует поторопиться, – сказал Фолкен, посмотрев на небо. – Вы ведь сказали, что собрание Этериона начнется на рассвете. Нельзя опоздать.

– Конечно, – отозвалась Мелия и гордой поступью прошагала под сводами ворот.

Дарж вопрошающе посмотрел на Эйрин и Лирит, но те лишь пожали плечами. Мол, откуда им знать, что имела в виду Мелия. Хотя девушки проснулись несколько поздно и одевались в спешке, выглядели они на удивление хорошо. Они зачесали волосы наверх и закололи их так, как это обычно делали местные женщины. Белокожая Эйрин, как ни старалась изменить свою внешность, выглядела типичной северянкой. Что же касается Лирит, то она, со своей смуглой кожей, легко могла бы сойти за уроженку Тарраса, причем особу знатного происхождения.

– Ох, Мелия! Стоит ли в столь ранний час говорить загадками? – простонал Фолкен.

– Но ведь все предельно просто, – пояснила богиня. – В самые ранние рассветные часы в Этерионе соберутся только жрецы и жрицы менее могущественных храмов. Опоздание же будет означать, что опоздавший столь уверен в своем положении или настолько всеведущ, что не боится пропустить чего-то такого, что остальным кажется важным. И чем позже ты приходишь…

– … тем более значительной и важной фигурой являешься? – вопросом закончила фразу Мелии Эйрин.

– По крайней мере в глазах окружающих ты являешься такой важной особой! А в Таррасе, дорогая, подобное порой играет огромную роль!

Даржу ее слова все равно показались непонятными.

– Не понимаю, как можно быть важной фигурой только потому, что ты сам уверовал в это. Даже будь я уверен в том, что у меня есть оружие, но его на самом деле у меня нет, что помешает моему противнику воткнуть свой меч мне в живот? – сказал он.

Мелия ласково коснулась пальцами его щеки:

– Вас это могло бы удивить, дорогой, но это так.

Когда они вышли на улочки Четвертого Круга, то оказалось, что вокруг полно народа. К голубому куполу, возвышавшемуся над куполами других храмов, направлялись огромные толпы местных жителей, мужчин и женщин. Шагавшие вперед вместе со всеми Лирит и Эйрин двигались, наклонив друг к дружке головы. Обе молчали – по крайней мере губы их не шевелились, – но Даржу показалось, что девушки разговаривают. В первый вечер их пребывания в городе, когда Лирит рассказала об увиденном ею волшебном клубке, рыцарь сразу не понял, что она имела в виду. Однако Эйрин побледнела, как будто на нее обрушился порыв холодного ветра, а Мелия и Фолкен обменялись понимающими взглядами и кивками.

После этого Лирит стала вести себя более сдержанно и замкнуто, почти все время молчала, изредка перекидываясь парой слов с Эйрин. О колдовстве и колдуньях Дарж знал очень мало, однако логика подсказывала ему следующее: похоже, что это не случайно, что кишащий клубок, виденный Лирит, так вырос здесь, в Таррасе, городе, где неизвестные убийцы посягнули на жизнь самих богов.

Однако Даржа в последнее время больше беспокоило другое: кто тот человек, что покушался на жизнь Лирит? Почему он следил за ними все то время, пока они шли по пристани? И почему все-таки решил причинить вред кому-то из них? Этого рыцарь не знал. И всю дорогу сожалел о том, что оружие – его замечательный меч – пришлось оставить в гостинице.

Будь начеку, Дарж из Стоунбрейка! Как только время приблизится к закату, вас будет ожидать великая опасность…

Ход его размышлений прервал громкий пронзительный детский плач.

Дарж поднял глаза и увидел, что его спутники ушли немного вперед. Видимо, они не слышали детского плача. Неужели это снова призраки, только на сей раз уже не безмолвные?

Дарж обернулся, сделал глубокий вдох и наконец увидел, откуда доносился плач. Этот был вовсе не призрачный, а самый что ни на есть настоящий ребенок, мальчик лет четырех-пяти. Он стоял недалеко, на другой стороне улице. Его черные волосы были взъерошены, по круглому личику текли слезы. Скорее всего он потерял родителей. Мальчик плакал, размахивая руками. Пальцев видно не было, потому что рукава его одеяния были слишком длинны и едва ли не волочились по земле.

Дарж озабоченно нахмурился. Дело не в длине рукавов. Одежда ребенку слишком велика. Скорее всего он одет в одежду взрослого мужчины. Судя по виду, раньше ее носил какой-нибудь жрец. Но зачем плачущий ребенок нацепил на себя жреческий балахон? Мальчишка снова огляделся по сторонам, после чего заплакал еще громче и горестнее.

Даржа по-прежнему смущало нелепое одеяние ребенка.

– Дарж! – услышал он. – Пошли!

Это была Эйрин. Она чуть отстала от своих спутников. Девушка знаками показала рыцарю, чтобы тот поторапливался.

Дарж оглянулся на плачущего малыша. К мальчику подошла какая-то женщина и о чем-то разговаривала с ним, явно пытаясь успокоить и узнать название улицы, на которой тот проживает.

Увидев, что ребенок теперь не пропадет, Дарж поспешил за своими товарищами.

Тем не менее детский плач еще долго стоял в его ушах.


предыдущая глава | Мрак остаётся | cледующая глава