home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



78

Демон, возможно, и ушел, но Грейс и без Даржа знала, что они все еще в большой опасности. Сарет подошел к своему старому другу так близко, как только мог, но Ксемет не позволял морнишу подойти слишком близко, и каждый раз, когда Сарет приближался менее чем на пять шагов, отходил от него.

Он не настоящий скирати – он не может им быть. Если бы он был магом, мы все были бы уже мертвы. Он просто одет, как они. Только зачем?

Тревис и Лирит стояли рядом с Грейс и смотрели на Сарета. Дарж отошел чуть в сторону. Он все еще держал меч наготове, но не двигался. Возможно, Ксемет и не маг, но у него скарабей, и, судя по словам Сарета, невозможно предугадать, что Ксемет может сделать при помощи этой реликвии.

Сарет увлажнил губы. Без сомнения, морниш тщательно обдумывал, что говорить:

– Это чудо, Ксемет. Ты сделал то, зачем мы приходили сюда в тот день, – вырвал скарабея из рук скирати. И я невозможно счастлив, что ты жив. Только отчего ты не пришел к нам ранее, не дал нам знать, что жив? Все морниши были бы рады. – Он сделал паузу. – Вани была бы рада.

Ксемет вздрогнул. На мгновение левая сторона его лица обмякла. Но тут же посуровела снова.

– Умно, Сарет. Однако неискренние банальности не позволят мне забыть, как ты бросил меня здесь умирать. И твои милые слова не вернут мне лица.

– Мне так жаль, что такое случилось с тобой, мой друг. Правда.

– А теперь ты предлагаешь мне неискреннее сожаление, – огрызнулся Ксемет, – еще менее действенное средство от того, что случилось. Осознание того, что ты потерял часть своего тела так же, как и я, не делает нас равными. Разница между потерянной ногой и тем, что выстрадал я, огромна.

Снова он провел рукой по пустоте правой половины своего лица. Грейс понимала, что Ксемет сделал невозможное, пережив такую рану – особенно в этом мире, где даже маленькая царапина может привести к заражению и смерти.

Но это было стерильное иссечение, не так ли, доктор? Так же как и нога Сарета. Демон не совсем ест предметы – не ртом и зубами. Просто то, к чему он прикасается, – исчезает. Как камни в этих тоннелях.

Или как плоть.

– Как, Ксемет? – сказал Сарет. – Как ты выжил? И почему ты одет как один из скирати?

– Что, старый друг, тебе и твоим спутникам не терпится услышать историю?

Взгляд Сарета стал умоляющим.

– Никто не мог пережить столкновения с демоном. Но ты смог.

Единственный глаз Ксемета засветился. Грейс поняла: Сарет обращался к тщеславию и самолюбию Ксемета, стараясь выиграть время. Но время для чего?

– Хорошо, Сарет. Я признаю, теперь, когда ты пришел сюда, я бы расстроился, если бы ты канул в вечность, не услышав моего рассказа. Я полагаю, у нас достаточно времени, чтобы рассказать все, – Ксемет рассмеялся, издавая булькающий звук. – Ему точно нет дела до времени. И я полагаю, что у меня скоро будет все время вселенной. – Он крепче сжал скарабея в руке.

Грейс заметила, как Тревис опустил руку в карман. Сможет ли Камень остановить Ксемета, если тот попытается навредить им? Грейс не знала всего о силе Камня. Дарж все еще держал меч, а пальцы Лирит, спрятанные за спину, плели волшебство. Грейс выпустила нить в сторону худенькой ведьмы.

Заклинание?

Да, сестра, заклинание связывания. Хотя я не знаю, удержит ли оно его. Ты чувствуешь? Скарабей разрывает нити, даже когда я пытаюсь соединить их.

Давай помогу.

С открытыми глазами работать было сложно, но они не могли позволить Ксемету понять, что они делают.

– … и тогда на нас напал демон, – говорил Сарет. – Я добрался до выхода, обернулся и протянул тебе руку. Только тогда я почувствовал холод в ноге. Казалось, тебя поглотила тень, тебя больше не было.

Ксемет стукнул по скарабею.

– То, что ты увидел, было не совсем тем, что произошло, друг. Демон действительно напал на меня. Я чувствовал, как он окружил меня, и почувствовал холод на лице. Потом земля задрожала, и подо мной открылась бездна. Я упал.

– Поэтому мне и показалось, что демон поглотил тебя. Я не мог знать, что ты все еще жив.

Ксемет издал подавленный рычащий звук:

– Ты считаешь, это избавляет тебя от ответственности за преступление? Если бы ты остался, то услышал бы крики моей агонии. Я упал на пять саженей. Когда я ударился о дно, не знаю, сколько костей было разбито. Пока я лежал там, окоченение на лице исчезло, но пришла боль.

– И что потом? – спросил Сарет.

– Я не знаю, как долго я пролежал там. День, возможно, дольше. Там не было света, нечем было измерять течение времени. Я умирал, медленно и верно. Пытался ползти, но мне требовались часы, чтобы передвинуться на сантиметры. В конце концов я почувствовал, что слабею, и знал, что конец близок. Последний раз я сдвинул себя в сторону одного острого камня – и там нашел это. – Он снова усмехнулся. – Ирония судьбы, я знаю, что если бы не был ранен, то никогда не нашел бы средство своего избавления. В темноте он выглядел, как и все остальные камни. Но я расцарапал руки, и когда капля крови попала на него, он… проснулся от ее вкуса.

Ксемет спрятал скарабея под одеждой, но достал что-то еще: черный треугольный камень.

– Второй артефакт, – сказал Сарет. Изуродованные губы Ксемета растянулись в самодовольной ухмылке:

– Значит, ты знаешь, как мы делали это, как приносили богов в жертву демону. Но мне это не неприятно. На самом деле я надеялся, что морниши догадаются, что происходит, и помешают скирати. Я даже рассчитывал на это. Все это было частью моего плана, как отделаться и от демона, и от магов на моем пути.

– Ты хочешь сказать, что не присоединился к ним?

– Присоединиться к этим ва-кет? Возможно, я был домоседом, возможно, я был неуклюжим, но я никогда не был глуп. – Ксемет потрогал золотую маску, которая теперь висела на шнурке на шее. – Правда, их маскарад устраивал меня. Он позволял скрывать свое лицо и тело, когда я выходил в город.

– Ты! – Лирит чуть не задохнулась. – Ты пытался убить меня!

Ксемет отпустил маску.

– Когда я увидел, что вы прибыли в город, я понял, что дотошная сука Мелиндора Сребролунная не сможет не вмешаться. В этом наряде я пытался убить тебя, чтобы она поверила, что за смертями богов стоят скирати. Я знал, что как только она заподозрит скирати, то сделает все возможное, чтобы помешать им. Она и делает это теперь. И я убил бы тебя, если бы не появился мой старый добрый друг и не спас тебя.

Лирит подняла руку к сердцу.

– Так это ты спас меня?

В глазах Сарета была печаль.

– Это был я, бешала.

– Бешала! – пересмешником повторил Ксемет. – Ах, Сарет, это слишком замечательно. То, что ты привел ее с собой сюда, делает ситуацию такой… милой. Хотя должен сказать, наряд нашего народа не идет ни одному из них, кроме нее.

Сарет провел рукой по волосам, его глаза сверкали.

– Что ты собираешься делать, Ксемет?

– Пожалуйста, Сарет, ты прекрасно знаешь, что я собираюсь убить тебя, так же как демон убьет всех скирати.

– Ты хочешь сказать, что предаешь их? Ксемет вздохнул:

– Ты просто удручающе глуп. Конечно, я предаю их. Так же, как ты предал меня.

Грейс вздохнула. Карта Т'хот, которую Сарет вытащил в то утро, – три меча. Разве он не говорил, что она обозначает предательство?

Сарет с трудом искал слова:

– Я не понимаю.

– Тебе по слогам произнести? Хорошо, но только коротко. Время убегает от тебя и от магов скирати. – Ксемет поднял артефакт Врат. – Когда я нашел это в ущелье, где умирал, я знал, что нашел свое спасение. Не знаю, почему он попал сюда. Возможно, маг, который сковгл демона, полагал, что сможет выбраться с его помощью, когда свершит свое волшебство. И если так, то он погиб до того.

Однако моя кровь пробудила артефакт, и когда я открыл его, то увидел, что там осталась магическая кровь. Я использовал ее, чтобы создать Врата на поверхность, и выбрался наружу. Я умирал, и я дал Вратам только слабое представление, куда они должны вывести меня, но, казалось, судьба была на моей стороне, потому что я вышел на поверхность в сельской местности к западу от Тарраса, и меня нашел пастух. Он был добрым и одиноким человеком, и он заботился обо мне до моего выздоровления. Тем хуже. Как только я стал достаточно силен, мне пришлось отплатить ему за доброту убийством. Но он видел артефакт, а я не мог допустить, чтобы морниши услышали хотя бы слово об этом. Не прежде, чем я найду себе новых друзей.

– Скирати, – процедил Сарет сквозь сжатые зубы.

– Соображаешь. – Ксемет установил артефакт на алтарь. – Я имел намерение вернуться сюда и заполучить скарабея, только знал, что мне нужно изобрести способ убрать демона. Тут-то скирати и пригодились. Я сблизился с ними, показал им артефакт, рассказал о скарабее.

Как ты понимаешь, маги скирати были весьма заинтересованы. Они давно искали подобные артефакты. Это потому, что они ищут что-то по ту сторону пустоты. У них там какие-то союзники.

Грейс взглянула на Тревиса. Он озвучил слово, которое обожгло ее.

«Дюратек».

– Признаю, – продолжал Ксемет, – я не слишком обращал внимание на этих далеких друзей скирати. Я даже не уверен в том, как маги нашли связь с людьми из другого мира без артефакта. Полагаю, здесь, в Фаленгарте, есть кто-то, с кем маги в союзе, кто-то приблизился к ним и сообщил то, что морндари узнали очень давно, что там, за пустотой, есть еще мир. Все, что я знаю, это что люди с той стороны пустоты ищут путь на Зею и что скирати обещали помочь им в обмен на какую-то любезность или плату.

Не так, чтобы что-то из этого имело значение для меня. Все, о чем я забочусь, это сделать их моими должниками, и для этого позволяю им использовать артефакт для контактов со своими союзниками там. Их навыки в кровавом волшебстве таковы, что они смогли посылать и получать послания в тот мир. Они даже смогли перенести несколько предметов из того мира, включая оружие, сделанное их братьями за пустотой, – металлические палки, которые могут убивать на расстоянии. – Ксемет усмехнулся. – Конечно, маги, которые пытались пройти сами, были поглощены морндари в пустоте. Чтобы открыть Врата, через которые может пройти живой человек, им нужна кровь мага куда более сильного, чем просто маг скирати.

– То есть кровь Ору, – сказал Сарет. Ксемет снова вынул скарабея.

– Именно так. Я рассказал скирати о нем и помог им разработать план – план, о котором вы теперь тоже знаете. Используя артефакт и кровь многих магов, мы открыли Врата в храмы богов и скормили их демону, чтобы насытить его, и мы смогли пройти мимо него и получить скарабея.

Сарет поднял кулак.

– Но демона нельзя насытить! Если он на свободе, он никогда не прекращает поглощать.

Ксемету, казалось, стало скучно.

– Ты думаешь, я не знаю этого, Сарет? Поверь мне, я знаю о демонах больше твоего. Мне нужно было отвлечь и демона, и скирати, чтобы самому получить скарабея. Да, и еще одно. Возможно, тебе интересно узнать, что это я рассказал скирати об артефакте, которым владеют морниши.

У Сарета не было слов, его трясло.

– Зачем, Ксемет? – сказала Грейс и сама удивилась своим словам. – Зачем тебе скарабей?

Он перевел свой безразличный взгляд на нее.

– Скажи мне, женщина с севера, разве это не меньшее из того, что я заслуживаю, пережив такие мучения – мучения всей моей жизни. Я всегда был вторым после Сарета, и когда захотел то единственное, что не могло принадлежать ему, мне тоже отказали. – Паук пощупал его палец тонкой золотой лапкой. – Когда я выпью кровь Ору, то стану величайшим волшебником из всех живущих. Даже демон не сможет сопротивляться мне, и я снова свяжу его.

Наконец Сарет нашел что сказать:

– Вани стыдилась бы тебя.

Никакие из слов, что Сарет говорил ранее, казалось, не возымели действия, но эти… Ксемет как-то съежился.

– Она здесь, в Таррасе?

Сарет кивнул, и Ксемет снова прикоснулся к своему лицу. Если он и раньше не был красавцем, что теперь Вани подумала бы о нем? Но Грейс знала, что Вани отказала ему не из-за его внешности. Она верила, что предназначена Тревису. Однако что-то подсказывало Грейс, что Ксемет ничего не знает об этом.

Ксемет отступил от пьедестала. Он как-то сразу растерялся, затряс головой, забормотал что-то себе под нос. Сарет взглянул назад на остальных, это их единственный шанс, пока Ксемет отвлечен мыслями о Вани. Дарж поднял меч, Тревис опустил руку в карман.

Готова, сестричка?

Грейс сжала нити Паутины жизни.

Готова.

И вместе они двинулись вперед.

– Стойте! – закричал Ксемет, поднимая скарабея. Золотое свечение стало невыносимо ярким. Сарет, Тревис и Дарж отступили. Лирит вскрикнула, и Грейс почувствовала острый приступ боли, когда нити Паутины были вырваны из ее разума. Она отшатнулась.

– Ты что думаешь? – закричал Ксемет. – Что сможешь остановить меня сейчас? Ты знаешь, что это? В руке я держу скарабея, величайшую реликвию силы, которая осталась от Мрака Моринду. Единственной каплей крови Ору маги низвергали горы, заставляли моря кипеть и закрывали свет дня потоками саранчи. Меня невозможно остановить.

Сарет поднял руку, чтобы защититься от золотого сияния.

– Демон, Ксемет. Где демон?

– Он свободен, – победно произнес Ксемет. – Мои шпионы во дворце подслушали милый план Мелиндоры сегодня утром, поэтому я открыл Врата в Этерион. В то время демон был достаточно силен не только, чтобы добраться до Врат, но и чтобы пересечь их. Он слаб и медлителен после тысячелетия голода здесь в заточении, и ему придется немало поглотить, прежде чем он припомнит свою истинную силу. Все равно он – демон. Даже сейчас, я полагаю, он расправляется со скирати, как и с Мелиндорой Сребролунной и ее дружками. Когда демон покончит с ними, то прежде чем он станет слишком силен, я снова свяжу его – мощью божественного короля Ору.

Ксемет поднял скарабея выше, запрокинул голову и открыл рот. Его пальцы крепче сжали сияющего скарабея, раздавили его. Три темно-красные капли пролились Ксемету в рот.

Произошедшие перемены были быстрыми и жуткими. Крапинки золотого света – сначала бледные, как тусклые светлячки – проникли ему под кожу. Потом они стали ярче, роились над его лицом, шеей, светили сквозь ткань его одежды, пока все тело Ксемета не стало светиться так же ярко, как и скарабей.

Он откинул раздавленную драгоценность и выбросил руки вперед.

– Да! – кричал он, и его голос грохотал по всей пещере. – Да!

Золотые искры плясали у правой стороны его лица. Появились первая кость и зубы, потом мышцы и кожа. Искры потускнели до мягкого золотого свечения, которое покрывало его. Ксемет улыбнулся – и выражение отразилось на обеих сторонах его лица. Медленно он протянул руку и потрогал свою обновленную плоть.

– Цел, – прошептал он, его глаза светились изумлением. – Я снова цел. И я чувствую, как она течет по моим жилам. Его кровь. Я самый могущественный волшебник со времен самого Ору.

Лицо Сарета напоминало маску боли.

– Ты глуп, Ксемет. Вани…

Сияющее лицо Ксемета нахмурилось:

– Что Вани?

Сарет посмотрел в глаза Ксемету.

– Вани в Этерионе.

Ксемет замер, уставившись на каменный потолок наверху.

– Демон!..

С криком ярости Сарет рванулся вперед. Он почти успел. Тогда легким движением руки Ксемет направил потрескивающие золотые искры из своих пальцев в грудь Сарету. Морниш отлетел и со стоном боли упал на краю бездны. Лйрит закричала и бросилась к нему, удерживая над пропастью.

Дарж и Тревис двинулись к Ксемету, но они были слишком далеко. Только Грейс была рядом, но нити Паутины жизни ускользали от нее, когда она пыталась произвести заклинание.

Ксемет снял артефакт с пьедестала и прикоснулся пальцем к его острию. Брызнула кровь и покрыла артефакт.

– Я иду, Вани, – закричал он, и появились Врата: овал темноты, окаймленный голубоватым светом.

Ксемет бросился вперед. Когда он сделал это, кольцо голубого света вспыхнуло и расширилось. Грейс пыталась увернуться, но ее ноги скользили по камню. Вскрикнув, она споткнулась и соскользнула в противоположном направлении.

– Грейс, нет! – услышала она крик Тревиса.

Потом пещера исчезла, а Грейс погрузилась во тьму.


предыдущая глава | Мрак остаётся | cледующая глава