home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Бинк

Мирная жизнь кончилась с появлением внешне заурядного молодого человека лет двадцати пяти. Он пришел к замку, каким-то образом одолев... э... одолев труднопроходимый район Ксанта и избежав многих опасностей. Несомненно, у него был Вопрос, а я тогда, честно говоря, не хотел, чтобы меня беспокоили.

Но парень был настойчив. Он переплыл ров на гиппокампусе, не испугавшись свирепого конедельфина и сумев не вылететь из седла. Конечно, гиппокампус не очень-то и старался его сбросить, и, окажись седок в воде, конедельфин, пощелкав для острастки пастью, позволил бы ему доплыть до берега и спастись бегством. Но парень-то ничего этого не знал! Стало быть, хладнокровен.

Затем он исследовал огромную входную дверь и, сумев открыть в ней тайную дверцу, пролез через нее в замок. Дверцу смастерил искусный в таких делах Амби-Гус, и найти ее было непросто. Тем не менее парень справился с ней в два счета. Стало быть, сообразителен.

В конце концов он встретил мантикору – создание размером с лошадь, но обладающее человеческой головой, львиным туловищем, драконьими крыльями и скорпионьим хвостом. Несомненно, на свет оно появилось в результате разнузданной вакханалии у любовного источника! Чудовище отрабатывало Ответ на свой Вопрос: может ли существо, лишь частично являющееся человеком, иметь душу? Я ответил мантикоре, что лишь обладающий душой, может задать себе этот вопрос. Удовлетворенная столь ясным Ответом, она служила у меня год, но с условием: пришельцев пугать, но не калечить. Однако парень не оробел и нашел способ обмануть чудовище. Стало быть, храбр.

Ну, теперь я и сам хотел бы знать, чего ему надо. Я заглянул в Книгу Ответов, но там была такая путаница в сносках, что я закрыл ее, так ничего и не выяснив. Все это мне не нравилось. Уж больно простоватым выглядел этот парень и слишком уж он был похож на деревенских оболтусов, которым вдруг понадобилось приворотное зелье.

Невежа дернул за шнур колокола. ДОНГ-ДОНГ, ДОНГ-ДОНГ! Как будто я не спускался уже по лестнице! И я так и не выяснил, как его зовут! Хорош Волшебник Информации – не смог разобраться в собственных сносках!

– Кто, позволю полюбопытствовать, звонит? – осведомился я.

– Бинк из Северной Деревни.

Ха! Имя и происхождение – единым духом. Звучит, правда, и то, и другое не слишком возвышенно, но трудно, согласитесь, ожидать, чтобы этого увальня звали Артур, Роланд или Шарлемань. Но я был раздражен и сделал вид, что не расслышал.

– Кто?

– Бинк! – сказал он, тоже раздражаясь. – Б-И-Н-К.

Я взглянул на него повнимательней. Отвратительно здоровый молодой человек. Собственно, я тоже на здоровье не жаловался, но меня несколько сгорбили годы, и я никогда не был таким высоким и плечистым.

– Что, позволю полюбопытствовать, хочет от меня твой хозяин Бинк? – осведомился я, продолжая уязвлять деревенщину.

Он объяснил мне, что Бинк – это он сам, а пришел сюда – узнать, есть ли у него магический талант. Готов за это отслужить год.

– Грабеж, но мне некуда деваться, – сообщил он по секрету, еще не понимая, с кем он разговаривает; надо полагать, он принял меня за слугу. – Твой хозяин дерет с нас три шкуры.

Это уже было забавно. И я решил поразвлекаться еще немного.

– Волшебник сейчас занят. Не смог бы ты прийти завтра?

– Завтра?! – взвился он, и у меня даже на сердце потеплело. – Хочет старый грабитель заняться моим делом или не хочет?

Дразнить его дальше не стоило; я отвел его в кабинет и сел за стол.

– Почему ты решил, что твоя служба так необходима бессовестному старому грабителю?

Я с удовольствием наблюдал, как понимание медленно просачивается в его тупую голову. Наконец-то он уразумел, с кем говорит. Вид у него теперь был совершенно потерянный.

– Я сильный, – сказал он наконец. – Я могу работать.

Я не смог удержаться, чтобы не подпустить напоследок еще одну колкость.

– У тебя, без сомнения, аппетит непомерный. И потрачу я больше, чем на тебе заработаю. – В этом я не сомневался, но было бы забавно держать в замке для потехи такую вот дубину.

Он лишь пожал плечами. По крайней мере, ему хватало ума осознать степень своего ничтожества.

– Ты грамотен?

– Немного, – с сомнением сказал он.

А с виду не скажешь. Ладно. Значит, наверняка будет совать нос в мои драгоценные тома.

– Ты, кажется, силен в оскорблениях. Может быть, станешь отпугивать посетителей, которые пожалуют с какой-нибудь мелочью?

Интересно, поймет ли он намек, что его собственная проблема – ни что иное как мелочь? Я мог бы с легкостью определить его талант; наверняка оказалось бы, что это – умение менять сено на солому или что-нибудь в этом роде. Король Шторм проверил на одаренность всех жителей Ксанта. Так что и от Короля порой бывает польза.

– Может быть, – согласился он, явно решив больше со мной не пререкаться.

Я был вполне удовлетворен.

– Что ж, пойдем. День уже кончается, – сказал я, слезая с кресла. На самом деле день еще только начинался. Одно из преимуществ скуки заключается в том, что отвлекаешься от этого занятия всегда с удовольствием.

На этого посетителя я решил напустить Бьюрегарда. Демон возился со своей работой «Ошибочность Иных Форм Разумной Жизни» вот уже несколько десятилетий и в конце концов кинулся ко мне с воплем о помощи. Я предложил ему провести пару десятков лет в бутылке, помогая отвечать на Вопросы живых существ; таким образом у него бы накопились залежи доказательств этой самой ошибочности. Он согласился и время от времени оказывал мне услуги, разнюхивая кое-что в иных временах. Он притворялся, что и впрямь заключен в бутылку или в пентаграмму; посетители с удовольствием ужасались при виде настоящего демона. Зачем же обманывать их ожидания? Демоны не всегда столь ужасны, как принято думать, а некоторые из них (Метрия, например, или моя бывшая жена Дана) – так просто хорошенькие. Но к чему приводит дружба с этими хорошенькими демонессами – спросите моего сына Кромби!

Я снял бутылку с полки и встряхнул, чтобы предупредить демона о начале представления. Потом поставил в центр начерченной на полу пятиконечной звезды и, произведя руками некий таинственный жест, отступил за черту.

И на сцену вышел демон. Крышка слетела с бутылки, и из горлышка весьма впечатляюще повалил дым, из которого затем вылепился Бьюрегард. Эффект немножко портило то, что на носу у него, как всегда, красовались очки, но у демонов тоже бывают причуды. Бьюрегард, например, был убежден, что в очках ему легче разбирать мелкий шрифт.

– О, Бьюрегард! – возгласил я со всей торжественностью. – Заклинаю тебя властью, данной мне Договором! – Бред, конечно, но на посетителей очень действовало. – Открой мне, каким магическим талантом обладает этот парень, Бинк из Северной Деревни? – Краем глаза я видел, что увалень просто потрясен всей этой белибердой.

Актер Бьюрегард был великолепный. Во всяком случае, на парня он взглянул весьма выразительно.

– Ступи на мою территорию, смертный, дабы я мог исследовать тебя как должно!

– Не-а! – воскликнул Бинк и попятился. Он все принимал всерьез.

Бьюрегард покачал головой, как бы скорбя об утрате такого лакомого кусочка. Конечно, демоны людей не едят; они вообще едят в исключительных случаях. Скажем, если демонесса вынашивает человеческое (точнее – получеловеческое) дитя. Демонесса Дана, например, так и делала. Потом родила, потеряла душу и – фррр! – улетела.

– Твердый орешек! – процедил демон.

Мой черед.

– Я не спрашиваю тебя о его личностном содержании! Что там с его магией? – Оценке Бьюрегарда я доверял вполне.

Демон сосредоточился – и выказал удивление.

– Он обладает магией... Очень сильной магией... Но я не могу постичь ее... – Он нахмурился и закончил нашим обычным дружеским оскорблением: – Прости, тупица.

– Тогда сгинь, недоучка! – искренне рявкнул я и хлопнул в ладоши. Все становилось куда как интересно! Если Бьюрегард не может постичь его магию, то я имею дело с незаурядным талантом.

Демон обратился в дым и вернулся в бутылку – досыпать. Нет, на этот раз – дочитывать книгу; я различал, как он там внутри переворачивает страницы. Бинк тоже смотрел на бутылку во все глаза.

Теперь я был серьезен. Расспросил Бинка, но он, как я и ожидал, ничего путного сказать не мог. Тогда я попробовал проверить его с помощью указки и настенной карты. Я задавал вопросы, и указка покачивалась в сторону нарисованного херувима – да; или в сторону нарисованного дьявола – нет. Но проверка эта лишь подтвердила сказанное Бьюрегардом: магия сильная, но неопределенная.

Я был не на шутку заинтригован. Наконец-то жизнь бросила мне настоящий вызов.

Попытался применить заклинание истины. Нет, я не полагал, что паренек что-то умышленно от меня скрывает, но заклинание было направлено скорее на его магию, нежели на него самого. Однако, когда я задал вопрос о его таланте, внезапно завыла мантикора. Чудовище хотело есть. Увлекшись Бинком, я не заметил, как подошло время кормежки.

К моему удивлению, мантикора совсем не выглядела голодной.

– Сама не знаю, что это на меня такое нашло, – сказала она. – Вдруг почувствовала, что не могу не зареветь во все горло.

Странно. Я вернулся к Бинку, который за это время успел разбить мое магическое зеркало, о чем и сообщил мне с истинно деревенской простотой.

– Ты приносишь гораздо больше неприятностей, чем пользы, – сердито сказал я.

Восстановил заклинание и вновь спросил Бинка, в чем его талант. Тут же из треснувшего зеркала выпал кусок стекла и заставил меня отвлечься. Что за чепуха?

Я попытался в третий раз. И содрогнулся уже целый замок. Мимо прошел невидимый гигант, вызвав небольшое землетрясение.

И я понял наконец, что это – не совпадения. Неведомая магическая сила не давала мне раскрыть тайну. Но такая магия доступна лишь Волшебникам!

– Я считал, что в Ксанте сейчас всего три истинных таланта, но такое впечатление, что появился четвертый.

Да, веселенькую шуточку сыграла со мной судьба: я-то думал, что случай вполне заурядный! И почему Книга Ответов не предупредила меня о приближении этого странного Волшебника?

– Три? – переспросил он.

– Я, Ирис, Трент. – Я не стал поминать Короля Шторма, ибо с возрастом талант его шел на убыль. И вообще давно пора было гнать его в три шеи! Другое дело, что заменить его пока некем! Ирис – женщина, а Трент вот уже двадцать лет как изгнан. Что до меня, то я не имел ни малейшего желания снова тянуть эту лямку. Но если перед мной и впрямь новый Волшебник, то было бы весьма соблазнительно найти ему применение!

– Трент? – воскликнул он. – Злой Волшебник?

Я объяснил, что Трент – не такой уж злой, да и я, кстати, не такой уж добрый. Просто таково уж народное мнение. Не думаю, чтобы Бинк меня понял. Он еще мыслил стереотипами.

Итак, я отпустил Бинка, не дав ему Ответа, потому что дальнейшие попытки докопаться до истины могли кончиться бедой. С одной стороны, эта неудача раздражала, с другой – внушала легкий трепет. Новый Волшебник со скрытой магией! Определенно, грядет нечто небывалое!

По чистому совпадению меня вдруг озарило: я понял, почему создания типа демонессы Метрии всегда ухитрялись возникать там, где заваривалась какая-нибудь суматоха. Если я, мужчина, едва переваливший за сотню лет, едва не полез от скуки на стенку в поисках чего-нибудь интересного, то с какой же силой скука должна была заедать демонов, существ вечных и неуязвимых! Это вовсе не значит, что мне нравится Метрия, просто в этом я ее понимаю. Когда я терзал вопросами молодого Бинка из Северной Деревни, воля ваша, а было во мне что-то от демона.


предыдущая глава | Искатель искомого | cледующая глава