home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

— Извините, лейтенант. Но когда же, черт возьми, кончится этот беспредел? Вам, военным, давно уже пора, засучив рукава, взяться за эту проклятую банду. Люди запуганы, шерифы только горазды бить себя в грудь, когда опасность за три-девять земель от них. А мне, добропорядочному коммерсанту, одни убытки. Сходите на двор и вы увидите гору расстрелянных бутылок! Посмотрите на эти стены — они похожи на решето! Загляните в кладовую: припасов — кот наплакал! Еще один визит Фиста — и я пойду по миру с протянутой рукой.

Том Уилоугби хмурил брови, судорожно водя полотенцем по отполированной стойке бара. Его лысина блестела от пота, водянистые зеленые глаза светились недовольством.

Тот, к кому были обращены эти слова, лейтенант Челси из форта Силл, молча пил свой лимонад. Его точеное орлиное лицо с синими глазами не выражало никаких чувств. Он устал от этого бесконечного нытья. Везде одно и то же: испуганные взгляды горожан и ворчливые претензии владельцев гостиниц и салунов.

— По-вашему, Уилоугби, выходит, что мы задарма едим армейский хлеб. — Лейтенант кивнул на своих десять кавалеристов, сидевших в салуне за военными пайками. — Что нам до одури нравится целыми днями болтаться в седлах… Да взгляните на солдат! На их исхудалые лица и оборванную форму! Понюхайте, чем пахнет мой офицерский мундир! — Он снял широкополую шляпу и протянул ее салунщику. — Попробуйте на вес этот головной убор. От пота, грязи и пыли он оттянет вам руку.

Когда Уилоугби отказался принять шляпу, офицер в раздражении метнул ее на стойку. Наступило молчание. Постепенно лицо салунщика прояснилось. Он отошел к полкам и вернулся с бутылкой виски.

— Ладно, лейтенант, всем нам, наверное, тяжело по-своему. Выпейте лучше стаканчик «Олд Джо Кларк».

Военный одним глотком опустошил стакан.

— Спасибо, — буркнул он, передернувшись.

— Еще?

— Хватит… Значит, Фист убрался отсюда вчера?

— Эх, лейтенант, вам бы приехать сюда днем раньше!

— Фист — хитрая зверюга, Уилоугби. У него и звериное чутье. Нам не было бы так трудно, если бы мы имели дело с обыкновенным бандитом. Я охочусь за ним давно, но он всякий раз показывает мне хвост… Думаю, однако, его везению приходит конец.

— Откуда такая уверенность? — спросил салунщик заинтересованно.

Лейтенант глазами показал на сидевшего в углу индейца.

— Это Уичита Джо. Лучший из всех знакомых мне следопытов. Примкнул к нам третьего дня, а я уже самого высокого о нем мнения. Читает следы, как мы — свежую газету.

— Приятно слышать лейтенант. За все последние дни это самая добрая новость… Послушайте, Челси, а не сходить ли нам на кухню? Вашу ораву мне, конечно, не накормить, а для вас кое-что вкусное найдется.

Лейтенант устало, с едва заметной улыбкой, покачал головой.

— Благодарю за приглашение, Уилоугби. Я сам выбрал себе профессию, и солдатский скудный паек — моя постоянная походная еда.

Салунщик с уважением взглянул на военного.

— Извините, Челси, за мое брюзжание. Вы достойный армейский человек… И когда вы тронетесь дальше?

— Завтра. Нужно дать хороший отдых и людям и лошадям.

Челси прошел через полупустой зал к своим солдатам и присел за отдельный столик, на котором капрал уже разложил для него закуску: сухие галеты, копченое сало, кусочек оленины и кое-какую зелень.

Минуты через две он увидел, как двое подручных салунщика поставили на солдатский стол ящик с лимонадом.

— Холодный напиток — для сухих военных глоток! — выкрикнул Уилоугби из-за стойки.

Лейтенант улыбнулся, слушая грубоватые благодарности своих подчиненных. Чем был доволен он на сей момент, так это тем, что под его началом служила десятка выносливых, крепких, отважных кавалеристов, готовых по первому зову броситься за ним в огонь и в воду. «Ну, кроме одного», — подумалось ему, когда его взгляд упал на угрюмое лицо рядового Рейнольдса. Тот был коренным южанином — из Джорджии, и этого было достаточно, чтобы с ним возникали разные проблемы. Характера он был злобного, часто норовил нагрубить капралу. Другие солдаты сторонились его, называя за глаза «недобитой южной голытьбой» за то, что он был уверен в реванше Конфедерации. Дважды капрал Соммерсби пытался ввязаться с ним в драку, но оба раза Челси охлаждал его пыл.

— «Может быть, и зря, — думал Челси. — Надо было дать здоровяку-капралу намять бока паршивой овце, портящей все стадо. Эти его вечные слова о тщетности наших усилий! Капля за каплей они в конце концов расхолодят и самого покладистого солдата».

Лицезреть угрюмую физиономию Рейнольдса лейтенанту никогда не нравилось и он бегло осмотрел остальных подчиненных. Да, несколько испитые лица, усталые позы, грязная одежда. Но это были настоящие бойцы, прошедшие с ним не одну сотню миль. Дай Бог, чтобы они всегда оставались верными присяге и своему командиру! Верится, у них есть для этого все данные.

— Рейнольдс! — послышался грубый окрик Соммерсби.

Лейтенант взглянул на выходца из Джорджии. Тот, вытянув руку с бутылкой, поливал пол прохладительным напитком.

— На кой черт мне это пойло! — прошипел он брезгливо. — Налил же салунщик виски лейтенанту. Пусть и нас облагодетельствует, а, ребята?

Солдаты молчали, устало взирая на очередную выходку сослуживца. Капрал Соммерсби с раздувающимися ноздрями на крупном мясистом лице поднялся с места и встал перед Рейнольдсом.

— Ступай к мистеру Уилоугби и извинись, — требовательно проговорил он.

— Да катись к дьяволу, боров! — был ответ конфедерата.

Верхняя губа капрала затряслась, как в лихорадке. Он схватил Рейнольдса за плечи и швырнул в сторону от стола. В воздухе мелькнули ноги бунтаря, а секундой позже его тело рухнуло на пол. Он вскочил на ноги быстро, приготовившись к драке, в которой у себя на Родине и в войсках слыл за неплохого боксера. Но драки не вышло. Соммерсби, со своими медвежьими ухватками, сгреб Рейнольдса в кучу и начал мять с таким остервенением, что у того затрещали кости.

— Хватит, капрал! — дико взвыл он, перестав дергаться.

— Ну что, сволочь! — проскрежетал Соммерсби, поднимая за шиворот соперника на ноги, — пойдешь извиняться?

— Иду!.. Иду!..

Помятый Рейнольдс поплелся к стойке и что-то пробурчал салунщику. Вернувшись на место, он остался сидеть с поникшей головой.

Лейтенант Челси за время потасовки не проронил ни слова.

— Думается, Соммерсби, теперь, — сказал он, — этот наглец больше не станет чесать своим длинным языком. Поделом ему!

Лучше бы он промолчал. До сих пор Рейнольдс таил обиду лишь на капрала Соммерсби, в частном, так сказать, порядке. Отныне же в нем поселилась лютая ненависть ко всему, что было связано с экспедицией спецотряда из форта Силл.


Весь следующий день отряд был в пути. Проводник Уичита сразу обнаружил, что банда Фиста преследовала какую-то группу из пятерых верховых людей.

— Уверен, — сказал Челси Соммерсби, — этим путникам уже не поздоровилось.

— Похоже на то, — согласился капрал. — Уичита Джо выяснил, что Фист по ходу движения держал их в поле зрения.

Меднокожий проводник, сплошь татуированный племенной «енотовой» раскраской, четко проговорил на хорошем английском:

— Техасец ждал ночи. Он нанес удар, когда белые путники остановились на ночлег.

Челси взглянул на индейца и вновь поздравил себя с тем, что ему встретился такой замечательный следопыт. Это было большой удачей. Лейтенант начал ему симпатизировать почти с первого взгляда. И не только за его мастерство в следопытском деле. Уичита внешне был очень примечательным человеком. Высокий, стройный с орлиными чертами и броской татуировкой он, как две капли воды, походил на чеканный силуэт вождя на дарственных правительственных медалях. Своим малым крапчатым пони он правил с необыкновенной грацией и красотой, приковывая одобрительные взгляды опытных кавалеристов-наездников.

— Почему Уичита Джо странствует по прериям, а не живет со своим народом? — поинтересовался у него Челси между прочим.

— Уичита Джо родился не для того, чтобы гнить в резервации, — гордо ответил индеец. — Он любит свободу и передвижения.

— Так ты что, совсем не бываешь в резервации?

— Иногда. Повидаться с родственниками.

— Ну и как им там живется?

— Плохо. Народ голодает, пьет огненную воду,

— Что, все увлекаются спиртным?

— Многие. Индейский дух слабеет, если нет кочевок, охоты и войны. — Индеец устремил свой орлиный взгляд вдаль. — Когда-то уичита были великим народом. Они всегда были готовы постоять за себя. Их боялись не только какие-нибудь бидаи, аранавы или понка — команчи и апачи не смели поднять Топор Войны на союзные племена уичита — тавакона, вако, тавехаши и юскани. Мы были великим народом еще во времена Коронадо, когда он побывал на нашей Родине и назвал ее страной Кивира.

— И как же уичита растеряли свою славу? — спросил Соммерсби. — Теперь твое племя — на удивление мирные люди.

— В 1759 году этого не могли сказать испанские солдаты, пришедшие на Ред-Ривер для усмирения союзных племен, а получившие такой отпор, что больше их никогда не видели… Эти «мирные люди» храбро сражались не так давно с независимым Техасом… Техасцы! Это они подлостью и вероломством сломали хребет моему народу.

— Хм-м, так вот что заставило Уичиту Джо примкнуть к нам — ненависть к техасцам!

— Это — главная причина, — согласился краснокожий. — И поэтому я поехал бы с вами и без вознаграждения.

— Уичита Джо, — улыбнулся лейтенант, — его все равно получит. И пару армейских лошадей, и новый карабин, и боеприпасы.

— Никогда не заглядывай вперед, бледнолицый вождь, — нахмурился индеец. — Все в руках Великого Духа, он может прогневаться.

— Хорошо, Уичита, — посерьезнел Челси. — И у моего народа заглядывать в будущее — плохая примета.

Отряд продолжал ехать на северо-запад, к горам Уичита под белым раскаленным солнцем, источавшим нестерпимый зной.


Глава 4 | Золото гор Уичита | Глава 6