home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

В офисе Ирины Сухановой Лика Вронская всегда чувствовала себя старой, толстой и некрасивой. Может, еще жутко умной, но радости ей это не доставляло. Мозг при желании всегда можно «вырастить». А вот такие ноги, как у то и дело попадающихся на глаза в бесконечном коридоре девчушек-моделей, у нее не вырастут никогда.

Лика вертела головой по сторонам и думала: «Если бы я была мужчиной, то женилась бы вон на той блондинке-„макаронинке“. Или на этой брюнеточке? Какие красивые девушки! В своих романах я по несколько страниц описываю тонюсенькие талии и нежные персиковые щечки, а вот сейчас топаю к Ирке и понимаю: ничего у меня не получается. Ее подопечные так очаровательны, что описать это невозможно...»

Ирина сидела в черном кожаном кресле с высокой спинкой, пила свежевыжатый апельсиновый сок и распекала собственную копию. У съежившейся на краешке стула девушки были точно такие же рыжие вьющиеся волосы и огромные голубые глаза, как и у владелицы модельного агентства.

Лика приветственно кивнула, прошла к дивану у прозрачного стеклянного столика и прислушалась к гневному монологу. Кастинг Ирина-копия проспала, выгодный заказ упустила, да еще и в голодный обморок на показе шлепнулась. Хочется надеяться, что это все-таки были последствия жесткой диеты, а не первые признаки беременности...

«Все по делу, – решила Лика. – Ирка не стареет, не брюзжит, а учит девочку уму-разуму. Ирише уже за сорок, а выглядит она моложе меня. Молодец!»

– Все, Катерина, делаю тебе последнее китайское предупреждение. Еще один просчет – поедешь назад в свою Калугу.

– Я... из Самары, Ирина Алексеевна...

– Поедешь в свою Самару. И не думай, что наши конкуренты, которые пытаются тебя переманить, заинтересованы в твоей карьере. Потрахают и выбросят. Парижа я тебе не обещаю. На твой типаж в Европе спроса нет. Но получить долгосрочный японский контракт шансы высоки. Работай, моя дорогая. Свободна!

– Спасибо, Ирина Алексеевна...

Полюбовавшись плавной походкой покидающей кабинет манекенщицы, Лика заметила:

– Да, Ира, дисциплина у тебя, как в армии. Ты девочку строишь, она тебя еще и благодарит.

Приятельница махнула рукой. Тут не армия, в армии хоть мало-мальски соображающие люди. По крайней мере на это хочется надеяться. А здесь – несмышленые младенчики. За девочками нужен глаз да глаз. Всего им хочется – побыстрее, поярче, побольше. Самый короткий путь к неприятностям.

– Странная, ты, Лика, девушка. То по полгода не появляешься, теперь второй раз за неделю приезжаешь. Снова что-нибудь случилось? – спросила Ирина, закрывая дверь кабинета на ключ.

Лика невольно улыбнулась. Ее умиляла привычка подруги поедать шоколад в условиях строгой конспирации. Видели бы только «макаронинки», как та, что руководит съемками исключительно со стаканом «фрэша» в руке, теперь торопливо шелестит фольгой...

– Мне опять нужен ваш визажист. И еще хочу у тебя попросить на время один из тех париков, в которых меня снимали.

– А фотограф требуется? Но он сейчас занят, предупреждаю. Минимум через два часа освободится. Ох, сколько лишних вредных калорий я сейчас поглощаю! М-м, как вкусно...

Последнюю фразу Ирина могла бы и не говорить. Даже кончики ее длинных ресниц, казалось, демонстрировали высшую степень наслаждения.

– Нет, Ир. Фотограф пусть снимает твоих «макаронинок» и не торопится. Просто мне надо кое-куда сходить. И выглядеть, как на тех снимках, которые мы на днях делали. Мне неудобно тебя постоянно отвлекать. В принципе лицо «нарисовать» и сама бы могла. Не так хорошо, как это делает Наталья, конечно. Но где мне этим заниматься? Пашка разорется, родители перепугаются. И парик в любом случае нужен.

– Да о чем речь, я всегда рада тебе помочь, – с набитым ртом сказала Ирина. – К тому же, ты меня жутко заинтриговала. У тебя новый роман? Или Паша пошел по бабам, а ты за ним шпионишь?

– Да нет, на личном фронте без перемен. Паша, надеюсь, хранит верность. Здесь совсем другая история. Когда она закончится – я обязательно все тебе расскажу. Договорились?

Ира обиженно нахмурила идеальные светлые бровки.

Но одновременно зазвонившие телефоны и стук в дверь быстро стерли ее возмущенную гримаску. Спрятав недоеденное лакомство в стопку глянцевых журналов, Ира схватила мобильный и, махнув Лике рукой, прижала к свободному уху трубку стационарного аппарата.

Та все поняла. Короткий перерыв закончился. Ирине теперь не то что обижаться – попрощаться нормально времени нет...

Любуясь дефилирующими по коридору, как по подиуму, манекенщицами, Лика добралась до комнаты визажиста Натальи. Девушка, без грамма косметики на лице, подняла голову от журнала, ехидно улыбнулась и сказала:

– Привет! Опять кардинальная смена имиджа?

Объяснив, что требуется делать, Вронская опустилась в удобное кресло у большого зеркала и закрыла глаза.

Принимая решение разместить свое объявление на злополучном сайте знакомств, Лика отчетливо понимала: свое фото в Интернете вывешивать нельзя.

Ей, конечно, далеко до всенародной известности. И это к лучшему. Можно спокойно гулять по улицам, выпивать в барах и ходить в булочную в стареньких потертых джинсах. Но. Все-таки. Авторская рубрика с фотографией в «Ведомостях» – это раз. Лучезарная улыбка на последней странице романов – это два. И, в-третьих, у нее очень широкий круг общения. Так что, размещая свое фото, она рискует если не насторожить убийцу, то перепугать друзей и дать повод для зубоскальства недоброжелателям.

Размещать чужую фотографию под объявлением тоже нельзя. Тогда мужчина – если только вдруг тот самый мужчина действительно отзовется – ее попросту не узнает при встрече.

Выход из ситуации оставался один-единственный. Измениться. До неузнаваемости. Так, чтобы мама родная не признала. А в этом никто лучше профессионалов не поможет. Напрягать подругу своими проблемами Лике не хотелось. Ирина Суханова – человек очень занятой, ее день расписан буквально по минутам. Но все же пришлось звонить именно в модельное агентство. А где еще найти всех – парикмахера, визажиста и фотографа – быстро и без проблем? «К тому же, мне это надо для дела», – успокаивала себя Лика.

В очередной раз она убедилась: у Ирины работают только профессионалы. Визажист Наталья так изменила Ликино лицо, что она сама себя в зеркале с трудом узнала. Грима особо не видно. А лицо совершенно другое. Профессионализм. И идею насчет париков тоже подсказала Наталья, когда Лика ей объяснила, что требуется задача-максимум. Две мордочки, не похожие на ее собственную, и при этом не похожие друг на друга.

– Снимитесь тогда в париках. Вы – блондинка. Можно выбрать черный и рыжий парики, – посоветовала визажист.

Уж этого-то добра в большом картонном ящике было навалом. Перемерив меньше половины, Лика устала, решила не мучиться и остановить свой выбор на огненном рыжем каре и длинной черной гривке.

Снимки в черном парике под яркими студийными лампами дались ей особенно тяжело. В париках вообще жарко, а тут такая гривища! Пот покатился градом сквозь толстый слой тонального крема и пудры. Фотограф, почему-то вдохновившись вымученной Ликиной улыбкой, орал, как сумасшедший. Он даже отловил в коридоре одну из «макаронинок» и заставил ее держать фен, раздувающий искусственные локоны. Устав стоять без движения, Лика зажмурилась, сладко потянулась, и...

– Не двигайся! Стой, как стоишь! – закричал фотограф.

Именно этот снимок Лика потом разместила под объявлением замужней женщины, ищущей острых ощущений. Рыжеволосая улыбающаяся стервочка в Интернете тоже называла вещи своими именами: интим-услуги за деньги.

Тексты объявлений Лика составила быстро, а вот с их размещением пришлось повозиться. Помня, что даже программист по диплому и хакер по состоянию души Паша так в конечном итоге не нашел компьютерных «концов» преступника, она отправилась в Интернет-кафе. В случае успеха этой затеи ей предстоит встреча с профессионалом, и «засвечивать» ай-пи адрес своего компьютера рискованно.

Лика была уверена: если убийца по-прежнему просматривает объявления на сайте знакомств, он отзовется только на новое объявление. Так что почту примерно трехдневной давности уже можно смело отсекать. Девочка-практикантка, писавшая под чутким Ликиным руководством для «Ведомостей» статью про Интернет-знакомства, через пару дней просто тонула в письмах. Отзывов приходит очень много. Женщины начинают встречаться с теми, кто написал первым, и до последующих кандидатур могут просто не дойти, так как найдут подходящий вариант. Преступник, скорее всего, об этом тоже прекрасно осведомлен.

Через два дня Лика удалила свои объявления с сайта и приступила к анализу корреспонденции. Почта, поступившая «проститутке», полностью соответствовала характеру объявления. Где, сколько, что умеешь... И все-таки одно письмо заставило насторожиться. «Ты шлюха, и живешь, как ничтожество. Напиши мне, если хочешь спастись»... Перечитав его несколько раз, Лика на всякий случай ответила предложением встретиться. В письме чувствовалась невысказанная угроза, но стал бы убийца раскрывать карты вот так сразу? Видимо, все-таки нет, логичнее с его стороны было бы вначале не вызывать подозрений. Значит, он может оказаться среди других авторов 80 писем. Из них около половины сразу написали, что живут в Москве, а у остальных еще надо выяснять место жительства. Нудное дело, но ничего не поделаешь. Назвался груздем – полезай в кузов...

Поклонников Лики «замужней» оказалось чуть меньше. Она удалила письма, пришедшие из дальнего зарубежья и стран СНГ, и задумалась. Удалять «детей» или нет? Объявлением заинтересовалось около десятка юношей от 18 до 22 лет. «Замужняя женщина» писала, что ей 40. Карина Макеенко встречалась с преступником в кафе, но пошла бы она на свидание к молодому парню? И стала бы продолжать общение с ним? «Вернусь к этому вопросу потом, если не возникнет иных предположений», – решила Лика. Одному из мужчин она ответила сразу же. Его письмо пришло дважды, с одним и тем же текстом: «Вы именно та, которую я так долго искал. И я Вам тоже нужен». Еще одно послание начиналось примерно так, как могло бы начинаться письмо убийцы: «Я никогда раньше не заходил на этот сайт. Мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь я буду отвечать женщине, разместившей объявление. И все-таки я пишу. Наверное, надо рассказать немного о себе...» Лика ответила этому человеку, набросала еще пяток ни к чему не обязывающих ответов и вышла покурить. На письма Инессы и Карины убийца отвечал быстро...

Через десять минут в ящике «замужней» женщины уже было одно непрочитанное сообщение. От того самого мужчины, который писал о том, что никогда не просматривает сайты знакомств. Когда письмо открылось, Лика похолодела. «Приглашаю вас в кафе на чашечку кофе...»

О, если бы она обладала хоть частью Пашиных хакерских способностей и умела хотя бы вычислять ай-пи адрес. Не умеет. К Паше же обращаться нельзя – запилит упреками и нравоучениями. Лика связалась с Седовым, и тот посоветовал ей отправиться на свидание и взять с собой кого-нибудь из мужчин для подстраховки...

Кисточка с пудрой последний раз пощекотала нос. Наталья с гордостью сказала:

– Ну вот. Готова. Нравится?

Лика посмотрела в зеркало. Ее отражение ей не понравилось, как не нравился любой профессиональный грим. Даже качественный тональный крем стягивает кожу, румяна слишком яркие, кроваво-красной помадой, сияющей теперь на губах, она пользовалась только в школе и исключительно для того, чтобы разозлить учителей. Но обижать Наталью Лика не стала. В конце концов визажист сделала то, что от нее требовалось. На себя Лика не похожа совершенно. От размещенного в Интернете снимка ничем не отличается.

– Я звезда. А ты – гений визажа, – сказала она, поднимаясь с кресла. – Где там наш паричок? Еще и оттепель сегодня, как назло. В мороз в парике, наверное, еще ничего. Он как шапка. А сейчас потеплело. Запарюсь.

Ловкие пальцы Натальи упрятали Ликины светлые волосы под сеточку, закрепили фиксатор.

– Если хочешь, можно приподнять боковые пряди заколками, – предложила Наталья. – Убирать волосы наверх полностью не советую. Все-таки парик.

– И то верно. Еще потеряю. Нет, закалывать не надо. Побуду русалкой.

Посмотрев на часы, Лика быстро попрощалась и, придерживая искусственную шевелюру, бегом помчалась по коридору. Она уже опаздывает. А если еще Лопата в пробках застрянет...

Старый приятель прокомментировал Ликино приземление на сиденье машины коротко и нецензурно. Он служил в СОБРе, а у этих парней, если им что-то не нравится, разговор короткий.

– Володя, не ругайся, – миролюбиво сказала Лика. – Поехали, мы можем опоздать.

– Ты? Что с тобой?! Пискля, я тебя только по голосу узнал!

– Очень хорошо! Так и задумано. Все идет по плану.

Морщась, как от зубной боли, Лопата завел двигатель. С зубами у бывшего любовника Лики Вронской, впрочем, все было в порядке. Но даже тогда, когда влюбленный Лопата готов был сделать для Лики все, в списке возможных подвигов имелось одно принципиальное исключение. Он не выносил звука ее голоса. У него начинала болеть голова.

Повернувшись к окошку, Лика благоразумно помалкивала.

«А с Володей и молчать хорошо. И еще с ним можно отправляться куда угодно. Офицер, профессионал, каменная стена, – думала Лика, искоса поглядывая на ровный профиль Лопаты. – Прозвище ему, конечно, ребята-„собровцы“ неудачное дали. Но, говорили, по делу. Во время командировки в Чечню была такая ситуация, что оружия под рукой не оказалось, и он там замочил кого-то саперной лопаткой. Все равно, прозвище мне не нравится. А вот сам Вовка... Да нет, прошло. Точно прошло. Да и он, слава богу, сейчас вроде не один живет. Во всяком случае к телефону девушка подошла, когда я ему звонила...»

То, что происходило следующие полчаса с Лопатиным автомобилем, больше всего напоминало урок экстремального вождения.

Лика мужественно воздержалась от комментария, когда Володя объехал часть пробки по бордюру. И даже когда он гнал по пешеходной дорожке, рискуя передавить ни в чем не повинных прохожих, она молчала. На встречной полосе обсуждать манеру вождения приятеля сделалось просто опасным. Лика лишь нервно теребила свою искусственную гриву, вытирая тайком о кудри взмокшие ладошки.

Зато к кафе они приехали ровно за четверть часа до назначенной встречи.

– Иди в зал. А мне надо покурить, – прошептала Лика.

– Ключи забрал. Дверь захлопни потом.

Без Лопаты вся Ликина смелость мигом испарилась. Она быстро выкурила сигарету и вышла из машины.

Скорее под надежную защиту...

– Меня должны ждать, – пояснила Лика администратору у входа. – Где можно оставить куртку?

– Я провожу.

Перед тем, как войти в зал, Лика бросила озабоченный взгляд в зеркало. Все время казалось, что парик вот-вот сползет и родная беленькая челка выбьется из-под сетки.

С париком все было в порядке. Но больше Лику это не интересовало. Она узнала отразившегося в зеркале человека, сидевшего за столиком у окна.

«Получилось! – сердце застучало быстро-быстро, а мысли понеслись еще быстрее. – Он попался! Это он!!! Кто бы мог подумать?! Рядом Вовка. Ничем не рискую. Я могу подойти к его столику. Он не узнает моего лица. Но голос... Этот тонкий детский голос. Он запоминается. Меня всегда по нему узнают. Я его не проведу, нет...»

Провожаемая недоуменными взглядами администратора и гардеробщика, Лика схватила куртку и выбежала из кафе.

– Седов!!! – заорала она, когда со второй попытки получилось правильно набрать номер следователя. – Ты не представляешь, кто пришел ко мне на свидание!!! Как не важно? Другая версия... У вас подозреваемый... Мунк – для отвода глаз...

Нажав на кнопку отбоя, Лика прислонилась к стене и обессиленно вздохнула. Все оказалось напрасным. Как глупо.

Она набрала номер Лопаты и сказала:

– Дружище, выходи. Пойдем, выпьем чего-нибудь. Да ну его, это кафе. Другое поищем.


предыдущая глава | Проклятие Эдварда Мунка | cледующая глава