на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 6. ЗА НАШУ КАШАСУ!

Профессор Владимир Павлович Нужный. – «Чем чище яд, тем он вреднее». – Аберрация сознания. – Тест на вшивость. – Сравнительные испытания. – Слепая дегустация. – Почётное серебро

Павел Преженцев: Но пока мы не перешли ещё к рассказу о том, что происходило после публикации первых выпусков «Самогонных хроник», остановимся на любопытной информации: что о самогоне рассказывают люди, изучающие его давно и серьёзно, используя при этом сугубо научный подход.

Чем дольше мы занимались проектом по промышленному изготовлению самогона, тем больше об этом продукте узнавали любопытных подробностей. Например, выяснилось, что ещё в 2002 году российским самогоном заинтересовалась ассоциация International Center For Alcohol Policies (ICFAP), изучающая национальные крепкие алкогольные напитки на предмет их продвижения на международных рынках, – к слову сказать, именно по итогам исследований ICFAP в конце 80-х в широкий оборот была выведена мексиканская текила, раньше её потребляли в основном только в Мексике и на прилегающих к ней территориях.

Исследованиям подвергли самогон, произведённый частным образом в Воронежской, Омской и Нижегородской областях, и результаты получили весьма любопытные. Как тогда сообщил изданию «Водка. ру» доктор медицинских наук, профессор Владимир Павлович Нужный, руководивший химико-токсикологической частью исследования, «во всех исследованных образцах отмечено низкое содержание метанола – в пределах 0,48–28,6 мг/л». Для сравнения: в этиловом спирте «Экстра», используемом для производства водки, содержание метанола допускается в пределах 240 мг/л, в бренди и виски – 200–1000 мг/л. «По показателям токсичности образцы практически не отличались от раствора эталонного этилового спирта».

Еще интереснее оказались результаты органолептических исследований, попросту говоря дегустации. Её проводила центральная дегустационная комиссия Минсельхоза РФ, причём «вслепую», то есть образцы – 12 образцов самогона, коньяк Hennessy и виски Cutty Sark (добавленные для сравнения) – были обозначены только номерами. Победу одержал Hennessy – 8,37 балла по десятибалльной шкале. На втором месте оказалась самогонка из Воронежской области – 7,87 балла. На третьем – Cutty Sark: 7,53. Остальные виды самогона отстали от фирменного виски ненамного – получив от 7,32 до 7,45 балла. Владимир Нужный в том же интервью рассказывал: «Ко мне потом несколько раз американцы подходили, вопрос был один: почему в России промышленное производство самогона до сих пор не налажено?»

Алексей Ходорыч: Разыскать неожиданного профессора оказалось несложно, он – ни много ни мало – возглавлял лабораторию токсикологии НИИ наркологии Минздрава, то есть, по сути, был главным токсикологом России.

Интервью, которое мне довелось у него взять, стало для меня настоящим откровением, так как в корне расходилось с тем знанием, которое государство навязывало населению десятками лет. «Самогон – это яд», – всегда говорили государство и производители водки, заинтересованные в ликвидации своего основного конкурента. «Чем чище яд, тем он вреднее!» – возражает Нужный. Интервью с ним, позже опубликованное в журнале «Коммерсантъ. Деньги»,[14] и правда стало сенсационным. Даже сегодня, зная, в чём там соль, я частенько перечитываю его с большим удовольствием.

– Сколько лет вы занимаетесь исследованиями в области токсикологии?

– Изучением токсических свойств алкоголя я вместе с сотрудниками лаборатории занимаюсь уже 20 лет. А изучением токсикологических свойств различных алкогольных напитков наша лаборатория плотно занялась в середине 90-х, для того чтобы проанализировать причины и факторы резкого роста случаев смертельных отравлений алкоголем. Одновременно аналогичные исследования проводили Институт токсикологии в Санкт-Петербурге и Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН в городе Пущино на Оке. Оказалось, что собственно самогон не имеет к росту смертности никакого отношения. Напиток, изготовленный путем дистилляции браги с соблюдением традиционных народных приёмов, по определению не может быть токсичным. Эти исследования подтверждаются и динамикой смертельных отравлений. В середине-конце 80-х – в разгар антиалкогольной кампании, когда самогоноварение достигло своего расцвета – смертность не превысила 6,9 смертельных случаев на 100 тыс. населения в год.

Резкий рост начался в 1992 году, своего пика он достиг в 1994-м – 37,8 смертей. Второй рост зафиксирован в 1999-м, а пик – 28,8 случая – пришёлся на 2001 год, когда самогоноварение резко пошло на убыль, особенно в крупных городах.

– Виновата самопальная водка?

– Токсикологические исследования нелегальной водки, в том числе изготовленной из ректификованного синтетического или гидролизного спирта, показали, что она тоже ни при чём. Причина, скорее, носила социальный характер: в тяжёлое время люди просто пьют больше, смерть наступала от передозировки.

– Но ведь существует общепринятое мнение, что чем чище алкоголь, тем он безопаснее. С этим-то вы согласны?

– Всё это не так просто, как кажется на первый взгляд. Наши коллеги из Института теоретической и экспериментальной биофизики показали, что сверхчистый алкоголь токсичнее алкоголя с небольшим количеством примесей, он быстрее вызывает алкогольную зависимость. Их данные совпадали с нашими в том, что водка по ряду показателей токсичнее коньяка, виски и прочих качественных продуктов дистилляции, включая самогон. Грубо говоря, алкоголь – это яд, а чем чище яд, тем он вреднее.

Самогонные хроники. От национальной идеи к успешному премиум-бренду


Теоретически «Косогоровым самогоном» можно заправлять автомобиль. Практический же смысл это будет иметьочень нескоро – когда цена на нефть превысит $1500 за баррель. (Реклама придумана для размещения в такси)


– А сивуха, содержащаяся в самогоне, не яд?

– Сивушным маслом, которое представляет собой смесь изоамилового, изопропилового и других высших спиртов, которые, кстати, присутствуют и в обычном вине, отравиться невозможно по той простой причине, что напиток, содержащий в себе то количество сивухи, которое необходимо для отравления, вы просто пить не сможете. Имеются данные о том, что сивушное масло является своеобразным ингибитором окисления чистого алкоголя. В результате окисления образуется уксусный альдегид, именно он и оказывает на организм пагубное влияние. Чем чище алкоголь, тем быстрее он окисляется; печень не успевает справляться с образующимся количеством уксусного альдегида – в итоге наступает отравление. Сивуха замедляет этот процесс, и алкоголь окисляется медленнее. В итоге чистый алкоголь дольше задерживается в крови, и опьяняющее действие становится более выраженным. А вот похмелье может быть не таким тяжелым, как от хорошо очищенной водки. Ведь уксусный альдегид образуется медленнее, печень успевает с ним справляться.

– Выходит, чем больше сивухи, тем лучше?

– Переизбыток сивухи тоже вреден. Но её отсутствие не является благом. Обратите внимание: водку в чистом виде пьют только на пространстве бывшего СССР, в Польше и Финляндии, которые тоже в то или иное время были частью Российской империи, единственной страны мира, где производство алкоголя было монополизировано. Именно для этих стран проблема алкоголизма является наиболее актуальной.

– Но даже в БСЭ сказано, что самогон оказывает более вредное влияние на организм, чем водка!

– Чистой воды пропаганда, которая велась для защиты госмонополии! Будете смеяться, но мне не удалось найти ни одной заслуживающей внимания научной работы в области токсикологии алкоголя, в которой бы подтверждалось «более вредное» влияние самогона на организм, чем водки. Любой алкоголь вреден, но все рассуждения о том, что самогон вреднее водки, являются голословными.

– Почему же всё-таки в России самогон не производился легально, промышленным способом?

– Промышленный самогон – это оксюморон: самогон по определению не может быть промышленным. Но то, что крепких напитков, произведенных путем дистилляции, в России меньше, чем где бы то ни было, факт. Такие напитки можно пересчитать по пальцам: коньяк, кальвадос и тутовая водка. Технические условия для выпуска двух последних утверждены относительно недавно, но ни о каком переломе в этой области речи пока не идёт. Напитки эти плодовые и с водкой конкурировать не могут. А вот если когда-нибудь кто-нибудь сможет утвердить ТУ на продукт перегонки зерновой или хотя бы сахарной браги, это будет действительно событие. Только вряд ли это случится в ближайшее время: водочное лобби будет против. Это и есть ответ на ваш вопрос.

– А почему, кстати, водочные производители сами самогономне займутся? Расширение ассортимента ещё никому не мешало.

– Производство водки – это совсем иной, в отличие от производства самогона, процесс, к тому же водку производить гораздо дешевле. Кроме того, если водочные производители сами возьмутся за изготовление самогона, как тогда они смогут рассказывать сказки про то, что самогон вреден?

Николай Полуэктов: «Вы можете дурачить всех людей некоторое время; можете даже всё время дурачить некоторых людей; но вам никогда не удастся дурачить всех людей всё время» – так звучит одно из самых любимых мною высказываний Авраама Линкольна. И с учетом информации, полученной нами от Владимира Павловича, именно оно очень точно описывало положение дел с российским национальным напитком – самогоном, который Линкольну едва ли доводилось когда-либо пробовать.

Уже потом, три года спустя, мы узнали, что сенсационным это интервью могло считаться лишь в России – об этом нам как-то поведал Андрей Шипилов, автор серии публикаций «Водка против дистиллятов». Он давно и тщательно изучал мировой опыт в этой сфере. Как оказалось, тот факт, что от крепких напитков, таких, как виски или коньяк, алкоголизм развивается медленнее, нежели от чистой водки в целом общеизвестен. Во Франции, Великобритании, Ирландии ещё в прошлом веке этот вопрос исследовали на государственном уровне в медицинских лабораториях достаточно глубоко. Так что исследования профессора Нужного лишь подтверждают то, что во всем мире и так все знают.

Но для нас эти данные были чрезвычайно важны – по меньшей мере как подтверждение, что мы не дурным делом занимаемся. Научные данные в пользу самогонов мы потом не раз использовали в своих рекламных текстах, например вот в этом, написанном для газеты «Самогон». (Газета сделана в том же стиле, что и наш сайт samogon.ru, и издана на настоящей оберточной бумаге – дизайнерское решение беспрецедентное, нас потом каждый второй встреченный рекламист спрашивал, кто это придумал и в какой типографии мы это печатаем.)

Дело было в XVIII веке. Португальские виноделы, озабоченные спадом продаж портвейна и мадеры, придумали оригинальный способ увеличить сбыт своего товара: пользуясь своим влиянием и деньгами, пролоббировали введение непомерных налогов на производство национального крепкого напитка кашасы в одной из колоний Португалии – Бразилии. А затем кашасу, представляющую собой самогон, полученный из сахарного тростника, и вовсе запретили (официальное объяснение: напиток, мол, вреден для здоровья), и бразильцам волей-неволей пришлось покупать португальские вина. Запрет на кашасу продержался несколько десятилетий. Пока не нашелся среди бразильцев один, бросивший клич: – Братцы! Да сколько ж должны мы терпеть? Почему, словно воры какие, тайком производим национальную гордость нашу? Как каторжники, озираясь, несём кашасу в дом, пряча за пазухой, таясь любого звука, шороха? Да мыслимо ли это? Очнитесь! Хватит бояться! Мы знаем, что правы – значит, мы сильнее врагов наших!

Закончилось всё вполне предсказуемо: в 1789 году в Бразилии разразилось восстание, главный лозунг которого был «За нашу кашасу!» Итог: бразильский самогон восстановили в правах, сегодня этот напиток имеет мировую известность.

Примерно то же произошло и с самогоном в России: запрещён вскоре после того, как был придуман. Только запрет на российский самогон держался гораздо дольше – почти шесть столетий. Пожалуй, более яркий пример пресловутого долготерпения русских трудно придумать. Татаро-монгольское иго и то пало всего за каких-то триста лет.

Основание для запрета самогона вполне бразильское: мол, самогон – это яд. А как на самом деле? Проще всего это понять, используя классический метод «от противного». Предположим, самогон и вправду яд. В таком случае он должен быть запрещён повсеместно. Что имеем на деле: Германия знаменита своим шнапсом, Италия – граппой, Мексика – текилой, Турция и Болгария – ракией, Франция – коньяком, о-де-ви и кальвадосом, Чехия – сливовицей, Шотландия – виски, Ямайка – ромом (список далеко не полон). Всё это – продукты дистилляции (перегонки) браги, сделанной из различного сырья, считай, самогон. И напитки эти не то что не запрещены, а являются национальными символами.

Хорошо, пусть не «абсолютный» яд, а в сравнении – то есть самогон под запретом потому, что есть какая-то лучшая альтернатива. Что за альтернатива, понятно: водка. Что в действительности? А вот что: хороший самогон не вызывает тяжелого похмелья и в меньшей степени, чем водка, способствует возникновению алкогольной зависимости. Этот факт научно доказан.

Ладно, пусть совсем не яд. Пусть даже лучше водки. Но водка, дескать, в большей степени национальный напиток, нежели самогон. Ну, допустим. Только как тогда быть с тем, что раньше, до того как спирт ректифицировать научились, водка самогоном и была? По сути, это были просто два разных названия одного и того же напитка, который производился на протяжении четырех веков путем дистилляции браги. То есть более традиционной для России является именно «прежняя» водка, то есть самогон.

Спор о том, хорош самогон или плох, можно, впрочем, продолжать бесконечно. Только нужно ли? С самогоном ведь и так всё в порядке. Шесть веков под запретом, а он не сдался, выдержал, сдюжил. А теперь ещё и легализовался в форме «Косогорова самогона». Приготовленного по классической самогонной технологии, но легально, промышленным способом, в полном соответствии с законами РФ. Кашаса, наконец, восторжествовала и в России. Наша кашаса!

Михаил Сергеев: Надо сказать, что, несмотря на научность и пафосность усвоенной нами фактуры, на многих эти все аргументы не производили никакого действия. Что, в общем, ещё раз подтверждает старую добрую идею, что внутренняя позиция основана не на знании, а на вере. Не вера базируется на знаниях, а знания подбираются под веру, и тогда любые аргументы ни к чему. Своего рода аберрация сознания – она всем присуща, в той или иной степени, я и за собой замечал.

Вот даже если забыть о науке вообще, есть простой и интуитивно понятный «тест на вшивость». Налейте в одну рюмку водку, в другую – любой дистиллят: хоть текилу, хоть ром, что угодно, можно даже плеснуть самого дешевого виски. А теперь понюхайте. Что вызывает отторжение? Неслучайно водку принято пить охлажденной, так она менее противная. Да и без закуски водку пить сложно – отторгает её организм. А вот любой дистиллят можно пить, не закусывая и не охлаждая. И это говорит о многом!

Разве может быть домашнее варенье или борщ хуже заводского джема и супа из пакетиков? Теоретически, конечно, может. Но, как правило, всё, что сделано традиционным способом, значительно вкуснее и безопаснее. Напиток, изготовленный путем дистилляции браги с соблюдением традиционных народных приёмов, по определению не может быть токсичным. Самогоном можно отравиться, разве только если ушлые бабульки насыплют в него димедролу, что б с ног валило. А вообще люди травятся, как правило, обычной водкой. И это тоже научный факт.

Алексей Ходорыч: И про тест, и про борщ мы тоже активно всем рассказывали наряду с тем, что сообщали научную фактуру. И что же нам на это отвечали? Было два самых распространенных ответа: «Всё это чушь» и «ОК, ректификат опаснее дистиллята, но и то и другое – наркотик. И вы, ребята – наркодилеры».

А вот это, надо сказать, поворот! Я его понимаю так, что вера тоже бывает разной. И кто-то верит в абсолютную свободу от реалий этого мира. А кто-то верит в то, что всё в этом мире не просто так, и выбор меньшего из двух зол в условиях, когда выбирать приходится только из двух вариантов, всегда предпочтительнее полного отказа от выбора – ведь отказ от выбора автоматически приводит к выбору большего зла.

Я-то прекрасно понимаю, что алкоголь, бесспорно, наркотик. Но также я отдаю себе отчёт, что люди всегда пили, пьют и будут пить. В этой ситуации честнее пытаться хотя бы переключить их потребление с ректификатов на дистилляты, то есть сделать выбор в пользу меньшего зла, поскольку другого выхода всё равно ведь нет. Алкоголь должен быть дорогим (чтобы его покупали реже) и качественным, наносящим минимальный урон здоровью (дистилляты, вина). К слову, именно эти качества присущи «Косогорову», – это и есть вариант меньшего зла в случае со спиртным. А как раз активное противодействие объективной действительности ни к чему хорошему никогда не приводило: напомню, что все попытки ввести «сухой закон» (движимые идеей о том, что людей можно заставить в одночасье отказаться от вековых традиций) всегда терпели фиаско, в какой бы стране – хоть в Финляндии, хоть в США, хоть в России – они ни предпринимались.

Николай Полуэктов: А с Владимиром Павловичем Нужным мы связи не теряем. Как-то даже обратились к нему с просьбой организовать на базе лаборатории токсикологии сравнительное исследование «Косогорова» с другими дистиллятами. Для сравнительного исследования в лабораторию были предоставлены текила Olmeca Blanco (Мексика), коньяк Hennessy V.S. (Франция), «Чача особая» (Грузия), граппа Barbero La Bianca (Италия), ром Bacardi Blanca Superior (Пуэрто-Рико, США), виски смешанное Johnnie Walker Red Label (Шотландия), в качестве образца для сравнения с дистиллятами был использован престижный напиток из ректификованного спирта – водка «Русский стандарт».

Сравнительное исследование состояло из двух этапов: сравнительное хромато-масс-спектрометрическое исследование, которое проводил старший научный сотрудник лаборатории токсикологии ННЦН, кандидат химических наук Сергей Савчук, и органолептическую оценку с использованием метода так называемой потребительской дегустации. Ответственный исполнитель этого фрагмента работы – член центральной дегустационной комиссии Минсельхоза РФ по пивобезалкогольной и винодельческой продукции, член центральной дегустационной комиссии Минсельхоза по спиртовой и ликёроводочной продукции, врач-гигиенист питания высшей квалификационной категории Леонид Прихожан. Через неделю мы получили от Савчука следующий отчёт: Предоставленный на сравнительное исследование «Косогоров самогон» соответствует виноградным водкам по количеству летучих компонентов, однако в нём было определено несколько завышенное по сравнению с наиболее близкими по составу и способу производства напитками (чача и граппа) содержание диацетила – это может быть следствием развития окислительных процессов при брожении виноматериала, из которого был изготовлен напиток. Другая группа напитков – коньяк, ром, текила и виски – имеет некоторые различия в сравнении с самогоном по составу спиртов, кислот и эфиров, но эти различия обусловлены способом производства и типом сырья. В роме следует отметить заниженное по сравнению с другими образцами дистиллятов содержание летучих компонентов. А водка, разумеется, оказалась наиболее чистым по химическому составу напитком.

Что касается потребительской дегустации, то для её проведения были разработаны три анкеты. Анкета № 1 (основная) была предназначена для количественной оценки органолептических свойств напитков по десятибалльной шкале – от 1 (отвратительный напиток) до 10 (лучший из всех известных мне напитков). Анкеты № 2 и № 3 были предназначены для верификации результатов, полученных с помощью анкеты № 1, с их помощью выявилось общее отношение дегустаторов к напитку. В качестве дегустаторов были приглашены мало или умеренно пьющие люди разного возраста – семь мужчин и одна женщина, три человека в возрасте 22–23 лет, пять – 51–66 лет, все дегустаторы работали в разных научных учреждениях, один из них был дегустатором профессиональным.

Все напитки, представленные на дегустацию, были, как и полагается, обезличены, для восстановления вкусовых ощущений на столе находились ломтики черного хлеба и минеральная вода.

В результате органолептической оценки ром получил 8,2 балла, самогон – 7,4, коньяк – 7,2, водка – 6,9, виски – 6,6, текила – 5,5, чача – 5,2, граппа – 3,5 балла.

«Если учесть, что наиболее знакомым по вкусу и действию напитком является водка, представляется странным, что водка высокого качества заняла лишь 4-е место. По всей вероятности, представление о высоких органолептических свойствах водки является мифом», – это вывод самого Нужного.


ГЛАВА 5. СОВЕРШЕНСТВО – ЭТО СМЕРТЬ Встреча в кофейне. – Никому не нужный продукт. – Лучше водки! – «Кто стоит за этим проектом?» – Лишние полмиллиона долларов. – «Да у вас бизнес-план-то хотя бы ест | Самогонные хроники. От национальной идеи к успешному премиум-бренду | ГЛАВА 7. ИСПЫТАНИЕ ТОРГОВЛЕЙ Эйфория. – Невыполнимые обещания. – Товар на складе, и что же? И ничего же! – «У вас вообще совесть есть?!» – Дурацкий дефицит. – Копеечный доход. – Наш ответ Чембе