home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

Вместительный «Боинг» стремительно разогнался по бетонной полосе аэропорта, легко подпрыгнул и стал быстро набирать высоту, разворачиваясь и ложась на курс, который должен был привести самолет на другой берег Атлантического океана.

Джон Бриггс и Олег Давыдов направлялись в Америку.

Прямого пассажирского рейса из Ухгуилласуна в Вашингтон не было, они летели в Нью-Йорк, чтобы пересесть там на самолет внутренней авиалинии.

– Это и хорошо, – ободрял Сократ спутника, хотя Аргонавт ничем не выражал недовольства. – Долетим с пересадкой… Зато в Нью-Йорке побываем. Время позволяет, выкроим денек для экскурсий. Я звонил нашим ребятам из нью-йоркского представительства. Они встретят в аэропорту имени Кеннеди и обеспечат прогулку по городу.

Олег Давыдов только пожал плечами. Вообще-то он был доволен предстоящей поездкой, она свидетельствовала о том, что Аргонавт выбрал правильную линию поведения в «Осьминоге», а теперь вот ему приоткрылась возможность попасть в логово ЦРУ.

– Имейте в виду, Олег, – это и успех, и новые испытания, – сказал ему человек, с которым штурман успел поговорить по телефону, когда перед отъездом отправился в город попрощаться с Хельгой Ландстрём. – Вас приметили на высшем уровне, но до конца не поверили. Слишком уж необычен ваш путь во вражеский стан. Оставайтесь самим собой. Лучшая легенда для разведчика – его собственная жизнь. Она у вас подлинная, ничего сочинять не нужно, никакой для вас полиграф не страшен. Мой совет: ко всему относитесь спокойно, будто ничего вам не в диковину. Такая по­зиция сбивает наблюдателей с толку. Скрывайте собственное отношение к происходящему от окружающих. Сдержанность в чувствах – вот ваш стиль, ваш имидж. Впрочем, вы и в самом деле такой человек. Вот и оставайтесь самим собой!

Главное было в том, что Олегу удалось избавиться от накопленной информации, и теперь его не оставляло приятное ощущение выполненного долга. А еще он виделся с Хельгой… На этот раз он сказал Хельге правду: летит в Соединенные Штаты. Конечно, ни слова о том, кто ему на самом деле оплачивает командировку. Этот вариант был согласован с Джоном Бриггсом, который считал, что гласность, до известного, разумеется, предела, лучший вид конспирации.

Едва уплыл назад Скандинавский полуостров, о чем не замедлили сообщить пассажирам по радио, стюардессы принялись разносить напитки. Разведчики «Осьминога» летели в первом классе, поэтому раздача бесплатного алкоголя началась с их салона.

– Выпьешь виски с тоником? – скорее из вежливости предложил Джон Бриггс.

– Разве что задаром, – улыбнулся Олег. – У нас в мореходке шутили: «На шару и уксус сладкий…»

– Тогда не пей, – сказал Джон Бриггс. – Кстати, стоимость пойла мы оплатили, купив билеты. А я выпью на сон грядущий и посплю – много работал перед отъездом…

Когда Джон Бриггс отвернулся вправо и, опустив спинку кресла, задремал, Олег Давыдов стал рассматривать красочно оформленный буклет Скандинавской авиакомпании.

С обложки буклета, он был и раскладывающимся пакетом, на него смотрела улыбающаяся блондинка в униформе. А внутри Олег нашел, помимо красочно оформленного билета, массу всевозможных сувениров. Здесь были виды Ухгуилласуна и Нью-Йорка, репродуцированные с картин скандинавских и американских мастеров, подробная инструкция с правилами поведения во время перелета через океан, карты Нью-Йорка и небольшой путеводитель по городу, проспекты авиакомпании с описанием типов самолетов, ко­торые летают на ее маршрутах, расписание всех ее рейсов, забавный диплом, который свидетельствовал, что мистер Аллен Дуглас – новое имя Олега Давыдова – пересек Северную Атлантику на высоте сорока тысяч футов… Была здесь куча и других милых пустячков, на неспешное рассматривание и изучение которых могло уйти достаточно много времени, скрасив пассажиру полет и дав возможность проникнуться чувством благодарности к фирме. Собственно, ради последнего фирма и завела все эти милые пустячки.

«Неплохо бы и нашему Аэрофлоту перенять, – подумал Олег. – Для каждого маршрута имелся бы особый пакет к билету. Пусть и за доплату. Рублевку-другую переплатил за билет, зато о каком-то районе Отечества узнал побольше. И память о полете осталась… Ведь у некоторых людей путешествие в воздухе случается раз в жизни. Сущий пустяк наладить производство таких буклетов, а пользы от них идеологической куда больше, чем от унылых стендов с наглядной агитацией».

На переборке салона развернулся экран, и стюардесса объявила, что дамы и господа смогут увидеть сейчас новый французский детектив с актером Бельмондо в главной роли. Она предложила тем, кто будет смотреть фильм, достать из спинки впереди стоящего кресла персональные наушники, поскольку картина демонстрируется без общего звука.

Аргонавт любил Бельмондо, но этот фильм он видел уже раза четыре, он был записан на видеокассету и проходил в Ликее по разряду учебных фильмов. Поглядывать на экран он, конечно, будет, только надевать наушники не стоит…

«Посмотрю-ка я лучше журналы, которые мне сунул „старый корабельный товарищ“, – решил Олег и потянул к себе обыкновенный с виду кейс, полученный им в „Осьминоге“. Это был небольшой несгораемый сейф со сложной системой набора шифров для замков, а также приспособлением, которое надежно скрепляло его с левой рукой владельца. Но поскольку никаких ценностей или секретных бумаг он не вез, приспособление хранилось пока внутри.

Перед отъездом Джон Бриггс сказал:

– Думаю, тебе следует познакомиться с литературой, которую выпускают бывшие наши с тобой соотечественники… Прости, я хотел сказать, эмигранты из России всех трех поколений. Старшее, правда, почти все вымерло или дышит на ладан, а два других еще куролесят. Для ориентировки полистай их журнальчики, я приготовил их тебе в дорогу.

Первым Давыдов раскрыл журнал «Посев» и натолкнулся на статью Романа Редлиха. Член исполнительного бюро народно-трудового союза, бывший осведомитель гестапо писал: «Ни у американцев, ни у других правителей на Западе нет злой воли. Они руководствуются доброй волей и желанием стать лучше…» Олег фыркнул и мысленно выругался. Кто у кого содрал эту ханжескую и пошлую фальшивку? Он вспомнил слова мистера Ларкина о всеобщем братстве разведчиков, проникнутых гуманным стремлением ко вселенскому миру.

«Еще одна помесь радикалов с либералами, – подумал Олег. – Мы еще с доморощенными нахлебаемся. К тому идет…»

Почти весь номер журнала был посвящен событиям в Афганистане. Стиль, манера изложения фактов были таковы, что не выдерживали испытания ни ло­гикой, ни здравым смыслом. Но читать было необходимо, и Давыдов пробежал «Афганские зарисовки» Георгия Миллера, патологическое воображение которого живописало «ужасы русской оккупации». Усмехаясь, прочитал грубо сфабрикованное письмо, как будто бы написанное молодым советским офицером, осуждающим ту интернациональную помощь, которую Советский Союз оказал Афганистану. Затем просмотрел номера газет «Новое русское словом, „Русская мысль“, журнала „Континент“, несколько самиздатовских опусов, размноженных на Западе типографским способом

«Неужели кого-то может убедить эта макулатура? – подумал Давыдов. – И ведь вроде бы не кретины в ЦРУ, что подкармливают эту компашку… Неужели тот же мистер Ларкин, ума которому не занимать, не видит, что все эти короли эмиграции все как один голые? Хотя, конечно же, видит, но втирает очки тем, кто стоит над ним, – отрабатывает денежное, так сказать, содержание. А более высокие чины морочат голову одурманенным пропагандой честным налогоплательщикам… Да и собственный наш обыватель готов самообдуриться этим пошлым фуфлом. Не все такие умные, как вы, товарищ шпион по кличке Аргонавт».

Он вспомнил прочитанную недавно в английской газете «Гардиан» статью профессора Н. Чомски «Зачем нужна холодная война». Там с предельной откровенностью было написано: «В наше время Запад способен осуществлять внутреннюю и внешнюю политику только при наличии угрозы извне. Только с помощью манипулирования угрозой со стороны России и ее друзей власти капиталистических стран могут добиться у населения поддержки правительственной линии внутри страны и на международной арене. При отсутствии этой циничной легенды никто, от президента США до директора Информационного агентства, не сможет объяснить, зачем Пентагон наращивает гонку вооружения, втянул Америку в фантастически дорогую и бессмысленную разработку программы „звездных войн“, почему Белый дом поощряет Израиль в его агрессиях против арабского мира, вмешивается в дела Польши, Никарагуа и Афганистана… Психологическая установка на реальность мифа о „советской военной угрозе“ – вот тот кит, на котором держится все здание мирового империализма».

Тем временем Бельмондо элегантно, но бесшумно застрелил еще одного негодяя, а Джон Бриггс проснулся. Он глянул на экран, улыбнулся чему-то, потом повернулся к Давыдову:

– Шлифуешь интеллект, дружище? Это дерьмо для серьезной работы ума не годится… Пойдем-ка лучше в бар, промочим горло. Я выпью виски, а ты апельсинового сока. Мы небось уже в центре океана. Надо от­метить событие.


предыдущая глава | Ловушка для «Осьминога» | cледующая глава