home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Вернувшись домой, оба друга нашли письмо от Атоса, который назначил им на следующее утро свидание в гостинице «Карл Великий».

Они легли очень рано, но оба долго не могли заснуть. Когда человек достигает своей заветной цели, успех всегда лишает его сна, – по крайней мере на первую ночь.

На другой день в назначенный час оба они отправились к Атосу. Они увидели графа и Арамиса одетыми по-дорожному.

– Вот как! – сказал Портос. – Значит, мы все уезжаем? Я тоже уже начал свои сборы.

– Ну конечно! – сказал Арамис. – Раз Фронды больше нет, в Париже нечего делать. Госпожа де Лонгвиль пригласила меня погостить несколько дней в Нормандии и поручила мне на время крестин ее ребенка приготовить ей квартиру в Руане. Я еду исполнять это поручение; затем, если не будет ничего нового, вернусь в свой монастырь Нуази-ле-Сек.

– А я, – сказал Атос, – возвращаюсь в Бражелон. Вам известно, мой дорогой д’Артаньян, что я теперь лишь добрый и честный сельский житель. У бедняжки Рауля нет другого состояния, кроме моего. Как приемный отец, я должен позаботиться о его имуществе.

– А что вы сделаете с Раулем?

– Я оставлю его вам, мой друг. Во Франции скоро будет война, и вы возьмете его с собой. Я боюсь, как бы пребывание в Блуа не сбило его с толку. Возьмите его с собой и научите быть таким же храбрым и честным, как вы сами.

– А я, – сказал д’Артаньян, – раз уж лишаюсь вас, то по крайней мере постоянно буду видеть его милое лицо, и хотя он еще дитя, но так как вся душа ваша вложена в него, дорогой Атос, мне будет казаться, что вы со мной, что вы помогаете мне и ободряете меня.

И четыре друга обнялись со слезами на глазах.

Затем они расстались, не зная, свидятся ли когда-нибудь еще. Д’Артаньян вернулся вместе с Портосом на Тиктонскую улицу. Портоса по-прежнему все мучил вопрос, кто был человек, которого он убил. Подойдя к гостинице «Козочка», они увидели, что карета барона уже готова и Мушкетон сидит на лошади.

– Послушайте, д’Артаньян, – сказал Портос, – бросьте службу и поедемте со мной в Пьерфон, Брасье или Валлон. Мы состаримся вместе, вспоминая наших друзей.

– Нет, – сказал д’Артаньян. – Скоро начнется война, и я должен участвовать в ней. Я надеюсь еще чего-нибудь добиться.

– Кем же вы хотите быть?

– Маршалом Франции, черт возьми!

– Ах! – воскликнул Портос, так до конца и не свыкнувшийся с гасконской хвастливостью своего друга.

– Поедемте со мной, Портос. Я сделаю вас герцогом.

– Нет, – сказал Портос. – Мустон больше не хочет воевать. Кроме того, мне приготовлена дома торжественная встреча, чтобы соседи лопнули с досады.

– На это я не могу ничего возразить, – сказал д’Артаньян, знавший тщеславие новоиспеченного барона. – Итак, до свидания, мой друг.

– До свидания, милый капитан, – сказал Портос. – Вы знаете, что вы всегда будете желанным гостем в моем замке.

– Да, – сказал д’Артаньян. – После похода я приеду к вам.

– Карета господина барона подана, – провозгласил Мушкетон.

Оба друга расстались, крепко пожав друг другу руку. Д’Артаньян, стоя на пороге гостиницы, с грустью смотрел вслед удалявшемуся Портосу.

Но тот, не отойдя и на двадцать шагов, вдруг остановился, ударил себя по лбу и вернулся назад.

– Вспомнил, – заявил он.

– Что такое? – спросил д’Артаньян.

– Кто был нищий, которого я убил.

– В самом деле? Кто же это был?

– Каналья Бонасье!

И Портос, в восторге от того, что наконец отделался от заботы, быстро догнал Мушкетона и скрылся с ним за поворотом улицы.

Д’Артаньян с минуту стоял неподвижно, глубоко задумавшись, потом, оглянувшись, увидел прекрасную Мадлен, которая, стоя на пороге гостиницы, смотрела на него, не зная, как держать себя с ним после его блистательного повышения в чине.

– Мадлен, – сказал ей гасконец, – отведите мне комнату в бельэтаже: как-никак я теперь капитан мушкетеров. Но сохраните за мной все же комнатку наверху: никогда не знаешь, что может случиться.


Глава LI Иногда королям бывает труднее въехать в столицу, чем выехать из нее (Продолжение) | Двадцать лет спустя | Примечания