home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

В среду на рабочее место Янагида явился за полчаса до официального начала рабочего дня. Так рано не принято приходить в их отделе. Надеялся таким способом избежать нежелательных встреч. Но как только он опустился в свое кресло и включил скрин, выплыло лицо Роберта. Начальник отдела приглашал в свой кабинет.

– Я вижу, вы благополучно вернулись и приступили к работе! – такими словами Роберт встретил Янагиду. – Садитесь, пожалуйста!

– Ну да! – неопределенно промычал Ян и сел в гостевое кресло.

– Вы можете поделиться со мною информацией о том, что у нас происходит?

– О чем вы? Какой информацией?

– Ян! Я относился всегда хорошо к вам, а вы со мной так…

– Я тоже глубоко уважаю вас, но не могли бы вы сказать конкретно, что вас интересует?

– Конкретно?! Можно и конкретно. Зачем вы летали в Колумбию? Что вы делали здесь в воскресенье? Что у вас произошло с Марком? Он вчера подал рапорт об отставке…

– Могу также конкретно ответить на все вопросы. В Колумбии был по личным делам. В воскресенье работал, чтобы не потерять зарплату – мне сейчас очень нужны деньги. О Марке я вам не смогу рассказать больше, чем сам Марк…

– Он не утруждал себя объяснениями мотивов своей отставки…

– Мне нечего добавить по этому поводу.

– Вы явно не доверяете мне…

– Было бы что доверять!

– Напрасно! Я мог бы быть полезным… В свое время я вполне сознательно оставил Антону более широкие полномочия, чем следовало по ролевому статусу при временном замещении моей должности. И я знаю, что Антон передал эти права вам. Более того, я знаю, что вы ими пользовались неоднократно. В воскресенье тоже…

– Если все, что вы говорите, правда, то, сами понимаете, разговоры на эту тему нельзя вести без Антона…

– Где Антон? Я не смог с ним связаться, даже используя свои служебные полномочия.

– Я тоже не могу с ним связаться!

– Хорошо! Я готов отложить разговор, пока не объявится Антон. Однако мы теряем время и можем упустить что-то очень серьезное…

– Вы о чем?

– У вас на этот счет больше информации, ведь так, Ян?!

– Мне об этом трудно судить. Я не знаю, что знаете вы!

– Я знаю только, что на Кольцо отправилась большая бригада ремонтников. Как раз на тот сегмент, где Лидия, сестра Антона, должна была прыгать в воскресенье. Да, да! Как раз в то воскресенье, когда вы здесь находились, а Марк исключительно по своей воле прохлаждался в подвале… Мне остается надеяться, что Антон будет откровеннее, – сказал с раздражением Роберт и дал понять, что эти слова последние.

Янагида вернулся за свой рабочий стол и попытался осмыслить роль Роберта во всей этой истории. У Янагиды не было никаких оснований не верить Роберту Рабкину. Тогда что творится на Кольце, если от руководителя такого ранга и с такими полномочиями скрывают информацию?! А вдруг он ведет двойную игру и готовит им западню? Что там с Антоном? Куда он мог скрыться? Нужно разыскать его…

Янагида связался с Корешом. Тот уже успел показать запись Максиму.

– Максим опознал девушку! Правда, он не знал как ее зовут.

– Главное, она никуда не ездила. Зачем-то понадобилось ввести в заблуждение Максима…

– Затем, что Антона прячут на ракетной базе. Возможно, как я уже говорил, добиваются, чтобы он закончил для них работу…

– Какую работу?

– Вам сейчас объяснит Джон. Вам говорил о нем Антон?

– Нет, не говорил. Кто этот Джон?

– Американский журналист…

«И здесь американец! Обложили со всех сторон», – подумал Янагида.

– Здравствуйте, Янагида! Будем знакомы! Хотя я знаю вас давно…

– Не имел чести…

– Мне не привыкать! Обычно журналистов не запоминают, если они не торчат на экране с утра до вечера в новостях…

– Вы хотели рассказать что-то об Антоне?

– Да! Борис сказал мне, что Антон вам полностью доверяет, поэтому я буду с вами откровенным… Антон нанялся на фирму «ДиЛ» разработать усовершенствованную систему моделирования виртуальной реальности. По нашим предположениям заказчики хотят использовать ее в преступных целях… Возможно, продвинуть своих людей в руководство Кольца или что-то подобное. Антон заподозрил неладное и стал затягивать работу. В следующий понедельник начинается очередная телеконференция Совета Кольца. Думаю, к этой дате им позарез нужна программа. Они решили захватить Антона и хотят силой заставить завершить работу в нужный им срок…

– Могу я чем-то помочь?

– Пока мы надеемся разобраться здесь своими силами. Но если Антон сообщил вам какую-либо информацию, то она нам может пригодиться…

– Мне ничего такого о своей работе Антон не говорил… Меня беспокоит только, что исчезла также Лидия, его сестра. Не могли они похитить и ее?

– Вполне! Но у нас нет на этот счет никаких сведений…

– Попробую проследить маршрут ее полета…

– Мы сами установим, где она приземлилась. Это стандартный запрос. Откуда она летела и когда?

– Из Колумбии, в воскресенье, – ответил Янагида после колебаний.

Хотя что тут скрывать от американца, если даже он участвует в заговоре?! Уж это заговорщики знали!

После разговора с американцем и Борисом Янагида все же запросил информацию о маршруте Лидии. Ответ был неутешительным. Лидия направлялась домой, приземлилась на аэродроме в ста километрах, но домой, вероятно, не попала… Где она могла быть? Неужели заговорщики посмели ее выкрасть?! Пожалуй, нужно рассказать все Роберту. Если он с ними, тогда они должны будут что-то предпринять. Если нет, то как руководитель отдела Службы Безопасности Кольца он не оставит доклад без внимания и даст ему официальный ход.

«Но сначала сделаю заявление в МИД Японии и Интерпол» – решил Янагида и занялся этим в тот же день.

На изложение всех известных фактов и своих предположений у него ушел конец дня и весь вечер. Он взвешивал каждую фразу, обстоятельно излагал каждый факт сам по себе и в связи с другими фактами. Когда сообщение было отправлено, Янагида долго не мог уснуть, который раз перебирая в памяти события последних дней. Утром попросился к Роберту на прием.

Роберт не высказал удивления, а предложил немедленно зайти. Его кабинет размещался тремя этажами выше.

Для начала Янагида пересказал Роберту, то же что содержалось в заявлениях МИД и Интерполу.

Роберт молчал, иногда кивая головой, чтобы показать, что слушает.


– Все это отдает фантазией, но неожиданно объясняет для меня некоторые непонятные факты, с которыми я столкнулся в последнее время… Кое-что из услышанного можно проверить. Я этим займусь. Непонятно только, каким способом им удалось так глубоко проникнуть в систему, чтобы стереть запись Автонотариуса или вывести блок Супермозга из-под контроля…

– Вы можете установить, привлекалась ли фирма «ДиЛ» к каким-либо работам по системному программному обеспечению Супермозга?

– Да, пожалуй, смогу… Нужно заняться связями «ДиЛ». Ведь она могла это сделать через другую фирму.

– Можно еще проверить другие блоки Супермозга, которые мне известны как «исчезнувшие»…

– Нужно подумать, как это сделать без Питера. Он станет стеной. Так было раньше, так будет и теперь. Особенно после случая с Лидией. Он так заботится о чести своего мундира, что скрыл это даже от меня…

– А вы уверены, что речь идет только о чести мундира чиновника?

– А какие есть основания, думать иначе?

– Но скрывать такие факты – преступление!

– Он не обязан отчитываться передо мною. Член Совета Кольца – он. Возможно, Питер уже проинформировал других членов Совета. В понедельник на телеконференции Совета они обсудят эти факты, примут решение и проинформируют общественность… Вы представляете, какой может быть ажиотаж, если все это выдать в средства массовой информации сразу, без мероприятий, без комментариев…

– Вы считаете правильным, когда интересы мировой общественности приносятся в жертву ради интересов группы чиновников?

– Я так не считаю. Просто пытаюсь объяснить себе и вам поведение Питера и других членов Совета.

– Вы доложите о нашем разговоре Питеру?

– Не сразу и после вашего согласия. Как я уже говорил, для начала нужно проверить кое-какие факты. Я могу рассчитывать на вашу помощь в этом? Мне не хотелось бы привлекать других работников отдела…

– Да, я готов выполнить любое ваше поручение, но у меня есть личная проблема и мне понадобится два-три дня для ее решения…

– Как это срочно? Сегодня и завтра вы мне нужны.

– Хорошо! Тогда, с вашего разрешения, я уеду в субботу и вернусь во вторник.

– Согласен! Не будем терять время. Возвращайтесь на свое рабочее место. Несколько минут мне понадобится, чтобы ввести в систему данные о расширении ваших полномочий до моего уровня. Потом я свяжусь с вами, и мы поделим вопросы для проверки. Так будет быстрее…


В среду вечером Антон сдал свою программу на тестирование. Если не будет ошибок, то согласно контракту его должны выпустить в субботу. Теперь программа работала без ограничения времени, но в нее, как и рекомендовал Джон, было заложено несколько «взрывателей». Маловероятно, что их обнаружат при проверке программы. Антон готовил себе ужин и размышлял о том, как он проведет эти трое суток. По его просьбе в кабинете установили велотренажер. Нужно заполнить время до предела, иначе можно умереть от тоски и неизвестности…

Антон ужинал, когда на связь вышел Дэвид. По его лицу можно было определить, что тот доволен:

– Теперь вы не будете утверждать, что в режиме работы, который мы вам, не побоюсь этого слова, навязали, нет никакой целесообразности…

– Целесообразность насилия или насильная целесообразность… Не хочу дискутировать на данную тему. Лучше скажите, каковы первые результаты тестирования?

– Вполне удовлетворительные… Мы пока не обнаружили отклонений от требований спецификации.

– Тогда у меня к вам просьба! Хочу связаться с отцом и сестрой. Нельзя же столько дней держать их в неведении…

– Мы им сообщили, что положено…

– Мне тоже необходимо знать, как у них обстоят дела. У нас ведь есть общие, так сказать, семейные планы…

– У них тоже все в порядке!

– Хотел бы убедиться в этом лично.

– В контракте и в его дополнениях нет ничего о связи с родственниками.

– Разве такое неявное дополнение к контракту затрагивает ваши интересы?

– Да!

– Каким образом?

– А это уж наше дело!


В комнате, где была заперта Лидия, было все, что нужно для комфортабельной жизни. Сначала она обследовала примыкающий к комнате туалет с душевой кабинкой, потом в углу кухонный комбайн с холодильником. У стены узкая, но достаточно удобная тахта с комплектом разового белья, простой, но с большим экраном телескрин на передвижном столике… Если это тюрьма, то вполне удобная. Если у этих людей скверные намерения, то зачем этот комфорт.

Так рассудила Лидия и принялась готовить себе еду. Она не торопилась, интуитивно осознав, что времени у нее будет много и его чем-то нужно занять. Тем более что она уже успела убедиться, насколько надежно ее изолировали от внешнего мира. Больше, чем выбрать развлекательную программу, ей здесь не позволят. Что она и сделала, остановив свой выбор на спортивном канале Универсиады. Начинались отборочные соревнования в подгруппах. Она по старой памяти следила за командой Токийского университета…

После обеда Лидию потянуло ко сну. Мелькнула мысль, что ей подмешали что-либо в пищу. Могли и через систему кондиционирования… Главное, не сопротивляться, пока не ясна цель. Все равно она в их власти. Нужно сохранить силы… Сохранить силы… С этой мыслью она заснула на тахте, не раздеваясь и свернувшись под пледом, как котенок.


Дэвид и Лайон наблюдали за Лидией через скрытую камеру с добродушными улыбками. Она была их врагом. Но это был очень симпатичный враг и, скорее всего, враг несознательный… Они догадывались, что ее использовали, возможно, даже не объясняя смысла и истинной цели того, что она сделала.

– С ней нужно обойтись по возможности деликатно, – произнес Лайон, наблюдая безмятежно спящую Лидию.

– Но нельзя забывать осторожность! Эта кошечка моментально превращается в львицу. Протянешь руку, чтобы погладить, и можешь остаться без руки…

– Профессиональный дрессировщик не пытается гладить зверя на первой тренировке… Понаблюдаем за ней и косвенно попытаемся выведать как можно больше.

– Тогда стоит пригласить ее на ужин, – ответил Дэвид.

– Но сначала в бассейн. Стоит посмотреть ее в купальнике. Из ее досье следует, что она хорошо плавает и прыгает с трамплина…

– Где она возьмет купальник?

– Я уже побеспокоился об этом!

– О, Лайон! Ты не похож на себя. Впервые за многие годы проявил вдруг инициативу и что-то решил самостоятельно… Вижу, эта девушка заинтересовала тебя всерьез…

– Тебя беспокоит проявление моей инициативы… или ты уже ревнуешь к девушке?

– Ни то, ни другое! Не люблю, когда события уходят из-под моего контроля…

– Это то же самое! Так ты согласен с моим планом?

– Хочу все обдумать, пока она спит…

– Подумай, подумай! Но мое предложение, я думаю, ты примешь! – Лайон произнес это непривычно твердо.


Случаи, когда Антону приходилось искать способы убить время, можно было сосчитать на пальцах. Как он мечтал о свободных минутах, когда учился. Да и после окончания учебы, он так быстро оброс разными обязательствами, внешними и придуманными им самим, что проблемы свободного времени не существовало. Здесь, в бункере, он застрял не по своей воле и без связи с внешним миром, что отягощало состояние вынужденного безделья. Нужна была какая-либо конкретная цель, после того, как он передал программу «сапогам» на проверку.

За ужином, когда в очередной раз у Антона возникло ощущение, что за ним наблюдают, он вдруг захотел узнать, как они это делают. Он отдавал себе отчет, что ощущения он внушил сам себе, так как его хозяева не очень скрывали, что слежка за ним не ограничивается сканированием экрана его скрина. Где-то были размещены телекамеры и микрофоны наблюдения.

После ужина Антон принялся систематически обследовать свою «тюремную камеру». Он не скрывался. У него было объяснение. Занятый авральной работой, он толком не изучил свою комнату. Теперь он убивает время…

Обследование началось с ящиков рабочего стола и встроенных в стены шкафов.

В одном из стенных шкафов он обнаружил запасные части, обрезки кабелей и монтажный инструмент. Он не стал все это вытаскивать наружу, а с деланным равнодушием закрыл ящик, как и многие другие перед этим с бельем и прочими предметами быта, заготовленными для него.

Потом очередь наступила осмотреть стены и потолок. Все было гладким, без щелей и подозрительных отверстий. За вентиляционной решеткой также ничего не было. В конце концов, он пришел к выводу, что камеры за зеркалами. Очевидно, они были полупрозрачными. Их было два. Одно размещалось на стене у входной двери, другое на той же стене в той половине комнаты, которая отделялась от рабочей части помещения раздвижной перегородкой и служила кухней, а сейчас и спальней. Доступ к камерам был обеспечен из коридора. Если бы он получил возможность выйти из комнаты в коридор, то при тщательном обследовании стены со стороны коридора можно было бы обнаружить, Антон был уверен в этом абсолютно, съемные панели, за которыми полупрозрачные зеркала служили окнами для наблюдения за комнатой. В эти окна и смотрели телекамеры, смонтированные в нишах за панелями…

Не очень хитро? Да! А зачем особые хитрости хозяевам этого бункера?! Это ведь не штаб-квартира конкурентов! Здесь годятся простые и дешевые решения.

После своих открытий Антон задумал подобрать ключ к электронному кодовому замку от комнаты. Ведь он теперь может скрыть свои действия от наблюдения. Для этого достаточно потушить свет, как он это делает, отходя ко сну, затем закрыть плотно зеркала и делать что вздумается…

Итак, он получит возможность выйти в коридор. Что дальше? До выхода к проходной есть еще дверь. Можно ожидать, что и она закрыта на кодовый замок. Допустим, он того же типа и код можно подобрать тем же способом. Как пройти охрану на проходной? Прорываться силой?! В какое время это лучше сделать? Днем или ночью? Есть над чем подумать! Скуки как не бывало! Мозг и руки Антона получили серьезную работу. Однако он это делал на всякий случай. В пятницу заканчивается срок контракта и будет как раз третий день, как он сдал программу на тестирование. В пятницу вечером его должны отпустить…


На скрине часы показывали почти девятнадцать часов, когда Лидия проснулась. Она приняла душ, опять надела свой единственный дорожный костюм и подумала, чем занять вечер, как в дверь постучали. Дверь сразу же отворилась. Это был всего лишь предупредительный стук. Вошедший не ждал разрешения войти. Тщательно одетый мужчина с прилизанными седыми волосами в возрасте за пятьдесят говорил по-английски глухим голосом:

– Прошу прощения, мисс! Хозяева просят вас к себе. Они в бассейне…

– Зачем?

– Плавать, очевидно…

– У меня нет купальника!

– Об этом не беспокойтесь. В раздевалке для вас приготовлено несколько на выбор…

– Но я их не знаю!

– Они джентльмены и все объяснят…

Лидия пошла следом за мужчиной по длинным коридорам, устланным ковровым покрытием, и, наконец, оказалась в огромном помещении бассейна, где одна стена имитировала берег океана, а другие тропический лес.

Из-за стола к ней поднялись двое мужчин в наглухо застегнутых купальных халатах. Они представились по очереди, затем заговорил Лайон.

– Мы должны принести свои извинения, что прячем от вас Антона. Работа, которую он делает, без преувеличения, имеет для нас жизненно важное значение. Как только он ее закончит, вы увидитесь… А пока мы решили вас развлечь, как умеем. Сначала предлагаем поплавать в бассейне. Есть у нас и метровый трамплин. Затем мы приглашаем вас отужинать с нами…

Лидия молчала, поэтому Лайон спросил:

– Вы согласны?

– Вы очень любезны! – выдавила Лидия.

– Это означает «да»?

– Да!

– Спасибо! Мы и сами здесь как затворники, пока не закончим свое дело…

Дэвид с удивлением посмотрел на Лайона, но тот вовремя остановился.

– Купальные костюмы в кабинке для переодевания, – Дэвид показал рукой на дверь в стене между двумя пальмами.

Когда Лидия скрылась за дверью, Дэвид напустился на Лайона:

– Будь осторожным! Она не настолько наивна, как кажется.

– Я тоже не совсем потерял голову. За моей откровенностью ничего конкретного нет! Посмотри лучше на экран…

В кабинке было зеркало во всю стенку. Лидия примерила два из трех купальных костюмов. Она остановилась на строгом закрытом купальнике темно-вишневого цвета. Наивная! Во время примерок братья наблюдали ее на цветном экране телескрина…

Выйдя из кабины, Лидия без слов нырнула в бирюзовую воду бассейна. Дэвид и Лайон сбросили халаты и присоединились к Лидии. Началось стихийное соревнование. Братья плавали прекрасно, но до Лидии им было далеко, как далеко обычному пловцу до русалки…

После нескольких кругов Лидия занялась трамплином, демонстрируя разнообразие и сложность акробатических прыжков. Техника исполнения ее не волновала, она резвилась в чистой теплой воде, температура которой была на несколько градусов выше нормы для бассейна.

Братья сначала наблюдали за прыжками из воды, потом присоединились к Лидии и стали прыгать по очереди, пытаясь повторить ее пируэты. Получались смешные пародии. Всем стало весело. Первобытная радость живого, вышедшего когда-то из воды и вернувшегося на время в родную стихию, оттеснила на время другие проблемы…

Стол для ужина был накрыт здесь же на краю бассейна. Лайон помог Лидии надеть ослепительно белый купальный халат с капюшоном. Халат был такой толстый и пушистый, что мигом убрал с тела воду, как слизал теплым мягким языком…

За стол сели прямо в купальных халатах. Уже знакомый Лидии слуга расставил все на большом столе и удалился. За Лидией ухаживали братья по очереди. Для начала ей предложили отварного осетра с гарниром из свежих мелко нарезанных овощей и налили белое вино…

Меню ужина не поражало. Был еще паштет из птицы, творожная запеканка с абрикосами и фрукты.

Темой разговоров за столом был прогноз мировой погоды на экране скрина, который поставили на передвижном столике так, что все трое могли его смотреть во время ужина.

– Почему я не могу отсюда ни с кем связаться? – спросила Лидия прямо, когда Лайон переключил скрин на музыкальный канал.

– Мы ведь не триайз, поэтому здесь нет ретранслятора, – ответил Дэвид.

– Я имела в виду и обыкновенный скрин.

– Нас очень беспокоит проблема сохранения коммерческой тайны. Обычные скрины мы используем только в режиме прямой связи, например, с нашими брокерами на биржах или руководителями филиалов фирмы. Вы не можете набрать другие адреса…

– Я хочу связаться со своим отцом!

– Нет проблем! Но только завтра утром. Сегодня нет специалиста, который обеспечит вам такую связь со скрина в вашей комнате… Да! Мы должны извиниться за то, что поместили вас в такую тесную комнату. У нас здесь не так много помещений, где обеспечен необходимый комфорт…

– Вы не могли бы уточнить время.

– Думаю, к десяти мы успеем.

– А если отца нет дома?

– Повторим попытку вечером.

– Спасибо! Позвольте попрощаться до утра, и благодарю за ужин и бассейн.

– Бассейн в вашем распоряжении круглые сутки. И оставьте себе халат и купальные костюмы…

– Не думаю, что задержусь здесь надолго!

– До понедельника включительно – это уж точно!

– Почему?

– Это входит в условия нашего контракта с Антоном.

– Я ничего такого не слышала от Антона, и он не мог ничего такого позволить без моего ведома…

– Да не волнуйтесь так! Антон все объяснит. Личную встречу не обещаю, переговорить вы сможете с ним также завтра…

– Невероятно!

– Антон не мог с вами связаться, когда возник этот вопрос. Повторяю, не волнуйтесь. Нам нужны абсолютные гарантии, что не будет утечки коммерческой информации…

– Я здесь при чем?!

– Он мог с вами говорить о своей работе…

– Не говорил! И я в ней ничего не понимаю! Я биохимик!

– Это только слова. Мне хотелось бы вам верить, но есть обстоятельства, при которых вы невольно становитесь объектом манипуляций третьих лиц. Для нас не важно, сознательно вы в этом участвуете или не понимаете, что творите. Вы знаете, о чем я говорю! Мы не можем рисковать большими затратами, которые вложили в проект… Кстати, ваше вынужденное пребывание здесь будет оплачено. Мы учтем не только ваш вынужденный простой, но и компенсируем моральные издержки…

«Неужели они знают о моих приключениях на Кольце»? – мелькнуло в уме Лидии. Она испугалась, но не подала виду.

– Хорошо! Вернемся к данному вопросу после моего разговора с Антоном.

– Думаю, в этом не будет нужды. Антон вам предоставит исчерпывающие разъяснения…

– До завтра! Я найду свою комнату?

– Вас проводят! До свидания!

В двери уже стоял слуга. Братья подарили Лидии загадочные прощальные улыбки. Когда они остались одни, Лайон заговорил:

– Не совсем понимаю смысл твоих импровизаций! Мы ведь обсуждали другой план разговора с Лидией…

– Он никуда не годился. Можно подумать, мы смогли бы выпытать что-либо новое по отношению к тому, что мы уже знаем. Случилось бы обратное. Мы раскрыли бы свой интерес и причастность к событиям на Кольце. Так будет лучше. Пусть она остается в полном неведении о причине своего пребывания здесь. Иначе она может быть очень опасной. Нужно под каким-либо предлогом задержать и Антона до понедельника…

– У меня нет никаких идей на этот счет…

– Ищи!


Глава 16 | Кольца Земли | Глава 18