home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6


Нэш, тем временем, установил сразу две треноги и смонтировал видеокамеры. Наверное, цифровые, так как света было явно недостаточно. Он сосредоточенно бегал с места на место, и выглядел очень деловито.

Закончив читать список, состоящий из двадцати одного вопроса, я бросила листик на стол и, разминаясь, потянулась. Стив внезапно наступил на ногу и одновременно раздался звучный голос.

- О! Какие гости!

Воскликнул, представьте себе, на языке Шекспира. Причём, с тем знаменитым на весь мир произношением, которое ни с чем не спутаешь. И, насколько помню, стоит оно просто сумасшедших, баснословных денег.

Оглянувшись, увидела высокого, стройного мужчину с горящими глазами. Нет, не фанатичным огнём обкурившегося марихуаной смертника. Это был вполне жизнерадостный блеск, какой встречается у сильного, уверенного в себе и довольного жизнью человека. Именно эта, непонятно на чём основанная убеждённость в собственной исключительности и зажигала пронзительные чёрные очи.

- Али Нургаев! - Отрекомендовался он. Чуть пригнувшись, одним махом влетел в палатку, и, по очереди пожав мужчинам руки, приблизился ко мне. - Рад вас видеть...

Пауза была столь красноречива, что я вышла из ступора и представилась.

- Мери Райн.

- Очень приятно. - Он наклонился и поцеловал мне руку.

Во второй раз за сегодня я покраснела. И, если у сгоревшей сосны душу переполняло справедливое негодование, то теперь щёки залились румянцем смущения. Этот тип отличался от встретившего нас сброда как, простите за банальность, разнятся небо и земля. Гладко выбритый, пахнущий французской туалетной водой - кажется, "Перье" - он был одет в камуфляж. Но - Боже мой! - какая это была форма! Чистая, тщательно отутюженная и, хотите верьте, хотите нет, с белоснежным подворотничком.

- Не знала, что вы владеете английским. - Стараясь скрыть возникшую неловкость, пробормотала я.

- Мистер Нурбаев окончил Оксфорд. - Подтвердил мои догадки Стив.

Поняв, что робею перед этим бандитом, начала злиться и отвела глаза. Подумать только! Отправлялись брать интервью у пещерного человека, а столкнулись с выпускником одного из самых престижных учебных заведений планеты.

- Как добрались? - Вежливо поинтересовался хозяин.

- Спасибо, хо... - Начал, было, мистер Патрик.

Но тут, вожжа, попавшая под хвост, дала о себе знать.

- Плохо! - Не думая о последствиях, выпалила я. - Ваши скоты совершенно не умеют вести себя с женщиной!

Его лицо внезапно закаменело. Крикнув сквозь зубы что-то на своём гортанном языке, он выжидательно уставился на вход. Диалог с появившимся боевиком был столь краток, а последствия так ужасны, что ещё многие месяцы спустя мне снились кошмары.

Старший комитета по встрече, словно ошпаренный выскочил из наружу. Буквально тут же раздалась автоматная очередь. А, спустя несколько минут, в палатку ввалился испачканный чем-то красным бандит. Почувствовав, что теряю сознание, я закрыла лицо руками, а на стол поставили нечто тяжёлое. Отчаянно надеясь, что это мне только снится, раздвинула пальцы. Нет, всё произошло наяву. На большом серебряном блюде лежала голова похотливого наёмника. Кровь неспешной струйкой вытекала из обрубка шеи, грозя перелиться через край. И - о, Боже! - она моргала! Веки то поднимались, то опускались, а безжизненные глаза, как тогда представилось, смотрели с немым укором.

- Вы удовлетворены? - Как ни в чём ни бывало, осведомился Нургаев.

Несмотря на то, что изрядно проголодалась в пути, ощутила позывы рвоты. И, уже выбежав на поляну, услышала равнодушный голос. - Это снимать не надо.

Обогнув палатку, я сложилась пополам, и пустой желудок начало раздирать на части. Изо рта толчками выплёскивались потоки желчи. А перед взором, не давая успокоиться, стояла инфернальная картина.

К счастью, прибытие генерала должным образом подействовало на личный состав народно-освободительной армии. И только побелевшие пальцы, судорожно сжимавшие оружие, выдавали, какие чувства они ко мне испытывают.

"Трусливые, вонючие койоты"! - Внезапно рассвирепела я. - "Это ваши проблемы. Мистера Али Нурбаева, окончившего Оксфорд, но так и не ставшего по настоящему цивилизованным человеком и казнённого по его приказу недоноска. Между прочим, убитого одним из вас! Так, какого чёрта вы готовы выместить бессильную ярость на слабой женщине? Которая всего лишь хотела элементарного уважения".

Я вытерла рот, и направилась обратно. Намереваясь отказаться от участия в съёмках и потребовать немедленного возвращения в Грозный. Перед входом на складном стульчике стоял невесть откуда появившийся пластмассовый тазик с водой и медный кувшин, явно старинной работы. И кусок жёлтого турецкого мыла.

- Умойтесь и приведите себя в порядок. - Спокойно приказал Нургаев. - Через пять минут начинаем.

Плеснув в лицо, я вошла в палатку. Живодёр, сияя всё той же приветливой белозубой улыбкой, сидел на одной из подушек. Бледные, покрытые испариной Стив с Нэшэм затаились на своих местах, боясь шевельнуться. Едва глянув на их лица, поняла, что никто нас отсюда не отпустит до тех пор, пока этот средневековый князёк не получит желаемого.

Нургаев вопросительно вскинул брови и, приблизившись на заплетающихся ногах, я опустилась рядом.

Пять часов прошли как в тумане. Я, изредка сверяясь с талмудом, задавала вопросы, призванные дать возможность палачу покрасоваться перед камерами, а впоследствии и перед мировой общественностью. Дотошный бандит придирчиво просматривал каждый эпизод и, если что-то не устраивало, заставлял переснимать. Монтаж осуществлялся тут же, на переносном компьютере. Стив с Нэшэм, словно стараясь забыть о чудовищной расправе, вкалывали как угорелые. В результате материал, обработка которого в нормальных условиях заняла бы около недели, был готов в рекордно короткие сроки.

Два или три раза вносили широкие блюда, сделанные из того же серебра, с какой-то едой и пиалы с чаем. Но, несмотря на жестокие спазмы, мы так ни к чему и не притронулись. Нурбаев недовольно косился но, захваченный процессом создания собственного положительного имиджа, ничего не говорил.

Наконец, удовлетворённый, он со счастливым выражением на лице откинулся на подушках и хлопнул в ладоши. Опять появилось угощение.

- Прошу! - Сделал широкий он жест.

- Н-нет. - Я невольно отодвинулась.

Стив с Нэшэм тоже не проявляли заметного энтузиазма.

- На Востоке, отказ гостя разделить трапезу с хозяином, означает смертельное оскорбление. - Многозначительно сообщил он.

Режиссёр с оператором, словно очумелые бросились к столу. Кусок не шёл в пересохшее горло и, натужно жуя, они обливались потом. Конечно, чай в меню имелся. Но и только. А мужчины после пережитого стресса и тяжёлой работы явно нуждались в чём-нибудь покрепче. Но, памятуя, что мусульманам нельзя употреблять спиртное, стойко терпели.

Не рискнув навлечь гнев кровожадного феодала, я тоже съела кусочек пресного коржика и пригубила пиалу с чаем. Видимо, Нурбаев тоже устал, так как, едва бравые стрингеры одолели определённый для себя минимум, он резко поднялся. Холодно поклонившись, взял ноутбук и, не прощаясь, исчез.

- Уф-ф! - Едва бандит скрылся за пологом, облегчённо перекрестился Стив.

Нэш же уткнулся в ладони и, мелко трясясь, заплакал.

Боясь, что кто-нибудь войдёт, я резко хлопнула в ладоши.

- Хватит ныть, мальчики! Давайте сначала уберёмся отсюда, а потом уж дадим волю чувствам.

Увещевание подействовало, и те принялись лихорадочно собирать аппаратуру. На этот раз оператор не отказался от помощи и, распределив груз поровну, мы выбрались ни поляну. На удивление, вокруг оказалось безлюдно.

- Никого нет. - Покрутив головой, сообщила я.

- Придётся ждать до утра. - Констатировал Стив, постепенно обретающий уверенность, и вновь становящийся менеджером группы.

- Не намерена задерживаться в этом проклятом месте даже на минуту. - Топнув, заявила я.

- В горах ночью не ходят. - Рассудительно сказал режиссёр. - Или, жить надоело?

Что да, то да. Покоптить небо, несмотря на всё гадство окружающего мира, ещё хотелось. Я бы даже сказала очень. И, в сердцах плюнув под ноги, забралась в палатку.

Нэш со Стивом не заставили себя ждать и, вскоре на столе появились два раздвижных стаканчика с зеркальцами на донышке. Узнав походную посуду для возлияний, я поразилась.

- Мальчики, откуда у вас выпивка? Нас же тщательно обыскали.

Нэш, на глазах оживая и опять превращаясь в жизнерадостного Винни Пуха загадочно подмигнул. Затем, взяв одну из треног, стал отвинчивать круглую резиновую "подошву", одновременно служившую пробкой.

Буль-буль-буль.

Звуки приятно ласкали слух алкоголиков, а я рассмеялась. Теперь понятно, почему по дороге сюда Нэш столь категорически отказывался отдать аппаратуру в чужие руки.

- Выпейте, Мери. - Дружески посоветовал Стив. - Бывают моменты, когда алкоголь просто необходим.

- Нет. - Отвернулась я. - Надеюсь справиться со стрессом без посторонней помощи.

Судя по всему, в полые ножки вместилось не менее литра. Так как стаканы всё наполнялись, вскоре начали произносится тосты и, наконец, Стива потянуло на разговоры.

- А он хитрец, этот Али. - Прищурившись, заявил режиссёр. - Мало того, что содрал с нас пятьдесят тысяч за эксклюзивное интервью, так ещё и получил в своё распоряжение материалы.

- Да бросьте вы, мистер Патрик. - Отмахнулась я. - Лучше, благодарите Бога, что вообще живы остались.

- У них весьма своеобразное понятие о чести. - Возразил он. Так что, не думаю, что нам всерьёз что-то угрожало...

Ага, не думает он, видите ли. То-то трясся как сурок, пока благородный Нургаев не убрался восвояси. Да и теперь глушит пойло как сапожник.

Если честно, я была несправедлива к бедняге Стиву. Ибо несколько часов назад и сама выглядела далеко не лучшим образом. А напиваться - естественное состояние бравого стрингера. Так что, пусть.

- Жаль, конечно, что Нургаев не позволил снять голову. - Пожалел режиссёр.

- А, ерунда. - Довольно рассмеялся Винни Пух. - Вот, пожалуйста. - Он извлёк из кармана миниатюрную плоскую коробочку цифрового фотоаппарата. - Качество, разумеется, не очень. Но всё равно, это же можно продать за сумасшедшие деньги.

Ну, уж нет! В моей жизни и без того случилось столько всего, что рисковать, дразня гуляющего на воле свирепого льва, я не собиралась.

- Что это? - Я невинно распахнула глаза и протянула руку.

Не ожидавший подвоха Нэш доверчиво расстался с чудо-техникой, хвастливо пояснив:

- Флэш-карта здесь просто супер! Так что ручаюсь за двадцать минут довольно приличного видео.

- А вам не кажется, что мистер Нурбаев может быть очень недоволен? - Вкрадчиво проворковала я, одновременно отколупывая ногтем крышку фотокамеры.

- А-аа. - Неуверенно протянул Винни Пух. - Не так уж всемогущ.

"А потом выпьем по третьей, и пойдём коту морду бить. - Расхрабрилась мышка".

Отдавая должное смелости оператора я, тем не менее, не собиралась встревать в ещё одни разборки крутых парней. И, смущённо пожав плечами, вытащила блок памяти и сломала в пальцах. Мир праху умершего бесславной смертью подонка. И, долгой и, по возможности, спокойной жизни, заблудшей овечке, по имени Мери Райн.

Едва занялась заря, я буквально пинками подняла безмятежно храпевших коллег и, не обращая внимания на стоны, вытолкнула наружу. Само собой, вечером бандиты ушли. Но, кто знает, не захотят ли они вернуться. Вернее, как скоро это сделают. Так как повторное посещение места срежиссированной Нургаевым пресс-конференции лишь вопрос времени. Не станут же дети гор разбрасываться добротным имуществом.

К счастью, запасы спиртного бравые тележурналисты выжрали подчистую ещё вчера. Безусловно, я не умаляю своих скромных заслуг в разжигании стремления как можно раньше вернуться в, казавшийся после пережитых лишений милым и очаровательным, Грозный. Но, подозреваю, кабы не мучающее коллег похмелье, то задержались бы ещё надолго.

Тропинку нашли довольно скоро и, наверное потому, что дорога вела вниз, зашагали значительно резвее. Во всяком случае, ни о каких привалах не шло и речи. Нэш, если и дулся за вчерашнюю выходку, то виду не подавал. Порадовавшись такому философскому отношению к жизни, я бодро топала вперёд.

Наконец, достигли дна ущелья и, сориентировавшись, пустились в направление города. Естественно, никто не встречал и, проклиная всех здешних обитателей до пятого колена, я упорно двигалась вперёд, надеясь до темноты вернуться в лоно цивилизации.

Часа через четыре, то есть, если вышли в шесть утра, то около десяти, и спустя приблизительно двенадцать километров, вдали показался пост с вооружёнными людьми. Нас они явно заметили, но навстречу никто не торопился. Гадая, кого увидим, за укрытием из наполненных песком мешков, пошли чуть медленнее. То, что это не боевики - ясно. Но, честное слово, затрудняюсь ответить, чьих вопросов боялась больше. Бородатых местных абреков, как подозреваю, поголовно живущих двойной жизнью, или федералов.

Аборигенов опасалась просто потому, что могут обидеть. Ну а как смотреть в глаза представителям российской стороны, вообще не представляла. Надо же будет как-то объяснить, где пропадали почти сутки. Бесспорно, преимущественно достанется нашему менеджеру. Но, поскольку "компетентные товарищи" очень любят беседовать с подозреваемыми по отдельности, представляю, какие мучения выпадут на мою долю.

Всё разрешилось само собой. Из-за брусвера высунулась лохматая голова с традиционно косматой бородой. Мышиного цвета куртка с красными погонами, зачем-то раскрашенная "под камуфляж" явно выдавала принадлежность владельца к сотрудникам милиции.

- Мы - английские тележурналисты! - Что есть мочи завопила я, повинуясь невысказанной просьбе мистера Патрика. - Вчера заблудились в горах.

Под дулами автоматов провели двадцать бесконечных минут, пока местное начальство совещалось по допотопному телефону и, разумеется, на своём варварском языке. То, что в первую очередь связались не с представителями армии, несколько успокаивало.

- Что скажем русским? - Осторожно попыталась прозондировать почву я.

- Ничего. - Пожал плечами Стив. - Мы подданные Её Величества Королевы Великобритании и не обязаны отчитываться, кому бы то ни было о своих действиях.

- Но здесь же война. - Поражённая подобной самоуверенностью, усомнилась я.

- Официально, в республике всё спокойно. - Пренебрежительно отмахнулся менеджер. - Так что, максимум, что нам грозит - недолгий допрос и просмотр отснятых видеоматериалов.

- Но там же Нургаев! - Ужаснулась я.

- Ну и что? Где сказано, что мы не имеем права взять интервью хоть у Господа Бога?

- Но они же потребуют выдать властям? - Я всё ещё не верила в полную безнаказанность.

- Так мы и заложим со всеми потрохами. - Беззастенчиво заржал он. - Расскажем, как всё происходило "на самом деле". Про то, как вчера вечером, отправились на прогулку, и нас наглым образом лишили свободы. И, отвезя с завязанными глазами чёрт знает куда, заставили сделать небольшой репортаж о бескорыстном борце за независимость.

Версия о похищении заставила вспомнить давешний разговор с русским капитаном.

- Стив. - Без особой надежды, а так, на всякий случай поинтересовалась я. - Тебе ничего не известно о пропажах российских офицеров в последнее время?

Он наморщил лоб и нерешительно протянул.

- Что-то я такое слышал, ещё в Москве. Как будто, федералы взяли в плен сына какой-то крупной исламской шишки. То ли из Эмиратов а, может, из Саудовской Аравии.

- Ты с ума сошёл? - Вытаращилась я. - Что будет делать в здешнем гадюшнике мальчик из приличной семьи?

- А чем занимаются в России хорошенькие выпускницы американских колледжей? - Вопросом на вопрос ответил он. - То-то же. А пацан этот, вроде как на Сафари приехал. Только поохотиться, решил не на диких зверей, а на гяуров. Вот и попал в силки, стрелок чёртов.

- И что? - Не отставала я.

- Да я мало об этой истории знаю. - Неохотно расставался с секретом он. - Семье, сама понимаешь, лишняя огласка ни к чему. Говорят, предложили россиянам чуть не сто миллионов, но те по какой-то причине отказались. Вот безутешный отец и покупает русских майоров да полковников. Считает по головам, как скот. Болтают, надеется собрать коллекцию из ста человек и устроить бартер.

Бред какой! Но, поскольку информация явно выходила за рамки привычного, не удержалась.

- Как, ты сказал, его зовут?

- Кого? - Не понял Стив.

- Ну, сопляка этого. Да и сердобольного родителя.

- Щенка - не знаю. А папашу, кажется, Саид-Керим.

Тут к КПП подъехал совершенно раздолбанный военный джип, и нас без лишних слов пригласили занять места. И за каких-то полтора часа с ветерком домчали в Грозный. До части, конечно же, не довезли, а, высадив на одной из близлежащих улиц, не попрощавшись, укатили в неизвестном направлении.

- Так ты помнишь? - Заговорщицки глянул Стив. - Нас похитили и, продержав всю ночь неизвестно где, отпустили на все четыре стороны.

Я молча кивнула. При всей природной честности и врождённой любви к справедливости, неприятности мне ни к чему.



Глава 5 | Сентиментальное путешествие в Россию | Глава 7