home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть 2

Сигнальные огни становились всё ярче, посадочный аппарат приближался к платформе. Золли с тревогой всматривался в надвигающуюся поверхность планеты. Группа экспертов, в составе которой он прибыл уже подготовилась к выходу, и он последовал за ними по коридору к центральному шлюзу. Никто из прибывших не желал терять ни минуты, обстановка заставляла находиться в постоянном напряжении. Лёгкий толчок и ещё через несколько мгновений, наполненных звуками приводимых в действие механизмов, двери выхода резко отъехали в сторону. Впереди был коридор, оканчивающийся ещё одними дверями. Пройдя в него люди, услышали, как задние двери закрылись. Перед тем как очутится в зале для прибывших Золли вместе со всеми прошёл через четыре таких препятствия, в казалось бесконечном коридоре. Наконец все они вышли в просторное помещение, где их ожидали трое офицеров службы безопасности планеты. Поприветствовав друг друга все проследовали к стоянке, откуда было намечено вылететь прямо к месту событий. Начальник группы дотошно выяснял все подробности у старшего офицера. Не желая пропустить ни слова Золли старался, держатся рядом.

- Вы говорите, что в первый же день было поражено до тысячи человек - переспросил начальник. Офицер явно находящийся в состоянии стресса подтвердил.

- Да, может даже больше, их никто точно не считал. Когда это произошло, трупы валялись в этом секторе один на одном целыми кучами. Мы сразу опечатали сектор и провели полную стерилизацию. Было много претензий от родственников, так как все кто там умер, не подлежали гражданскому захоронению, но в целом, нам казалось, что всё выполнено качественно. Однако когда через неделю в этом секторе вновь погибло пятнадцать человек, мы закрыли его совсем и провели тщательное исследование всех конструкций.

Начальник уже усаживался в челнок, предоставленный для группы. - Ну и каков ваш вердикт.

Офицер сел рядом.

-Выводы вы знаете, но кроме недостаточной герметичности примыкающих к стенам сектора пород планеты вирус проник и через шлюзы. Поэтому сейчас в срочном порядке все колонии оборудуются последними моделями военных стерилизаторов. Их отличие в многоступенчатости и использовании нескольких агрессивных сред попеременно. Подобный принцип полностью исключает возможность проникновения внутрь.

Начальник, внимательно слушая офицера, наклонился влево, где в окне челнока появилась поверхность планеты. Аппарат только что прошёл шлюз и вылетел за пределы платформы.

- И вы совершенно уверенны в том, что подобный инцидент не может повториться, где-либо на планете.

Офицер явно неуверенно ответил.

-Да, но теоретически такую возможность исключать нельзя. Вирус совершенно не изучен, нам было не до научных изысканий. Если предположить, что вирус имеется, где-то ещё на планете, то до полного завершения всех работ по герметизации быть в чём -то уверенными невозможно.

Сейчас до конца мероприятий осталось не больше недели, в эту неделю я советовал бы вам везде ходить в лёгких скафандрах. Снимать их можно лишь в ваших апартаментах, там всё уже проверено. Не исключено что вирус каким-то путём мог проникнуть в другие сектора. Поэтому карантин везде, лучше перестраховаться чем, такое как было.-

Золи посмотрел вниз, под аппаратом проплывала поверхность. Мрачные каньоны и остроконечные скалы бесконечной чередой сменяли друг друга. На этой стороне планеты была ночь, и свет мириадов звёзд озарял поверхность. Золи помнил всё он изучил материалы их задания до мельчайших подробностей, но всё равно чувствовал, что начальник что-то скрывает. Ему казалось, что на закрытом заседании службы тот узнал нечто, что являлось большим, чем та информация, которой владели остальные члены группы. Глядя на него во время беседы с офицером Золи окончательно утвердился в этом мнении. Казалось, что более секретного уже не может быть ничего, однако необъяснимое чувство шептало, - а вдруг -. Оно было замешано на леденящем ужасе, ибо само предположение о чём-то более секретном и, следовательно, опасном, может даже безысходном мутило рассудок. Вирус, уничтоживший более тысячи колонистов на Марсе был похож на вирус, описанный более ста лет назад и впервые обнаруженный тогда же на Земле. Золи знал о нём даже больше чем ему полагалось. Он тайно рылся в архивах требующих специального допуска. Некий биолог, фамилии он уже не помнил, обнаружил и с помощью разработанной им технологии оживил организмы, извлечённые из вещества космической пыли выпадающей на Землю. Особый интерес составляло то, что вирус не был основным объектом внимания. Он оказался спутником особой формы жизни, которую учёному тоже удалось восстановить. Тогда местность изолировали и безуспешно пытались исследовать. Главным достижением считалось выявление химического состава атмосферы, которой эти существа не только дышали, но и частично питались. Однако после успешной попытки захвата учёного скрывавшегося в эпицентре изолированной территории, взгляды на происходящее резко изменились. Основой нового взгляда послужила информация, сообщённая самим учёным, его выводы и результаты опытов. Достать их было не легко, так как учёный в обмен выдвигал ряд условий, к тому же офицер командовавший группой захвата активно помогая ученому, занялся явно террористической деятельностью. В результате лишь спустя пять лет после окончания основных событий удалось получить исчерпывающие данные о новой форме жизни и сопровождающем её вирусе. Дело пошло бы быстрее и легче, если бы учёный и организация не имели одного принципиального разногласия. Он считал, что открытая им форма жизни лишь фрагмент гигантской системы разума наткнувшейся на нас во вселенной. При этом учёный считал, что намерения этого разума по отношению к нам совершенно не дружественные. Организация же была убеждена, что подобная форма жизни ни что иное, как образовавшийся в процессе длительной межзвёздной миграции вид, не имеющий ни схожих форм, ни, тем более развитых сородичей. Так или иначе, спор утих, данные в полном объёме были зафиксированы и поскольку во вновь оседающих слоях пыли в течение двух десятков лет ничего не обнаруживали, то программу исследований свернули, оставив лишь небольшую службу контроля за осадками. В её задачу входило проверять все, что бы ни попало на планету извне будь то метеорит или пыль. Проверяли даже поверхности аппаратов вернувшихся из экспедиций по системе. И вот теперь спустя сотню лет случай с эпидемией на Марсе встряхнул всю организацию.

Многие вдруг вспомнили теорию первооткрывателя и пока не явно но, имея в виду именно это началось движение в направлении подготовки к всевозрастающей угрозе.

Главным и неопровержимым аргументом сторонников являлось то, что бесспорно форма жизни была инородна земной, попала к нам из бездны вселенной способной преподнести любые сюрпризы. Особый смысл появился в этих предположениях при появлении версий о возможном видовом разнообразии в зависимости от мест попадания. Вполне возможно было представить, что на других планетах эта форма переродиться в нечто иное.

Предварительная ориентация нынешней поездки группы экспертов, в которую входил и Золи была именно такой. Думали что вирус, первые образцы которого были изучены сразу же предшествует чему -то ещё не известному земной науке. Он действительно несколько отличался от своего предыдущего собрата, и вслед за ним готовились к пришествию новой формы существ. Ожидание сопровождалось стремительной подготовкой к уничтожению. Изучать всё новое хотели только в пробирках, это было вполне разумно памятуя опыт предыдущего случая. Средства нашлись сразу. Многие промышленные группы вполне явственно осознали угрозу потери новых месторождений и производств. Уже в момент прибытия группы, службы безопасности планеты были в состоянии уничтожить что угодно, закрепив при этом, в первую очередь уже освоенные территории. Все укрепления проводились в первую очередь в важных для колонии секторах и уже потом во всех остальных.

Кроме всего прочего действительно угрожающим был тот факт, что на Марсе вирус возник сам, без стимулирующих условий, что свидетельствовало о фантастической способности новой формы приспосабливаться. В связи с этим организацию пугала возможность колонизации планет солнечной системы подобными формами. Параллельно с планами борьбы на Марсе стал осуществляться план исследования и возможной защиты, наиболее перспективных для освоения планет. Туда были направлены разведчики и при выявлении подозрительных проявлений было решено уничтожать все, даже не беря образцы.

Нашлись и противники подобного решения проблемы. Они опасались, что под горячую руку могут быть уничтожены коренные формы жизни представляющие не меньший интерес для науки, и быть может вовсе не опасные. Голоса противников были, однако не уверенными, и, похоже, что сами они осознавали, что в подобном случае лучше перестраховаться.

Ещё раз, перебрав всё это в памяти, Золи остановился на том же с чего начал. Неуловимое ощущение недосказанности, сокрытия чего-то более глобального осталось, как и прежде. Он был почти уверен, что за всеми разрабатываемыми теориями стоит нечто большее, чем просто угроза колонизации инопланетным вирусом. В исходных материалах по делу первооткрывателя имелось упоминание о его догадках про это "нечто", но, видимо, кто-то изъял подробности, не желая оставлять документацию в первозданном виде.

За этими действиями Золи усмотрел, во-первых, вероятную достоверность предположений первооткрывателя, а, во-вторых, желание элиты организации использовать информацию в своих целях. Получалось, что, думая одно, экспедиции исполняли на самом деле совсем другое, а Золи с детства ненавидел подобную работу.

Ему было необходимо осознать смысл своих действий до конца, он должен был воодушевиться этим либо забросить вовсе.

Узнать истинные цели любой ценой, даже если потом пришлось бы скрывать свои познания. Этим он задался, ещё отправляясь сюда.

Пообщавшись с начальником и наблюдая его реакцию в беседах с местными представителями Золи окончательно убедился, что именно от него можно узнать правду. Как глава миссии он не мог быть непосвящённым иначе под угрозу ставилось бы всё. Челнок приближался к району, где произошла вспышка вируса. Огни маяков на вершине горного хребта обозначали место посадочной платформы. Вокруг стало светать. Красноватый оттенок зловеще преобладал над всем вокруг. Диспетчерская базы дала добро на посадку, но начальник решил сделать пару кругов над горами и взять пробы атмосферы в округе. Офицеры, сопровождавшие группу были мрачны. Им как никому другому досталось много грязной и тяжёлой работы. Множество трупов поражённых и постоянная угроза стать одним из них начисто лишило их всех положительных чувств, они походили на статуи.

Челнок, закончив последний облет, стал снижаться. Он завис между вершинами, и не спеша, погрузился в углубление, где располагалась платформа. Процедура многоступенчатого шлюзования переносилась терпеливо, все в точности знали чего опасаться не сделай они этого. Спустя двадцать минут после посадки группа оказалась в секторе, где в первые появился новый вирус. Вокруг было пусто. В этой части поселения остались лишь жизнеобеспечивающие службы. Колонисты боялись этого места как огня и, не смотря на полное восстановление в секторе безопастности никто за всё время так и не переселился сюда. В других местах было тесно неудобства даже гнали людей на другие базы, но только не сюда.

Шеф распорядился всем расселятся, сам же со старшим офицером собрался в лабораторию. Золи предугадал это раньше и зная начальника уже несколько лет не вызывая подозрений навязчивостью сумел остаться вместе с ним. Лаборатория была безупречна. Только что полученное оборудование последних модификаций не ограничивало исследователя ни в чём. Золи не ожидал указаний и, зная, что все образцы шеф сразу проверить сам не сможет, стал готовить одну из проб. Нетерпение могло выдать его неординарный интерес, и он всячески сдерживался, демонстрируя нарочито хладнокровные движения. В тот момент, когда начальник лишь приноравливался для рассмотрения пробы Золи уже внимательно изучал свой образец. Наконец все углубились в своё дело, а офицер нервно закурил в дальнем углу помещения. Золи и раньше видел образцы вируса, но то был другой экземпляр, к тому же достаточно старый. Впечатление от этого было незабываемым. Золи украдкой взглянул на шефа. Тот пристально наблюдал за происходящим на приборах. Выражение его лица было именно таким, каким Золи и надеялся его увидеть. Он даже на какое то время забыл об образце. Последние сомнения исчезли, шеф точно знал, что к чему.

Конечных результатов удалось добиться спустя полчаса. Золи первым закончил полномасштабный комплекс исследования, но делал вид, что ещё не готов. Лишь тогда когда шеф с вздохом оторвался от экрана увидев там результат, золи сделал вид что, тоже завершил изучение. Оба встали и почти синхронно вытащили носители данных с записанными показаниями. Начальник бегло взглянул на него и в этом взгляде Золи прочитал опасение. Теперь, когда он был уверен в информированности шефа этот взгляд обнадёживал. Он начал открываться, понемногу, иногда, но это уже было большим, чем просто надежда.

Результаты опытов удручали. В округе была огромная концентрация вируса, что свидетельствовало о его интенсивном размножении и распространении. Подозвав офицера, начальник приказал немедленно готовить отряд уничтожения и приступать к чистке района уже через час. За это время он намеревался исследовать более удалённые от базы районы. Там концентрация должна была уменьшаться по мере удаления от эпицентра, которым являлась недавно база. Отдав все распоряжения, шеф забрал у Золи данные анализа и удалился к себе, чтобы переодеться.

Оперативность была беспрецедентной. Золи не помнил подобного за все годы работы над подобными проектами. Однако часовой перерыв в подобной ситуации свидетельствовал о том, что шеф располагает предварительной информацией и уверен, что не потеряет время в ненужных ожиданиях.

Через час вся группа покинула базу в след за отрядом очистки. При вылете стерилизация проводилась менее тщательно. Важно было ничего не внести, выносить можно было что угодно.

Двухчасовой полёт принёс неутешительные результаты. На расстоянии ста километров от базы вирус появляется вновь. Его очаги занимали многие километры и размещались хаотично то здесь то там.

Шеф всё больше мрачнел. Золи не спускал с него глаз, каждое проявление могло нести в себе ответ на вопрос об истинности происходящего. Один из экспертов закончив составление карты распространения очагов обратился к начальнику.

Я считаю, что события уже приняли катастрофический оборот, мы можем потерять планету. Если эта зараза разовьется, то нынешнего количества колонистов явно не хватит чтобы сражаться за наши интересы. Да еще, сколько их убежит, как только узнают истинное положение дел. Но главное, пожалуй, то, что неизвестно что тут уже завтра может произрасти.

Шеф стал бледен как смерть. Перспектива отчуждения человечества от этой планеты была крахом бесчисленных планов и возможностей. Трудно было себе представить к каким последствиям могло всё это привести, не говоря о не поддающихся подсчёту убытках. Он встал.

- Я сегодня же объявлю чрезвычайное положение на всей планете.

чистку прейдётся проводить беспрерывно километр за километром. Имеющихся сил пока хватит, но мы должны запросить с Земли двойные резервы на случай массового бегства. Вычистим всё дважды, трижды, сто раз, но не оставим ни единого шанса кому бы то ни было на надежду.

Он вдруг замолчал, и в последующий миг на его лице промелькнули обрывки, каких то опасений, сомнений и чего- то ещё. Золи отчётливо уловил эти забегавшие глаза, слегка прикушенную губу.

Шеф проболтался, это конечно надо суметь понять, но сказанное явно имеет двойной смысл. Фраза - кто-либо - наталкивает на догадку. Это уже более конкретно. Значит, руководство и эксперты организации уверенны, что против людей действует не стихия и случайность, а ведутся явно агрессивные действия. Возможно, они даже знают, кто конкретно это делает, но как бы там ни было это силы явно не земного и даже не системного происхождения.

Самое важное Золи уже понял. Нечто хочет погубить человечество, нечто ищет пути как удачнее подобраться к горлу и схватить за него.

Цель миссии и всей работы становились теперь святы и воодушевляли на великие свершения.

На следующий день планета была объявлена закрытой зоной, колонисты, находящиеся на базах не подлежали эвакуации до особого решения верховных властей, а прибывшее пополнение немедленно приступило вместе с местными силами к кропотливой работе превращения планеты в ещё большую пустыню, чем она была до этого.

Золи всё время находился в центре событий. Он не отлучался даже поспать. Так поступали все, сменённые отдыхали рядом на случай экстренной ситуации. У шефа

понемногу начало подниматься настроение. Особенно он повеселел, когда прибывшие из центра специалисты, с новыми данными о вирусе так и не смогли его отыскать, констатировав тем самым отличную работу шефа и его группы, а также всех кто принимал участие в работах по очистке.

Из происходящего в последующие дни Золи узнал, что во всей системе началась тотальная проверка не только поверхностей планет, но и всего пространства доступного исследованию. Ресурсов начинало не хватать, их брали с ранее первостепенных направлений. Казалось все, что имеется в резерве до последнего отдано на поиск и уничтожение угрозы. Организация даже не стала интересоваться, что могло вырасти или появиться после вируса. Теперь, в условиях чрезвычайного положения структура её резко изменилась. Все проблемы сверх важны, власть укрепилась возможности стали просто гигантские. Всё человечество было готово отдать последние только бы спастись от нежданно возникшей угрозы.

Официально было объявлено, что район солнечной системы попал в образование космической пыли, содержащее невыясненное количество смертоносных вирусов не земного происхождения. Паники удалось избежать лишь путём неустанных увещеваний о контролируем ости происходящего и о полной безопасности, которую гарантируют специальные службы и подразделения. Прошедший в сумасшедшем ритме месяц Золи ни смотря, ни на что считал счастливейшей порой своей жизни. Деятельность, наполненная высоким и тайным смыслом окрыляла.

Марс вычистили особо образцово. У прибывающих складывалось впечатление, что они попадали в особый мир, где всё и даже запахи говорили о полной стерильности. Напряжённость снижалась, но позиции занятые организацией и многими похожими на неё по функциям объединениями оставались нерушимыми. Никто не смел, подвергать сомнению целесообразность столь могучей концентрации власти и возможностей. Опасения тоталитарных проявлений уже давно перестали всех волновать. Научные попытки выяснить, где границы грозного облака смертельно опасной пыли и в каком его месте находиться сейчас солнечная система не приносили успеха. На самом же деле авангард науки занимался совершенно другим.

Несколько срочных отъездов шефа свидетельствовали о том, что он в курсе самых секретных проектов. Его всегда приглашали на закрытые заседания, он всегда был там, где что-то готовилось к осуществлению.

Прошло довольно много времени с того дня, когда Золи поставил себе за цель узнать тайну происходящего, но каждый раз она выскальзывала у него из рук. Подобраться к самой сути было крайне сложно. Он не оставлял надежды и в немногие свободные минуты направлял энергию на изучение закрытых документов, благо став правой рукой шефа он имел к ним доступ.

Конечно, Золи не рассчитывал узнать правду роясь в данных, но промежуточная информация могла подсказать многие ответы.

Перемещение основных исследовательских кораблей, новые колонии на некоторых спутниках и особенно создание научной базы за пределами Плутона, заставили Золи заново взглянуть на проблему. Он начал не понимать многое из происходящего. Незаметно сместились приоритеты в фундаментальных исследованиях вселенной и вещества. Появились совершенно закрытые базы в дали от транспортных и регулярных путей. Их размещали на окраинах системы и вместе с этим совершенно дезориентирующее для Золи было создание гигантского комплекса явно оборонительного характера на Меркурии, в плотную к Солнцу. Он стал волноваться цель поисков становилась всё недоступнее. Но однажды когда шеф вернулся с той самой дальней базы за Плутоном все, наконец, изменилось.


* * * | Кратковременное безумие | * * *