home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГОД 1977. ПОЕЗД ЗАЛОЖНИКОВ

ХХ век можно с уверенностью назвать столетием воздушного терроризма.

По данным различных международных организаций, в 70-е годы в мире совершено 8114 террористических актов. Однако 80-е годы оказались неизмеримо более жестокими. Только за первые пять лет, с 1980 по 1985 год, количество терактов удваивается. И далее их число стремительно растет: в 1986 году — 774, в 1987-м — 832, в 1988-м — 856.

В этой горькой статистике ведущее место за воздушным терроризмом. С 1969 по 1987 год в результате терактов в гражданской авиации погибли 2188 человек.

Казалось, более удобного транспорта для террористов не сыскать. Однако у них своя логика. И потому в истории терроризма есть иные примеры. Захват поезда в их числе.

Брать в заложники пассажиров поезда вроде бы бессмысленно. В отличие от самолета, морского судна и даже автобуса, поезд ограничен в маневре, движется в определенном направлении. И тем не менее, как показывает практика, железнодорожные пассажиры могут стать заложниками, как и путешествующие на самолете.

Именно так и случилось в марте 1977 года, когда девять террористов из организации, называющей себя «Свободная молодежь Южно-Молукских островов», захватили поезд Ассен де Пунт в Северной Голландии и взяли в заложники 51 человека.

В это время еще четыре террориста этой же организации ворвались в среднюю школу в окрестностях Бовенсминде.

Молукцы — это выходцы из так называемой «Голландской Индии», то есть Индонезии. В начале 50-х годов прошлого столетия, после неудачной попытки восстания против индонезийского режима, примерно пятнадцать тысяч молукцев бежали с родины и осели в Голландии.

Находясь в весьма благополучной европейской стране, молукцы тем не менее не теряли связь с родиной. За двадцать лет выросло молодое поколение, и оно решило бороться и, таким образом, обратить внимание мировой общественности на проблемы своей страны. В качестве оружия был выбран терроризм.

Первую акцию бойцы «свободной молодежи» предприняли в декабре 1975 года. Объектом для своего нападения выбрали… поезд. К тому времени в мире были известны громкие захваты воздушных судов, но молукцы пошли своим путем.

Однако действовали они далеко не шаблонно. Шестеро террористов «подстраховали» своих товарищей и осуществили захват индонезийского консульства в Амстердаме.

Тихая, спокойная Голландия никак не ожидала, что у нее тоже есть террористы. После громкого террористического акта на Олимпиаде-72 в Мюнхене голландцам казалось, что терроризм как явление присущ их восточному соседу — Германии. А тут откуда ни возьмись свои, доморощенные террористы. И результаты теракта молукцев хоть и не такие кровавые, как в Мюнхене, но тем не менее двое заложников погибли.

Итак, захват поезда стал историческим прецедентом.

Позже, анализируя причины, по которым молукцы выбрали объектом нападения именно поезд, специалисты по антитеррору пришли к выводу: иного и быть не могло. Поезд — это транспортное средство, которое оказалось наиболее знакомым, привычным для молодых террористов. Там, где садятся и взлетают самолеты, — охраняемый аэропорт, проверка, а здесь никакого досмотра. В вагон можно, в сущности, пронести все, что угодно, в том числе и оружие, боеприпасы.

Таким образом, отсутствие должного опыта и возможностей по захвату охраняемых объектов, таких как аэропорт, толкнуло молукцев на проведение террористического акта на железной дороге.

Через два года после первого захвата они ударили второй раз. Жертвой стал электропоезд Ассен де Пунт.

В наборе требований террористов, как всегда, были освободительные лозунги и конкретные — выпустить из тюрем членов «свободной молодежи», отбывающих наказание за теракт 1975 года, предоставить самолет «Боинг» в аэропорту Амстердама.

Голландцы, в отличие от израильтян, были категорически против силовых действий и вновь пошли на переговоры. Однако беседы и уговоры доктора психологии Мюльдера, который представлял правительство, ни к чему не привели.

Через несколько дней в захваченной школе произошло массовое пищевое отравление детей. Сложно сказать, было ли это спланированной акцией голландских спецслужб или случайностью, но бандитам пришлось уступить. Из 110 заложников они выпустили 106 человек.

Однако террористы, захватившие поезд, вели себя самоуверенно, угрожали властям и уступать не собирались.

Медленно приходило осознание того, что не все можно решить в ходе переговоров.

События с захватом поезда, разумеется, были под пристальным вниманием средств массовой информации. Когда оккупация поезда перевалила на вторую неделю, в прессе разгорелся скандал: журналисты узнали «меню» террористов. Оно было весьма разнообразным. Но особенно, что возмутило газетчиков, это большое количество сладостей — конфеты, пирожные, торты. Тут же раздались голоса, что власти бездействуют и кормят террористов деликатесами.

На мой взгляд, это был второй исторический прецедент. Пресса начала активное вмешательство в дела специалистов по антитеррору. Подобное вмешательство продолжается и поныне.

Да, средства массовой информации должны, обязаны рассказывать общественности о происходящем событии. Однако делать это надо осторожно, обдуманно, профессионально. Увы, надо признать, чаще всего происходит наоборот.

Так случилось и с голландской прессой. А ведь специалистам по антитеррору известно давно — повышение содержания сахара в крови снижает агрессивность. Что, собственно, и следовало доказать.

…Переговоры затягивались, шли все тяжелее и напряженнее. В правительстве, наконец, стали склоняться к штурму.

После событий в Германии на Олимпиаде 1972 года Голландия создала свое подразделение по борьбе с терроризмом. Однако, сформированное всего несколько месяцев назад, оно не имело соответствующей подготовки. Ставку решено было сделать на армию.

Проведение операции возложили на корпус морской пехоты Нидерландов, а точнее, на группу ВВЕ из роты W-»WHISKV». Отсюда и название этой группы, которая, кстати говоря, была неплохо подготовлена как к проведению специальных, так и антитеррористических операций.

Кроме подразделения ВВЕ «Виски» к освобождению заложников привлекались боевые пловцы из 7-й голландской группы СБС. Сделано это было неспроста. Невдалеке от того места, где находился захваченный поезд, проходили осушительные каналы.

Темной весенней ночью боевые пловцы по каналам подплыли к поезду, доползли до вагонов и установили специальные подслушивающие устройства. Высокочувствительная аппаратура реагировала на движение людей, а также на металлические предметы. Это дало возможность круглосуточно «слушать» террористов, отслеживать их местонахождение.

Кроме того, в ходе своего ночного рейда боевые пловцы установили под вагонами взрывчатку.

К концу трехнедельных бесплодных переговоров стала возникать опасная ситуация — у заложников появились первые признаки так называемого «стокгольмского синдрома».

В этом случае счастливый исход для себя заложники видят только в выполнении условий террористов, у жертв начинается сложный психологический процесс, когда они постепенно становятся на сторону преступников, симпатизируют им.

«Стокгольмский синдром» создает крайне опасный фон для проведения антитеррористической операции. Случается, заложники ведут себя иначе, чем ожидают от них спецслужбы.

С другой стороны, беспокоило и состояние самих бандитов. Они вели себя нервозно, между ними вспыхивали конфликты, некоторые заявляли о том, что дело проиграно и пора расправиться с заложниками.

Наконец, голландцы приняли решение на штурм. Было это на 20-й день после захвата поезда. Ночью, накануне, используя аппаратуру ночного видения, бойцы антитеррористического подразделения «Виски» скрытно вышли к поезду и заняли исходные позиции.

Они уже знали численность террористов и места в вагоне, где те располагались. Помогла подслушивающая аппаратура, да и сотрудники миссии Красного Креста, которые доставляли пищу в поезд, многое рассказали о бандитах.

Время «Х» было назначено на 4.50 утра. Сигнал к штурму — пролет шести истребителей голландских ВВС над поездом. Когда «Старфайтеры» с грохотом и ревом низко прошли над вагонами, в поезде возникло замешательство: террористы невольно вскинули головы к потолку, бросились к окнам.

В это время прозвучали взрывы, которые выбили вагонные двери наружу. Бойцы группы «Виски» ворвались в вагон, бросая светозвуковые гранаты.

В перестрелке погибли двое заложников. Они, несмотря на призывы спецназовцев лежать, вскочили на ноги и попали под пули. Еще один заложник был ранен, в него успел выстрелить террорист.

В бою коммандос «Виски» уничтожили шестерых бандитов и трое сдались.

Атака школы в Бовенсминде, которая проводилась одновременно со штурмом поезда, также завершилась победой спецназа.

Обе операции неспроста синхронизировались по времени. Дело в том, что расстояние между захваченными объектами оказалось невелико и атаки следовало начать одновременно, иначе это могло иметь непредсказуемые последствия.

Бойцы, штурмующие школу, также были хорошо подготовлены к операции — они изучили план школы, о террористах им поведали отпущенные школьники, велось постоянное подслушивание и наблюдение.

В этот момент, когда «Старфайтеры» громыхали над вагонами, бронетранспортер мощным ударом пробил одну из стен школьного здания. Спецназовцы ворвались внутрь. Четырех террористов удалось захватить врасплох. Трое из них безмятежно спали, четвертый, судя по всему часовой, дремал и не успел среагировать.

Заложники были напуганы, однако не получили даже царапины.

Как при штурме поезда, так и школы потерь среди бойцов подразделений специального назначения не было.

Что же касается уроков проведенной операции в Голландии, то первый из них таков: захват в заложники пассажиров поезда возможен, даже несмотря на, казалось бы, абсурдность и бессмысленность этой акции, в связи с полным отсутствием маневренности подобного вида транспорта.

Кстати, этот урок учли практически все спецслужбы ведущих стран мира. Теперь отработка объекта «вагон» является обязательной в программе подготовки антитеррористических подразделений.

Второй урок состоит в том, что впервые в практике проведения антитеррористических операций к переговорам был привлечен профессиональный психолог.

Он верно и точно построил диалог с террористами, и хотя переговоры не достигли успеха, доктор Мюльдер делал правильные выводы об их моральном и психологическом состоянии.

Третий урок — в слаженных действиях авиационных подразделений (отвлекающий маневр), боевых пловцов (разведка и обеспечение доступа в вагон) и группы «Виски» (штурм поезда).

Верно выбран момент штурма, ранним утром, когда сон человека особенно глубок и крепок. Самолеты в качестве отвлекающего фактора тоже весьма оригинальное решение. Этот прием позволил отличить террористов (которые смотрели вверх) от заложников. Это можно считать уроком номер четыре.

Следует отметить всестороннее обеспечение проведения операции — хорошее оснащение боевых пловцов, штурмующих групп. Использование высокочувствительной подслушивающей аппаратуры, направленных взрывов, светошумовых гранат, приборов ночного видения. Это пятый урок.

Однако в проведении операции были и свои минусы — необоснованная надежда правительства на успех переговоров, затягивание их почти на три недели, что отрицательно сказалось на здоровье и психике заложников.

В целом же операция прошла успешно.


ГОД 1976. «УДАР МОЛНИИ» | Спецназ против террора | ГОД 1977. «МАГИЧЕСКИЙ ОГОНЬ»