home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Пятница, 26 марта

Кромер прибыл в офис в 8.30. В его распоряжении оставался только один час, чтобы сформулировать основные положения, из которых следовало исходить при подготовке текста двух важных писем. Предстояло послать по существу формальные, но важные в плане тактики по отношению к эфиопам телексы в Нью-Йорк и Цюрих и запросить перечни всех вкладов императора. Ответы должны быть доставлены в Лондон не позднее пятницы. Но основным он считал подготовку письма, адресованного Селассие, которое смогло бы убедить императора подписать документы о передаче всех принадлежащих ему вкладов. Он мельком взглянул на свои, сделанные днем раньше заметки. Что ж, их вполне можно использовать, чтобы продиктовать Валери Ятс первый набросок письма.

Как обычно, Валери появилась в офисе в 9.15. К двадцати девяти годам у нее уже выработались соответствующий внешний вид и манеры, характерные для личного помощника высшей квалификации – нарочитая самоуверенность, невозмутимый взгляд глаз во всех без исключения случаях жизни и умение скрыть свой настоящий возраст. На ней был костюм – Валери никогда не надевала брюки, – светлые волнистые волосы свободно спадали почти до плеч, губы слегка тронуты помадой – она подкрашивала их несколько раз в день. Если попытаться охарактеризовать Валери одним словом, она была безупречна во всех отношениях. Она знала свою роль и играла ее блестяще.

Присутствие босса в кабинете в столь раннее время лишь слегка смутило ее. Обычно, когда он был в отъезде или приезжал на работу позже, она успевала за несколько предоставленных в ее распоряжение минут привести себя в порядок, разобрать документы и приготовить все на своем столе для работы на целый день. Наведение внешнего лоска на всю обстановку в приемной – еще один штрих, который, по ее мнению, должен свидетельствовать о ее исключительной эффективности и полезности – было одной из важных черт профессиональной карьеры Валери Ятс. И эта сторона ее существования резко отличалась от другого мира – частной жизни.

В общении с другими сотрудниками банка она никогда не проявляла ни малейшего всплеска эмоций.

Валери приготовила кофе, поставила на поднос приборы и вошла в кабинет Кромера.

– Пожалуйста, если можно, минут через десять, мисс Ятс, – произнес сэр Чарльз, почти не отрывая глаз от своих заметок.

Валери была довольна, у нее появилось несколько минут личного времени. Приведя себя в порядок, она получила у курьера свежую почту, мельком ее проглядела и положила в определенном порядке все документы внутрь толстой кожаной папки с изображением печати банка. Затем разложила на столе свои канцелярские принадлежности и снова постучала в дверь кабинета Кромера.

Он заговорил сразу, как только она вошла и села в кресло.

– Мисс Ятс, на этой неделе мне потребуется ваша помощь как никогда раньше. Дело, как вы сами в этом убедитесь, весьма и весьма деликатное. Если о нем что-то станет известно даже в пределах банка, мы все сильно пострадаем. А теперь за работу. Я думаю, что нам потребуется отдельный ящик для новых файлов и корреспонденции.

– Хорошо, сэр Чарльз.

– Вы схватите суть всей проблемы по мере того, как мы будем продвигаться с подготовкой документов. Первое, что мы должны сделать, составить письмо к Хайле Селассие.

Валери удивленными глазами посмотрела на босса.

– Да-да, это так, мисс Ятс. Император не умер. Он жив и, можно сказать, здоров. Этим письмом мы должны убедить его подписать документы о передаче большей части состояния нынешнему правительству Эфиопии. Именно этим и объясняются визиты мистера Юфру в наш офис.

Первая проблема – сам император. После того, как я продиктую письмо, посмотрите все формальные адреса и титулы, которые мы использовали в нашей прежней переписке, как мы его в них называли: Лев – покровитель Иудеи, Божий Избранник, Король всех Королей, ну и так далее. Ведь он все еще остается нашим клиентом, хотя уже и не правит страной.

Кромер подождал, пока Валери усядется поудобнее, и начал диктовать текст, который подготовил заранее.

"Ваше Высочество!

С глубоким удовлетворением я узнал о том, что Вашему Высочеству удалось выстоять и с честью пройти через испытания последних нескольких месяцев. Я понимаю, что обстановка, в которой Вы находитесь, резко изменилась, и в этой связи хочу выразить Вам мое сочувствие. С уважением, которое мы всегда проявляли в отношении Вашего Высочества, я хотел бы сделать одно предложение, касающееся Ваших дел. Как Вы, без сомнения, информированы, Временный военный административный совет заявляет, что все Ваше состояние в настоящее время перешло в его собственность. Мы должны еще раз подтвердить, что в соответствии с законодательством стран, в которых сделаны Ваши вклады, никакие их переводы невозможны без свободного, выраженного в письменном виде Вашего согласия. До сих пор Вы благоразумно отказывались сделать это.

Однако хотел бы обратить Ваше внимание на следующие соображения. Большое число членов Вашей семьи, проживающих за границей, были бы счастливы унаследовать, при благоприятном стечении обстоятельств, определенную долю Вашего состояния. В случае, если Вы умрете, не оставив завещания, которое мы могли бы рассматривать как подлинное и имеющее силу, Ваша семья, по Вашей же воле, не получит ровным счетом ничего.

Я не хочу верить, что это соответствует Вашим истинным намерениям.

По этой причине, принимая во внимание:

– что в будущем Ваши вклады могут быть навечно заблокированы, если Вы не примете никаких действий, чтобы воспользоваться ими;

– что в этом случае Ваша семья останется без средств к существованию;

– что нынешнее правительство страны, которое я должен воспринимать как обладающее властью де-факто, не санкционирует перевода состояния членам Вашей семьи.

Я выдвигаю следующее предложение. Я и мои коллеги составляем необходимые документы, чтобы передать согласованную сумму Вашей семье и согласованную сумму нынешнему правительству.

Подготовив эти документы, которые будут одобрены Вашим Высочеством и правительством Эфиопии, я наделяю полномочиями небольшую делегацию с тем, чтобы она могла присутствовать при их подписании на нейтральной территории – конкретное место должно быть еще выбрано – и в условиях, исключающих оказание на Вас какого-либо давления.

Ради Вашей семьи и Вашей страны, прошу Вас принять во внимание те многочисленные блага, которые последуют за этой акцией, еще раз подтверждающей благородство Вашего рода.

Если Ваше Высочество в принципе соглашается с этим предложением, я смогу в самое ближайшее время разработать соответствующие документы".

Кромер сделал паузу. Ему нравился текст. Он был почти уверен, что этот, последний в практике его деловых отношений с императором, акт будет щедрым и подтвердит добрую репутацию Селассие в той же степени, насколько он дискредитирует в глазах мировой общественности «серого кардинала» Менгис-ту. Тот факт, что эти витиеватые, высокопарно звучащие фразы были им специально подобраны с тем, чтобы привести к результату, совершенно противоположному содержавшимся в них намерениям, доставлял Кромеру истинное удовлетворение.

Затем он продиктовал текст, выдержанный в сухом, чисто бюрократическом духе, который должен быть передан по телексу в Нью-Йорк и Цюрих. Его копию он решил направить и Юфру.

«Джентльмены, в качестве агента, действующего в интересах нашего клиента, который известен вам под именем Лев, и в соответствии с правилами банка, прошу подготовить и направить мне перечень всех вкладов, сделанных Львом в ваших филиалах. Сведения должны быть разделены на две категории: „плавающие“ активы (баланс наличных денег, вклады золотом, ценные бумаги) и фиксированные активы (компании и фирмы, которые находятся в собственности Льва полностью или частично). Необходимо, чтобы эта информация была доставлена в Лондон с курьером не позднее четверга следующей недели».

Определенно, Лодж и Купфербах удивятся, получив такой, составленный помпезным языком телекс. Но Юфру и его хозяева наверняка будут довольны. Он попросил Валери немедленно отпечатать и направить эти телексы адресатам, принимая все меры к тому, чтобы никто их не видел. Она сама должна все отпечатать, пропустить через аппарат и сразу принести ему наверх оригиналы. Этого требовала строгая секретность всего мероприятия. Конечно, не в его власти осуществить надлежащий контроль за тем, что могло произойти с отпечатками на другом конце линии связи. Но Кромер почему-то был уверен, что они вряд ли попадут в чужие руки и никто в Лондоне не будет знать об их отправке.

На подготовку обоих документов ушло более тридцати минут. Часы показывали 10.15. Скоро должен пожаловать Юфру.

– Спасибо, мисс Ятс. Пожалуйста, принесите мне еще чашечку кофе.


* * * | Похитить императора | * * *