home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIV Вечер на реке

К тому врмени как Стюарт добрался до своего лагеря на реке, он очень устал и взмок. Он спустил на воду кано, но тут его ждало страшное разочарование – каноэ протекало, да еще как! Бересту на корме стягивал шнурок, вода просачивалась сквозь шов, и за неколько секунд лодку наполовину затопило.

– Прокльтье! – воскликнул Стюарт. – Меня надули! Заплтить семьдесят шесть центов за настоящее индейское каноэ и обнаружить, что оно течет! Проклятье, проклятье! – бормотал он.

Вычерпавзоду из каноэ, он вытянул его на берег и приступил починке. Он понимал, что не может посадить Гениетту в дырявую лодку, ей это не понравится. Как ни устал Стюарт, но он влез на ель и собрал немножко смолы. Смолой он залепил шов

Весь вечер Стюарт провозился с лодкой, укладывая балласт, заделывая швы и приводя судно в полную боевую готовность к завтрашнему дню. Он ни о чем думать не мог, кроме свидания с Генриеттой. Вечером он взял топор, свалил одуванчик, и остановил течь. Но каноэ все равно оказалось неисправным суденышком. Не имей Стюарт такого опыта в гребных делах, не миновать бы беды. Даже для сувенирной лодка была чересчур вертлява. Стюарт натаскал с берега к воде камней и загрузил в каноэ балласт, сделав его устойчивым. Теперь оно шло ровно. Стюарт приладил к задней скамье спинку так, чтобы Генриетта могла при желании откинуться и свесить руки в воду. Он даже соорудил подушку на сиденье, обвязав охапку мха носовым платком. Затем он погреб немного, чтобы попрактиковаться. Он досадовал, что весла у него всего лишь картонные ложки, – но что поделаешь? Волновало его теперь одно: заметит ли Генриетта или нет, что весла – жалкие ложечки для мороженого, вскрыл банку ветчины и поужинал ветчиной с одуванчиковым молоком. После ужина он прислонился к папоротнику, взял в рот кусочек смолы и долго сидел так, мечтая и жуя жвачку. Он в мельчайших деталях рисовал себе завтрашнюю прогулку на лодке. Сидя с закрытыми глазами, он представлял, как будет выглядеть

Генриетта на тропке, ведущей к воде, как спокойно и безмятежно будет струиться в сумерках река, каким изящным будет казаться каноэ, вытянутое на берег. Стюарт пережил в воображении каждый миг этого вечера вдвоем. Вот они подплывают к большому листу кувшинки, и он помогает Генриетте высадиться на лист, чтобы немножко отдохнуть на нем. Стюарт, который заранее позаботился надеть под брюки купальные трусы, ныряет в прохладную речку. Он неутомимо плавает кролем вокруг листа, а Генриетта восхищенно любуется его искусством. Представив себе этот эпизод, Стюарт зажевал быстрее.

Внезапно он открыл глаза и сел прямо. Он вспомнил про оставленное письмо и испугался: а вдруг оно не дошло? Письмо было крохотное и вполне могло затеряться. Это предположение повергло Стюарта в волнение. Но постепенно мысли его вернулись к реке. Пока он лежал, на другом берегу начал кричать козодой, сгустилась темнота, и Стюарт заснул.

На другое утро рассвет был хмурый. Стюарту понадобилось съездить в город, чтобы сменить в машине масло. Он спрятал каноэ под большим листом, накрепко привязал его к камню и отправился по делам, размышляя по дороге о Генриетте и мечтая, чтобы погода исправилась. Небо было облачное.

Из города Стюарт вернулся с головной болью. Оставалось лишь надеяться, что до пяти вечера го-лова пройдет. Он еще никогда не катал девушек на каноэ и теперь нервничал. Всю середину дня он то валялся на земле, то примерял рубашки, то расчесывал усы. Только он надевал свежую рубашку, как выяснялось, что она уже промокла под мышками – Стюарт потел от волнения. Приходилось опять переодеваться. Первую чистую рубашку он надел в два часа, вторую – в три, третью – в четверть пятого. Эта возня заняла большую часть дня. По мере приближения назначенного часа Стюарт нервничал все больше и больше. Он беспрестанно смотрел на часы, поглядывал на тропу, приглаживал волосы, говорил сам с собой и бессмысленно суетился. В воздухе появилась сырость, Стюарт не сомневался, что пойдет дождь. А вдруг дождь начнется как раз, когда появится Генриетта Эймс? Стюарт прямо не представлял, что тогда и делать.

Наконец настало пять часов. Стюарт услышал шаги. Это была Генриетта. Стюарт поспешно бросился на землю, сел, прислонился к пню и постарался принять непринужденную позу, будто приглашать на свидание девушек для него привычное дело. Он подождал, пока Генриетта не подошла совсем близко, и тогда поднялся.

– А, привет, – произнес он, стараясь, чтобы голос у него не дрожал.

– Вы мистер Литл? – спросила Генриетта.

– Да, я, – ответил Стюарт, – очень мило, что вы пришли.

– Большое спасибо за приглашение, – ответила Генриетта.

На ней был белый свитер, твидовая юбка, белые шерстяные носочки и теннисные туфли, на голове цветной платок. В руке, как заметил Стюарт, она держала коробочку с мятными лепешками.

– Пустяки, мне это одно удовольствие. Жаль только, что неважная погода. По-моему, парит к дождю, как вам кажется?

Генриетта поглядела на небо и кивнула.

– Что делать, – заметила она, – пойдет так пойдет.

– Совершенно справедливо, – подтвердил Стюарт, – пойдет так пойдет. Мое каноэ привязано чуть выше по берегу. Разрешите помочь вам, тропа здесь не очень ровная.

Стюарт был учтив от природы. Но Генриетта отказалась от помощи, она была девочка ловкая и совсем не собиралась спотыкаться или падать. Стюарт шел впереди, она за ним. Дойдя до того места, где он спрятал каноэ, Стюарт заглянул под листья и вдруг с ужасом увидел, что лодка исчезла…

Сердце у него упало, он чуть не заплакал.

– Каноэ нет, – простонал он.

Он бешено забегал вдоль берега взад-вперед, заглядывая за каждый камешек и под каждую травинку. Генриетта помогала ему, и вскоре они разыскали каноэ – но в каком изуродованном виде! Видно, кто-то играл с ним. К носу была привязана длинная толстая веревка. Балласта как не бывало, подушки тоже, спинка сломалась, из швов вывалилась смола. Вся лодка была заляпана грязью, одно из весел погнуто и перекручено. Рухлядь, и только! Именно так и должно выглядеть всякое берестяное каноэ после того, как с ним поиграют большие мальчишки.

Стюарт пришел в отчаяние. Он совершенно растерялся. Опустившись на ветку, он закрыл лицо руками и повторял:

– Вот так история! Ну и история!

– А что случилось? – спросила Генриетта.

– Мисс Эймс, – дрожащим голосом произнес Стюарт, – уверяю вас, у меня все было так замечательно устроено – просто замечательно! А теперь…

Генриетта полагала, что каноэ надо быстро подремонтировать и все-таки покататься. Но Стюарт отверг ее предложение.

– Бессмысленно, – с горечью заявил он, – все равно получилось бы не то.

– А что значит «то»?

– То, как я представлял себе это вчера. Боюсь, что женщине таких тонкостей не понять. Вы только взгляните на веревку! Узел так крепко завязан, что мне в жизни его не развязать.

– Ну и что? – удивилась Генриетта. – Пускай волочится за нами по воде.

Стюарт в отчаянии уставился на нее.

– Да где вы видели, чтобы индейское каноэ плыло по тихой безлюдной реке и за кормой волочилась длинная веревка?! – вскричал он.

– Можно притвориться, будто мы ловим рыбу, – предложила Генриетта, она никак не могла взять в толк, зачем так нервничать из-за лодки.

– Я не хочу притворяться, будто я ловлю рыбу! – воскликнул в отчаянии Стюарт. – Вы на грязь посмотрите! На грязь!

Он чуть не завизжал. Генриетта присела на ветку рядом с ним и протянула ему мятную лепешку. Но он затряс годовой.

– Ну ладно, – сказала она, – дождь уже начинается. Пожалуй, я побегу домой, раз вы не хотите меня покатать. Не понимаю, почему надо сидеть тут и киснуть. Пойдемте ко мне, а после обеда мы бы сходили потанцевать в местный клуб. Может, у вас исправилось бы настроение. Хотите?

– Нет, благодарю вас, – ответил Стюарт. – Танцевать я не умею. К тому же мне завтра надо рано выехать. Возможно, даже на рассвете.

– И вы собираетесь спать под открытым небом, под дождем?

– Само собой разумеется, – ответил Стюарт. – Но я укроюсь под каноэ.

Генриетта пожала плечиками:

– Что ж, прощайте, мистер Литл.

– Прощайте, мисс Эймс, – отозвался Стюарт – Жаль, что наша вечерняя прогулка закончилась так неудачно.

– Мне тоже жаль, – сказала Генриетта.

И она ушла, ступая по мокрой траве, в сторону Треси-лейн, оставив Стюарта наедине с разбитым каноэ и разбитыми мечтами.


Глава XIII Эимс-Кроссинг | Стюарт Литл | Глава XV На север