на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Шотландские корни Михаила Лермонтова

В августе 1613 г., в ходе длительной русско-польской войны, русские войска осадили крепость Белую на западном рубеже. Гарнизон крепости, состоявший в основном из наемников-западноевропейцев, служивших Сигизмунду III за денежное вознаграждение, счел за благо сдаться. Многие из «бельских сидельцев», как сами они называют себя в челобитных, перешли на русскую службу. Среди них был шотландец Георг Лермонт.

В 1618 г. Георг Лермонт, принявший русское имя Юрия, защищал Арбатские ворота при обороне Москвы от войск польского королевича Владислава. В 1621 г. поручик Юрий Лермонт был пожалован поместьем в Галицком уезде (в Костроме), а в 1632 г. назначен обучать «хитростям ратного строения» дворян и детей боярских, а также новокрещеных немцев и татар. Уже в это время в русской армии появились и все более распространялись так называемые полки «иноземного строя». Лермонт служил в одном из таких полков и к 1632 г. дослужился до чина ротмистра и должности военного инструктора. Его жалованье было весьма значительным – 100 рублей. Для сравнения – жалованье стрельца составляло 6 рублей в год, незнатного дворянина – 10 рублей. Кроме денежного жалованья, Лермонт получил поместье в Чухломском и Галицком уездах – 600 четвертей.

Последней службой Георгия Лермонта стало его участие в Смоленском походе 1632–1633 гг. Армия М. Б. Шеина, посланная под Смоленск, насчитывала 21 тысячу человек, из которых 10 591 человек пехотинцев – иноземцев на русской службе и русских солдат, состоявших под командой иноземных офицеров. Среди них был ротмистр Юрий Лермонт, который и сложил свою храбрую голову в боях с поляками.

После него остались – «горькая вдова» Екатерина и два сына от этого брака, Петр и Андрей Лермонтовы, которые унаследовали отцовское поместье. Андрей умер в 1652 г., оставив вдову Елену и дочь Анну. Петр получил и его поместье, в 1653 г. принял православие и впоследствии был воеводой в Саранске (1656– 1657). Умер он в 1679 г.

Сыновья Петра Юрьевича – Евтихий (Юрий) и Петр – служили при дворе стряпчими (1679) и стольниками (1682– 1692). Для укрепления своих позиций в среде московского дворянства они подали в 1688 г. в Разрядный приказ свою родословную, которая представляет собой любопытный документ.

Своим предком Лермонтовы показали шотландского вельможу Лермонта, который принимал деятельное участие в борьбе Малькольма, сына короля Дункана, с Макбетом (XII в.).

Якобы из рода Лермонтов происходил и знаменитый шотландский бард Томас из Ерсельдуна (XIII в.), воспетый в поэме Вальтера Скотта «Томас Рифмотворец». По народным преданиям, Томас в детстве был похищен в царство фей, где получил поэтический дар. Через семь лет Томасу было разрешено вернуться, но с условием, чтобы он немедленно оставил землю, когда за ним придут.

М. Ю. Лермонтов не знал о столь романтичном родстве, однако считал Шотландию своей родиной и называл себя «последним потомком отважных бойцов». В начале 1830-х гг. он склонялся к другой, не менее романтической, но абсолютной недостоверной версии своего происхождения. Поэт ассоциировал свою фамилию с фамилией испанского герцога, министра двора и кардинала Франсиско Лермы (1552–1623). Среди акварелей М. Ю. Лермонтова есть и портрет «предка Лермы» (1832–1833). Испанские мотивы, наряду с шотландскими, присутствуют и в творчестве поэта.

Братьев Евтихия и Петра Лермонтовых волновали и другие проблемы, нежели доказательство своего древнего происхождения. В 1676 г. Евтихий Лермонтов («Ефтюшка») в числе других дворян из разных уездов подписал челобитную царю Федору Алексеевичу о сыске и выдаче помещикам беглых крестьян с их семьями без «урочных лет», т. е. без сроков давности. Дворяне указывали на то, что крестьяне бегут из вотчин и поместий, разоряя своих бывших владельцев, захватывая их лошадей и имущество. Беглецы укрываются на окраинах страны, а местные воеводы тех беглых не ловят, а записывают в книги как государственных крестьян. От этого, жаловались дворяне, они находятся в разорении и служить не могут – «оскудали, обезлошадели и обесхлебели».

Обе стороны этого конфликта можно понять. Помещичьи крестьяне центральных уездов, малоплодородных и разоренных длительным землепользованием, часто влачили жалкое существование. Особенно тяжко приходилось крестьянам мелких помещиков. Если богатый боярин мог дать крестьянину ссуду, помочь с инвентарем и запасами, освободить на год-другой от оброка и барщины, то мелкий владелец, вроде Евтихия Лермонтова, жил за счет своего поместья. Крестьянский труд не только кормил его, но и позволял снаряжаться на службу – содержать отряд «боевых холопов», лошадей, покупать оружие. Благосостояние помещика напрямую зависело от крестьянского хлеба, поэтому он стремился выжать из крестьян как можно больше. Само его существование обеспечивалось крестьянским трудом. Государство, опиравшееся на дворянское поместное войско, не могло допустить массового разорения землевладельцев. Это грозило военной катастрофой.

Крестьянам же, закрепленным за своими помещиками навечно (после отмены Юрьева дня в конце XVI в.), оставался только один выход из тяжких условий – бегство. В первой половине XVII в. это было еще возможно благодаря «урочным летам». Они действовали так: если за пять лет помещику не удавалось найти своего крестьянина, то он оставался у нового землевладельца или на государственных землях. Таким образом, «урочные лета» спасали крестьян от жестокости и жадности помещиков. Дворянство протестовало против «урочных лет», требуя их отмены. В 1641 г. «урочные лета» были доведены до 10 лет, а по Соборному уложению 1649 г. и вовсе отменены, но все же частично сохраняли свое существование.

По челобитной 1676 г. дворяне просили «сыскивать» и возвращать беглых крестьян из окраинных земель и царских волостей «без урочных лет». Царь принял соломоново решение. Он приказал узнать, с какого года ранее было «велено» отдавать беглых крестьян с этих территорий и возобновить действие этого правила. Таким образом, о полном возвращении всех беглецов-переселенцев на Белгородской и Саранской укрепленной черте, а также в Поволжье и на государственных землях речь не шла. Правительство было заинтересовано в том, чтобы крестьяне оседали на этих землях. Однако и помещики частично получили своих крепостных обратно. Мы не знаем, улучшилось ли в результате этого решения имущественное положения Е. П. Лермонтова.

Евтихий Петрович был женат дважды. Первым браком – на Фекле Матвеевне Перелешиной, вторым – на Прасковье Михайловне Белкиной. Он скончался в 1708 г., в глубокой старости.

Петр Евтихьевич (1698–1743), сын Е. П. Лермонтова от первого брака отца, служил на военной службе. В 1728 г. он был пожалован в капитаны. Он оставил детей: Александра (служил капитаном), Дмитрия, Юрия, Михаила (служил прапорщиком) и дочь Феклу (замужем за гвардейским унтер-офицером Фаддем Федоровичем Шиповым).

Третий сын Петра Евтихьевича – Юрий Петрович – в 1735 г. был поручиком, впоследствии секунд-майором. В 1767 г. дворянство Галицкого уезда избрало его своим депутатом в Комиссию для составления Нового уложения – законодательного кодекса. Создание Уложенной комиссии являлось важных актом первых лет правления Екатерины II. По указу императрицы были назначены выборы представителей от разных сословий, которым выборщики давали «наказы» – свои пожелания к улучшениям в законодательстве и государственной практике. Так, дворяне Галицкого уезда, в числе прочего, в наказе Ю. П. Лермонтову предлагали открыть дворянские училища в провинциальных городах, поскольку провинциальные дворяне «по бедности» и «за дальностью» не могут отправлять своих детей учиться в Москву или Петербург. Депутатами в Уложенную комиссию избирались самые уважаемые и достойные дворяне, и, надо полагать, Ю. П. Лермонтов был таким.

Судьба Уложенной комиссии примечательна. Созванная в начале екатерининского царствования, когда императрица стремилась к диалогу со своими подданными, эта Комиссия вскоре после начала работы оказалась ненужной. «Наказы» депутатов от разных сословий, да и от одного и того же сословия, оказались противоречащими друг другу. Создать работоспособный орган, подобный западноевропейскому парламенту, оказалось невозможным. Кроме того, Екатерина II, набрав державного опыта, пришла к мысли, что в государственном управлении лучше не советоваться с подданными, и распустила комиссию в 1768 г.

Точный и язвительный, хотя и не вполне справедливый отзыв составил об Уложенной комиссии государственный деятель и реформатор эпохи Александра I М. М. Сперанский: «Государыня Екатерина Вторая, пленясь понятиями философов, в то время в великой славе и во всей свежести бывших, вообразила народ российский довольно совершенным, чтобы допустить его к великому делу законодательства – хотела заставить черемис и остяков размышлять и умствовать. Но что произвели эти законодатели? Прочитайте их журналы… Parturiunt montes, nascetur ridikulus mus (Рожают горы, а родится смешная мышь)».

Юрий Петрович женился в 1746 г. на Анне Ивановне Боборыкиной. Ее отец, Иван Герасимович, принадлежал к старинному дворянскому роду, одного происхождения с династией Романовых, а мать – Евдокия Федоровна Пушкина – была дочерью стольника Федора Матвеевича Пушкина (см. очерк о Пушкиных). По этому родству М. Ю. Лермонтов приходился не только дальним родичем А. С. Пушкину, но еще более близким (пятиюродным братом) Наталье Николаевне Пушкиной (урожденной Гончаровой).

У Юрия Петровича и Анны Ивановны был сын Петр и дочери – Ирина (замужем за Яковом Никитичем Голохвастовым) и Екатерина (имя супруга которой неизвестно). Петр Юрьевич Лермонтов родился в родовом имении – селе Измайлове Чухломского уезда, принадлежавшего еще Е. П. Лермонтову. Он служил на военной службе и достиг чина поручика артиллерии, затем вышел в отставку. Как и его отец, П. Ю. Лермонтов пользовался уважением местного дворянства и в 1784–1787 гг. исправлял должность галицкого уездного предводителя дворянства. В Галицком уезде Лермонтовым принадлежали села Никольское, Туровское, Воронино, Лежнино. Позднее П. Ю. Лермонтов расстался со своими костромскими имениями. Так, Измайлово он продал в 1791 г.

Первенец П. Ю. Лермонтова и его жены Александры Юрий Петрович родился 26 декабря 1787 г. Его крестили в Никольской церкви села Никольского. Восприемниками при крещении стали «малолетний дворянин» Павел Логинович Витовтов и бабушка новорожденного – Анна Ивановна Лермонтова. В 1789 г. Юрий Петрович поступил в I Кадетский корпус в Санкт-Петербурге, по окончании которого, в 1803 г., вступил в службу в Кексгольмский полк прапорщиком. В 1811 г. он вышел в отставку по болезни с чином капитана. В следующем году Юрий Петрович вступил в Тульское ополчение, а по окончании Отечественной войны 1812 г. поселился в имении Кропо-товка Ефремовского уезда Тульской губернии.

По соседству с Кропотовкой находилось имение Арсеньевых – Васильевское, куда часто приезжала богатая вдова Елизавета Алексеевна Арсеньева (1773–1845) со своей единственной дочерью Марией Михайловной (1795–1817). Здесь-то и познакомился Ю. П. Лермонтов со своей будущей женой и вскоре пленил ее приятной наружностью и изысканными манерами. Елизавета Алексеевна была против этого брака, но, вынужденная уступить просьбам своей любимицы, согласилась, а чтобы не разлучаться с дочерью, поручила зятю управление своим имением Тарханы в Пензенской губернии.

Семейное счастье родителей поэта продолжалось недолго. Чуткая и романтическая натура Марии Михайловны, женщины болезненной и впечатлительной, не сочеталась с характером ее супруга. Юрий Петрович, хотя и был от природы добрым и отзывчивым человеком, порою становился крайне несдержан, а в минуты раздражения способен на самые дикие выходки. Рождение первенца, сына Михаила (в ночь на 3 октября 1814), не улучшило отношений между родителями. Болезнь Марии Михайловны усилилась, и в 1817 г. она «в слезах угасла», оставив трехлетнего сына на попечение бабушки. Елизавета Алексеевна занялась воспитанием внука, полностью отстранив отца, который скончался в 1831 г.

Род матери поэта – Арсеньевы – согласно преданию, восходит к Аслан-Чели-бей-Мурзе, «выехавшему» на службу к Дмитрию Донскому. От старшего сына мурзы Арсения Исупа происходят Арсеньевы и Исуповы. В Смутное время Маркелл-Воин Андреевич Арсеньев сражался против Тушинского Вора, за что был оставлен при царе Михаиле Федоровиче. Внук Маркелла-Воина – Еремей Яковлевич – участвовал в Русско-польской войне 1654–1667 гг. Он был в числе дворян, приехавших по приказу Петра I в Троице-Сергиев монастырь в 1689 г. для борьбы против царевны Софьи. Умер Е. Я. Арсеньев в глубокой старости в 1756 г.

Сын Еремея Яковлевича – бригадир Василий Еремеевич – в 1728 г. служил сибирским вице-губернатором, в внук – Василий Васильевич – в 1755 г. капитаном Преображенского полка. От брака с Евфимией Никитишной Ивашкиной Василий Васильевич оставил сына Михаила. Капитан Преображенского полка Михаил Васильевич (1768–1810), женатый на Елизавете Алексеевне Столыпиной, был отцом Марии Михайловны Лермонтовой.

Елизавета Алексеевна Арсеньева, бабушка поэта, оказавшая большое влияние на формирование его таланта и личности, происходила из пензенского дворянского рода Столыпиных, давшего России известного государственного деятеля – Петра Аркадьевича Столыпина (1862–1911).

Афанасий Григорьевич Столыпин в 1627–1631 гг. был муромским городовым дворянином, а его сын Сильвестр в 1672 г. поднялся до «московского списка», т. е. попал в число дворян, числившихся по Москве, что было ступенькой выше, нежели служба «по городу». Внук Сильвестра – Емельян Семенович, отставной капитан и товарищ воеводы в Пензе, – оставил двух сыновей: Дмитрия и Алексея.

Алексей Емельянович (1744 – после 1810) служил в лейб-гвардии Кавалергардском полку и вышел в отставку с чином поручика. В 1787–1790 гг. он был пензенским уездным предводителем дворянства. Известен был А. Е. Столыпин и в Москве. Ему принадлежал знаменитый в то время театр. Почти вся труппа Петровского московского театра (предшественник Большого театра) состояла из крепостных Столыпина. В 1806 г. он продал свою труппу, состоявшую из 74 человек, дирекции императорских театров за 32 тысячи рублей. Первоначально владелец просил 42 тысячи, но император Александр I счел, что это очень дорого, и Столыпин уступил десять тысяч.

Сыновья А. Е. Столыпина достигли значительных успехов. Александр Алексеевич был адъютантом великого Суворова. Аркадий Алексеевич достиг чина тайного советника; он примыкал к либеральной части государственных деятелей эпохи Александра I, был женат до дочери известного адмирала Н. С. Мордвинова, единственного из членов Верховного суда над декабристами, отказавшегося подписать смертный приговор, дружил с М. М. Сперанским. Николай Алексеевич дослужился до чина генерала, был награжден орденом святого Георгия III степени и погиб в Севастополе в 1830 г., когда был убит разбушевавшейся толпою во время бунта. Дмитрий Алексеевич был генерал-майором, его труды по артиллерийскому делу оказали влияние на действие русской артиллерии в Отечественную войну 1812 г. Внуком Д. А. Столыпина был премьер-министр и вдохновитель земельной реформы П. А. Столыпин. Наконец, младший сын А. Е. Столыпина – Афанасий Алексеевич – отличился храбростью в Бородинском сражении и впоследствии служил саратовским уездным предводителем дворянства. Кроме сыновей, А. Е. Столыпин оставил еще пять дочерей, из которых старшая, Елизавета Алексеевна, и была бабушкой поэта.

Столыпины следующего поколения составляли родственное и дружеское окружение М. Ю. Лермонтова. Выделяется среди них Аркадий Аркадьевич («Монго») – друг Лермонтова и севастопольский товарищ Л. Н. Толстого, переводчик, литератор и мемуарист. Его сестра Мария, в первом браке Бек, во втором – княгиня Вяземская, была женой сына поэта П. А. Вяземского, Павла Петровича. Хозяйку знаменитого остафьевского имения Вяземских Л. Н. Толстой называл «прелестной представительницей русских женщин». Ее дочь княжна Екатерина Павловна вышла замуж за историка графа С. Д. Шереметева.

Однако мы отвлеклись от истории Лермонтовых. После гибели поэта Михаила Юрьевича Лермонтова (15 июля 1841) эта линия рода пресеклась. Другая ветвь происходит от Михаила Петровича, младшего сына Петра Евтихьевича. Правнук М. П. Лермонтова – Михаил Николаевич (1792–1866) – адмирал и военный деятель.

Он служил в Гвардейском морском экипаже, во время Русско-шведской войны 1808–1809 гг. отличился в бою со шведами у острова Пальво. М. Н. Лермонтов участвовал в Отечественной войне и заграничных походах русской армии, сражался под Смоленском, Бородином, Баутценом и Кульме. После декабристского восстания он возглавлял следственную комиссию в Гвардейском экипаже и в дальнейшем пользовался расположением Николая I. Он участвовал в Русско-турецкой войне 1828–1829 гг., в 1832 г. был назначен вице-директором Инспекторского департамента Главного морского штаба, в 1848 г. – главным командиром Свеаборгского морского порта и военным губернатором Свеаборга.

Родной брат Михаила Николаевича – Дмитрий Николаевич (1802–1854) – оказался замешан в декабристском мятеже. Он также служил в Гвардейском экипаже, членом тайных обществ не был, но 14 декабря вышел вместе с экипажем на Сенатскую площадь. Затем Д. Н. Лермонтов покинул ряды восставших и явился с повинной к командиру. Во время следствия по делу декабристов Д. Н. Лермонтов содержался под арестом.

После декабристского восстания ситуация, когда один из членов семьи был жандармом и судьей, а другой – подследственным, была весьма распространенной. Алексей Федорович Орлов, активно участвовавший в подавлении восстания, упросил Николая I пощадить своего брата Михаила Федоровича – деятельного члена тайных обществ. На торжествах в честь коронации Николая I великий князь Константин Павлович, проходя мимо А. Ф. Орлова, сказал ему: «Я рад, что мой брат царствует, и сожалею, что твой – не повешен».

Впрочем, Д. Н. Лермонтова сочли случайно примкнувшим к мятежникам и поэтому простили. По высочайшему повелению от 15 июля 1826 г. он был освобожден и вернулся к месту службы. Впоследствии Дмитрий Николаевич участвовал в Русско-турецкой войне 1828– 1829 гг. и вышел в отставку в чине генерал-майора.

Брат М. Н. и Д. Н. Лермонтовых – Владимир Николаевич (1796–1872) – также служил на военной службе и дослужился до генерал-майора. Он был женат на Прасковье Гавриловне Вишневской, сестре декабриста Ф. Г. Вишневского, приговоренного к разжалованию в солдаты. Другая сестра Вишневского – Вера Гавриловна, в замужестве княгиня Долгорукова, – была матерью знаменитой Екатерины Михайловны Долгоруковой-Юрьевской, морганатической супруги Александра II.

Сын Михаила Николаевича Лермонтова – Александр Михайлович (1838– 1906) – участник Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., отличился при занятии Бургаса. С 1881 г. он командовал лейб-гвардии Кирасирским Ее Величества полком, затем 1-й и 12-й гвардейской кавалерийской дивизией, а с 1896 г. – кавалерийским корпусом.

Стремление к творчеству проявили двоюродные братья и сестры Александра Михайловича. Николай Дмитриевич (1834–1909) – судебный деятель 1860– 1890-х гг., в начале 1860-х гг. выступал издателем журнала «Народное чтение» и серии «Библиотека избранных романов и повестей переводных», содержал в Санкт-Петербурге типографию и создал библиотеку. Его младший брат, Владимир Дмитриевич (1845–1909), служивший в Санкт-Петербургском и Тульском поземельном банке, оставил несколько прозаических произведений. Надежда Ивановна Лермонтова (род. 1849), в замужестве Славутинская, – автор назидательного детского романа «Хромоногий бес». Юлия Всеволодовна Лермонтова (1846–1919) – первая русская женщина, получившая в 1874 г. степень доктора химических наук, была подругой знаменитой С. В. Ковалевской.

Революция 1917 г. разметала род Лермонтовых, как и многие другие дворянские фамилии. В Белом движении участвовали корнет лейб-гвардии Уланского полка Владимир Владимирович (род. 1899), сражавшийся на Северном фронте в 1918–1919 гг., и корнет (с 1920) Конно-гренадерского полка Николай Геннадьевич Лермонтов, умерший в эмиграции во Франции после 1928 г. По другую сторону «железного занавеса» остались другие представители рода. Подполковник Петр Николаевич Лермонтов сражался с фашистами во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

В настоящее время активно действует ассоциация семей, связанных родством с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Успехи ее генеалогических разысканий впечатляют. Прослежена генеалогия рода Лермонтов вплоть до XIV в. – до легендарного Томаса Рифмотворца. Русские родственники поэта, Лермонтовы, разыскали современных Лермонтов, дальних потомков шотландцев, в Австралии и Америке.


Древние предки философа Чаадаева | Тайны российской аристократии | Русские западники