home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 21

Тем утром, в семь пятнадцать, Стерлинг Гриффин не поверил своим глазам.

Он спешил на работу, где его ждал срочный заказ на оправу весом в десять карат для дешевого кольца с топазом, которую он обещал изготовить сегодня в первую очередь. Он просто шел один по улице, удобно засунув правую руку в карман брюк. Вдруг Стерлинг на что-то наступил. Он остановился, повернулся, посмотрел под ноги и подвинул это носком ботинка. Хоть он и понял, что это было, но подобрать это сразу он не мог. Профессия сделала его скептиком. У него свое ювелирное дело, где выполнялись любые виды работ. Он платил ежемесячно за маленький – шесть футов – закуток в ювелирных рядах Вилкокса. Охрана входила в стоимость, но для Стерлинга она не имела особого значения, так как на сегодняшний день у него в ассортименте было:

3 турмалиновых кольца,

1 булавка для галстука с бриллиантом,

2 коробочки для лекарства из панциря черепахи,

4 кусочка бирюзы в серебре, 1 блюдце дешевых сережек,

1 сувенирная цепочка от часов эпохи королевы Виктории, 1 наручные часы,

1 серебряные ножницы для обрезки сигар, несколько кусочков золота и обломков на вес.

Одно время Стерлинг занимался старинными драгоценностями, но сейчас он хотел одного: иметь свой собственный отдел, в котором будет достаточно много только первоклассных камней. Каждый из арендующих место в ювелирных рядах Вилкокса мечтал об этом. Обычно дел было мало; они часто собирались и обсуждали эту тему.

Сейчас Стерлинг наклонился к тротуару и поднял это – что бы это ни было. Что плохого, если он просто посмотрит. Он взял этот предмет в руки и с сомнением покосился на него. Потом пожал плечами, полез в карман пиджака за лупой и приставил ее к глазу. Такого не может быть. Это не алмаз. Алмаз весом около пяти карат не может валяться прямо здесь, на мостовой, и просто напрашиваться, чтобы его подняли. Стерлинг опасливо осмотрелся, ожидая, что сейчас судьба объяснит ему, какую шутку она с ним сыграла. Но он был на улице один.

Стерлинг крепко зажал камень в кулаке и сунул его в карман. Хотелось убежать, но на глаза ему попались еще один камень на тротуаре и другой в сточной канаве. Он схватил их, потом еще один. Стерлингу казалось, что он не проснулся, все еще в постели, умер и ждет, когда попадет в рай. Он прикусил нижнюю губу и почувствовал успокаивающую боль. В горле внезапно пересохло, ноги обмякли. Он рухнул на колени и пополз вдоль сточной канавы, собирая алмазы и надеясь, что его сердце не разорвется.

Тем же утром похожие случаи произошли в районе Хаттен-Гарден. Большую часть камней подобрали те, кто шел на работу рано утром; каждый, кто мог отличить неограненный алмаз от голубиного помета, ввязывался в драку. К десяти утра побоище было в самом разгаре. На улицах алмазного района кипела битва за драгоценности, которые каким-то чудом появились ниоткуда и пока не принадлежали никому.

К одиннадцати на улицах все было подобрано, и паника, казалось, должна была прекратиться. Но тут кого-то осенило обследовать ливневую канализацию; тяжелые металлические решетки были выломаны, и под ними, в городской грязи, обнаружились еще немалые запасы камней. На каждом углу снова вспыхивала драка. Потом район отступил зализывать раны и подсчитывать потери. К полудню, когда началась торговля, продавцы с удивлением обнаруживали, как резко отличается сегодняшняя стоимость карата от вчерашней. Слишком многие из нашедших алмазы горели желанием обратить их в наличность. Они готовы были продавать их по дешевке. На лондонском рынке цены на алмазы стремительно упали до рекордно низкого уровня. Разумеется, они стабилизируются через некоторое время, иначе произошедшие события обернутся катастрофой.

Английская пресса не упустила возможности и в своем обычном духе отреагировала на событие. Журналисты с удовольствием дали волю своему воображению, доказывая, что в каждом из них живет Льюис Кэрролл. Если, например, какой-нибудь алкоголик углядит у берегов Ирландии светящуюся и летающую морскую змею, то хороший английский репортер сочинит восемь колонок, где доверительно опишет явление как очевидец. Такие статейки особенно повышают тираж. Таинственная алмазная лихорадка на Хаттен-Гарден, несомненно, дала журналистам желанную пищу. Новость была настолько фантастическая, что специальные выпуски и громкие крики продавцов газет, возвещавшие о необычайном происшествии, были гарантированы.

Каждая из двенадцати ежедневных лондонских газет представила свою версию данного происшествия. Одна точка зрения: феномен был актом экологической мести матушки Земли. Другие высказывали предположение, что это был тест, проведенный пришельцами из космоса, которые смоделировали ситуацию, чтобы изучить нашу алчность. «Алмазный дождь!!!» – вот один из заголовков над сенсационными сообщениями. Чудесным образом появившиеся драгоценные камни выпали из атмосферы с ночным дождем. Возможно, алмазы – это затвердевшие дождевые капли, объясняла газета. Однако не говорилось, почему чудо-дождь выпал только в Хаттен-Гарден и только на улице. Там же было помещено и интервью архиепископа Кентерберийского, который высказывал совершенно противоположное мнение о чудесах вообще и для примера приводил чудеса, совершенные Спасителем.

Сэр Гарольд Аппенстейг, председатель правления Объединенной Торговой Системы, заявил: «Мы привыкли к необычному». А Реджинальд Мичем, ее президент, реагировал на это еще сдержаннее. «Объяснений не будет», – коротко отвечал он на любой вопрос репортеров, но они все же решили, что Мичем обеспокоен недавним объявлением Корпорации «Дженерал Электрик», которая нашла способ производить безупречные алмазы, неотличимые на вид от природных, ограненные и любой величины. Хотя производство находилось в стадии эксперимента и было слишком дорогим для широкого внедрения, это необходимо принимать во внимание как будущую угрозу для рынка природных алмазов. «Вечерний бюллетень» освещал событие с точки зрения простого человека. Он поместил на первой странице большую фотографию Стерлинга Гриффина, который сжимал в пригоршне драгоценную находку. Очевидно, мистер Гриффин побывал в гуще событий: глаз подбит, не хватает одного или двух зубов.

Сногсшибательное известие об алмазном дожде вызвало отклик за пределами Британии.

Над. Парижем небо затянуло многообещающими тучами. Это побудило многих закрыть магазины, выйти на улицы и приготовиться ловить алмазы, подставив рубашки, шляпы или что-либо более подходящее в этом роде. Однако не выпало ни капли, ни карата. Как коммерция, так и гордость французов страдали, когда грозовые тучи потихоньку уплывали на северо-восток, и богатство случайно могло достаться и без того процветающей Германии.

Монарх маленького княжества в Европе серьезно решил продать драгоценные камни из своей короны, а деньги использовать на постройку туристических гостиниц. Вероятно, его подданные высоко оценят такую предусмотрительность, но его жена – хорошенькая американка – будет безутешна: она уже успела привязаться к своей уникальной короне.

На Беверли Хиллз стареющий потомок древнего рода открыл тайник и достал небольшой, завернутый во флаг пакетик превосходных камней. Он собирал их долгие годы, но если он не умрет в ближайшее время, то способ, который он выбрал, чтобы избежать налога на наследство, окажется очень неудачным.

Владельцев фамильных алмазов охватил страх, в том числе и супружескую пару суперзвезд. Два года назад муж буквально продемонстрировал всему миру свою любовь к жене, приобретя для нее превосходный алмаз грушевидной формы в семьдесят карат. Говорят, за два миллиона наличными. Бриллиант часто фотографировали вместе с женой звезды. Это был ее алмаз. Он стал символом ночи. Тот самый алмаз, поглядеть на который выстраивалась очередь, когда его выставляли в витрине у знаменитого торговца мистера Русселя. Верившие верили. Но были и скептики. Они ничего не говорили, потому что, черт возьми, для бизнеса все хорошо.

Только самые приближенные к мистеру Русселю знали правду. В 1968 году алмаз поменял хозяина за семьсот тысяч долларов. Всего двумя годами позже, когда он был выставлен на аукцион, Руссель обошел всех и заплатил за камень полтора миллиона. Муж-суперзвезда сразу же купил его и, несомненно, это была выгодная сделка. Правда была такова: Руссель и суперзвезда договорились заранее. Руссель купил алмаз по самой высокой цене; у него были свои люди на аукционе. Они по очереди называли все более и более высокую цену, чтобы взвинтить ее до небес. Но и это не вся правда. На самом деле муж-суперзвезда не покупал алмаз у Русселя. Он только объявил всему миру, что купил его для своей сверхлюбимой женщины. В результате и Руссель, и суперзвезда сделали себе рекламу и удостоились большего внимания, чем жена президента Соединенных Штатов, даже сделай она прическу в африканском стиле. Сверкающий камень, привлекавший не меньше внимания, чем великолепная грудь его хозяйки, был лишь хорошей копией. Неважно. Люди видели то, что хотели видеть. Для Русселя это было выгодное вложение денег. Не только в рекламу. Достоинства алмаза не могли больше оцениваться только по его природным качествам. Теперь это был знаменитый алмаз, и желание владеть им намного увеличивало его рыночную стоимость. Несколько дней спустя знаменитая жена, как они уговорились, в приступе откровенности публично объявит, что Руссель купил у них алмаз. И Руссель быстро продаст его покупателю на торгах, который не сможет отказать себе в желании владеть этим алмазом – ее алмазом.

Разумеется, пресса хотела знать реакцию супружеской пары суперзвезд на алмазный дождь. С этой целью специально для прессы была устроена конференция на борту яхты, стоящей на якоре на Темзе.

Знаменитая жена по такому случаю была одета в легкий белый костюм из шелковистого джерси, украшенный знаменитыми семьюдесятью каратами. Она непринужденно раскинулась на подушках на задней палубе и бойко отвечала на вопросы репортеров, пока ее муж рядом, подставив волосатую грудь солнцу, потягивал виски.

Что она думает о происшествии на Хаттен-Гарден?

– По-моему, это показало, какие на самом деле жадные свиньи – эти люди, – отвечала она под вспышки «Никонов».

А если случится что-нибудь, более серьезно влияющее на цену алмазов? Как она к этому отнесется?

– Наплевать, – при этом она глядела в сторону, непроизвольно касаясь пальцами камня. – Все считают, что я люблю этот алмаз, потому что он стоит два миллиона. Они ошибаются. Я ценю его за то, что он подарен в знак любви. В этом его настоящая ценность. Моя ценность. Наша. Ничто не может на это повлиять, – она улыбнулась и показала кончик языка. – Что такое пара миллионов?

В этот момент знаменитый муж внезапно встал и ни слова не говоря отправился вниз. Его жена без видимой причины поднесла алмаз к губам, небрежно им поигрывая. Быстро ответив еще на два-три вопроса, она вежливо извинилась и ушла вслед на мужем.

Она прошла вперед по отделанному красным деревом коридору в каюту капитана, где ее муж, закрыв глаза, лежал голый.

– Паразиты чертовы, – пожаловалась она, снимая алмаз.

– Пусть кто-нибудь поднимется и прогонит их.

– Сверни-ка нам по сигаретке с «травкой», я хочу развлечься.

Чессер смотрел программу новостей компании Би-Би-Си.

Он предвкушал удовольствие увидеть, какую «помощь» он оказал всемогущему картелю. Однако его желание сопротивляться Системе привело к ужасным последствиям. Мэсси, Наверняка Мэсси должен знать, чьих это рук дело. Наверняка Чессер станет мишенью для гнева и мести миллиардера. Возможно, Мэсси уже отправил кого-то из своих громил. Хикки, например. Да и других.

Чессер осторожно выглянул в окно, чтобы разглядеть мужчину в черном, стоящего на противоположной стороне улицы. Он просто стоял там. Угрюмый тип с болезненным цветом лица, определенно злой и опасный – так оценил его Чессер. Возможно, было уже поздно. Ладно, в крайнем случае, они сбегут.

Он нашел Марен в гостиной. Было похоже, что она собралась куда-то идти, вероятно, к Милдред, Не вовремя. Чессер начал объяснять обстоятельства.

Марен прервала его, спокойно сказав:

– Сив и Бритту я уже отпустила. Я предоставила им оплачиваемый отпуск на год.

– Не будем собирать вещи?

– Все уже собрано. – Как ты догадалась? Она не ответила.

– Машина готова. Мне осталось только позвонить Милдред. Не могу ей дозвониться с десяти часов: у нее все время занято. Я не хочу уезжать, не попрощавшись с ней.

Она подошла к телефону и начала набирать номер. Чессер, оттолкнув ее, выхватил телефон и швырнул его.

Они быстро прошли в гараж. Марен настаивала на том, чтобы за рулем была она: в случае, если надо будет уходить от погони.

Она быстро вывела машину к противоположному тротуару, где стоял тот мужчина в черном. Он, отвернувшись, внимательно разглядывал небо.

Чессер поинтересовался, почему Марен медлит. «Поехали!»

Марен позвала мужчину, он обернулся, прищурился и шутливо показал на себя пальцем.

– Иди сюда, – приказала Марек.

– Извините, – ответил мужчина, приближаясь.

– Ca va![1] – спросила Марен.

– Са va,[2] – кивнул мужчина.

– Nous allons,[3] – сказала Марен весело. – Pourquoi?[4]

Марен сказала по-французски, что она и Чессер собираются пожениться.

Последние слова подействовали магически: казалось, мужчина запрыгает от радости.

– Vraiment?[5]

– Правда, – улыбнулась Марен и добавила: – Вам придется еще доказать это!

Двигатель делал пять тысяч оборотов в минуту, поэтому, когда Марен отпустила сцепление, машина рванулась, оставляя шпиона французских поверенных в полном недоумении.

Они мчались, превышая скорость, из Лондона на юг, Первое время Чессер частенько оглядывался, но когда они выехали за город и дорога стала свободной, он расслабился и поинтересовался, куда они направляются.

– «Фоккер-28» ждет нас в Биггин Хил, – объяснила Марен, имея в виду свой самолет и небольшой аэропорт в пятнадцати милях пути. – Я позвонила туда рано утром и распорядилась.

Это устраивало Чессера, но он все же раздумывал.

– Сначала я хотел бы заехать в Хиндхед, в карьер.

– Зачем?

– Почему мы должны уезжать с пустыми руками?

– Не все ли равно? – Мне, нет.

Она вздохнула:

– Хорошо, если тебе это так важно. – Она резко свернула вправо и проворчала: – Дурацкие алмазы.

– Я хочу, по крайней мере, полную сумку. Кто знает, что я буду делать дальше.

– Снова быть миллионером, – сказала Марен с подчеркнутым безразличием.

Это напомнило ему о том, что он уже потерял пятнадцать миллионов, ведя двойную игру с Мэсси, а сейчас, вдобавок ко всему, убегает от реальных пятидесяти. Гораздо лучше, чем ничего, решил он. Гораздо лучше, чем смерть.

– Я собираюсь позвонить в Систему и сказать, где алмазы.

– Не надо!

– Это избавит нас от шпиков.

– Нет.

– В конце концов, мы будем бороться только с Мэсси, а это более чем достаточно.

– Это будет наполовину скучнее.

– Хорошо, кого ты выбираешь: Мэсси или Систему?

– Обоих.

Она была настроена агрессивно, потом просто злилась, затем обиделась.

Чессер был непреклонен, и как только она начала колебаться, он понял, что она согласна с его решением.

Появилась определенность. Он позвонит в Систему. Правда, ему не нравилось, что он слишком легко избавится от Мичема, но он получил некоторое удовольствие от неприятностей, которые он, несомненно, доставил Мичему на прошлой неделе. И когда-нибудь, мечтал Чессер, он встретится с Мичемом лицом к лицу и расскажет всю эту историю, особенно выделив то, что и товар был возвращен, и целая алмазная промышленность сохранена только благодаря его, Чессера, великодушию.

Действительно, Чессеру было легче от простой мысли, что алмазы вернутся к тем, кому принадлежали. Он уже чувствовал меньшую ответственность за двадцать миллионов карат. Он спросил Марен:

– Почему ты не пробовала меня остановить, когда я разбрасывал алмазы по улице?

– Надо ж было дать выход твоей злости.

– А тебе получить удовольствие. Тебе нравится перспектива быть преследуемой, а я вовсе не нахожу это забавным. На самом деле я здорово напуган и не скрываю этого.

– Я – нет.

– Ты всегда против. Это ненормально.

– Ненормально – что?

– Поведение. Даже животные по возможности стараются избежать опасности.

– Не все.

– Назови хоть одно.

Она попробовала вспомнить, но не смогла. И после минутной паузы спросила:

– Тебе когда-нибудь приходило в голову бросить меня?

– Нет, – ответил он слишком быстро. Она недоверчиво покосилась:

– Мне тоже.

Ему было приятно слышать это, но он сомневался.

Она наклонилась к рулю:

– Почему ты этого не сделал?

– Просто никогда не думал, вот и все, – соврал Чессер.

– Нет, я имею в виду, когда ты думал об этом, почему не бросил?

Он сказал то, что считал абсолютной истиной:

– Я никогда не переставал любить тебя.

– Ты уверен?

– Да.

– Любовь полна остановок и начал.

– Не моя.

– Твоя какая-то особенная?

– Определенно.

– Что же в ней такого?

– Ты.

Она довольно хмыкнула. Чессер спросил:

– Когда последний раз ты думала бросить меня?

– Минут десять назад.

– Почему? Из-за того, что не вышло по-твоему?

– Конечно.

– И часто ты перестаешь любить меня? Действительно перестаешь? – ему хотелось, чтобы она отрицала это.

– Может, на секунду-другую, не больше.

«Секунда, две, – думал он, – может начаться цепная реакция – и навсегда».

– Это даже хорошо, – продолжала она. – Это заставляет меня понимать, как сильно я люблю тебя.

– Давай договоримся. Нам следует прекратить врать друг другу.

– Может, когда-то, – сказала она задумчиво. – Но я надеюсь, нет.

– Надеешься, что нет? Она добавила:

– Я даже представить себе не могу, как это не хотеть соврать. А ты?

– Нет, – ответил он, потому что это звучало хорошо, даже если это была отговорка. Он посмотрел на свои руки и подумал, как им повезло, что они могли касаться ее. Он поднял глаза, чтобы полюбоваться ее профилем. Она знала об этом, поэтому чуть разжала губы и приоткрыла рот, чтобы он казался более чувственным.

– Ты часто обманывала меня? – поинтересовался он.

– А ты можешь сказать?

– Не всегда.

– А я про тебя могу. Всегда. У меня есть свой внутренний детектор лжи.

– Полагаю, твои серьга.

Она засмеялась.

– Нет. Моя любовь.

– Ты можешь определить, когда другие люди лгут?

– Только, когда ты, – сказала она многозначительно.

– Я люблю тебя бесконечно, – объявил он, беспомощно опустив голову.

– Бесконечно, – как эхо повторила она, и ее нога заставила стрелку спидометра подняться еще на десять миль в час к цифре девяносто, – они ехали с опасной на этом участке дороги скоростью.

Они промчались через Хиндхед, как если бы это была гонка на Гран-при, и через несколько минут были у разворота к гравийным карьерам. Они ехали по грязной и скользкой от недавних дождей дороге, не обращая внимания на грузовики.

Она не остановилась, пока не сделала полный разворот, и сначала Чессер подумал, что это быстрое и неясное изменение направления запутает его. Он вышел с пустой сумкой. Он видел горы камней и кучи песка.

Но не было горки алмазов.

Здесь, именно здесь, где он уже был и где сейчас безмолвно стоял. Он не в силах был даже жестом позвать ее, чтобы она вышла; она осталась в машине и подтвердила то, во что он не хотел верить.

Чессер внимательно осмотрел землю. Он увидел несколько одинаковых отпечатков, очевидно, от ковша экскаватора. «Кто-то пришел и просто выгреб их, – подумал Чессер, – все до единого чертова карата». Осталось лишь несколько камешков, застрявших в рыхлой земле.

Он сел на корточки и выкопал их, не понимая, зачем. Не более десятка. Он посмотрел вокруг, подошел к вагончику. Все было то же, только не было алмазов. Где они? Это было слишком невероятно, чтобы поверить. Прежде чем вернуться к машине, он долгим взглядом осмотрел место, где были алмазы.

– Их нет, – сказал он. – Пусто.

– Я вижу.

– Но кто? Кто мог их забрать?

Она пожала плечами.

– Может, теперь где-то в Англии появился самый дорогой в мире участок дороги.

– Ты думаешь, кто-то по ошибке принял их за обычный гравий?

– Я сказала «может быть».

Это была грустная догадка и не очень правдоподобная. Карьер не использовался и находился в стороне от дороги, вот почему Чессер и выбрал его. Он крепко сжал руки.

– Есть лучшее объяснение? – спросила Марен.

– Нет.

– Если подумать, это все довольно забавно…

Она замолчала под его взглядом. Он разжал пальцы и посмотрел на те несколько алмазов, которые подобрал.

– Я не вру.

Она согласилась и предложила:

– Давай забудем об этом и будем помнить о нас. – Она наклонилась и мягко, умиротворяюще поцеловала его в щеку.

Это немного помогло. Чессер сказал:

– Я думаю, нам лучше сбежать.

– Ото всех, – ответила Марен с прежним энтузиазмом. Он положил алмазы в карман рубашки, чтобы сохранить их на память. Но по дороге в аэропорт Биггин Хил он по одному выбрасывал их в окно через каждые несколько миль. Пока не осталось ни единого.


ГЛАВА 20 | Империя алмазов | ГЛАВА 22